Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Декабрь, как это часто бывает наступил очень быстро, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке остановилась и студенты, сдавшие последние хвосты, отправились на Рождественские каникулы. В общежитии университета остались только те, кто собирается на ежегодную вечеринку в доме капитана баскетбольной команды и кстати должны вам сказать, это поистине грандиозное событие! В Стоунбруке, кстати, состоится ежегодный прием для преподавателей и отличившихся студентов, а также празднования ожидаются по всем заведениям города. Так что вперед - дерзайте и окунитесь в атмосферу предрождественского веселья! С наступающим вас!
Температура воздуха держится в рамках - 20 градусов ночью и - 14 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше - 5 градусов. Высокая влажность воздуха, частые снегопады, сильный северный ветер, что приходит с моря.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.
Natalie Wayne
И в очередной раз лучшей девушкой месяца становится та самая девчонка, о которой все постоянно говорят на переменах. Кто-то считает ее вертихвосткой, что встречается с двумя парнями разом, кто-то советует брать с нее пример и не оглядываться на чужое мнение. И все таки Натали остается загадкой для всех, и слухи развенчивать, кажется, совсем не собирается.
Ebenezer Regen и Theodora McAllister
Вампир и оборотень - враги, это знает каждый с малых лет. Но что происходит, если оборотень вдруг запечатляется на вампире? А если вампир вовсе не собирается сворачивать незадачливой волчице шею? Эти отношения странные и противоестественные, но имеют ли эти двое право на то, чтобы бороться за них?
Andre Persperago
Этот мужчина преедл мечтаний половины населения Монреаля. Он красив, богат и галантен, он производит впечатление того самого прекрасного принца, которого каждая девочка ждет с малых лет. Но так ли он идеален, если его невеста льет слезы и уезжает прочь из дома? А может принцы, это действительно лишь миф?
Alexander Keller и Elsa Hunter
Что может обычная смертная девушка против одного из сильнейших вампиров в городе? Казалось бы, совсем ничего, но мисс Хантер упорно добивалась победы, стараясь разоблачить своего декана. Только в итоге ее победа оказалась ее же поражением, ведь она еще не знает, что Александр не собирается отпускать ту, что заставила его улыбаться.
Leonard Lykke
Это не было просьбой остаться, но подразумевало ее. Не знаю почему мне было это так нужно. Просто я не хотел оставаться один. Я всегда был один, будучи даже окруженный огромной толпой и я боялся одиночества. Всегда боялся и всегда страдал от него. Мне необходимо было, чтобы кто-то всегда был рядом не имея выбора. Вот почему я выбрал ее, вот почему мне нужна была она. Она не сможет меня оставить. Не сможет даже если захочет.

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Квартиры и пентхаусы » Квартира Alexander Keller


Квартира Alexander Keller

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Прихожая

http://s9.uploads.ru/4jQSW.jpg

Кухня

http://s5.uploads.ru/EsUen.jpg

Столовая

http://sg.uploads.ru/10IHi.jpg

Гостиная

http://sh.uploads.ru/5zc6t.jpg

Спальня хозяина

http://s5.uploads.ru/LQ7YH.jpg

Ванная хозяина

http://sg.uploads.ru/uJrsQ.jpg

Гардероб хозяина

http://s3.uploads.ru/bTStR.jpg

Спальня для гостей

http://s5.uploads.ru/SPQBU.jpg

Ванная для гостей

http://s9.uploads.ru/9B8g1.jpg

Кабинет

http://s9.uploads.ru/sMSW4.jpg

Отредактировано Alexander Keller (2018-09-06 12:05:19)

0

2

Вообще пока мы ехали я лелеяла мысль о том, что стоит открыться двери машины и я убегу, но во время поездки я все переосмыслила. Во первых, денег у меня с собой не было и куда я пойду непонятно. Во вторых как показывает практика, бегает он быстрее. Ну и в третьих, я пыталась найти логичное оправдание всему происходящему. Так что из машины я вышла как послушная девочка, проследовала до подъезда, оттуда до квартиры. Стоило ему закрыть за нами дверь, как я огляделась - обычная квартира, со вкусом обставленная. Надо же. Стоило мне разуться, как я услышала вопрос своего куратора, и обернулась к нему, внимательно смерив взглядом.
- Чем? Кровью мучеников?
Конечно я не верила что он вампир, этого просто не могло быть. Просто я испугалась и воображение подсказало мне все эти непонятные ситуации, а баллончик на него не подействовал, потому что выдохся. Вот и все. Усмехнувшись его ответу я последовала за ним на кухню - ничего необычного. Даже интересно. Я облокотилась на стол, разглядывая вполне человеческую кухню.
- Но а как же канделябры, свечи, готический замок и портреты вас же в разные эпохи?
Вдруг неожиданно я тихо рассмеялась.
- Вот не знаю что меня пугает больше, то что вы сокрыли где-то замок, или что мы "пока" не на той стадии.
Все ясно. Он псих. Конечный. Религиозный фанатик пьющий кровь козлов и поклоняющийся сатане. Да уж, ну и угораздило меня вляпаться в нечто подобное. Ну ничего, сейчас стоит ему подыграть, чтобы утром уехать целой и невредимой, а потом мне просто следует держаться от него подальше. Доказательства он уничтожил, на слово мне никто не поверит, а сама я с психами общаться не собираюсь. Он повернулся ко мне спиной, склоняясь к холодильнику, а после налил себе нечто красное. И начал пить. Я подозрительно сощурилась - на томатный сок это не было похоже. Отлично. Он действительно пьет кровь. Интересно долго он ее выцеживал с освежеванного мяса? Ну да ладно, пусть развлекается.
- О, вовсе нет. Более того, я вообще спокойно отношусь к чужим гастрономическим причудам. Мне пожалуй просто воды.
Я усмехнулась, а после покачала головой.
- Не думаю что вода из бутылки может меня убить. Но мне без разницы.
Воды мне все таки дали и я сделала пару глотков, а после вопросительно подернула плечами.
- Ну и, вы привезли меня сюда, показали что у вас странные пристрастия, а теперь что? Я посмотрела, поверила. Вы рады?
Может быть теперь он успокоится и отправится в свой гробик? Ну или где он там спит, мне в принципе не важно. Я вскинула бровь.
- О, спасибо вам за заботу. Вы очень чуткий и отзывчивый человек. Ой, простите. Вампир.
Я вскинула брови, как будто меня и правда огорчила эта неприятная оговорка. Допив стакан я смерила его взглядом, а после сказала.
- Ну тогда я предполагаю, что я могу отправиться спать? Знаете, очень утомительно убегать от вампира.
Он пожелал мне приятных снов, и я собралась было уходить, а он вроде бы начал нарезать что-то для ужина. Я услышала тихое ругательство, сорвавшееся с его уст, а потому обернулась, чтобы увидеть, как он хватается за нож, только видимо сжимает слишком сильно. Я даже понять ничего не успела, как он откинул нож в сторону и засунул руку под напор воды, чтобы смыть кровь. Там осталась глубокая царапина и я хотела было уже предложить ему помощь, как вдруг.... Нет не поверите, а если и поверите то вы такие же сумасшедшие как и я. Рана заросла. Просто заросла - раз и все, как будто ее и не было. Я стояла, приоткрыв рот, смотря на это. Как такое возможно? Такого не бывает. Черт. Черт, черт, черт. Так значит он не врал? И то что он пьет это кровь, а может вовсе и не козлика? Мать же вашу! Делая вид, что ничего не случилось, я развернулась, чтобы выйти из кухни. Но его голос заставил меня прирасти к месту.
- Эм, я тут подумала, я могу и в отеле переночевать. Спасибо вам, я такси вызову.
Я не хотела с ним разговаривать. Не хотела.
- Ммм, не знаю даже. Неуютно тут у вас как-то. Ножики вот падают. Мало ли.
Так. Мне срочно надо отсюда уходить. Может он собрался из меня ужин делать? А мало ли, что у него там на уме? Вдруг он как гребанный ганнибал лектор из сериала? Того тоже все считали вежливым и милым психологом. Ну нет, я с ним в одном доме не останусь. Я обернулась к нему, смотря на досточку для мяса и нож, потом на него и снова на достачку.
- Значит так. Будь вы хоть Варфоломеевской чупакаброй, это ваше дело. Но в доме вашем я не останусь, я читала сказки про Гензель и Греттель.
И вот тут он меня разозлил. Это была скрытая угроза? Или как? я подошла к нему, внимательно глядя в глаза.
- Знаете что? Вот угрожать мне не надо. Не скрою, вы меня пугаете, потому что я не знаю то ли вы действительно Дракула современности, то ли просто параноидальный психопат с манией к томатному соку. Но поверьте ни один из вариантов мне не нравится.
Все. Достал. И его наглая улыбка тоже. Недолго думая я зацепилась взглядом за зубочистки. Интересно, обычно их делают как раз таки из осины. Сойдет за кол? Я резко дернула рукой, роняя подставочку и схватив зубочистку воткнула ему в руку.
- А как насчет уколов?
Блин. На него не подействовало. Черт. Он еще смотрел на меня почти с жалостью. И снова этим злил.
- По моим меркам вам должно быть больно.
И вот тут мне стало страшно. Вы бы его видели - у него загорелись глаза, кроваво-красным, а еще клыки. Гребаные клыки! Ну все, любому терпению приходит конец, даже моему. Я вскрикнула, и тут же схватила первое, что попало под руку, а это кстати был тостер, который я тут же разбила ему об голову. Даже если он хренов вампир, ему может быть больно, так что воспользовавшись заминкой я рванула с места. Только вот он меня догнал, еще и обогнал, и тут же посмотрел этим своим взглядом. Я снова вскрикнула, и теперь разбила об него вазу, и тут же заперлась в первой попавшейся комнате, которой оказалась ванная. Я заметалась по небольшой комнате, заперев ее на замок, а после еще тумбочку к двери подтащила. Черт, телефон и все вещи остались снаружи. Тут даже окна не было! И что мне делать?! Я открыла шкафчик, пытаясь найти что-то, чем я смогу защищаться. Ну хоть что-нибудь, но тут только пена для бритья, лосьон, еще какая-то хрень. Ничего нет. В отчаянии я села на пол, зарывшись пальцами в волосы. Мааать твою, и что мне теперь делать? Из коридора донеслись звуки шагов, он ушел. Я слышала, как он убрал осколки, как на кухне зашумела вода. Я осторожно отодвинула тумбочку, стараясь не создавать лишних звуков. Приоткрыв дверь я прислушалась - судя по звукам он был на кухне. Отлично. Я осторожно почти на корточках пробралась по коридору, схватила свою сумку и куртку с туфлями, а потом попыталась открыть дверь. Медленно и очень-очень тихо. И услышав его голос я вскрикнула, выронив все вещи.
- Да вы издеваетесь?!
Я тут же поднялась нормально на ноги, вставая прямо напротив него, в паре сантиметров.
- Я так понимаю, вам очень весело?!
Ох уж его самодовольное лицо. Так и хотелось сбить с него спесь.
- Так уйти вы мне не позволите да? И что сделаете? Убьете? Съедите? Изнасилуете?
В ответ на его слова я замерла, внимательно глядя в его лицо, стараясь понять, блефует он или нет. Первые два пункта мне точно не нравились, умирать я не собиралась ни в качестве чьего-то ужина, ни просто так. Ну а с остальным. Так. Ладно. Я красивая девушка, которую хочет каждый второй в университете, а он мужчина, конечно старше, я такое не практикую, но очень привлекательный. Глубоко вдохнув я подошла еще ближе, а после поднялась на цыпочки (благо разница в росте у нас была не слишком большая) и поцеловала его. Да-да, выбирай меньшее из зол. Но он отстранился. Надо же. Еще и нахмурился. Я пожала плечами.
- Сами сказали что вы параноидальный шизофреник вампир. А мне легче подчиниться. Инстинкт самосохранения видите ли. Но если вы гей, то простите, что задела ваши чувства.
И тут он расхохотался. И еще больше меня выбесил. Серьезно? Он просто смеется надо мной? Ну отлично, я ему еще докажу. Я прошла мимо него, направляясь по коридору и открывая первую попавшуюся дверь. Отлично - как раз спальня.
- Ну чтож, тогда спокойной вам ночи. Пусть ваш гробик будет мягкий и все такое. А по поводу гея, я никому не скажу. Обещаю.
С этими словами я скрылась за дверью, чтобы действительно отдохнуть и уложить все в своей голове.

0

3

Оставшуюся дорогу мы провели в молчании. Девушка больше не совершала попыток выпрыгнуть из машины, убить меня туфлями или сумкой, а так же не кричала, как потерпевшая. Я решил дать ей возможность немного прийти в себя и уложить по порядку мысли в своей голове. Я прекрасно понимал, что информация о том, что вампиры существуют - далеко не самая радужная, которую хотелось бы узнать, так что ничуть не желал подшучивать над ее страхом. Хотя, стоит признаться, ее попытки бороться со мной весьма забавны.
Я без какого-либо скрытого подтекста вез Эльзу к себе домой и уж тем более не за тем, о чем она говорила. Я не настолько падок на молодых девушек, чтобы мечтать затащить первую попавшуюся к себе в постель. Просто на дворе действительно стояла глубокая ночь, а в таком состоянии она вряд ли сможет принимать какие-либо здравые решения.
До дома мы добрались достаточно быстро. Выйдя из машины, я предполагал, что сейчас мне вновь придется гоняться за Эльзой, но она даже и попытки не совершила, чтобы сбежать, а напротив - робко и послушно последовала за мной. Интересно, она так сильно перепугалась или что-то вновь задумала? Ну в любом случае даже если и так, то вряд ли она сможет причинить мне серьезный вред. Разве что квартиру мою попробует сжечь. Войдя в квартиру, я включил свет в коридоре и, кинув ключи на тумбочку, разулся и скинул с себя пальто, вешая его на вешалку. Глянув на девушку, что неуверенно проделывала то же самое, я по-доброму улыбнулся.
- Ужинать будешь?
Ее ответ заставил меня улыбнуться еще шире. Да уж, эти романы и фильмы складывают довольно неестественное представление о нашем роде, а что уж говорить про оборотней. Хотя те и без того любят повыть на луну, так что они почти что сошли со страниц книг. Мне было весело наблюдать за тем, как Эльза старается держаться. Стоит отдать ей должное - она неплохо справляется.
- Нет. Ты ведь не вампир, наверняка ты такое не любишь.
Эльза вновь огласила мне свои представления о вампирах, так что мне оставалось лишь улыбаться и поддерживать эту незатейливую игру. Интересно, она и впрямь думает, что я шучу?
- Мы пока не на той стадии отношений, чтобы я с тобой делился сокровенным.
Я удивленно наблюдал за тем, как девушка вдруг рассмеялась. Интересно, она уже находится на грани с истерикой? Я проследовал до холодильника, откуда достал пакет с кровью и тут же перелил его себе в бокал.
- Уверен, что это напугает тебя больше.
Я отсалютовал девушке бокалом прежде, чем сделать небольшой глоток. На удивление ее пульс был слишком спокойным и оттого тут было всего два варианта - либо она все-таки мне не верила, либо уже смирилась с неизбежным. Я усмехнулся на ее слова.
- Из-под крана? А то вдруг ты и бутилированную воду посчитаешь опасной.
Если учесть тот факт, что она все же продолжала относиться ко мне с опаской, я не оставил за собой возможностью легко ее поддеть. Но воды я ей все-таки дал. Достав бутылку минералки из холодильника, я поставил ее перед девушкой, так же как и стакан. Сам же продолжил маленькими глотками употреблять кровь. На ее вопрос я пожал плечами.
- Вообще я привез тебя сюда, чтобы тебе было где переночевать, общежитие то уже закрыто, а босиком ты далеко бы не убежала.
Эльза продолжала паясничать, но я не придавал этому особого значения. В конце концов, вряд ли она из того числа людей, что ежедневно сталкиваются с проделками вампиров. В конце концов, у нее был стресс и она просто переутомилась. Я усмехнулся.
- Не извиняйся, я уже привык.
Пока девушка продолжала лепетать, я отставил бокал в сторону, доставая из холодильника продукты и принимаясь их резать. Эльза отправилась спать, и я в свою очередь пожелал ей доброй ночи. В этот момент нож выскользнул из рук и я рефлекторно подхватил его, сжимая ладонь на лезвии, отчего то вошло глубоко в кожу. Кровь тут же тонким ручейком начала стекать на пол, а я лишь тихо чертыхнулся. Подставив ладонь под поток прохладной воды, я услышал тихие шаги за спиной, что направлялись в сторону выхода. Значит все-таки не верила. Я усмехнулся.
- Гостевая спальня в другой стороне.
Девушка замерла на месте и я услышал, как ее сердце пропустило пару ударов. Нет, ну я ведь не хотел ее напугать и даже ничего для этого не делал. С самого начала я ей рассказал о своих открытых и честных намерениях, а она все-равно дрожит, как кролик перед удавом.
- Что вдруг резко заставило тебя передумать?
Выключив воду в кране, я стянул с крючка полотенце и, вытирая руки, обернулся к Эльзе, чья кожа стала на пару тонов светлее. Я рассмеялся.
- Только не говори, что ты испугалась ножа.
Она продолжала препираться и меня это только больше веселило.
- Если я вдруг захочу выпить твоей крови, то мне будет все равно где ты ночуешь.
На самом деле я говорил правду. Пусть я и не собирался пить ее кровь или убивать, но она никак не смогла бы мне перечить, если бы вдруг подобные мысли появились в моей голове. Наше общение стало приобретать все более интересный оборот. Надо же, теперь я слышал в голосе Эльзы нотки злости и мне даже стало интересно, что ее заставило испытывать ко мне подобное чувство, но мне было слишком весело, чтобы это прекращать. Ну а что, должен ведь я как-то себя развлекать, когда мой лучший друг уехал в Германию.
- А как тебе третий вариант - параноидальный психопат Дракула?
То что произошло дальше - я никак не ожидал. Но, опять-таки, виной всему зачитанные бульварные романы о вампирах. Я перевел взгляд с зубочистки, что торчала из моей руки на девушку, что, кажется, ожидала совсем другого исхода событий, а затем улыбнулся тепло, чтобы лишний раз ее не пугать, а то вдруг чесноком начнет кидаться.
- По твоим меркам я сейчас должен был воспламениться?
Хотя нет, все-таки она, видимо, не в полной мере осознает, что такое вампир и что его лучше не злить. Ей повезло, что я слишком добродушен по отношению к простым смертным. Будь на моем месте кто-нибудь менее терпеливый - она бы уже давно превратилась в его ужин. Я решил показать ей малую часть того, что происходит, когда вампир злиться, поэтому снова улыбнулся, обнажив свои клыки, а глаза мои, тем временем, приобрели алый цвет.
- Ты уверена что хочешь мне сделать больно?
Все же Эльзу жизнь ничему не учит. Если честно, то я не ожидал, что он вновь предпримет попытки меня чем-нибудь ударить, а уж тем более, что этим чем-то окажется мой тостер. По виску пришелся глухой удар, от которого зазвенело в ушах и тут же почувствовалась, как сбежала теплая струйка крови, но рана тут же затянулась, а вот тостер рухнул разбитыми частями прямо мне под ноги. Вообще то, я люблю тосты на завтрак и без тостера мне будет не очень уютно. Девушка тут же рванула на выход и мне не составило труда ее догнать и обогнать, загораживая выход. Я посмотрел на ошарашенную девушку сверху вниз, чуть склонив голову на бок.
- Ну теперь я точно тебя никуда не отпущу - ты должна мне тостер.
После этого в меня полетела ваза. Между прочим, она стоит целое состояние и была привезена из Индии, а теперь она превратилась в руины. Эльза уже заперлась в ванной, а я невозмутимо стряхнул с себя осколки, после чего выдохнул и отправился наводить порядок. Когда я уже практически все убрал, дверь ванной отворилась, а затем по коридору проследовали еле слышные шаги. Обернувшись через плечо, я заметил, как девушка, крадучись, направляется на выход и вновь усмехнулся.
- И далеко ты собралась?
Она вновь вскрикнула и ее вещи тут же рухнули на пол, а я улыбнулся.
- Нет, а что?
Эльза подошла ближе, останавливаясь в паре сантиметров от меня и я заинтересованно вскинул бровь, ожидая того, что она придумала на этот раз. Я усмехнулся на очередные ее слова.
- Ну скучать ты мне не даешь.
Меня не переставала смешить вся эта ситуация, а уж тем более, что из меня тут пытаются сделать маньяка-насильника, что после всех процедур выпивает кровь своих жертв. Да, подобного о себе я еще не слышал.
- А чего из вышеперечисленного ты хочешь больше?
Мне доставляло удовольствие продолжать ее подначивать, так что я не успокаивался. Я уже привык к тому, что в меня летят все попавшиеся под руку вещи, пытаются ослепить перцовым баллончиком и пробить голову тостером, но то, что меня будут целовать - это оказалось непредвиденным исходом событий. Эльза, конечно, девушка красивая, но я не собирался пользоваться моментом, да и вообще предпочитаю несколько иные ситуации. Я отстранился, отодвигая осторожно за плечи девушку и, слегка нахмурившись, посмотрел на нее почти серьезно.
- Ты правда решила, что я буду тебя насиловать?
Ее слова вызвали у меня громкий смех. Надо же, как же она все-таки еще молода и забавна. Посмеявшись вдоволь, я тихо выдохнул, отпуская Эльзу.
- Слушай, иди уже спать.
Да уж, меня еще никто не называл геем, но в принципе, слухи о сексуальной ориентации гоняются за всем и каждым, так что я не придал этому особого значения, лишь пожелал девушке спокойной ночи. Еще раз.
- Это очень вежливо с твоей стороны.
Стоило ей скрыться за дверью гостевой спальни, как я сам направился в ванную, чтобы принять душ, а затем тоже пойти спать. День выдался богатым на впечатления.

Отредактировано Alexander Keller (2018-11-27 17:32:17)

0

4

Рождество по факту чудесный праздник. Не то чтобы я была из тех, кто верит в магию Рождественской ночи или нечто подобное, просто мне нравилось получать подарки и быть в центре внимания, впрочем, наверное, как и всем. В этом году у меня были глобальные планы. Конечно обычно все собираются и уезжают домой, но мне дома делать было особо нечего — родители собирались уехать, а сидеть у бабушки с дедушкой было не слишком-то весело, тем более как член студенческого совета я обязана была посетить вечеринку в честь Рождества устраиваемую для умняш и элиты Стоунбрука, а потом меня ждала грандиозная вечеринка у Люкке. На вечер в университете я вдруг неожиданно для себя пригласила своего декана, и он согласился. Тоже неожиданность. На самом деле я просто не хотела ему сдаваться, хотя и придумать что-то глобальное тоже не могла, не буду же я его при всех пронзать осиновым колом, право слово. В книгах тоже информации не было, разве что про кровь мертвеца, которая убивает вампиров, но во первых убивать я его не хотела, да и где я достану кровь мертвеца. Убью воробья?
Я за пару дней до Рождества поехала в Атриум, чтобы выбрать себе платье и украшения. Гуляла очень долго, ничего не ложилось на глаз, пока я не увидела его. Оно было прекрасно. Из тончайшего атласа небесно-голубого цвета, украшенного нежным блеском. Спереди оно было более чем скромным, стянутым на талии и спускающееся вниз шлейфом, а сзади открывало спину до самой талии, ложась мягкими, невесомыми складками. Стоило мне его примерить, как даже консультант восхищенно ахнула, так что я сразу решила его брать. Деньги высланные родителями как раз покрыли расходы на платье и осталось еще на обувь и украшения. Платье само по себе было очень красивое, так что я купила лишь серьги из жемчуга и в дополнение такой-же браслет, иных украшений не требовалось. Перед приемом в университете следовало еще съездить в салон красоты и к стилисту, сделать макияж и прическу, ногти — в общем множество необходимых процедур, чем я и занялась на следующий день. Каково же было мое удивление, когда по возвращению в свою комнату я застала конверт — пухлый, запечатанный. Нахмурившись я подхватило его и зашла внутрь, закрывая за собой дверь. Внутри был маленький бутылек, с какой-то розовой водичкой. Открыв крышечку я почувствовала еле заметный запах цветов. В конверте была лишь короткая записка, где было написано «используй этот бутылек к Келлеру и ты добьешься того, чего хочешь». Вот и все — никакого обратного адреса или подписи. Я вертела бутылек в руках, думая о том, что это может быть. Давать непонятно что декану я не собиралась, вдруг это вообще был яд. Так что сначала я скормила маленькую каплю крысе в лаборатории биологии, но то осталась жива даже через сутки, так что видимо все было нормально. Тем более преподаватель сказал мне, что это ничто иное как сок вербены — обычных крошечных цветочков. Никаких упоминаний о вампирах и вербене я не нашла, но решилась послушать благожелателя, в конце-концов чем могла навредить обычная трава?
Сборы я начала почти с самого утра. Два часа провела в душе натирая вое тело всевозможными бальзамами и маслами, потом выбравшись облаченная лишь в шелковый халат, собирая пожирающие взгляды я вернулась в комнату, где кропотливо и педантично облачала ноги в тонкие, белоснежные чулки. Верхнюю часть белья под такое платье не надевали, потому я обошлась только нижней. Наконец я занялась волосами. Платинового цвета локоны я уложила в высокую прическу, оставляя пару завитых прядей кокетливо спускаться по шее и на хрупкое плечо. Волосы я украсила шпильками с жемчужинами, на манер тех, что обняли запястья в тонких белоснежных перчатках. Последним штрихом была косметика — я дала оттенок глазам еле заметными голубыми тенями, подводкой и объемной тушью, а на губы нанесла лишь легкую помаду естественного оттенка. На щеках украсила природный румянец и сейчас выглядела безупречно. Даже Эмили восхищенно похвалила мой образ, который я довершила высокими каблуками — нежно жемчужного цвета. Клатч тоже был в тон и туда я сложила все необходимое, а также пузырек. Достав свой любимый парфюм, с запахом морозной вишни и свежего ветра я нанесла пару капель за мочки ушей и на запястья и этого было достаточно, чтобы пьянящий аромат повис в воздухе. С Александром мы встречались уже в университете, так что подхватив клатч и белоснежную норковую шубку я окончательно собралась и вышла в коридор, уже по пути встречая Тобиаса, что пришел за Эми. Вскинув бровь я прошла мимо и направилась на первый этаж, а оттуда в машину. Да — идти было недалеко, но я была в туфлях и не собиралась по десять раз переобуваться, а машина благодаря автозапуску была уже нагрета к моему приходу. Доехав до университета я зашла внутрь, оставляя шубку в гардеробе и наконец поднялась по широкой лестнице на второй этаж, в выставочный зал, который использовался для сегодняшнего приема. Стоило мне зайти внутрь, как разговоры ближайших ко мне людей смолкли, в немом восхищении. Я знала, что выгляжу великолепно, так что плавной и царственной походкой двинулась вперед, направляясь к столику с шампанским, ведь своего декана я еще не видела. Я слышала взволнованный шепот мне вслед, ведь платье было с легким шлейфом, обнимающим стройные ноги. Я взяла бокал с шампанским, поднося его к губам и делая крошечный глоток, устремляя свой взгляд к Рождественским елям. Они были прекрасны — украшены всевозможными яркими шарами и бусинами, так и притягивали к себе взгляд. В воздухе пахло фруктами и шампанским и запах слегка дурманил голову. Я почувствовала его присутствие чуть раньше, чем услышала его глубокий, проникновенный голос, от которого мурашки побежали по шее и обнаженной спине. Я повернула голову, окидывая его заинтересованным взглядом. Он был красив — почти божественно красив, в этом облегающем смокинге. Я улыбнулась, полностью оборачиваясь к нему.
- Вы не отстаете, мистер Келлер.
Мы составляли прекрасную пару и теперь оба собирали взгляды всех присутствующих. Мне не терпелось испробовать действие этого зелья, но не сейчас, нужно было позже, не хотелось портить вечер, что так чудесно начинался. В ответ на его слова я подошла чуть ближе, одной рукой все еще удерживая бокал, а второй убирая несуществующую пылинку с его пиджака.
- О да, это будет нечто необыкновенное.
Между нами было какое-то магнетическое напряжение, которое так и висело в воздухе, будто окутывая нас двоих своей незаметной дымкой. В его глазах плясали отблески гирлянд, развешанных по помещению и это завораживало, точно волшебные искры, что загорались и гасли в этих льдисто-голубых омутах. Мое сердце стало биться чаще. Я всегда предусмотрительно и даже негативно относилась к мужчинам намного старше меня, но с ним такого чувства не возникало — наоборот, моментами меня безудержно тянуло к нему, вспоминался вкус его губ, от того краткого поцелуя при столь нелепых обстоятельствах. Терпкий, с привкусом табака и отчего-то соли. Александр тоже взял себе бокал, и я перевела взгляд с него, на нашего директора, который уже начал свою речь. Мы слышали про итоги года, про то, какую работу нам всем предстоит проделать в следующем, слушали поздравления и напутствия, но все это будто проходило стороной, ведь мой локоть касался руки Александра и почему-то я чувствовала это так отчетливо, что не могла думать ни о чем другом. Когда директор закончил речь, зал разразился аплодисментами, а после заиграли музыканты. Я отставила стакан в сторону, чуть склоняя голову и глядя на мужчину.
- Пригласите меня на танец, или мне найти другого кавалера?
В ответ на его слова я рассмеялась, вкладывая затянутую в перчатку ладонь в его руку и двигаясь к центру зала. Стоило ему притянуть меня ближе, положить свою руку на мою талию, на самой границе обнаженной кожи, как я вздрогнула, хотя не собиралась этого делать. Но я также не собиралась и терять лица, потому подняла на него глаза, улыбаясь.
- И как же вы думаете, где я могла его спрятать?
Его рука была обжигающей, или же мне так казалось, но я так остро чувствовала ее каждой клеточкой своей кожи, что это мешало связно мыслить. Я чувствовала волнующий запах его парфюма с нот5ками кедра и сандала, он кружил голову, как и выпитое шампанское. Мы плавно двигались в танце, среди десятка других пар, но их будто не существовало. Я потянулась к его уху, чтобы ответить на его следующие слова с улыбкой.
- Вампир говорит мне о своем воспитании после того, как силой увез к себе в логово?
Хотя признаться честно, отчего-то сейчас мысль оказаться в его логове была очень даже заманчива. Стоп. Нужно прекратить эти мысли, в конце-концов во первых он мой декан, во вторых он вампир, а в третьих я позвала его вовсе не для того, чтобы грезить о подобной связи. Это было лишь соревнование хитрости и ума, игра, сводящая с ума обоих.
- Благими намерениями, мистер Келлер, вам ли не знать.
Музыка стихла и он отпустил мою талию, но протянул локоть, на который я послушно уложила ладонь. Мы направились к столику с напитками, и подхватив пару бокалов отошли к окну, подальше от других людей. Мы оба сделали пару глотков, а потом поставили бокалы на широкий подоконник. В ответ на его слова я загадочно улыбнулась, склонив голову.
- Напротив, чаще всего вы меня конечно неимоверно злите, но иногда вы очаровательны.
Не успел он мне ответить, как к нам подошел декан факультета юриспруденции, чтобы поздороваться с Александром. Мужчины завели разговор, а я отвернулась к окну, делая вид, что мне все это не интересно, а сама тем временем достала крошечный пузырек и откупорила. В записке было сказано вылить его весь, но я слишком боялась серьезного вреда, так что отлила в бокал Александра ровно половину. Я успела убрать пузырек как раз вовремя, ведь мужчина тут же повернулся ко мне, извиняясь. Я лишь подняла бокал, отсалютовав ему и ожидая, пока он сделает тоже самое. После я загадочно опустила глаза.
- До дна, мистер Келлер? За счастливое Рождество?
Он тоже поднял бокал, выпил до дна и…. И ничего. В первую секунду мне показалось, что ничего не изменилось, но спустя несколько мгновений мне показалось, что его глаза стали краснеть. Не знаю почему, но в этот момент мне стало страшно. Он стоял ровно, но в следующий момент пошатнулся, хватаясь рукой за подоконник. Одна его рука метнулась к шее, ослабляя галстук, я видела, что ему стало плохо и страх пронзил меня с новой силой. Его голос стал тихим, но мне послышалась сдерживаемая ярость. И это напугало меня, но не тем, что меня может ждать расправа. Нет, удивительно, но я почувствовала страх иного рода, страх того, что я сделала что-то непростительное. Шатающейся походной он направился на выход, а я еще долго стояла и смотрела ему вослед. Я сомневалась, я решала как поступить — остаться тут в безопасности, или последовать за ним в темноту, где никто не сможет мне помочь. Но наконец решилась. Отставив бокал в сторону я почти бегом покинула зал, уже не обращая внимания на вопросительные взгляды посетителей. Я догнала его в длинном, темном боковом коридоре, что сейчас был совсем пустым. Догнала, коснулась его локтя.
- Вам плохо?
Мое сердце билось точно пичужка, запертая в клетке. Я знала, что если он решит что-то сделать, решит отомстить, то я не успею издать даже крика. Он обернулся на меня, его глаза горели красными огнями и я поняла, что он знал. Знал, что я сделала. В ответ на его слова я опустила глаза и достала бутылек и записку. Мои руки дрожали.
- Я не знала, мне прислали письмо. Я спросила у преподавателя, мне сказали что это вербена, что от нее нет вреда человеку. Написано было вылить полный, но я побоялась и вылила половинку. Я не знала, что она действует так. Мне хотелось просто…
Я замолчала, облизывая губы в ответ на его слова. Мой голос стал тихим.
- Хотела выиграть.
Он бросил короткий ответ и тут же направился дальше, но идти ему было тяжело, он оступился и чуть не упал, опираясь на стену. Мне стало трудно дышать. Такой сильный мужчина был таким слабым сейчас, по моей вине. Я снова догнала его и нырнула под его руку, чтобы он обнимал меня за плечи. Прежде чем он оттолкнет я заговорила.
- Я довезу вас до дома.
Услышав его слова я нервно улыбнулась.
- Это моя вина. И злитесь вы правильно. Незнание не освобождает от ответственности.
Мы направились вниз, осторожно спускаясь по ступенькам. Помимо того, что я была красивой, я все таки была черлидером, а помимо этого занималась еще и балетом, так что силы у меня было достаточно, чтобы поддержать мужчину. Я лишь взяла в гардеробе свою шубку и его пальто, а после довела мужчину до своей машины. Открыв дверь я помогла ему забраться на сидение, а после сама села на водительское, запуская двигатель. Мы сидели в тишине и прохладе темного салона и я чувствовала собственную дрожь. Не только от холода. Я слышала его слова и понимала, что они могут быть сказаны не просто так. Я сделала глубокий вдох, прежде чем поднять на него глаза.
- Не буду говорить, что мне не страшно. Я в ужасе, особенно когда вижу ваши глаза и клыки. Но и оставить вас так я тоже не могу. И сама не знаю почему, это великая глупость с моей стороны. А глупой я никогда не была, прошу заметить.
После его слов я обреченно усмехнулась.
- Может и так.
Я завела мотор и после мы плавно двинулись с места. Мне казалось, что Александру становится хуже, поскольку он постоянно стискивал кулаки, но хранил молчание. Я старалась ехать как можно быстрее, благо запомнила его адрес. Мы домчались буквально за пол часа, и остановив машину я вновь открыла мужчине дверь, вновь поднырнув под его руку. Мы добрались до квартиры и он открыл дверь, вваливаясь в коридор, а после скинув обувь пошел на кухню. Я остановилась на пороге, не зная что делать дальше. Все во мне говорило, что надо бежать, но я отчего-то глупо стояла на месте, пока не услышала его ругательства, и глухой удар, от которого вздрогнула всем телом. Он прошел мимо меня, посмотрев так, что у меня душа ушла в пятки, а сердце пропустило пару ударов.
- Не знаю.
Я ответила честно, очень тихо, потому что еще никогда не чувствовала себя так глупо и беззащитно. Я привыкла всегда быть первой, решать вопросы самостоятельно и не сомневаться в собственных силах, но сейчас чувствовала себя потерянной. Он прошел в гостиную и упал на диван, прислонившись спиной к стене, устало прикрывая глаза. Я еще некоторое время оставалась у порога, а после сама не могла поверить в то, что делаю. Выдохнув я сняла шубку, повесив ее на крючок и скинула туфли, а после направилась вглубь гостиной. Остановившись рядом с мужчиной я внимательно посмотрела в его лицо.
- У вас кончилась кровь?
Об этом было не трудно догадаться, но если честно я не знала, что делать в такой ситуации. Я никогда не была близка к этому странному миру, я и в вампиров-то не верила, но мне не составило труда понять, что без крови он может умереть, она восстанавливает силы, а сейчас он был слишком ослаблен. Мне становилось холодно при мысли о том что случилось бы, если бы я использовала полный бутылек, как мне и советовали в записке. Я всегда была эгоистичной, мне было по большому счету плевать даже на Кристиана, с которым я встречалась долгое время, и уж тем более я не верила в ересь подобную любви или привязанности. Я всегда ходила по головам, а сейчас не могла. Стояла в гостиной своего декана-вампира, который перевернул мою жизнь с ног на голову и не могла. Он ответил уже без злости, совсем тихо. Я сделала еще один глубокий вдох и подошла к нему ближе, а после опустилась на диван рядом с ним. Я сама не верила в то, что говорю.
- Можете взять мою кровь.
Его слова вызвали саркастичную улыбку на моих губах.
- В таком случае я бы предложила вам затычку из ванной.
Я приблизилась еще немного, повернув голову и склонив шею, точно жертвенный ягненок.
- Я не шучу.
После его слов я вздрогнула, и замерла, но после придвинулась ближе, осторожно сев на его колени, на его вытянутые ноги. По моей коже проходилась дрожь, сердце стучало как сумасшедшее. Я понимала, что по собственной воле сдаюсь древнему чудовищу, ведь именно так их описывали в книгах. Но Александр не был чудовищем. Больше я так не считала. Мои руки легли на его плечи, пальцы сжались. Мне было страшно. Очень страшно, до такой степени, что кружилась голова, а к горлу подступал комок. Одна его рука легла на мою талию, выше ткань платья, касаясь обнаженной спины, отчего я шумно вдохнула, прикрывая глаза. Мне казалось, что это какое-то сумасшествие. Вторая его рука поднялась от моего плеча до шеи, он сжал ее пальцами, словно тростинку, но не причинил мне боли.
- Я умею терпеть.
Я тоже перешла на шепот, потому что просто не могла говорить нормально. Я замерла в его руках, как испокон веков жертва замирала в лапах хищника. Я почувствовала, как его дыхание обожгло кожу, а в следующий момент мою шею обожгла боль. Я тихо застонала, цепляясь пальцами в его плечи, но он еще крепче прижал меня к себе, почти не оставляя возможности дышать. Пальцы одной его руки собрали платье на спине, задевая кожу, сжимая  наверное до синяков, но это было неважно. Мои глаза были плотно сомкнуты, я прикусила губу, чувствуя, как кровь покидает мое тело. Одна его рука по прежнему сжимала мою шею, не позволяя отстраниться. Но и я не хотела отстраняться. Я чувствовала боль, но вместе с этим влечение, такое безумное, такое всепоглощающее. Я становилась частью его, как будто отдавала ему не только свою кровь, но и нечто большее. Что-то, в существование чего я вообще никогда не верила. Я не заметила, как боль отступила, оставляя после себя легкое головокружение. Он все еще держал меня, прижимая к себе, но сейчас моей шеи касались только его губы, а потом меня покинули и они. Я задрожала в его руках, пальцы расслабились, выпустив его плечи. Я не спешила открывать глаза. В горле пересохло.
- Вам легче?
Его голос стал увереннее, и я улыбнулась, все таки открывая глаза, поднимая их на его лицо. Мы встретились взглядами, и я замерла, снова будто завороженная.
- Тогда я могу идти?
Мне не хотелось уходить, но задержаться в его руках, сдаться первой — непозволительная роскошь. Я не хотела превращаться в одну из неразумных девиц, что околачиваются вокруг собственных деканов, кураторов или преподавателей в надежде, что их заметят. У меня была гордость, было чувство собственного достоинства. Я жаждала, чтобы он не отпускал меня и он не отпустил. Его палец коснулся моей шеи, собрав каплю крови и я будто завороженная смотрела на то, как он слизывает ее кончиком языка.
- Все зависит от того, что вы мне предложите.
Мне не хотелось покидать его дом, не хотелось терять ощущение его рук на своей коже. Мне уже не важна была вечеринка у Люкке, все внезапно показалось мне таким обыденным и скучным, безынтересным. Словно моя кровь, что сейчас текла в его венах привязала меня к нему. В ответ на его слова я усмехнулась.
- Ну вы только что поужинали, а я если честно меньше всего хочу куда-то идти.
В ответ на его вопрос я улыбнулась, чуть склоняясь и почти касаясь губами его уха.
- Вы предложили остаться, вы и придумывайте.
Мы оба будто ходили по тонкой грани, что отделяла нас от чего-то, чего я была уверена, желали мы оба, но никто не решался переступать эту черту, будто мы оба наслаждались этим ощущением хождения по краю. Хотя сорваться и упасть было так заманчиво, что так и хотелось сдаться первой, но не позволяла гордость. Не позволяла так легко подчиниться ему. Но и в этот раз дальше ничего не произошло. Меня спустили с колен и предложили вина. Наверное, в этот раз мое самолюбие меня подвело и я ошиблась — даже обидно, задевало за гордость, что я не интересую его, как женщина. Усмехнувшись я поднялась на ноги следом за ним, слегка пошатнувшись, от легкой слабости.
- Не откажусь.
Я прошла за ним на кухню и села на высокий стул, глядя на то, как подол платья струится до пола. Приняв бокал вина я сделала пару больших глотков, устремляя взгляд за окно.
- Кровь на вкус разная?
Я никогда об этом не задумывалась, но сейчас мне казалось, что кровь  может быть похожа на вино, что отличается по своему вкусу. Я сделала еще пару глотков чувствуя, как головокружение постепенно стихает, растворяясь бесследно, хотя легкая слабость оставалась.   
Я почувствовала на себе его пристальный взгляд, допивая бокал и ставя его на стол.
- И какая же кровь у меня?
Стоило мне услышать его ответ, как я снова почувствовала, как сердце замедляет свой бег, а потом начинает биться с удвоенной силой. Усмехнувшись я поднялась на ноги, чтобы подойти к бутылке и налить себе еще бокал. Я стояла к мужчине спиной, не глядя на него.
- Вам было слишком плохо, наверняка просто показалось.
В ответ на его слова я улыбнулась, облокачиваясь на конторку и делая глоток.
- Вот как. Так значит, я воспылала к вам страстью, смешанной с толикой страха?
Стоило ему ответить как я допила бокал и улыбнулась еще шире. Подошла ближе, слегка коснувшись кончиками пальцев его плеча, вдыхая его запах.
- Наверное, это было умопомрачение. Краткое, как момент падения звезды.
Он долго и пристально смотрел в мои глаза, а в следующий момент его рука легла на мою талию. Я попыталась удержать дрожь, но не смогла, ведь он действовал на меня, словно разряд тока, словно сильнейший афродизиак. От этого снова кружилась голова. Я внимательно слушала его и с каждым словом сердце мое начинало биться все чаще, хот я всячески пыталась это скрыть. Он склонился к моему уху, обжигая его своим дыханием. Стоило его пальцам коснуться моей спины, как я судорожно вдохнула, вздрогнув.
- И что вы теперь будете делать?
Я смотрела на него будто завороженная, с нетерпением ожидая, что случится дальше. Стоило ему произнести следующие слова, как я еле заметно улыбнулась, вскинув бровь.
- Я в предвкушении.
Но ничего не последовало за этим — опять и мое самолюбие взбунтовалось. Но я не привыкла сдаваться и сейчас мне тоже хотелось продолжать эту игру. Я тоже налила себе бокал, смотря на мужчину и лукаво улыбнулась.
- Чтож, может тогда переместимся куда-нибудь, где уютнее и мягче?
Мне показали на гостиную и я прошла вперед, устраиваясь на диване, пока мужчина садится рядом. Я сделала пару глотков, после чего устремила на него взгляд.
- Почему вы одиноки, Александр?
В ответ на его слова я лукаво улыбнулась, водя пальцем по краешку бокала.
- А меня вы считаете скучной, занятой или не женщиной?
Да, моя гордость запрещала мне, вопила о том, чтобы я не смела делать никаких провокационных шагов или задавать подобных вопросов, но с другой стороны мне слишком хотелось убедить себя в том, что я не оставляю этого вампира равнодушным. На его следующий вопрос я легко пожала плечами, изящным жестом оголяя шею от локонов.
- Что вы мистер Келлер. Я воспитанная девушка и не навязываюсь мужчинам.
Я улыбалась, потому что эта словесная дуэль меня забавляла. Должна признаться, что хоть он и не был молодым и слишком горячным, как тот же Кристиан, мне это даже нравилось. Он был интеллектуальным, с хорошим чувством юмора и пьянил, как выдержанное вино. И это притягивало меня больше, чем обожание и потакание моим капризам. Он не поддавался мне. В ответ на его следующие слова я рассмеялась, а после отставила бокал в сторону.
- От вас ничего не скрыть. Обычно да — я на редкость капризна, и по большинству своему мне очень скучно жить. А мужчины что попадаются мне также скучны и напыщенны. Но вы меня заинтересовали. И даже далеко не тем, что вы вампир, Александр.
Я склонила голову в ответ на его вопрос и придвинулась ближе, глядя в его глаза.
- Чувством юмора. Сдержанностью. Спокойствием. И пожалуй, чертовой вредностью.
Мне было весело. Обычно я не пила слишком много, а в этот раз кровопотеря была сильно сдобрена вином, так что я ощущала себя раскованно. Мне казалось, что я могу говорить все, что думаю, не боясь того, что может произойти. В конце-концов были вещи, которых я желала. Причем с такой силой, что это становилось почти болезненным. Я придвинулась еще ближе, почти сокращая между нами расстояние.
- Я многое могу сказать о вас, Александр. Но все имеет свою цену.
Он позволял мне играть с ним, поддерживал мою игру и если раньше это уязвило меня, ведь я сочла бы это одолжением, сейчас я понимала, что он делает это из интереса.
- Не знаю. А что вы можете мне предложить?
Он склонился ко мне и теперь нас разделяла лишь пара сантиметров. Я улыбнулась.
- Могу сказать, что вы хотите меня поцеловать.
Я потянулась еще ближе.
- Это сойдет за плату.
И наконец-то меня поцеловали. Сначала я чуть не задохнулась, а после ответила. Поцелуй был медленный и сладкий, словно патока. Его губы были властными, неторопливыми, они изучали мои, и я отвечала, чувствуя, как и сама начинаю таять, будто шоколад. Мои руки легли на его шею, пальцы зарылись в волосы на затылке. Я оторвалась, когда перестало хватать воздуха, но рук не убрала. С нежной улыбкой я подняла глаза.
- Чтож, тогда я расскажу о том, что вам тоже невыносимо скучно. Вы очень наблюдательны, вас забавляют люди, за которыми вы наблюдаете, как наблюдали бы за птицами в оранжерее. Вы самодовольны и самовлюбленны, в вас есть спесивость и вам не чуждо лукавство.
Мои пальцы скользнули по его щеке, я потянулась ближе, касаясь губами его уха.
- А еще я вам тоже интересна, я права?
Стоило ему ответить мне, как мои губы растянулись в торжествующей улыбке.
- А на сколько минимальным оно может быть?
Ответ я получила, более чем, только вот совсем не словами. Его руки легли мне на бедра, перемещая меня на его колени, прижимая так близко, что становилось трудно дышать, но я не возражала. Я вздрогнула от осознания того, сколько в нем силы и что было бы, если бы он ее использовал. Мы снова слились в поцелуе, но в этот раз он был куда менее медленным. Глубокий, обжигающий, сводящий с ума, от него начинала кружиться голова и подкосились колени. Его руки скользнули по моим ногам, до самого низа, собирая платье и поднимая его вверх, на талию, потом до груди, пока наконец не избавили меня от одежды. Пальцы одной его руки сжали грудь, заставляя меня с тихим стоном изогнуться, пока его губы не принялись исследовать мою шею. Мне казалось, что я чувствую его клыки, но они не причиняли мне боли. Моя рука покоилась на его шее, а вторая в это время стягивала с него пиджак, расстегивала пуговицы рубашки, чтобы прижаться обнаженным животом к его торсу. Его губы с шеи переместились на мои ключицы, затем на грудь. Я таяла в его руках, обнимала его плечи, впивалась ногтями в его спину, пока он ласкал напряженную грудь. Внизу живота становилось тяжело и почти больно, дыхание учащалось. Его пиджак и рубашка отправились к моему платью, мои руки гладили его грудь, обводили рельефные мышцы. Еще ни один партнер не вызывал во мне такого желания. Я прижалась к нему всем телом, а в следующее мгновение меня подняли на руки, будто я ничего не весила. Из освещенной гостиной мы переместились в полумрак спальни и меня опустили на черные, шелковые простыни, прохлада которых озарила мое тело сотней мурашек. Меня тут же накрыли горячим телом, сминая поцелуями нежную кожу живота. Его пальцы избавили меня от чулок и белья, касаясь самого нежного, отчего я изогнулась с глухим стоном, подставляя тело его ласкам. Его пальцы проникли внутрь, рождая волну ощущений и я сжала пальцами его плечи, но он растягивал удовольствие — мучал меня, не давая достичь пика, пока я не зашептала.
- Алекс, пожалуйста…
Только после этого еще пара движений и я наконец вскрикнула от разрядки, кусая собственные губы. Мне дали мимолетную передышку, чтобы избавиться от последней одежды, а после наши губы вновь сплелись в поцелуе, и одновременно с этим он вошел в меня одним резким и плавным движением, отчего я выгнулась, обнимая его ногами и прижимая к себе. У меня была отличная растяжка и хоть и хрупкое с виду, но сильное и гибкое тело. Он двигался мощно, но плавно, вытягивая мои руки над моей головой, изучая мое тело языком и губами, а я двигалась ему навстречу, предлагая всю себя. Наслаждение было такой силы, что я плавилась под его руками, сходя с ума, вымаливая продолжения. Стоило ему ускориться, как я застонала, до крови кусая собственные губы, сдерживая крик, чувствуя, как мир рассыпается на миллионы осколков. Я успела лишь сделать пару глотков воздуха, прежде чем меня перевернули, усаживая сверху и тогда я начала двигаться, интенсивно, глубоко, лаская его тело губами и языком, пальцами и ладонями, целуя его шею, плечи, грудь. Я сходила с ума, безвозвратно и непреодолимо. И стоило мне достичь разрядки, как меня снова перевернули, укладывая на живот, подминая под себя…
Это было долго. Очень долго и каждый раз когда мне казалось, что я больше не выдержу, меня властно убеждали в том, что я заблуждаюсь. Лишь когда грудь болела от обжигающего воздуха, когда сил почти не осталось, мужчина тоже достиг пика, одновременно со мной, сжимая мое тело, прижимая к себе и не отпуская до самого конца. Когда меня отпустили я вытянулась на простынях, пытаясь справиться с дыханием, пригладить растрепавшиеся волосы. Улыбнувшись я почувствовала, что мои губы припухли от его поцелуев.
- О ненасытности вампиров в этой части жизни я не находила информации в книгах…
Я чувствовала себя такой расслабленной в этой блаженной неге, что лишь перевернулась на бок, позволяя лунному свету серебрить мою кожу, все изгибы моего тела. Я с улыбкой смотрела на мужчину, подперев голову рукой, блаженно прикрывая глаза.
- Убьет? Отчего же?
После его слов я задумчиво скользила пальцем по его груди, размышляя.
- Чтож, любопытство не пересилит моего благоразумия.
После его слов я тоже улыбнулась, а после накрылась одеялом, укладывая голову на подушку.
- Знаешь, у меня назрел один вопрос.
В ответ на его вопросительно вздернутые брови я еле слышно рассмеялась.
- Можно я не буду покупать тебе матрас с кольями? Боюсь если я приду сюда еще раз, то проснусь в синяках, а этого мне хватает и на тренировках.
В ответ на его слова я лукаво улыбнулась.
- Так значит я могу сюда вернуться. Интригует.
На его вопрос я задумалась на пару секунд, раздумывая о том, чего я вообще ждала от этого мужчины. Слово отношения в моей голове не ассоциировалось с ним никогда, но Александр явно был не из тех, кто использует девушек на одну ночь. Я ответила вопросом на вопрос.
- А чего хочешь ты?
Я тихо рассмеялась, а после придвинулась ближе, прижимаясь к мужчине.
- Нет Алекс. Чего ты хочешь от меня? Если конечно хочешь.
Я долго обдумывала его ответ, прежде чем прикрыть глаза.
- Тогда возможно я буду удивлять тебя снова, если у меня получится.
С этими словами я подложила руки под голову, глубоко выдыхая, а после закрыла глаза окончательно. Усталость брала свое, накатывая волной.
- Спокойной ночи, Александр. И с Рождеством.

+1

5

Когда смотришь фильмы про оборотней, вампиров, либо про другие сущности, что могут жить вечность, невольно смеешься над реакцией простых смертных, что хотят так же. Да, ты обладаешь силой, властью, можешь заполучить все, что только пожелаешь. Не жизнь, а сказка - именно так думают люди. Согласен, но за это мы платим довольно высокую цену - свою вечность. Тебе не страшна простуда, ты не боишься попасть под машину, у тебя не остановится сердце одним ранним утром из-за того, что ты всю жизнь пил, как не в себя и именно поэтому ты перестаешь бояться. Чувство заботы с возрастом испаряется окончательно, ты становишься слишком черствым и отчасти жестоким, потому что давно потерял цену жизни. А еще тебе становится слишком скучно. Именно это произошло со мной - с подросткового возраста я начал пытаться себя развлекать, играя с людьми в шахматы, где они всегда были пешками. Но и этом постепенно начинает наскучивать, а когда меня покинул мой последний друг, оставив одного, я и вовсе начал задумываться над тем, как еще разнообразить свою жизнь. В университете появилась студентка, что забавляла меня своими попытками разоблачить мою натуру, применяя способы, что были описаны в фильмах и книгах о нас подобных. Но даже этого было мало. Не спорю, меня восхищала ее смелость и ее фантазия, но покидая стены Стоунбрука, я переставал о ней думать. Часто я засиживался в казино, либо просто наблюдая за теми, кто приходил сюда отдавать все свои деньги, в надежде забрать куда больше, либо играл вместе с ними ради обычного интереса. Если честно, я до сих пор не знал, чего хочу и это утомляло, словно лишенный какого-либо смысла, я прожигал один день за других, не имея особой цели. Именно это и была моя плата за мою силу, только выбора я не имел. Порой, я даже жалел, что родился именно таким без права на выбор и отчасти даже завидовал Адаму, что в любой момент мог стать вампиром, но все-равно выбирал жизнь.
Праздники тоже не имели для меня особого смысла, они были лишь очередным поводом выйти в свет и сыграть на вере других людей какую-нибудь из своих ролей. Рождество не было исключением, но мне оставалось надеяться, что в этот раз это событие сможет разбавить Эльза. Собственно говоря, мне вообще не хотелось посещать этот вечер, где только и будут говорить о том, какие все вокруг хорошие и сколько сил они приложили ради своих успехов. Успех. Это тоже для меня стало понятием растяжимым, ведь я с детства имел все, что хотел в плане материальном, а став чуть старше - еще и людей, если считал это нужным, так что радоваться успеваемости, либо проделанной работе. Но я ведь лицемер, а значит буду улыбаться и раздавать всем вокруг поздравления, потому что именно так делают уважаемые деканы.
Опустевший Стоунбрук выглядел куда привлекательнее. Его темные коридоры, шаги в которых эхом отражались от стен - были прекраснее, когда по ним не ходили толпы студентов. Готичность этого старого замка, что был отстроен с самого нуля, не могла не вдохновлять. Но, увы, вместо того, чтобы привидением бродить среди его стен, я вынужден был присутствовать в бальной зале, что пестрила яркими огнями. Люди здесь все были нарядными и многие из них старались казаться лучше других - как и в любом другом обществе, играла живая музыка, переливались голоса людей. Все было сделано на высшем уровне, но, увы, на подобные мероприятия я насмотрелся и они уже не вызывали у меня такого же восторга. Я прошел по залу, здороваясь с коллегами и вежливо им улыбаясь, пока мой взгляд не зацепился за девушку, что стояла практически в центре. Как всегда она была великолепна, привлекающая к себе внимание толпы. Она чувствовала себя королевой и вела себя подобающе. Красивая, умная, смелая. Некоторое время я оставался в стороне, наблюдая за тем, как она купается в обожании окружающих ее людей. Не знаю, что произошло в этот момент, но в моей голове появилось странное желание испытать эту девушку на прочность, изучить ее пределы возможного, а так же посмотреть на то, как бы она повела себя в той или иной ситуации. Нет, я не говорю сейчас об обычных жизненных ситуациях, я говорю о более серьезном, как, например, падение с Олимпа. Смогла бы она в такой ситуации сохранить осанку, гордость во взгляде? Эта мысль привлекала меня, ведь примерять маски самому стало слишком скучно, гораздо интереснее теперь наблюдать за тем, как эти самые маски срываются с лиц других. Жизнь была похожа на карточную игру - блеф присутствовал во всем и главной задачей было умело его использовать. Если ты умел обманывать так, что тебе безоговорочно верили, то можно было считать себя победителем. Я любил свое казино, я изучал каждую игру, начиная от покера, заканчивая рулеткой. Везение - малая доля твоего успеха. Ты должен быть хладнокровным, расчетливым, знать, когда можно отступить, а когда поставить на кон все. Это больше, чем азартные игры, это искусство, которое поистине прекрасно в своей глубине. Игра - то, что может идти с тобой по жизни, рука об руку и только тебе решать, куда это приведет.
Еще немного постояв, я направился в сторону Эльзы. Я остановился в шаге от девушки, чуть склоняясь к ней.
- Прекрасно выглядите, мисс Хантер.
Моих губ тронула легкая, непринужденная улыбка. Девушка не заставила себя долго ждать и через секунду обернулась ко мне. Я выпрямился, приковывая к девушке тяжелый взгляд и наблюдая за тем, как она умело использует свои женские чары. Она была интересна, как женщина, этого не отнять, но все же я не мог пропускать ее действий мимо своего внимания, потому что слишком хорошо знал, что многие люди применяют кинестетику в психологии, стараясь отвлечь своего собеседника или же напротив - привлечь еще больше его внимания. Я видел лукавство в отражении ее глаз, наблюдал за тем, с какой легкостью воспроизводятся ее движения и, вроде бы все было настолько естественным, только не ее пульс. Ее сердце сейчас не трепетало в груди, разрывая грудную клетку, как от страха, но и не сохраняло спокойствия, словно в предвкушении чего-то столь интересного. Это интриговало, ведь было любопытно, до чего додумалась Эльза на этот раз. Вряд ли она бы могла разузнать про кровь мертвеца или же вербену, а все остальное не оказывает на меня никакого действия. Я ведь в конце концов не оборотень, который на званном вечере останется без ужина, потому что все столовые приборы из серебра. Я продолжал поддерживать нашу наигранную беседу, сохраняя образ, так что услышав слова девушки, я улыбнулся чуть шире.
- Не ожидал, что Вы все-таки придете. Или же Вы придумали для меня еще что-то интересное?
Мне нравилось в Эльзе сочетание шика и необычной красоты. Она не походила на типичных девушек, что сейчас практически все выглядели, словно под копирку. Несомненно, она подчеркивала свои лучшие черты благодаря макияжу, но все-равно в этих угловатых скулах, припухлых губах, размашистых бровях был что-то, что приковывало к себе взгляд. Полный уверенности взгляд, который, на самом деле, не каждый мог выдержать на себе, цеплял, а еще - она всегда старалась смотреть мне прямо в глаза. Говорят, что нельзя смотреть в глаза собаке или волку - они принимают это, как вызов, но люди сами себя вводят в заблуждение, ограничиваясь лишь на псовых. Любой хищник примет вызов, если смотреть ему в глаза, а вампиры именно к таковым и относились. Испокон веков каждый, кто встречал рожденного вампира, отводил глаза, смотрел куда угодно и в этом ощущалось уважение, раболепие. Рожденные вампиры - аристократия, что в своей крови несет правила и привычки тех, кто существовал несколько тысячелетий назад. В глаза мог смотреть только тот, кто был уверен в своих силах, кто мог дать отпор, остальные же опасались, они были сравнимы разве что с прислугой, которой тоже непозволительно смотреть на своих господ. Но Эльза об этом не знала и мне даже стало интересно, чтобы она сделала, если бы я все же ей рассказал - применила бы свое упрямство или все же здравый смысл? И пусть незнание пока позволяло ей такую раскованность, кровь все-равно закипала каждый раз, когда она так делала, тем самым подогревая мою жажду игры, азарт.
Я отвлекся лишь на пару секунд, чтобы взять бокал шампанского с разноса у мимо проходящего официанта, а затем на сцену поднялся директор университета, привлекая к себе всеобщее внимание. Все как и предполагалось - поздравления лучших из лучших, выражения слов благодарности и пожелания дальнейших успехов. Я не мог себе позволить демонстративной усмешки, сохраняя образ декана, который является примером для подражания, а потом лишь тихо вздохнул, ожидая окончания его речи. Она, к счастью, не затянулась надолго и, стоило Блэквуду сойти со сцены, как наш слух вновь начала ласкать живая музыка. Люди вернулись к общению, другие же - к прерванным беседам, а мое внимание привлекла Эльза, на флирт которой я ответил сторицей. Мой взгляд прошелся по ее рукам прежде, чем вернулся к глазам, на губах по-прежнему играла непринужденная улыбка.
- Только в том случае, если у Вас не окажется при себе осинового кола.
Я отставил бокал в сторону, протягивая руку девушке, а стоило ее тонким пальцам коснуться моей ладони, как я повел ее в центр залы, чтобы в последующем уложить руку на ее талию, сокращая расстояние между нами практически до грани непозволительного. Я повел Эльзу в плавном, медленном танце, не сводя с нее глаз. Чувствовалось легкое электричество между нами, что привлекало, заставляло сердце биться чуть чаще. Мне нравилась эта игра, заставляющая нас ходить по острию ножа. Игра, скрашенная легким интимом, что не переходит на вульгарную пошлость - разве может быть что-то более интересное? Услышав голос девушки, я склонился к ней чуть ближе.
- Воспитание не позволяет мне произносить этого в слух.
Я и впрямь, несмотря на свои маниакальные наклонности, был довольно воспитан в плане общения с девушками. Конечно, были те, что сами продавали свое тело за определенную цену, занесенную в прайс, но они для меня не были даже людьми - мусор, что валяется на обочине улиц после праздников, а дворников на них не напасешься. Девушки, что ценили, в первую очередь, себя, свою гордость - только они заслуживали уважения, не позволяющее пользоваться ими.
Стоило Эльзе потянуться к моему уху, как от ее шепота на миг замерло дыхание. Я с улыбкой отвечал на ее слова.
- В свое логово я увез Вас ради вашего же блага, а не ради того, что Вы мне предлагали.
Я припомнил тот момент, когда Эльза с жертвенностью в голосе предлагала мне меньшее из двух зол и от этого снова стало смешно, но я не стал ее смущать, лишь продолжил подыгрывать в этой причудливой игре.
- Иногда мне кажется, что вы обо мне слишком плохого мнения.
Музыка, что кружила нас в танце закончилась и на ее место пришла другая не менее мелодичная, но мы решили прервать наш танец, снова подхватывая бокалы с разноса и отходя к большому окну, за которым открывался вид на зимний лес. По правде говоря, я не любил природу, не любил леса, потому что в них водится слишком много шерстяных тварей, потому предпочитал находится в городской суете, а подобные пейзажи меня вовсе никак не волновали. Услышав ответ Эльзя, я снова улыбнулся, но не успел ничего ответить, как меня отвлекли. Я обернулся к своему коллеге, обмениваясь с ним взаимовежливыми фразами, которые я постарался свести к минимуму, а затем снова вернулся к обществу девушки. Она тут же подняла бокал, предлагая мне выпить и я не стал отказывать. Отсалютировав ей, я прислонил прохладный хрусталь к губам, тут же смачивая игристой жидкостью горло. Шампанское я выпил до дна и вроде бы это никак не должно было на меня подействовать, ведь алкоголь оказывает на нас точно такое же влияние, как и обычная вода, как в следующий момент в глазах начало двоиться. Голова пошла кругом, отчего я чуть было не потерял координацию, но смог устоять на ногах, благодаря подоконнику, на который я оперся. Легкие словно начали отекать, отчего каждый вздох давался все тяжелее. Да, я долго время могу провести без кислорода, но сейчас мой мозг был одурманен и начали срабатывать первобытные инстинкты. Мысли путались, но я старался сосредоточиться и взять себя в руки. Я старался понять, что же произошло и, судя по тому, что со мной сейчас происходило, это была вербена в немалых количествах. Я чувствовал, как губы начинают царапать клыки, понимал, что мои глаза залились кровь, потому постарался опустить голову, ослабляя галстук на шее. Я бросил кроткий взгляд на свой бокал, а в моей голове постепенно складывался пазл и в один момент я почувствовал прилив ярости, который не так легко было взять под контроль. Рядом по-прежнему находилась Эльза и осознание того, что кроме нее никто другой не мог быть причастен к тому, что сейчас происходило, побуждало внутри меня желание вцепиться в ее горло зубами прямо сейчас. Я поднял на нее глаза, видя, как бледнее ее лицо, как зрачки расширяются, а пульс становится невыносимо громким.
- Прошу простить. Мне нужно на свежий воздух.
Нужно было держать себя под контролем, потому что легко можно обвести вокруг пальца молодую студентку, но не половину университета. Опираясь о колонны и стены и по-прежнему не поднимая ни на кого глаз, я поспешил покинуть залу, углубляясь в темный коридор, что так манил меня с самого начала. Я старался дышать глубже и привести свои чувства в порядок, но понимал, что мне нужна кровь, пока я окончательно не отключился и меня не повезли в больницу. За спиной послышался стук каблуков по паркету и мне не составило труда узнать, кому он принадлежал. Я старался не оборачиваться на девушку, дабы не поддаваться собственному искушению. Ее легкое прикосновение заставило меня вздрогнуть всем телом. Сейчас в моей голове отчетливо слышался ее пульс и все, о чем я мог только думать, так это о том, что сейчас в ее жилах течет горячая кровь. Я еще никогда не чувствовал столь сильной жажды, она норовила превратить меня в бездумного  зверя, что поддается лишь своим инстинктам, но я снова постарался взять себя в руки. Я поднял на нее глаза, видя страх в ее лице.
- Откуда ты узнала?
Я понимал, что сама бы она до этого не додумалась. О вербене то мало кто слышал, не говоря уже о том, какое действие она оказывает на вампиров. Она не стала юлить, лишь достала из своего клатча записку, прочитать текст на которой мне далось с трудом, потому что перед глазами продолжало все плыть. Я понимал, что в университете кто-то прознал о том, кем я являюсь и просто воспользовался удобным моментом, так что злость по отношению к Эльзе постепенно начала угасать. Я продолжал смотреть на нее, ожидая того, что она закончит начатую фразу, на она замолчала, нервно закусывая губы.
- И чего же ты хотела?
Не выдержав затяжной паузы, я все же подтолкнул девушку к тому, что она договорила. Я усмехнулся - победы. Интересно все же - победы в чем? Найти то, что окажет на меня хоть какое-то воздействие или же показать всем, кто я есть на самом деле? Она как минимум добилась первого варианта, но я не понимал, зачем она продолжала околачиваться рядом, особенно в тот момент, когда я действительно мог нанести ей непоправимый вред.
- Поздравляю.
Это все, что я бросил в ответ на ее признание, после чего выпрямился, насколько это позволяло мое текущее состояние, и отправился на выход. Контролировать свою жажду становилось все труднее, мысли путались и все, о чем я мог сейчас думать, так это только о крови. Я всегда старался действовать аккуратно и к убийствам прибегал в крайний случаях, стараясь не оставлять после себя следов, а в университете это было сделать крайне сложно, да и к тому же, Эльза не заслуживала смерти, она лишь на короткий момент оказалась марионеткой в чужих руках, что решили воспользоваться ее порывом. Я собирался как можно скорее добраться до дома любыми способами, но девушка не отставала. Вместо этого, она вновь нагнала меня, тут же проныривая под мою руку и предлагая свою помощь. Вот и настал тот момент, когда она самостоятельно начала скидывать с себя маску. Противиться я не стал, потому что самостоятельно доехать до дома бы при всем желании не смог. Но все-таки не смог не удивиться тому, что Эльза так вдруг изменилась и это при условии того, что она добилась того, чего хотела. Я усмехнулся, обнажая клыки.
- Когда я действительно хочу помочь - ты боишься, а когда я зол - предлагаешь собственную помощь. Парадоксально.
Мы осторожно спустились по лестнице и я старался облокачиваться по большей степени на перила, чтобы не упасть, нежели на хрупкую девушку. Стоило нам выйти на улицу, как все тело пробило ознобом - видимо температура моего тела стала еще ниже. Я постарался укутаться в свое пальто еще глубже, но помогало это не очень. Стоило нам оказаться в машине, как я убрал руки в карманы, ощущая собственную дрожь от холода. Машина была не прогретой, так что от того, что мы оказались внутри - становилось не легче.
- Даже если за ответственностью может последовать смерть?
С небольшим запозданием ответил я на слова Эльзы. Ее действия сейчас не поддавались никакому описанию, она действовала безрассудно, так что я снова усмехнулся.
- В таком случае можно сказать, что я рано поздравил тебя с победой?
У каждого есть ниточки, за которые можно дергать. Казалось бы, Эльза предоставляла собой живой манекен, умело использующий свои природные внешние данные, харизму и обаяние, но ей присуще была человечность и это было ее главной слабостью. Я слегка прикрыл глаза, стараясь не обращать внимания на сильное головокружение, пока девушка запускала двигатель и направляла автомобиль в сторону города. В машине царила тишина, никто больше не произнес и слова - Эльза, видимо, просто не находила, что еще сказать, а я был слишком занят самоконтролем. Вербена на вампира действует так же, как алкоголь на обычного человека и при передозировке с нами творятся странные вещи. Нет ничего хуже, чем невменяемый вампир. Антидотом была кровь, потому я лишь надеялся, что оставшихся крупиц моего терпения хватит на то, чтобы добраться до дома.
Снова открыл глаза я лишь тогда, когда заглох двигатель автомобиля. Я вышел на улицу и через пару минут под моим боком вновь оказалась девушка, что помогла мне добраться до подъезда, а оттуда и до самой квартиры. Стоило нам пройти внутрь, как я даже не разуваясь, тут же проследовал на кухню, лишь по пути скидывая с себя пальто прямо на пол. Опираясь на стену, я добрался до холодильника, распахивая ту его часть, где обычно я хранил кровь, но он оказался абсолютно пустым. Я почувствовал, как внутри снова начинает подниматься волна ярости. Последние несколько дней домой я приходил лишь для того, чтобы привести себя в порядок и совершенно забыл о пополнении запасов. Я открыл вторую половину холодильника в надежде на то, что завалялся хотя бы один пакет, но и там его не оказалось. С остервенением я захлопнул холодильник так, что он пошатнулся и чуть было не упал, после чего прошел в гостиную и только сейчас сообразил, что Эльза до сих пор не ушла, а продолжала стоять на пороге. Окинув ее взглядом, я нахмурился.
- Что ты все еще тут делаешь?
На ее месте я бы уже давно уезжал по-дальше от моего дома, особенно сейчас, когда у меня не было крови. Она мне что-то тихо ответила, продолжая стоять в коридоре, а я отправился дальше. Рухнув на диван, я прикрыл глаза рукой, стараясь немного расслабиться, но мой покой снова потревожила Эльза, разрушая тишину в комнате своим голосом.
- Это так заметно?
Не поднимая на нее глаз, сухо ответил я. Я слышал ее дыхание, сбивчивое и неуверенное, а еще, еще от нее исходил настолько резкий запах страха, что его не перебивал даже парфюм. Было странно, что находясь практически на грани ужаса, она оставалась рядом. Но еще больше я удивился тогда, когда диван еле заметно прогнулся под ее весом, а ее запах сильнее ударил в нос. Я еле заметно приоткрыл глаза, переводя на девушку свой взгляд. Ее следующие слова меня вдруг повеселили и я даже улыбнулся ее простоте.
- А если бы на меня подействовала зубочистка - что бы ты в этом случае мне предложила?
Да уж, что действительно меня не переставало удивлять, так это то, что Эльза действительно способна пойти на жертвы. Я снова усмехнулся.
- Не сомневаюсь, что она бы меня спасла.
Я снова прикрыл глаза, но Эльза продолжала настаивать на своем и вскоре практически возле моих губ оказалась ее шея. Стоило мне снова раскрыть глаза, как они опять покраснели, а клыки, что казалось бы только успокоились - снова обнажились. Сердцебиение мое вновь участилось и сейчас мой взгляд был прикован к бьющейся жилке на шее девушки. Мой голос стал тихим и хриплым.
- Это больно.
Я не знаю, на что рассчитывала Эльза, выдвигая мне столь провокационное предложение, но контроля становилось все меньше, так что стоило ей ответить, как моя рука легла на ее талию, прижимая к себе с такой силой, что еще бы немного, то она бы испытала нешуточную боль. Я полной грудью вдохнул столь манящий запах прежде, чем острие моих клыков вонзилось в вену на шее. Спрятав их, я прильнул губами к коже, позволяя крови наполнять мой рот. Свежая кровь всегда была вкуснее, нежели из пакетов, а кровь Эльзы ко всему прочему имел такой дурманящий вкус, что сложно было оторваться. Я чувствовал возбуждение, не плотское, а то, что кружит голову заставляет наслаждаться именно этим моментом. Голова шла кругом, но уже не от вербены, а я все крепче прижимал к себе девушку, не в силах остановиться, но здравый рассудок все же взял надо мной верх, так что я скользнул языком по паре маленьких ранок, собирая последние капли, а через пару секунд мои губы оторвались от нежной кожи. Однако, я не спешил отпускать из своих объятий девушку. Моя рука по-прежнему продолжала обнимать ее талию, когда она вдруг заговорила. Ее голос тоже был тихим, а глаза она и вовсе не спешила открывать, в отличие от меня. Я поднял на нее затуманенный взгляд.
- Гораздо.
Пальцем свободной руки я дотронулся до ее шее, подхватывая каплю крови, что красной струей стремилась вниз, в затем слизал ее кончиком языка. На ее вопрос я ответил уже более уверенным голосом.
- Полагаю твой вечер испорчен. Мы можем попробовать его компенсировать. Если ты обещаешь не использовать вербену.
Я редко пил кровь людей, для меня это было чем-то настолько интимным, чем не хотелось заниматься с первой встречной. Я чувствовал волнение Эльзы, почувствовал еще тогда, когда ее кровь коснулась моего языка и меня это тоже волновало. Мне хотелось продолжить этот вечер и даже не в благодарность, а просто потому что мне нравилось, как сейчас искрился воздух вокруг нас.
- Я ведь говорил, что я воспитанный, так что  могу предложить тебе ресторан.
Эльза продолжала сидеть на моих коленях, моя рука продолжала покоиться на ее талии и каждый сейчас ощущал напряжение, приятное напряжение, которое толкало на те поступки, о которых Эльза может жалеть на следующий день. Но я не собирался ей пользоваться, хоть и чувствовал ее тягу, это было не в моих правилах. Я улыбнулся, не сводя с девушки глаз.
- Есть другие пожелания?
Девушка вдруг склонилась к моему уху, заставляя меня на миг прикрыть глаза. Я чувствовал провокацию с ее стороны, но так же хотел дать ей понять тот факт, что если она добьется сейчас того, чего хочет, то пути назад уже не будет. Пока у девушки есть выбор, пусть она об этом не подозревает, но если нам удосужиться стать еще ближе, то она будет принадлежать мне, так что торопить события я не собирался. Я осторожно опустил девушку со своих колен, сам поднимаясь на ноги и направляясь в сторону кухни.
- Хочешь вина?
Стоило почувствовать вкус ее крови, как время остановилось и сейчас я даже не мог сказать, сколько крови выпил у нее, но, судя по тому, что она шла чуть покачивающейся походкой - не так уж и мало. Я открыл дверцу мини бара, доставая из него бутылку красного полусладкого и пару бокалов, тут же наполняя их напитком.
- Красное вино хорошо восстанавливает кровообращение.
Я протянул девушке один из бокалов, делая небольшой глоток из своего. Я наблюдал за ней - больше не чувствовал страха, но было бы странно, если бы она продолжала бояться после того доверия, что оказала мне. Ее вопрос был неожиданным - не думал, что ее заинтересует вкус крови, но все же ответил.
- На вкус крови влияет многое, начиная от образа жизни человека, заканчивая чувствами, что он испытывает в этот момент. Страх оставляет горечь, страсть же придает более терпкий и насыщенный вкус с толикой сладости.
На последних словах я сделал более выраженный акцент, не сводя глаз с Эльзы и наблюдая за ее реакцией. Она должна была понимать, что от меня сложно что-либо скрыть, но, даже если она это и понимала, она не спешила показывать свои эмоции на лице. И снова маска.
- Терпкая. Сладкая. Слегка горчит, но этого практически незаметно.
Эльза поднялась на ноги, подходя ближе, чтобы налить себе еще вина, я же продолжал медленно опустошать первый. Девушка продолжала делать вид, что ничего не произошло между нами буквально пару минут назад, но я слышал, как участилось ее сердцебиение, а потому лишь лукаво улыбнулся.
- Заверю тебя в том, что вкус крови я могу прочувствовать в любом состоянии.
Чуть склонив голову на бок, я наблюдал за тем, как она подходит ближе, укладывая руку мне на плечо. Ее глаза блестели, но только ли от выпитого вина? Я улыбнулся.
- Об этом говорил вкус твоей крови.
Мне нравилось наблюдать за тем, как она старается обыграть сложившуюся ситуацию в свою пользу. Зная, что заведомо проиграла, она не сдавалась и тогда я вновь решил вернуться в игру. Моя ладонь вновь легла на тонкую талию, поднимаясь чуть выше, касаясь оголенной кожи, что тут же ответила мне дрожью.
- Ты ведь уже знаешь, что вампира не так легко обмануть.
Я склонился к ее уху, обжигая его горячим дыханием и заговорил практически шепотом.
- Людей выдает не только вкус крови, а еще учащенное сердцебиение, тяжелое дыхание, легкая дрожь по всему телу.
С этими словами я кончиками пальцами прошелся вдоль позвоночника, еле касаясь кожи. Я улыбался, мне нравилось осознание того, что я имею власть над ней, пусть девушка и пытается доказать мне обратное. На ее вопрос я ответил честно, без доли лукавства.
- Наслаждаться моментом своей власти.
Я обошел Эльзу со спины, не прерывая прикосновений и лишь замерев позади нее, тем же тоном ответил.
- Тогда предлагаю запастись вином, потому что я планирую растянуть удовольствие.
С этими словами я наконец-то прервал нашу связь, отходя к кухонной стойке и подливая себе вина. Я обернулся, бросая на девушку взгляд, наполненные чувством собственного великолепия, уголки моих губ дрогнули в ухмылке. Я протянул руку, указывая на гостиную и пропуская девушку вперед, сам же подхватил свой бокал, делая очередной глоток, а вместе с ним и бутылку вина, следуя по ее пути. Поставив вино на столик, я присел на диван, вновь обращая свой взор на Эльзу. Ее вопрос заставил меня пожать плечами.
- Потому что женщины, что водятся в кругу моего общения либо слишком скучны и однотипны, либо уже заняты.
У меня не было цели завести семью, найти женщину, с которой заключу брак до самой смерти. Одна сменялась другой, но ни в одной из них я не мог найти того, что меня зацепит, так что отношения рушились, а если быть точнее - разрывались в один прекрасный момент без каких-либо объяснений.  И снова усмешка скрашивает мой ответ на вопрос, заданный Эльзой.
- А ты хочешь предложить себя на роль моей спутницы?
Мы продолжали перекидываться словами и неизвестно, насколько каждого из нас хватит. На каждое ее слово я мог дать десять в ответ, но точно так же делала и Эльза, так что спорить, казалось, мы можем бесконечно. Я улыбнулся.
- Я ничего подобного не имел в виду. К тому же, уверен, что навязывание мужчинам - это не твой конек, куда интереснее испытывать их на прочность. Не так ли?
Ее признание меня и впрямь заинтересовало, так что я удивленно вскинул брови, чуть склоняя голову на бок. Если вспомнить нашу первую встречу, то кроме как выгоды, девушка даже и не думала что-то получать от меня.
- Теперь мне стало любопытно, чем же я смог тебя заинтересовать помимо этого?
Я тихо рассмеялся в ответ на ее слова, делая очередной глоток вина.
- Про вредность мне еще никто не говорил.
Эльза сократила между нами расстояние, пододвигаясь еще ближе, а я продолжал наблюдать за ней и гадать, кто же первый сдастся в этой игре. По правде говоря, мне уже хотелось отставить в сторону все наши препирательства и проверки на прочность, но соблазн выиграть был слишком велик.
- И какую же ты цену запросишь?
Легкая улыбка играла на ее губах, а ее запах снова начинал кружить голову. Я склонился чуть ближе, оставляя лишь пару сантиметров между нашими губами.
- Кажется ты вновь начинаешь меня шантажировать.
Пара секунд прошла прежде, чем я все же избавился от расстояния между нами. Наши губы слились в едином танце поцелуя, от которого воздух в легких становился горячее. Поцелуй выдался томительно медленным, я пробовал ее на вкус, слизывал остатки вина с ее языка, был нежным и в то же время проявлял свою власть, сминая пухлые губы и слегка царапая их клыками. Ладонь скользнула на гладкую ткань платья на бедре и чуть сжала пальцы, а поцелуй все продолжался, пока Эльза не оторвалась, поднимая на меня взгляд. Мы не отодвигались друг от друга, лишь продолжали больше подзадоривать, я слегка улыбнулся, не прекращая поглаживать ее бедро.
- Мало кому удается зайти настолько далеко в своих догадках.
Эльза, наверное, никогда не устанет задавать провокационные вопросы, но сейчас она говорила то, что и без того знала прекрасно, а может быть ей просто хотелось, чтобы именно это сорвалось с моих губ.
- Если бы ты не была мне интересна, то расстояние между нами было бы гораздо больше.
Я не стал отвечать словами на поставленный вопрос, лишь снова сократил расстояние между нами до минимума, подчиняя девушку власти своего поцелуя. Ладонь скользнула ниже по ее ноге, собирая подол платья, а затем поднимая его выше и выше, чтобы в следующий момент освободить полностью от него это тонкое тело. На пару секунд я задержался взглядом на угловатых формах, что выглядели прекрасно и эстетично, а после - подхватил девушку на руки, унося в спальню. Уложив ее на шелковые простыни, я начал целовать разгоряченное тело, исследуя его губами. Я коснулся маленьких ранок на шее, проводя по ним языком, затем начал опускаться ниже. Мои губы ласкали выступающие ключицы, проводили дорожку из поцелуев ниже, к груди, которую я одаривал томительно нежными и в то же время настойчивыми ласками. Мои руки не отставали и уже избавляли девушку от нижнего белья, после чего я дотронулся пальцами ее лона, приступая к своим пыткам. Я обводил набухший бугорок кончиками пальцев, слегка надавливал на него, массировал, заставляя Эльзу дрожать в моих руках, а стоило почувствовать ее влагу, как пальцы мои наполнили ее нутро и тут же принялись двигаться медленно до тех пор, пока с ее губ не слетела практически мольба. И все же она сдалась, это не могло меня не радовать. Чувствуя победу, я был доволен, потому позволил ей получить разрядку. Мое тело тоже дрожало от напряжения, от силы и желания, которые требовали выпустить их наружу, но я понимал, что не могу себе позволить этого в полном объеме. Моя рубашка уже давно была где-то на полу, так что я избавился от брюк, тут же наполняя девушку собой. Мои движения граничили между нежностью и грубостью, пальцы сжимали податливую кожу почти что до синяков, но губы с языком тут же ласкали эти места, мы сливались в поцелуях, которые были настолько глубокими, что не было возможности даже и глотка воздуха сделать, а девушка дрожала подо мной, сжималась, выпуская ногти мне в спину, а мне было мало. Мы меняли позы, задыхались в этой страсти, сжимали простыни, собирая их под нашими телами и всему этому совершенно был потерян счет времени. Еще пара движений и мы оба достигли пика наслаждения, после чего я уложил девушку на подушки, укладываясь рядом. Грудь судорожно вздымалась, легкие требовали больше воздуха. Ладонь моя покоилась не бедре Эльзы, кончиками пальцев выводя странные узоры на гладкой коже. Через пару минут Эльза заговорила. Ее слова вызвали на моих губах улыбку.
- Что касается этой части жизни вампиров - ты даже и малого не увидела. Но вся проблема в том, что тяга к познанию тебя убьет.
Мне и правда было слишком тяжело себя сдерживать. Страсть - она как и жажда, лишает рассудка, контроля и очень тяжело сдерживать себя в такие моменты, но стоило бы мне хотя бы немного дать слабины, я бы переломал ей просто все кости.
- От силы, Эльза.
Я снова улыбнулся ее умозаключению, слегка прикрывая глаза.
- Я рад, что ты не настолько безрассудна.
На какое-то время к спальне повисла тишина, но Эльза вновь заговорила и я открыл глаза, переводя на нее вопросительный взгляд, а стоило мне услышать тот самый вопрос, как я тихо рассмеялся.
- Я постараюсь пережить этот момент.
Было забавно, что Эльза еще не поняла, что теперь принадлежит мне, наивно предполагая, что это всего-лишь была легкая интрижка. Но пока я не собирался раскрывать всех своих карт, к тому же, никто не говорил о завершении игры. Я снова прикрыл глаза.
- А у тебя есть такое желание?
Девушка отвечала вопросом на вопрос и я тихо выдохнул, пару секунд размышляя над ответом.
- Этим вопросом я задаюсь всю свою жизнь.
Любопытная. Наверное, ей все же можно было дать небольшую подсказку, так что я тем же спокойным тоном ответил.
- Я ничего от тебя не хочу, это звучит как-то слишком грубо. Мне просто нравится, что от тебя постоянно приходится чего-то ожидать. Это веселит и заставляет держаться в тонусе.
Никакого лукавства. Если Эльза действительно настолько умна, то она найдет пользу в сказанных мной словах. Девушка улеглась удобнее, прикрывая глаза, а моя рука продолжала покоиться на ее теле.
- Спокойной ночи.
В комнате вновь воцарила тишина и слышалось лишь мирное дыхание Эльзы рядом. Никто из нас не догадывался, что мы дойдем до  такого этапа. Она уснула и я не заставил себя долго ждать, практически сразу же проваливаясь за ней в сон.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Квартиры и пентхаусы » Квартира Alexander Keller


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC