Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Ноябрь подкрался незаметно, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке идет полным ходом, скоро состоится матч между Стоунбрукскими львами и Ванкуверскими котами, так что наши ребята тренируются почти каждый день. Полиция Монреаля убедительно просит жителей после наступления комендантского часа оставаться в своих домах, ведь в последнее время участились внезапные исчезновения людей - преступник это, или же организованная группа, пока не ясно, но мы будем держать вас в курсе событий. Первый снег плотно укутал город в свои объятия, так что будьте осторожнее выходя из дома, на улице гололед.
Температура воздухе не опускается ниже - 8 градусов тепла ночью и - 2 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше +4 градусов. Высокая влажность воздуха, частые снегопады, сильный северный ветер, что приходит с моря.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Elsa Hunter
Лучшей девушкой месяца у нас становится Эльза. Активистка и одна из самых красивых девушек Стоунбрука, капитан команды поддержки и любимица преподавателей. Но мало кто знал, что помимо всех этих качеств она отличается живым умом и немалой отвагой, что несомненно пригодится ей при более близком знакомстве с ее деканом.
Yoshi Shiragava и Кристина Фролова
Многие спишут их отношения, как лучший пример запечатления между оборотнями, но мы то с вами знаем, что их чувства раскрываются уже не первый год. Они многое прошли, чтобы наконец-то быть вместе, а нам остается только радоваться за эту счастливую пару и желать им гармонии и любви.
Caleb Morgan
Лучшим мужчиной месяца стал Калеб Морган. Он образец того, как может любить мужчина, готовый ради своей возлюбленной уничтожить все на своем пути. Нас восхищает его мужество, его преданность и та невообразимая сила чувств, что он испытывает к своей паре. Мы хотим пожелать ему терпения, которое так необходимо в его непростых отношениях с синеглазой волчицей.
Sophie Van Allen
Жизнь этой девушки можно охарактеризовать одним словом - падение. Еще вчера у нее было все - высшее общество, что ей восхищалось, жених, которого мечтали заполучить почти все женщины города и богатство, а котором можно только мечтать. Но сейчас ее мечты разрушены, точно карточный домик. Что ее ждет впереди?
Миссия против Сайлоса
Мало кто не знал такого человека, как Сайлос Мендоса, но мало кто знал, что он и вовсе не человек. Какие чудовищные эксперименты он проводил в своем особняке, какие планы он имел на наш чудный город? Кто-то должен был положить этому конец и мы рады, что у этой разношерстной команды все таки получилось избавить город от этой напасти. Но что они будут делать, когда узнают, что зло затаилось и среди них?

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Госпиталь "Johns Hopkins" » Внутренний парк для прогулок


Внутренний парк для прогулок

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sd.uploads.ru/0lVkF.jpg

0

2

Моя жизнь кардинально изменилась. Я не привыкла жаловаться, но в последнее время мне действительно было тяжело. После расставания с Дэвидом мне казалось, что внутри меня что-то умерло. Мне ничего не хотелось. Я взяла больничный и около недели не появлялась на работе, хотя раньше никогда не позволяла себе подобных вещей. Большую часть времени я проводила в своей комнате, занавесив окно плотными шторами, дающими голубоватое свечение. Лежала на кровати, слушая музыку или аудиокниги, в компании со своим котом и вставала лишь пару раз в день. Конечно сестра пыталась меня расшевелить, как и Стив, но я не обращала на это внимание. Мне не хотелось есть, не хотелось ничего делать, у меня не было даже слез, только какое-то опустошение внутри меня. Лекси купила мне новый телефон, но за всю эту неделю я не получила от Дэвида ни звонка, ни сообщения, ведь не давала своего нового номера. Он больше не приезжал. Я знала, что приняла такое решение ради нас обоих, мне некого было винить, возможно кроме себя самой, но это ничего бы не изменило. Меня всегда называли храброй, но сейчас я убежала и спряталась в свою раковину, не желая выходить наружу.
Не знаю, сколько это могло бы продолжаться, но пару дней назад мне позвонили из госпиталя и сухим голосом сообщили, что пора выходить на работу, и я согласилась. Каждое утро я собиралась как обычно - безупречная белая блузка, юбка-карандаш, небольшой каблук. Пусть внутри я была сломлена и разбита, но этого не должны были видеть посторонние. На работу мы ездили втроем, на машине Лекси и стоило мне оказаться в госпитале первый как стало казаться, что все взгляды направлены на меня, и взгляду отнюдь не благодушные. Отдав больничный лист главному врачу я направилась в ординаторскую, чтобы забрать истории болезни пациентов. Дэвида я не видела. Открыв свой шкафчик в раздевалке, чтобы взять халат, я увидела, что он облит чернилами. Уже тогда я задумалась о том, что произошло что-то из ряда вон выходящее. А потом началось все остальное. Куда бы я не пошла, я слышала постоянный шепот у себя за спиной и казалось, будто бы весь персонал больницы превратился в единый организм, враждебный ко мне. Со мной никто не садился за один столик в кафетерии, мои вещи постоянно куда-то пропадали, если я занимала в расписании какие-либо процедуры, то их регулярно сдвигали, отчего мои пациенты были недовольны. Я молчала, хотя видела, как ничего не понимает Лекси и как злится Стив. В мой шкафчик стали кидать мусор, кто-то поцарапал машину. С Дэвидом мы встречались в коридорах, стараясь не смотреть друг на друга, мы оба не знали, что можно сказать или сделать, понимая, что этого и не нужно. Один раз я видела, что он хотел что-то сказать, но его отвлекла медсестра и я ушла, а после мы стали отстранено и напряженно говорить только по работе. Я не задерживалась в его кабинете ни на одну лишнюю минуту, а он не поднимал на меня глаз. Все было кончено и изменить этого мы не могли.
Со мной перестали здороваться. Лишь ехидно улыбались, демонстративно проходили мимо, задевая плечом. Я продолжала делать свою работу. Однажды выходя из уборной, я направилась вымыть руки и подняв глаза на зеркало увидела слово "шлюха" написанное ярко-розовой помадой. Это было обо мне. Любовница Дэвида Беккера, вот какой титул я получила. Это самый мягкий, чаще всего меня называют подстилкой или потаскухой. Конечно этого не говорят в глаза, соблюдают субординацию. Я не пытаюсь оправдываться. Алексия ходила к главврачу, но это ничего не дало, та лишь улыбнулась в ответ моей сестре и пообещала разобраться, но лучше не становилось. Я убеждала сестру, что все в порядке. Мне не обидно. Из блестящей ассистентки, которая подавала надежды я превратилась в ничто, в человека презираемого. Но меня это не волновало. Стив предложил вернуться в Лондон и не портить себе жизнь, но я не могла уехать. Я знала, что между мной и Дэвидом все кончено, но если раньше я пыталась забыть его, то сейчас твердо знала, что это невозможно. Я не перестану любить его. Я не смогу не встречаться с ним каждый день, даже ради обмена приветствиями.
Сегодня после обеда мы стояли на небольшой аллее между корпусами, пока Стив курил, разразившись бранью. Лекси нервно перебирала пальцами по сгибу своего локтя, с тревогой глядя на меня, а я наслаждалась теплым ветерком, что скользил по полам белого халата. Тихое "шлюха", что звучало в притворном кашле разрезало тишину и я тут же обернулась, наткнувшись взглядом на трех студентов, что стояли неподалеку, они проходили летнюю практику. Совсем еще мальчишки. Чуть склонив голову я внимательно изучала их взглядом, пока Лекси разразилась криком.
- Так вы наверное обе такие, сестры ведь.
Крикнули в ответ на ее слова и я вздрогнула, как от удара плетью. Люди могли сколько угодно обсуждать меня, осуждать и судачить за спиной, но я меньше всего хотела, чтобы от этого страдали мои близкие. Я схватила сестру за локоть, а вот Стив сдержать не успела, да у меня бы этого и не вышло, он уже ринулся на эту троицу, раскидывая их, точно щенков.
- Стив перестань!
Крикнули мы с Лекси на пару. На втором этаже над нами, хлопнула створка закрывающегося окна, мы услышали шаги на лестнице, а затем дверь распахнулась. Мои глаза на миг встретились с его темно-карими, напитанными гневом и мне захотелось сжаться и закрыть глаза, чтобы не видеть всего этого кошмара, в который превратилась моя жизнь.

0

3

С того самого дня все пошло наперекосяк. Казалось бы, вот моя сестра была так счастлива, с ее лица не сходила улыбка, хоть она и пыталась ее прятать, а потом в один миг все оборвалось. Полетело вниз, увлекая Эллу в самую пучину боли. Я прекрасно понимала, что она переживала, ведь сама была на ее месте, только ведь между нами всегда была одна большая разница - Элла более ранимая и чувствительная, так что подобная ситуация ударила по ней сильнее плети. Первые несколько дней превратили жизнь в настоящий ад. Сестра отказывалась выходить из дома и даже специально взяла больничный, а Стив то и дело норовил отправиться к Дэвиду, чтобы набить ему лицо, поэтому мне приходилось даже засыпать позже него, чтобы следить за этим лосяшем, дабы он не натворил делов. И, кстати, да, спать нам с ним пришлось на одном диване, ведь спальню оккупировала Элла со своим котом, но этот пункт мы не будет относить к разряду адских мук, потому что лично для меня это вовсе не мука. По крайней мере на него можно сложить и руки, и ноги и с утра никто не будет жаловаться.
Всю неделю, что моя сестра печалилась в спальне, мы со Стивом пытались вытащить ее хотя бы на улицу, но она наотрез отказывалась и у меня уже начали опускать руки, но в скором времени к Элле вернулся ее здравый рассудок, а если быть точнее - неизгладимая тяга к знаниями. Проснулась ее ответственность, поэтому она, закрыв больничный, решила выйти на работу. Признаться честно, в этот момент я чувствовала себя курицей наседкой и вот-вот готова была сама предложить сестре продлить больничный, но я прекрасно понимала, что рано или поздно ей придется вернуться на работу, даже если это будет тяжело сделать, поэтому нам оставалось только поддержать ее. Первый день прошел гораздо лучше, чем я предполагала - по крайней мере моя сестра не погрузилась в очередную депрессию, но вот паршивцы студенты то и дело норовили кинуть в ее сторону какой-либо смешок. Даже в момент отсутствия Эллы на работе по госпиталю уже начали ходить слухи, который никак не удавалось пресечь. Наверное, я должна была подготовить к этому сестру, только я не знала, как это сделать, в итоге Элла узнала все сама. Ее начали травить, словно школьницу-неудачницу, что не могло меня не возмущать - мы работали в одном из самых престижных госпиталей Канады, но поведение здесь было на уровне старшей школы в каком-нибудь убогом районе города. Но моя сестра оказалась умницей. Она стойко переносила каждую шутку и сплетню, каждую пакость, подстроенную ей, хоть я и понимала, что на душе у нее творится настоящий ураган. Стив уже находился на низком старте и вот-вот готов был набить морду каждому, кто посмотрит на Эллу и, если признаться честно, я недалеко от него ушла. А Дэвид меж тем подолжал спокойно работать, будто и вовсе ничего не замечал. Или замечал, но ему было плевать. В какой-то момент я стала даже начинать разочаровываться в этом человеке и жалеть, что вообще когда-то допустила столь близкой связи Элеаноры с ним.
Очередной день, наполненный большим количеством пациентов и еще большим количеством сплетен. Обедали мы всегда вместе - неразделимая троица, что сидела посреди столовой, не обращая внимания на остальных, а после отправилась на аллею, чтобы немного подышать свежим воздухом. Я была рассержена и озадачена тем, что происходит, поэтому в этот раз даже не обратила никакого внимания на то, что Стив курит. Да и не думаю, что в такой ситуации следует запрещать ему это делать. Я внимательно наблюдала за Эллой, пытаясь понять, что творится в ее голове, ведь она так редко делилась со мной чем-либо, что чаще всего мне приходилось додумывать за нее или узнавать все последней. И это меня сейчас тоже бесило, хотя раньше я старалась на обращать на это внимания. Мимо проходили студенты и послышалось очередное оскорбление в адрес моей сестры и на этот раз меня порвало. Резко развернувшись в их сторону, я крикнула так, чтобы до них долетели мои слова четко и ясно.
- Лучше свое красноречие демонстрируй перед родителями и расскажи им про средства контрацепции!
Не люблю малолеток - они все тупые и дико меня раздражают. Вот и сейчас вместо того, чтобы заткнуться, они продолжили кидать оскорбления в наш адрес. Честно слово, в этот момент я готова была забыть про то, что я врач и должна вести себя должным образом, но меня вовремя остановила Элла, а вот Стива удержать не получилось. Он пошел раскидывать этих малолеток, которые тут же принялись угрожать жалобой, заявление в полицию и прочими прилегающими угрозами, как через минуту послышались шаги и знакомый голос, который заставил Эллу окаменеть. Обернувшись в сторону источника, я лишь убедилась в том, кого принесла нелегкая. И если моя сестра замерла, как мышка, то я тут же сообразила, что начинает попахивать жареным. Высвободив свою руку, я поспешила к Стиву, что так же заметил пополнение в нашей разношерстной компании. Ухватив парня за руку, я попыталась потянуть его на себя.
- Стив, пойдем. Нам пора.
Не хватало еще, чтобы главному хирургу госпиталя сейчас набили морду - проблем ведь потом не оберешься.

+1

4

Последние пару недель я постоянно находился в подвешенном состоянии, между злобой и отчаянием. Элеанора была сама на себя не похожа - она заперлась в комнате, никак не реагируя на наши с Лекси попытки вытащить ее из этого состояния, почти ничего не ела и только и делала, что слушала музыку и пила чай. Нам же с Лекси оставалось делить диван и стараться придумать, как вытащить нашу малышку из этого омута. Я прекрасно понимал, что сейчас чувствует Элла, я и сам терял любимого человека, только вот Кейти любила меня в ответ, а эти чувства между ей и ее профессором, с самого начала были обречены на провал. Я не верил в то, что подобный ему вообще в состоянии кого-то любить, а уж тем более такую натуру, как Элла, которая зачастую была слишком глубока для понимания обывателей. Более того, ситуацию усугубляло и то, что пока Элла была "на больничном", то госпиталь окутывала сеть паутины сплетен, которые тянулись из каждого угла. На нас с Лекси стали косо смотреть, постоянно шептались за спиной, а о самой Элле я слышал самые невероятные слухи. Это выводило меня.
Я предлагал Норе уехать обратно в Лондон, но она упрямо отказывалась, а потом и вовсе, в какой-то момент закрыла больничный и вышла на работу. Я видел, как ей тяжело. Видел, как она с гордо поднятой головой переносит все это молча и безропотно, как справляется с непонятно откуда возникшей вдруг, всеобщей ненавистью и презрением. Я много раз порывался вмешаться, но от обеих сестер получал шиканье, так что приходилось сидеть на месте. Хотя под конец месяца я готов был кидаться на каждого, кто просто смотрел в нашу сторону. Мы старались на всех перерывах и обедах находиться вместе, когда это получалось, и в итоге вокруг нас образовался какой-то бермудский треугольник. Одному лаборанту, который спросил меня каково развлекаться с двумя сестричками, я чуть не сломал челюсть, а ему пришлось сказать, что он неудачно выпил в баре, чтобы я из него косточки не вытряс. Не знаю, сколько это все могло продолжаться, я сам готов был посадить младшую Картер на поезд до Лондона и запретить ей возвращаться сюда. Она была ведь так умна, так талантлива и просто гробила себя в этом госпитале с таким отношением. Даже главврач ничего не могла, а точнее не хотела с этим делать.
Сегодняшний день стал лишь очередным, в этот бесконечном лимбе издевок, так что как только мы выбрались на перекур на дорожки между зданиями, у меня уже подрагивали руки. Пока я курил, нарисовалась компания студентов-интернов, которые сначала тихо шептались, а потом и вовсе рискнули крикнуть оскорбление в адрес Эллы. Я мгновенно вскипел.
- Закрой рот, пока не лишился зубов.
Крикнул я в ответ на пару с Лекси, но эти щенки не собирались успокаиваться, так что после очередного их вяканья, я рванулся вперед, раскидывая их, точно кегли и не обращая внимания на крики девушек. Раздался чей-то крик, и я выпустил мальчишку из рук, так что они поспешили тут же умчаться в сторону другого корпуса угрожая мне всем на свете. Но их я уже не слушал, сейчас я смотрел на человека, который разрушил жизнь моей почти что сестре. Я чувствовал, как мои ноздри раздуваются от гнева, как темнеют глаза и как адреналин выбрасывается в кровь. Мне было плевать на последствия. Лекси поспешила повиснуть у меня на руке, но я стряхнул ее, направляясь к Беккеру.
- Что происходит? Тебе объяснить что происходит?!
Не слушая крик Элеаноры я размахнулся и с такой силой зарядил этому мужику по морде, что он отшатнулся назад, а из его разбитой губы тут же брызнула кровь. Я тут же нагнал его и схватил за полы халата, чуть ли не отрывая от земли, а после ударил еще раз, после чего остановился отдышаться. Элла что-то кричала, подбежала ко мне, но я легко толкнул ее в сторону Лекси, чтобы та сдержала сестру.
- Пока ты, ублюдок, ходишь здесь со своей вечно пафосной рожей, Элу гнобят все, кому не лень. Или ту ничего не замечаешь, ничего не видишь? А может ты просто трусливый урод, которому плевать, а? Ей портят вещи, вредят ее работе, затравили точно зайца на охоте, а ты только воротишь свой нос, за дверьми своего кабинета.
Я перевел дух, с ненавистью глядя на него.
- А КОГДА ТЫ С НЕЙ СПАЛ ТЫ НЕ ДУМАЛ О ТОМ, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ А?!
С Этими словами я со всей силы пнул в стену банку газировки, что кто-то оставил на земле. Меня трясло от гнева, но я продолжал говорить.
- Мне плевать кто ты тут, хоть сам пуп земли, плевать что меня уволят, как только ты нажалуешься глав врачу. В отличии от тебя, я защищаю тех, кто мне дорог, а не протираю задницу в кабинете. Ты просто чертов трус!
Последние слова я выплюнул ему в лицо, прежде чем Лекси снова приблизилась ко мне, и на этот раз я не стал ее отталкивать. Не было смысла бить его снова, до него все равно ничего бы не дошло. Пафосный ублюдок.
- Сделай всем одолжение, начни спать с другой студенткой, чтобы Эллу оставили в покое. Она не заслужила того, что сейчас происходит.
С этими словами я повернулся к Лекси, которой казалось бы, тоже было что сказать.

+1

5

На самом деле я и не заметил, как в один момент моя жизнь превратилась в ад. Жена расхаживала по квартире так, будто считала себя полноправной хозяйкой, пыталась сделать вид, что между нами еще можно все наладить и мы вновь заживем счастливой семьей. Я же не мог приносить даже ее присутствия. Все, что заставляло меня возвращаться домой, так это Грейс и Кларисса прекрасно об этом знала, умело манипулируя этим. С каждым днем я становился все злее, понимая свою беспомощность в этом капкане, но еще больше меня злило то, что я не мог видеться с Элеанорой, не мог загладить свою вину, не мог сделать так, чтобы она не была к этому причастна, ведь уже все произошло. Кларисса то и дело пыталась затащить меня в постель, а у меня от одной только мысли об этом вставал ком поперек горла. С самого ее первого дня я переместился спать на диван, а в выходные забираю дочь и увожу ее куда-нибудь в парк.
На работе тоже творился настоящий кошмар. Кларисса практически сразу же распустила слухи обо мне и Эле, которые разлетелись по всему госпиталю за считанные часы, поэтому теперь, когда я шел по коридору, то то и дело замечал, как медсестры резко замолкали, завидев меня. Так же от моего виду не уходило и то, как издеваются на Элой другие студенты. Я пробовал несколько раз на пятиминутках донести до этих молодых балбесов, что они не правы, но мои слова были для них белым шумом и значения им никто не придавал.
Сама же Эла первую неделю вовсе не появлялась на работе, уйдя на больничный, а по возвращению была со мной отстранена и вообще практически пыталась избегать. Но и я не хотел добавлять лишних сплетней, поэтому старался надолго рядом с ней не задерживаться, хотя это было тяжело. Я видел, как впали ее глаза, как она исхудала и мне хотелось обнять ее, пообещать, что скоро все наладиться. Как то я хотел с ней заговорить, но ее отвлекла сестра, больше попыток я не совершал, решив, что так будет лучше, ведь пока я не разберусь с женой, мне стоит подальше держаться от Элы, дабы не втягивать ее лишний раз в неприятности, которыми она и так уже сыта по горло.
Сегодня был очередной день, который не отличался ничем от всех предыдущих. Первую половину дня я провел на операции, которая длилась несколько часов, а после отправился в свой кабинет, даже не спускаясь в столовую. Есть мне не хотелось, а вот работы было достаточно много. Ко мне поступил юноша, который уже несколько лет не вставал на ноги. Диагноз его был плачевным и имел крайне мало шансов, но все же я решился взяться за него, ведь все-таки, хоть и крошечный, но процент успеха был. Я в принципе сейчас старался брать как можно больше работы, ведь она помогала мне отвлекаться от всех семейных драм, а значит я хотя бы какое-то время мог находиться в спокойном состоянии. Но, пока я разбирал его бумаги и читал отзывы всех предыдущих врачей, что с ним работали, меня отвлекли крики, что доносились с улицы сквозь приоткрытое окно. Голоса мне показались знакомыми, поэтому я поднялся на ноги, чтобы посмотреть, что там все-таки происходит. Увидев не самую лицеприятную картину, как Стив избивает юных интернов, я тут же выскочил на улицу. Кажется, что это было последней каплей. Мне не хотелось допускать того, что из-за меня один из лучших госпиталей превратился в цирк, хотя с этим я уже успел прогадать.
- Какого черта здесь происходит?
Громко сказал я, почти крикнул, хмурясь и наблюдая за тем, как покосившееся от гнева лицо Стива оборачивается на меня. Уже в следующий момент он ударил меня так, что я чуть было не потерял равновесие, но все же смог устоять на ногах. Из носа тут же хлынула кровь, отчего я рефлекторно приложился к нему пальцами, но меня вновь схватили и снова ударили. Я не собирался опускаться до уровня Стива и бить его в ответ, хотя был зол сейчас не меньше, а потом мне точно так же хотелось выплеснуть весь накопившийся негатив. Но, начнем с того, что своей выходкой он только больше добавил пищи для обсуждения  этой ситуации. Мало того, что он устроил драку на заднем дворе госпиталя, так он еще и принялся кричать на всю округу. Когда он меня наконец-то отпустил, я вытер рукавом кровь, что по прежнему текла из носа. Нахмурившись, я впился в молодого мужчину тяжелым взглядом, стиснув зубы с такой силой, чтобы хоть как-то сохранить над собой самоконтроль.
- Давай, кричи еще больше. Ты ведь так о ней заботишься, что наградил ее очередной порцией слухов. Молодец, ничего не скажешь.
Сплюнув остатки крови, что накопила во рту, я вновь посмотрел на парня, который никак не мог перестать кричать, привлекая еще больше внимания.
Не уподобляйся и не опускайся до уровня тех, кто ходит и судачит, перетирая чужие кости. Своими выходками ты делаешь ей только хуже.
Я не повышал голос, но он был сердитым и грубым. Желваки по прежнему ходили ходуном, а грудь вздымалась так сильно, что сдавливала легкие. К Стиву подошла Алексия, а позади стояла Эла. Я бросил на нее мимолетный взгляд, чтобы потом вновь вернуть свое внимание паре, что решила меня научить то, как поступать в таких ситуациях, словно каждый из них оказывался на моем месте.

+1


Вы здесь » Dawn of Life » Госпиталь "Johns Hopkins" » Внутренний парк для прогулок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC