Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Ноябрь подкрался незаметно, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке идет полным ходом, скоро состоится матч между Стоунбрукскими львами и Ванкуверскими котами, так что наши ребята тренируются почти каждый день. Полиция Монреаля убедительно просит жителей после наступления комендантского часа оставаться в своих домах, ведь в последнее время участились внезапные исчезновения людей - преступник это, или же организованная группа, пока не ясно, но мы будем держать вас в курсе событий. Первый снег плотно укутал город в свои объятия, так что будьте осторожнее выходя из дома, на улице гололед.
Температура воздухе не опускается ниже - 8 градусов тепла ночью и - 2 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше +4 градусов. Высокая влажность воздуха, частые снегопады, сильный северный ветер, что приходит с моря.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Elsa Hunter
Лучшей девушкой месяца у нас становится Эльза. Активистка и одна из самых красивых девушек Стоунбрука, капитан команды поддержки и любимица преподавателей. Но мало кто знал, что помимо всех этих качеств она отличается живым умом и немалой отвагой, что несомненно пригодится ей при более близком знакомстве с ее деканом.
Yoshi Shiragava и Кристина Фролова
Многие спишут их отношения, как лучший пример запечатления между оборотнями, но мы то с вами знаем, что их чувства раскрываются уже не первый год. Они многое прошли, чтобы наконец-то быть вместе, а нам остается только радоваться за эту счастливую пару и желать им гармонии и любви.
Caleb Morgan
Лучшим мужчиной месяца стал Калеб Морган. Он образец того, как может любить мужчина, готовый ради своей возлюбленной уничтожить все на своем пути. Нас восхищает его мужество, его преданность и та невообразимая сила чувств, что он испытывает к своей паре. Мы хотим пожелать ему терпения, которое так необходимо в его непростых отношениях с синеглазой волчицей.
Sophie Van Allen
Жизнь этой девушки можно охарактеризовать одним словом - падение. Еще вчера у нее было все - высшее общество, что ей восхищалось, жених, которого мечтали заполучить почти все женщины города и богатство, а котором можно только мечтать. Но сейчас ее мечты разрушены, точно карточный домик. Что ее ждет впереди?
Миссия против Сайлоса
Мало кто не знал такого человека, как Сайлос Мендоса, но мало кто знал, что он и вовсе не человек. Какие чудовищные эксперименты он проводил в своем особняке, какие планы он имел на наш чудный город? Кто-то должен был положить этому конец и мы рады, что у этой разношерстной команды все таки получилось избавить город от этой напасти. Но что они будут делать, когда узнают, что зло затаилось и среди них?

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Госпиталь "Johns Hopkins" » Больничные палаты


Больничные палаты

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

http://s3.uploads.ru/M7nl8.jpg

0

2

Оказавшись в госпитале в очередной раз я нервничал так сильно, что у меня дрожали руки. Еще в мае Калеб сказал мне, что экзамены придется сдавать досрочно и сначала я думал, что возможно мы собираемся переезжать или что-то вроде того, но потом они с Сарой сели на кухне, как нормальная семья, чуть ли за руки не держались. Я не мог понять, почему Сара вела себя так странно - молчала, опустив глаза, сжимала пальцы и смотрела куда угодно, но только не на меня. Я испугался, думал что-то случилось, а потом Калеб объяснил мне, что здесь, в Монреале, работает один из лучших хирургов в Европе и именно поэтому мы переехали сюда из Шотландии. Что они долго обсуждали мой случай, и в итоге этот некий Дэвид Беккер согласился взяться за меня и попробует поставить на ноги. Честно, это новость меня ударила точно обухом по голове. Сказать по правде я давно смирился с тем, что никогда не смогу ходить. Я оставил попытки пытаться встать самостоятельно, вести полноценную жизнь и когда впервые это услышал, то нервно рассмеялся, сказал что это невозможно, но увидев, как вздрогнула Сара, осекся и долго молчал. Я так боялся допустить мысль о том, что вновь смогу ходить, ведь разочароваться потом будет в десять раз больнее, чем раньше. Сложно разрешить себе верить и надеяться, когда это приносит страдания.
Я попросил подумать. Долго лежал ночью и смотрел в потолок, вспоминая школу, Джесс, планы на будущее. Мне так хотелось посоветоваться с ней, но стоило вспомнить того парня, что крутился возле нее, а она с радостью купалась в его внимании, как руки сжимались в кулаки. Я начал представлять, как мы потом встретимся в университете и я пройду мимо нее, окруженный толпой красавиц и даже не взгляну в ее сторону, потом одергивал себя от этого бреда. Потом думал о сестре, которая всю жизнь горбатилась ради дорогой коляски, специальной машины, массажей и прочего, которой я никогда не мог помочь даже по дому. Про то, что я обуза и для нее и для Калеба, что я не могу самостоятельно даже съездить в магазин, не могу встречаться с девушкой, не могу вообще ничего. И что я не смогу быть нейрохирургом прикованным к коляске. С утра я дал согласие и Сара долго обнимала меня, сидя на моих коленях и уткнувшись мне в плечо отчего-то влажным лицом. Экзамены я и правда сдал, получил аттестат и покинул Болингбрук раз и навсегда, подавая документы в Стоунбрук. Потом было знакомство с врачом. Им оказался серьезный мужчина, который понравился мне тем, что не стал рассказывать мне байки и тешить иллюзиями. Мои шансы были 30 на 70 и он честно рассказывал мне риски, возможные последствия в случае неудачи и "чудеса" реабилитации в случае успеха. В его кабинете Сара тоже молчала, она даже не ругалась в последнее время с Калебом, в доме царила тишина. Делали кучу обследований, рентгены, мрт и анализы, подбирали время для операции и мы по несколько раз ездили на консультации. Как-то я зашел на сайт больницы и попытался посчитать, во что это обходится. После хотел отказаться, но это было бы невежливо, так что я молчал и лишь пообещал себе, что когда нибудь верну все сполна.
В день операции, что была назначена на вечер, я сходил с ума от страха. Глупо, но я боялся наркоза, боялся что не проснусь, ведь операция будет длиться порядка шести часов, боялся что что-то пойдет не так. Сара тоже боялась. Сжимала мою руку так сильно и н отходила ни на шаг, тревожно искала поддержки в глазах Калеба и по десять раз проверяла все мои документы. Утром мы уехали в больницу вдвоем, у Калеба была смена на работе, он не мог, но пообещал позвонить или приехать после смены. Меня определили в одноместную палату, чистую и слишком большую, чтобы чувствовать себя здесь уютно. Меня переодели и уложили на кровать, а Сара свернулась калачиком у меня в ногах и только вздрагивала, когда кто-то заходил к нам, чтобы взять анализы или что-то спросить, а я рассеянно гладил сестру по дрожащей спине и говорил, что все будет хорошо. Время до вечера пролетело так быстро, что в горле стоял ком. Сара шла со мной до самой операционной, а после двери захлопнулись, оставляя ее позади и я старался глубоко дышать и не бояться. Дэвид ничего не сказал, но я и не ждал от него каких-то слов. Меня переложили на операционный стол, затем поставили катетер и начали подключать всевозможные датчики. Анестезиолог ввел наркоз и я почувствовал, как какое-то удушливое, мятное ощущение поднимается от пальцев ног к горлу, а затем и к голове и успел только подумать о том, что рука болит, а дальше ничего не помню.
Я проснулся в своей палате, и сначала перед глазами все кружилось и вспыхивало сполохами света. Меня тошнило, я не чувствовал собственного тела, но боли не было. В горле пересохло и я попробовал что-то сказать.
- Сара...
Позвал я каким-то чужим, скрипучим голосом и услышал быстрые шаги, а потом ее ледяные пальцы сомкнулись на моей ладони. Она что-то говорила, но я мало что понимал, пытался улыбнуться, получалось криво.
- Воды...
Также выдохнул я, и тут же меня, точно ребенка, заботливо приподняли под голову и поднесли к губам стакан, позволяя сделать пару глотков. После я обессиленно откинулся на подушки, поворачивая голову. Когда пятна перед глазами прошли, я увидел заплаканное лицо сестры, а после еще блондинку, что сидела на стуле с журналом в руках. Я нахмурился.
- Это же Летти да? Что она тут делает?

0

3

Я думала, что в моей жизни уже ничего не может измениться. Думала, что все так и будет - вечные ссоры с Калебом, работа по ночам, торговля наркотой, брат, прикованный к инвалидной коляске. Когда Калеб сказал мне, что договорился с каким-то знаменитым хирургом о случае Шона, то сначала я не поверила. Говорила о том, что бы обошли сотню врачей, что я возила его по множеству городов, что все они твердили что надежды нет и шансов тоже, что Шон всегда воспринимал это слишком болезненно. Потом заперлась в ванной и долго рыдала, включив воду на всю мощность, чтобы ничего не было слышно. Я винила себя за то, что с ним случилось. Если бы я поехала тогда с родителями и Шоном, то наверное могла бы что-то сделать, уберечь его, принять удар на себя, что угодно. Я тратила много денег на попытки его вылечить, обивала пороги больниц, но все было безуспешно. Потом я сказала Калебу что решать будет Шон, потому что я не буду снова заставлять его проходить через ад. Я просто не смогла бы так поступить с ним после того, что он пережил.
Сначала Шон смеялся, потом злился. Потом дал свое согласие и я взяла на работе недельный отпуск, чтобы почти каждый день возить его в госпиталь. Я не ругалась с Калебом, не встречалась с покупателями, все время была дома, рядом с братом. Он проходил обследования, пока я ждала его в коридоре, я занималась сбором документов прошлых обследований, ездила в Стоунбрук по поводу поступления Шона, оплачивала счета из больницы кредиткой Калеба и снова была с братом. В день, когда назначили операцию я не могла заставить себя отпустить его руку. Больше всего на свете я всегда боялась потерять Шона, потому что без него я не смогла бы жить. Он стержень моего существования, опора моего шаткого мира и чувства, что я испытывала к брату были такой силы, что напоминали ураган. Когда Шона определили в палату я свернулась в клубок у него в ногах, думая о том. что все будет хорошо. Он перенесет эту операцию, он снова сможет встать на ноги, он снова сможет полноценно жить. Но страх не отступал. Он подкрадывался со спины и вцеплялся в горло, безжалостно душил и парализовал, приковывал к месту. Шон гладил меня по спине и я постепенно успокаивалась, не смея даже шагу ступить за порог палаты.
Время операции подошло слишком быстро. Я провожала Шона до дверей операционной, а потом, стоило ему скрыться в дверях, как рухнула на скамейку и разрыдалась, сжимая руками колени. Не знаю, сколько просидела так, пока ко-то не тронул меня за плечо, отчего я дернулась, но это оказалась Тео. Я уже и забыла, что договаривалась с ней о том, что Летти будет сиделкой Шона за 20 евро в час, потому что мне необходимо было вернуться на работу. Подруга уселась рядом и притянула меня к себе, пока я не успокоилась, а после покинула нас с Летти, оставляя наедине, торопясь на работу. Я поднялась на ноги, оставив Летти на пару минут и пошла умыться и купить кофе, протягивая ей один.
- Не привыкла благодарить, но спасибо что согласилась помочь.
Я рухнула на стул, делая пару глотков холодного напитка из банки, после чего смерила девчонку задумчивым взглядом.
- Ты еще не знаешь, каким может быть Шон. Слушай иногда он, в общем у него бывают периоды депрессии. И тогда он становится почти невыносимым, может швырять вещи или задевать словами. Как алкоголик в горячке.
Я знала характер своего брата, который в обыденной жизни он мало кому показывал, знала про его некоторую истеричность и обидчивость, завышенную самооценку в совокупности с комплексом неполноценности и его острый язык, который мог сильно задеть неподготовленного человека. Конечно я была уверена, что Летти и не такого навидалась в притоне, но все равно это были разные вещи. Я прижалась спиной к стене, откинув голову и глядя в потолок, с ногами забираясь на стул.
- Я не переживаю просто... Он мой брат. И он там сейчас совсем один.
После я хрипло и лающе рассмеялась, положив ладонь на лоб и откидывая волосы назад, поморщившись.
- Никогда не была сентиментальной дурой, а сейчас веду себя как в дешевом сериале. Тошно.
Одной было не так страшно. Я закрыла глаза, делая глоток за глотком, хотя предпочла бы чего-нибудь покрепче кофе, но мне нужна была трезвая голова. Относительно трезвая. Достав пачку с самокрутками, куда я преднамеренно добавила легкой травки, я поднялась на ноги, мельком показывая ту Летти.
- Покурим?
Мы направились на балкон больницы и дождавшись, пока свалят два врача закурили, вдыхая едкий дым.
- Справится. Наверное ты права.
Дальше мы курили молча, как и каждый час, пока шла операция и лишь когда она закончилась и Шона увезли в палату, мы выкурили по последней и направились следом. Я знала, что он будет долго отходить от наркоза, так что сидела не шевелясь и не сводила с него глаз, а Летти принялась читать какой-то журнал. Время тянулось ужасно медленно, но спустя пару часов я услышала хриплый голос брата и тут же подорвалась с места, чтобы подбежать к нему и тут же переплести наши пальцы. Моя ладонь легла на его лоб, убирая с него смоляные пряди, а в глазах снова встали слезы.
- Я тут, я с тобой.
Мне было плевать, как это выглядит. Он мой брат, все тот же мальчишка, которому я читала сказки и если хоть кто-нибудь что-то скажет мне, то я вышибу ему всю челюсть, а затем допинаю ногами. Он попросил воды и я помогла ему приподняться, заботливо прижимая стакан к губам. Спустя еще пару минут он повернул голову, глядя на Летти.
- Мне надо работать, отпуск окончен. Я буду приезжать вечерами, но не доверяю медсестрам, так что Летти будет...составлять тебе компанию, чтобы ты не умер от скуки.
Я старалась отойти от слов "сиделка" и "будет тебе помогать", потому что знала предел гордости брата и меньше всего хотела чтобы он чувствовал себя беспомощным.

0

4

Прошло пару недель с того момента, как у меня над головой появилась крыша. Не скажу, что моя жизнь в корне изменилась, но все-таки приобрела несколько иные краски. Нет, с наркоты я не слезла. Я продолжала появляться в притоне, чтобы раздобыть дозу, с кем-нибудь переспать ради нее, а потом словить кайф. Как то мне было настолько паршиво, что я осмелилась попросить в долг дозу у Тео, но та в ответ разворчалась на меня так, что мне пришлось пожалеть. Эти двое вообще себя странно ведут со мной. Одна время от времени включает проповедницу и запрещает мне употреблять наркотики, в то время, как сама то и дело запирается в ванной, другой натащил мне кучу учебников и заставил учить. Забавно, а я то думала, что их разговор про мое поступление в университет был шуткой. Но когда до меня все-таки дошло, что это правда, то я постаралась ухватиться за этот шанс, который свалился мне в руки непонятно с чего. С меня не просили денег и не требовали, чтобы я вышла на работу, отмахиваясь и говоря, что потом расплачусь, и мне не приходилось ни с кем спать, как я предполагала изначально. Подобных намеков в мою сторону даже не было. Время от времени я наводила порядок  в квартире, но мне запрещали заходить в спальни Иви и Эзера, поэтому места для работы было не так уж и много. Правда я по-прежнему не могла привыкнуть к тому, что мне далось что-то хорошее за просто так, поэтому, когда пришла Тео и сказала, что для меня нашлась работа, я тут же ответила своим согласием. Я могла предположить все, что угодно - от работы официантом, до поломойки в каком-нибудь гадюшнике, но все оказалось куда более цивильно. Шон. Парень, который оказался первым человеком, которого я увидела, когда отошла от прихода. Я помнила, что он был инвалидом, прикованным к коляске, но мы с ним в тот момент не успели толком пообщаться, а после не виделись, поэтому я мало, что могу сказать на его счет. Как выяснилось, ему сделали операцию и необходим был кто-то, кто сможет находиться рядом практически постоянно и этим кем-то оказалась я - единственная безработная. Мне было несложно, поэтому я сразу же согласилась. К тому же, если вспомнить, то именно Тео и Сара вытащили тогда меня из гадюшника, поэтому я просто не могла ответить им отказом.
До госпиталя мы доехали довольно быстро. Тео была довольно агрессивным водителем, а в совокупности с мотоциклом это заставляет неплохо пощекотать нервы и когда мои ноги ступили на асфальт - я была несказанно рада. Коридор хирургического отделения был практически пустым. Изредка по нему проходили врачи и медсестры, но не более того. Лишь у входа в операционную, где горела красная лампочка "Не входить. Идет операция." сидела Сара, сжавшись в комок. Будь я здесь одна, то даже бы не узнала ее и скорее всего прошла мимо, но Тео повела меня прямиком к ней. Она сильно отличалась от той, какую я видела в первый день нашего знакомства. Осунувшаяся, потерянная, с заплаканными глазами. При виде ее такой первая мысль возникла, что что-то пошло не так, но как оказалось - она просто слишком сильно переживала за брата. Не умею утешать или поддерживать людей, никогда не умела, поэтому я, поздоровавшись с ней, просто молча села рядом. А когда Тео ушла, Сара сама заговорила со мной, протягивая один из стаканчиков с кофе.
- Будем считать, что мы квиты. Во всяком случае это гораздо лучше, чем та сумасшедшая семейка, что меня приютила.
Я пожала плечами на слова девушки, делая маленький глоток обжигающего напитка. На самом деле, своими словами я не хотела обидеть ни одного, с кем жила последнюю пару недель, просто они действительно готовы довести любого до психушки по отдельности, а что происходит, когда они собираются все вместе - тут и говорить не стоит. Но Сара не могла унять своего спокойствия и вновь заговорила. Я внимательно слушала ее, а параллельно думала о том, может ли Шон оказаться более невыносимым, чем моя первая любовь, что пробила мне голову? Нет, думаю, что нет.
- Не переживай, я справлюсь.
Тихо выдохнув, ответила я. Если честно, то я не знала, как вести себя сейчас с Сарой. Как я уже сказала ранее, я совершенно не умею проявлять сочувствие к людям. Я не знала, как ее поддержать сейчас, а может быть ей просто нужно было выговориться? Никогда в этом не разбиралась. Поэтому, когда она вновь замолчала, я ответила лишь коротким:
- Твой брат тоже справится.
После этого мы вышли на улицу. Погода хмурилась, тучи застилали небо и вот-вот должен был начаться дождь, ведь где-то вдалеке сверкнула молния. От этого на улице было слишком душно и это никак не позволяло нам проветрится. Однако, мы все же выкурили по сигарете и вернулись обратно в коридор. Так прошло несколько часов. Мы больше ни о чем особом с Сарой не разговаривали, лишь время от времени перекидывались парой фраз, а потом наконец-то операция завершилась и из операционной вывезли Шона на каталке, тут же отправляя в палату интенсивной терапии. Сара ринулась следом, я же пошла более спокойно. В палате я тут же облюбовала одно из кресел возле койки и забралась в него с ногами, притягивая к себе какой-то журнал о здоровом питании и прочей ереси. Но сейчас еще нужно было дождаться, пока Шон придет в себя, поэтому нужно было хоть как-то скоротать время.
Прошла пара часов прежде, чем парень открыл глаза и попытался что-то сказать. Сара тут же подлетела к нему, помогая выпить воды, поэтому я осталась неподвижна, лишь наблюдая за происходящим. А когда он перевел на меня взгляд - помахала ему рукой, вновь возвращаясь к журналу, ведь Сара вполне неплохо справлялась и с помощью, и с объяснениями. В конце концов, он ее брат.

0

5

Я все еще чувствовал легкое головокружение, но прохладная вода постепенно приводила меня в чувство. Я смотрел на сестру, изредка переводя взгляд на блондинку, что сидела в кресле. Горло болело, как будто была ангина, во всем теле была слабость. Сара просидела со мной еще около получаса рассказав о том, что Летти будет скрашивать мне дни в больнице, но я прекрасно понимал, что мне просто наняли сиделку, а потому злился. Злился, но сдерживался, видя запавшие и полные тревоги глаза сестры. Когда Сара ушла, повисла тишина. Я постарался подтянуться на слабых еще руках, чтобы сесть повыше. Меня тошнило, голова начинала болеть, свет слишком ярко бил по глазам. Я посмотрел на Летти, что также читала журнал.
- Мне не нужна нянька. Можешь идти, я не скажу Саре.
В ответ на ее слова я злостно фыркнул, откидываясь на подушки.
- А разве нужно что-то говорить, чтобы я это понял? Меньше всего мне нужно чтобы вокруг меня бегали и жалели.
Девчонка все не отрывалась от журнала, видимо так и не собираясь уходить. Ну и ладно. Не важно. Я выдохнул, пытаясь понять, начинаю ли я чувствовать ноги или нет. Конечно нет, это невозможно. В глубине души мне хотелось верить, что я снова могу ходить, но умом я понимал, что шансы слишком малы. Я сделала пару глубоких вдохов и попробовал пошевелить ногой. Ничего. Я ничего не почувствовал. Хотя я и забыл как это, чувствовать свои ноги. Я повернулся к блондинке.
- Эй, можешь купить мне сок? Деньги у меня в кошельке, в тумбочке.
Эту просьбу Летти выполнить согласилась, так что взяв деньги покинула палату. На пару секунд зажмурив глаза я затем резко распахнул их, после чего одним движением откинул с ног одеяло. Поморщившись, я осмотрел свои ноги. Совсем тощие, точно у старика. Абсолютно не подающие признаков жизни. Я сосредоточился взглядом на пальцах ног, вспоминая как делала Ума Турман в "убить Билла" и попытался приказать себе пошевелить пальцем. Но сколько бы я не буравил взглядом палец, шевелиться он не собирался. Разозлившись, я ударил кулаком по прикроватной тумбочке и только тут понял, что вернулась девчонка. Она подошла ближе, протягивая мне сок, а я снова откинулся на подушки, прикрывая ноги одеялом.
- Жалкое зрелище да?
Скривился я, делая глоток прохладного напитка. В ответ на ее слова я хмуро усмехнулся.
- Я уже десять лет не могу ходить. Совсем забыл, что это такое. Знаю, что операция не поможет, они только деньги потратили в никуда. Ужасная глупость. А главное не знаю, почему говорю это тебе. Видимо не отошел от наркоза.
Я внимательно смотрел на девушку, пока она говорила со мной, как вдруг ее слова прервал телефонный звонок. Достав из тумбочки мобильник я долго разглядывал имя "Джесс" на дисплее, прежде чем сбросить вызов, а потом закрыть глаза, пытаясь унять головную боль. После телефон возвестил о пришедшем смс, но я стер его не читая. Любопытство блондинки было вполне понятно, это часть женской натуры. Но я никогда и ни с кем не говорил о Джесс. Друзей у меня не было, Сара была в принципе не в восторге от наших отношений. А мне было....не знаю. Плохо? Сложно? Обидно? Наверное все сразу, а еще я был зол. Отвечать на ее смс я перестал после того, как посмотрел на фейсбуке фото с выпускного, где она была такая счастливая рядом с этим кудрявым. Руки сами с собой сжались в кулаки.
- Девушка, которую я любил.
Я усмехнулся.
- Я-то думал что это взаимно. Столько общих интересов, все время вместе. А потом появился этот напыщенный индюк. Знаешь, таких любят. Спортсмен, звезда школы, со всеми находит общий язык, взрывы смеха вокруг него.
Я горько улыбнулся, скрещивая пальцы на руках.
- Джесс очень красивая, он ее сразу заметил. А она перебежала к нему так легко. Они стали ходить на свидания, делать вместе домашку и все такое. И при этом она утверждала, что все нормально. А теперь они встречаются. Конечно, он интереснее. И куда лучше чем калека, которого она просто пожалела.
Я выслушал ответ Летти и пожал плечами.
- Наверное, так и правильнее. Он из хорошей семьи, подает большие надежды, она умница, красавица и племянница директора Стоунбрука. Не чета мне. У меня есть только сестра что занимается торговлей наркотиками, ее парень о некоторой деятельности которого знать вообще не стоит и инвалидная коляска.
Наш разговор прервала медсестра, которая смерила давление, дала мне обезболивающее от мигрени и поставила капельницу. Я некоторое время молчал, разглядывая потолок.
- Эй, Летти. Почему ты стала наркоманкой?
Мне на самом деле было интересно, какие еще случаи толкают людей на эту дорожку. Есть такие как Сара, у которых не было иного выбора. А как по-другому? Выслушав ее краткий ответ, я прикрыл глаза.
- А почему не слезешь?
Эти ее слова в ответ, сколько раз я слышал их от своей сестры. Но я не стал убеждать девчонку, да это и не надо было. Я еще некоторое время молчал, прежде чем повернуться к ней.
[b]- Я предлагаю что-нибудь съесть. Тут есть какой-нибудь буфет или столовая?[/b

+1

6

Не знаю, сколько времени прошло, пока я перелистывала журналы один за другим, а Сара общалась со своим братом. У меня уже затекло все тело и я то и дело переворачивалась с одной стороны на другую и проклиная этот больничный запах, от которого голова уже шла кругом. Когда Сара ушла, я не изменила род своих занятий и в комнате повисла угнетающая тишина. Хотя мне, если честно, было пофигу. Мне платят деньги за то, что я здесь сижу, но это ведь не значит, что мне нужно трястись над этим парнишкой и не сводить с него глаз. Хотя, когда он все-таки заговорил, я не оставила его без ответа, хоть и не оторвала глаз от страниц какой-то маленькой пошарпанной книжки.
- А кто тебе сказал, что я твоя нянька?
Я прекрасно знаю, что некоторые люди не любят, когда их жалеют, но есть такие, кто жалеет сам себя. Это я прекрасно знаю по себе, ведь порой и у меня случаются периоды, когда я ощущаю себя ничтожеством, ни на что не способным и вообще дурой набитой, а потом мне хочется домой и вот такой вот круговорот мыслей в голове периодически выносит мне мозг. И сейчас, когда парень попытался меня выгнать, хоть и не очень настойчиво, я лишь ответила ему беспричастным тоном, к тому же Сара успела меня предупредить о том, что характер у него далеко не сахар.
- Вообще-то я сижу, а не бегаю вокруг тебя.
Уточнила я парню, продолжая пялиться в журнал. Довольно глупое общение у нас получается. Я продолжала сидеть неподвижно, а парень перестал совершать попытки убедить меня в том, что он во мне не нуждается. Конечно, я не спорила, может быть так оно и действительно есть, может быть его сестра слишком сильно его опекает, но ворошить мусорное семейное ведро я не собиралась, мне и без того дерьма в жизни хватало, поэтому я делала лишь то, за что мне платили.
Повисшую между нами тишину вновь разрушил голос парня. На этот раз он попросил меня сходить ему за соком. Ну уже что-то. Молча отложив в сторону книжку, я нагнулась к тумбочке, откуда взяла кошелек. Поднявшись на ноги, я сначала потянулась, отчего захрустели затекшие суставы, а потом вышла из палаты, наслаждаясь тем, что наконец-то немного могу размяться. Зайдя в буфет, я взяла сок и сначала подумала, что было бы неплохо покурить выйти, но сигареты остались в палате, поэтому мне пришлось вернуться. Внутри я застала зрелище не из самых приятных, но и не омерзительных. Я знала, что атрофированные мышцы со временем иссыхают, но не думала, что это выглядит так. Несколько секунд я даже невежливо пялилась на его ноги, пока Шон не накрыл их обратно одеялом. Тогда я протянула ему сок и вернулась обратно в свое кресло.
- Есть вещи, которые выглядят гораздо хуже. Они у тебя есть, а значит ты уже не безнадежен.
Тык же сухо ответила я парню. Я вновь раскрыла книгу на том месте, где остановилась ранее, но читать не продолжила. Когда Шон заговорил со мной, рассказывая свою откровенную история, я попыталась глазами зацепится за строчку на открытой странице, но вместо этого продолжала внимательно слушать парня. Сколько раз я пыталась убедить себя в том, что мне нет никакого дела до других людей, но каждый раз находился кто-то, кому я по какой то причине начинала проникать доверием. Шон - парень, который явно не будет со мной общаться, когда это все закончится. Он из другого мира, даже несмотря на то, что его сестра бывшая наркоманка, поэтому записываться к нему в приятели на короткий срок мне не хотелось.
- Они стараются для тебя, разве этого мало?
Не знаю, откуда в моем тоне взялась нотка раздражения, но в какой-то момент я почувствовала, как злость зарождается где-то в грудной клетке, хоть и понимала прекрасно, что Шон ни в чем не виноват, просто появилась неприятное чувство зависти, от которого поперек горла вставал ком. Я попыталась избавиться от этого чувства, вновь уткнувшись в книгу, ведь Шон снова замолчал, однако мысли мои уже давно ушли от сюжета. Тяжело выдохнув, я закрыла ее, бросая взгляд на парня, что рассматривал дисплей своего телефона, а после сбросил звонок. Его брови нахмурились, а губы поджались, словно он был чем-то раздражен, и я с усмешкой у него спросила.
- Надоедливые поклонницы?
Наверное с юмором у меня было все тяжко, если я умудрилась задать такой вопрос инвалиду, который уже десять лет прикован к коляске. Я ожидала чего угодно, что он нахамит мне, начнет ерничать или попросту обидеться, но от него вновь послышались откровения, отчего мои брови на миг взмыли вверх. Если честно, я не представляла, как выглядела эта самая Джесс, но почему-то в моей голове возник образ ветряной девчонки, которой все в этой жизни дается легко и она всегда получает то, чего хочет. От мысли, что Шон умудрился в такую влюбиться мне стало даже смешно, но я сдержала улыбку.
- Может быть и вправду подобное к подобному притягивается, поэтому она и ускакала к нему.
Мой голос уже перестал быть таким отстраненным и в нем даже появился интерес. Не знаю, что именно вызвало его у меня. Доверие, которое Шон сейчас проявил по отношению ко мне? Не думаю, что он из тех, кто рассказывает всем и все, по-крайней мере мне нравилось так думать. На его последние слова я не успела ответить, так как в палату вошла медсестра, что проводила необходимый осмотр пациента. Пока она все это делала, я залезла в телефон, чтобы посмотреть последние новости. Хотя, какие могут быть новости, ведь никто и не заметил, как я пропала из притона, а те, с кем я общалась в последнее время и без того, знали, где я нахожусь. Медсестра ушла, вновь оставляя нас в тишине, но Шон снова первый прервал молчание. Его вопрос заставил меня напрячься и появилось такое ощущение, словно из кожи повылазило множество игл.
- Потому что дура.
Коротко и немного ответила я парню, что не остановился на этом. Я тихо выдохнула, стараясь успокоиться, ведь на самом деле он ничего плохого мне сейчас не желал, поэтому так резко реагировать на его слова не стоило.
- Потому что это не так просто, как может показаться.
Сложно объяснить человеку, никогда не имеющего дела с наркотиками лично, что такое ломка, какие ощущения при этом испытываешь, это просто невозможно передать словами. И тут никакая сила воли не поможет справиться, а идти в шестнадцать лет в больницу, чтобы потом меня отправили в приют и еще больше доставить проблем своей матери, которая этого не заслужила - это было бы несправедливо.
Я расслабилась, когда парень перевел тему и наконец-то подняла на него глаза, что все это время были уставлены на потемневший экран телефона.
- Да, тут есть буфет. Отправишься туда со мной или тебе опять принести сюда?
Немного более резко, чем нужно было, я ответила парню. Наверное слишком сильно обрадовалась перемене темы и тому, что вновь можно будет размяться.

+1

7

Слушать чужие истории было мне не в новинку. Сестра раньше так часто таскала домой всякую грязь с городских окраин, устраивая дома настоящий притон, а мне оставалось лишь жить среди этого хаоса. Они сами приходили ко мне. Пьяные, обкуренные, под веществами. Они рассказывали свои истории и я не запоминал их, потому что их было слишком много. Но сейчас свою историю мне поведала девочка, а я глядел на нее и думал - какая она? Всмысле, какая она на самом деле?  Я не видел в ней той злобы, что вьелась в вены Сары, а точнее не чувствовал ее. Да, я давно отказался от своего волчьего начала, я не хотел и не мог перевоплощаться. Волк с перебитыми конечностями? Сестра сделала меня таким думая, что мои кости срастутся сами по себе, но этого не произошло, я был еще более беспомощным. Впервые обернувшись мне было больно, я не понимал, что происходит и не мог двигаться, парализованный и униженный. Ничего не получилось.
И я знал, что ничего не получится и в этот раз. Я это чувствовал. А блондинка все говорила и я задумчиво слушал ее рассказ.
- Я знаю как это.
Глухо ответил я, не замечая, как руки сжимаются в кулаки.
- Доверять и быть преданным.
Конечно фактически, Джессика меня не предавала. Она имела полное право строить отношения с тем, с кем считала нужным, мы ведь даже не встречались. И наверное расскажи я ей правду, это она сейчас сидела бы рядом со мной здесь, в больнице, а не Летти, но... Наверное все что не делается, все к лучшему. Да нам с Джесс было интересно вместе - мы друг-друга понимали, нас сближала учеба, но что было бы дальше? Она пошла на актерский, я узнал это из ее инстаграмма, а я поступил на медицинский. Рано или поздно недопонимание бы нас поглотило, ведь я уже считал, что свой ум и талант она растрачивает зря, ведь разве актриса - это профессия? А Летти продолжала говорить.
- А вернуться домой, ты никогда не хотела?
Я задал вопрос и после него повисла гнетущая тишина. Я не понимал ее. Если бы мои родители были живы, то жизнь и моя и Сары, и даже Калеба, была бы совсем другой. Мы бы наверное так и жили в том же доме, Сара с Калебом давно бы поженились. Если случалось какое-то дерьмо, не важно какое именно, у меня всегда была сестра. Даже если мы с ней ругались, даже если оба не были примером для подражания, мы были друг у друга всегда и я знал, что так и будет всегда. Оборотни вообще чувствуют кровное родство гораздо острее, но даже и без этого мы были с ней единым целым. Даже на расстоянии я чувствовал, если с ней что-то происходило. Я никогда не был один, а эта девочка была одна всегда. И если честно я не мог представить ничего, что было бы хуже одиночества. Волк силен стаей, а стая сильна волком, это вековой закон нашего рода, пусть я и не был рожденным, а обращенным, я получил от Калеба всю информацию, которая была мне нужна. По одиночке мы никто, мы слабы, но стоит нам объедениться, как нет более смертоносной силы. Мы едины. Почему-то в ответ на ее слова я протянул руку, накрыв ее пальцы своими и сжав их. На моем лице промелькнула улыбка.
- Эй, я уверен, что твоя мама любит тебя любой и она очень боится за тебя. Мать всегда будет волноваться за своего ребенка. Возможно сейчас ты к этому не готова, но когда-нибудь тебе обязательно нужно будет к ней приехать. А если не хочешь чтобы она видела такой, какая ты сейчас, то стань другой. Жизнь подкинул тебе шанс. Да пусть в лице Тео и Сары, но поверь, несмотря на то какие они люди, в них есть и хорошее. Сейчас у тебя есть учеба, есть жилье, а значит появятся и какие-то цели.
Я убрал руку, после чего покачал головой в ответ на ее слова.
- Да, пожалуй. Нужно выдвигаться.
Мы добрались до моей палаты в полном молчании, я перелез на кровать, вновь накрываясь одеялом. Вскоре пришла медсестра, смерила давление, проверила реакцию и пульс, затем поставила еще одну капельницу. Девушка продолжала листать журнал, а я смотрел на нее до тех пор, пока мои глаза не начали закрываться, и в итоге я просто провалился в сон.

0

8

Я проснулась словно посреди страшного сна. Мне снилось, что на меня кто-то напал, было слишком темно и я не видела их лиц, только слышала жуткую брань. А еще было очень и очень больно. Я проснулась, но по-прежнему ничего не видела, мне было сложно пошевелиться, в горле пересохло. Я хотело позвать Андре, но не смогла даже и пискнуть. А затем мне удалось все-таки открыть глаза. Яркий свет слепил, но постепенно я привыкла. Я была не дома и Андре не было рядом. А потом я постепенно начала осознавать, что это был не сон. Ко мне подошла медсестра, она что-то говорила и пыталась меня успокоить, а потом дала стакан воды и помогла сделать несколько глотков, но говорить мне по прежнему было тяжело. Язык словно онемел, как и все остальное тело. Она поспешила меня заверить, что все хорошо и я просто еще не отошла от наркоза, но пока это успокаивало слабо. Когда не можешь пошевелиться, паника волей неволей нарастает с геометрической прогрессией. Медсестра продолжала улыбаться и что-то говорить и голос ее действительно имел какой-то волшебный эффект, ведь мне действительно становилось легче. Она смерила мне температуру и давление, а потом поставила капельницу. Мысли мои еще были спутаны, но по мере того, как я вспоминала о произошедшем, у меня нарастала новая тревога. Слабой хваткой я сжала пальцы на запястье девушки.
- А Кесси? Где она? С ней все в порядке?
Я наконец-то смогла заговорить. Давалось это с трудом и постоянно першило в горле, но все-таки у меня получилось. Я во все глаза смотрела на медсестру, хотя ощущала, как один глаз все-таки словно чем-то прикрыт, но пока было не до этого. Молодая девушка поспешила меня заверить, что в больницу поступила я одна, а некая Кесседи Фокс ожидает в коридоре. На душе стало легче, но я не отставала.
- Я хочу ее увидеть, пускай она зайдет.
Медсестра пообещала, что это обязательно случится, но немного попозже, ведь я пока была слишком слаба и мне еще нужно было время, чтобы прийти в себя. Мне было бы лучше, если бы подруга все-таки была рядом, но на спор у меня действительно не было сил, а совсем скоро я вновь прикрыла глаза, погружаясь в сон.
Проснулась я от боли, которая разливалась по всему телу. У меня болели руки, ноги, а еще очень больно было дышать и складывалось впечатление, что что-то сковывает мои ребра. Раскрыв глаза, я увидела всю ту же картину перед собой - белоснежный потолок больничной палаты. Я попыталась приподняться, но мои дрожащие руки тут же подкосились, отчего я рухнула обратно на постель и застонала от боли. В следующую секунду дверь палаты раскрылась и на пороге показалась все та же медсестра. Она поспешила ко мне, тут же приподнимая кровать так, что я смогла сидеть. Она вновь щебетала вокруг меня, а после дала обезбаливающее и убрала капельницу. Сейчас я чувствовала себя еще хуже, чем в первый раз. На кисти левой руки у меня красовался гипс, а стоило мне немного отодвинуть ворот своей больничной рубашки, как я увидела корсет, видимо который и мешал мне нормально дышать. Девушка объяснила мне, что у меня сломана пара ребер, но операция была проведена успешно и сейчас все начнет хорошо заживать, так же я сломала руку, ну и помимо этого по всему телу у меня множество гематом, особенно на лице. Я хотела было попросить зеркало, но поняла, что это не лучшая идея, ведь и без того ощущала, насколько сильно оно опухло.
Из коридора доносились чьи-то голоса, но я не могла их разобрать, а когда дверь в палату вновь открылась, я ожидала увидеть там подругу, но вместо этого появился Андре. Я была рада его видеть, очень, но в то же время я вспоминала наше расставание и его причину и у меня внутри снова все словно обрушивалось. Не в силах обладать собственными эмоциями, я расплакалась, прикрывая здоровой рукой лицо.
- Зачем ты пришел?
Стоило ему оказаться рядом, заговорить, как я расплакалась еще сильнее. Мне так хотелось, чтобы он меня обнял, как обычно это делает, когда мне плохо, но глупая обида еще сидела где-то внутри и действительно было такое ощущение, будто кошки на душе скребутся.
- Но мы ведь расстались.
Сквозь слезы процедила я, стараясь не смотреть на мужчину. Я хотела успокоиться, но мне это давалось с трудом, а слезы продолжали капать с подбородка, намочив уже рубашку на груди. Я попыталась их вытереть, но стоило прикоснуться к лицу, как я тут же шикнула от боли - видимо, там действительно все было слишком плохо. От плача начинала болеть голова и даже не помогало обезболивающее. Андре вновь заговорил, после чего я бросила на него несчастный взгляд, чуть сильнее повысив голос.
- Ну я ведь видела фотографию в соц сетях, где ты обнимаешь девушку, что сидит у тебя на коленях.
Мужчина смотрел на меня недоуменно, а ко мне постепенно возвращалась злость от того, что он продолжал делать вид, словно действительно ничего не было.
- Фотография в инстаграмме у Криса или Даниеля, я не помню. Они все-равно оба меня ненавидят.
Выпалила я на одном дыхании, вновь начиная плакать. Мне хотелось ткнуть его носом в эту фотографию, но, кажется я разбила телефон. Я вновь отвернулась от Андре, стараясь смотреть куда угодно, только не на него.

+1

9

Я периодически приходил навещать Шона, но встречи наши были короткими, я лишь узнавал, как у него дела, после чего встречался с врачом и вновь уезжал по делам. Сара не придумала ничего умнее, как подсадить к нему девчонку, что Тео подобрала на какой-то помойке, но, если признаться честно, тут она не ошиблась. Хотя бы в чем-то. В конце концов, что я, что Сара были достаточно заняты, чтобы целыми днями проводить время в больнице, а Шону необходима была компания хотя бы какая-то, к тому же они вроде бы нашли общий язык. Я думал о том, почему к нему не приходится та девушка, с которой он постоянно проводил раньше время, но не спрашивал об этом у него - если они расстались, то это будет не лучшая тема для разговора, особенно в нынешнем положении.
Мы не были с Шоном кровными братьями, я не мог чувствовать его боль и переживания, но он мне был достаточно дорог для того, чтобы я переживал за него сам. Я не был уверен в том, что эта операция поможет ему встать на ноги, ведь подобных у него было уже достаточное количество за спиной, но о своих сомнениях никому не говорил, обоих Конноров настраивая на положительный результат. Мне приходилось даже прятать свои мысли в образе волка, чтобы лишний раз не расстраивать Сару. Она и без того сейчас была достаточно измотана, даже прекратились наши ссоры. Хотя, в прочем, общение наше тоже сошло на нет. Меня это бесспорно волновало, но я не лез к ней, в конце концов, она всегда была даже слишком сильно привязана к своему брату, поэтому все, что сейчас происходило с ним, я более чем уверен, что она пропускала через себя.
Сегодня у меня наконец-то выдался долгожданный выходной за последние дни. Парни в клубе совсем озверели, навешивая на меня кучу работы из-за нехватки штата. Я уже давно смирился с их присутствием и даже Джек со своими идиотскими шутками перестал меня раздражать. Рано или поздно я уйду из клуба, но пока у меня было слишком много головной боли, чтобы раскидываться работой. К тому же Сайлос принудил меня следить за Джоэлем о чем тот, конечно же, не знает, так что выбора у меня пока, как такового, не было.
Перед тем, как зайти в палату к Шону, я встретился с его лечащим врачом, чтобы обсудить все детали его выздоровления. На удивление, процессы заживления проходят достаточно быстро, а это с учетом того, что Шон очень и очень давно уже не обращался в волка, но подозрений у врачей это не вызывает, напротив, они рады, что все проходит так гладко, правда минус в том, что Шон очень мало тренируется, а ноги разрабатывать просто необходимо. Я знаю, каким он может быть. Хоть он и не пропитан такой злостью, как его сестра, характер у них схожий. Шон тоже может устроить истерику на пустом месте, только потому что ему что-то не нравится. А еще он часто опускает руки. Дойдя до нужной палаты, я застал как всегда неизменную картину - девчонка, что забралась с ногами в кресло и листает очередной журнал, и Шон, перечитывающий книгу.
- Доброе утро. Как самочувствие?
Пройдя внутрь, я остановился в ногах парня. Я редко отличался проявлением добрых чувств, а в последнее время стал еще злее, поэтому и на лице у меня сейчас не было улыбки, хоть настроение сегодня было более ли менее неплохим. Слушая ответ Шона, я медленно прошелся взглядом по палате. В дальнем углу стоял ходунки, а к кровати практически вплотную придвинута коляска. Я нахмурился, вновь возвращая взгляд на Шона.
- Предлагаю немного прогуляться.
Девчонка сидела тихо, но я чувствовал ее взгляд мне в спину. Я не любил наркоманов, меня от них воротило, но до нее мне сейчас не было дела. Я пришел сюда для того, чтобы немного помочь Шону, а не разбираться с прихвостнями Сары и Тео. Последнюю вообще бы уже давно убил, будь моя воля, но Сара мне потом за нее всю жизнь будет кровь сворачивать, ведь убить не сможет.
Шон не стал мне отказывать, но видимо он не сразу понял, зачем я пришел. Стоило ему потянуться к коляске, как я обошел кровать и, взяв парня за плечо, чтобы тот не упал с кровати, толчком ноги оттолкнул коляски в центр палаты. Молча развернувшись, я подтянул ходунки из угла, ставя их на то место, где минутой ранее покоилась коляска.
- Забудь про коляску.
Отойдя от постели Шона, я взял коляску, что тут же откатил к дальней стенке. Повернувшись к Шону, я убрал руки в карманы, смиряя его спокойным взглядом. Возможно, мои методы могут показаться жестокими, но в конце концов Шон парень, а не девушка, чтобы с ним сюсюкались, к тому же, чем быстрее он перестанет себя жалеть, тем лучше будет для него самого. На его слова я слегка нахмурился.
- По-моему ты взял и попытался, а потом еще и еще, пока не получится.
Я расценивал силы Шона и прекрасно понимал, что ему будет трудно, но и невозможного я не требовал. Когда он заикнулся про человека, взгляд мой на миг потемнел, а в горле застрял рык. Здесь сидела девчонка, которая явно не знала о том, кто мы, а лишних проблем мне сейчас не хотелось. Я посмотрел на парня исподлобья.
- Ты ведь понимаешь, что я не шучу. К тому же, ты даже не пытался.
Я отошел к двери, продолжая следить за парнем, что явно не хотел понимать, что я не шучу. Так же я почувствовал, как занервничала девчонка. Бросив на нее презрительный взгляд, я обратился уже к ней.
- А ты даже не думай подавать ему коляску.

0

10

Пока я разговаривал с Максимом, в коридоре разразился настоящий балаган. Джей кричал на Кесседи, Кесседи кричала на Джея, Крис пытался все это остановить. Настоящий хаос. Стоило мне договорить с Максимом как я уже собирался все это прекратить, как Джей сам ушел, а Кесси захлебнулась в слезах. Я хотел ее утешить, но тут мне сообщили, что Доминика отошла от наркоза и можно ее навестить. Оставив Кесс успокаиваться я направился в палату, осторожно прикрывая за собой дверь.
- Боже, Доми...
Тихо выдохнул я, подходя ближе к девушке. Она была такая хрупкая и маленькая на этой больничной койке, такая беззащитная, что у меня сердце сжалось от боли и жалости. Она была бледнее чем простыни под ней, вся в гипсе, лицо в подтеках. Я осторожно приблизился и стоило мне это сделать, как она тут же расплакалась, пытаясь закрыть свое лицо. Ее вопрос поставил меня в тупик.
- Малыш, ну не плачь. Как я мог не прийти, мы тут уже час ждем, пока ты придешь в себя. Максим скоро приедет.
Я сел на стул возле ее кровати, пододвинувшись ближе и протянув руку убрал с ее лица прядь волос. Теплая улыбка легла на мое лицо.
- Глупышка, я с тобой не расставался, мы просто поругались и мне очень жаль. Я наговорил тебе много лишнего, я виноват.
Я хотел еще что-то сказать, но все мысли вылетели из моей головы после того, как Доми сказала мне про какую-то фотографию. Я нахмурился, стараясь вспомнить тот вечер, но мы пили и курили травку, так что воспоминания ускользали от меня. Но что-то такое может и было.
- Не понимаю...
Я видел что Доми злится от того, что я не могу вспомнить, но я правда пытался. Какая девушка, да я бы обнял максимум Кесси и то вовсе не так, как можно предположить. Но стоило мне услышать следующие слова я очень сильно нахмурился.
- Доминика я не сижу в инстаграме. И не понимаю о чем ты говоришь. Где твой телефон?
Она сказала, что разбила его, потому я достал свой и быстро установил на него программу.
- Заходи в свой аккаунт и показывай что там за фото. Уверен, тебе показалось.
Доми дрожащими пальцами набирала текст, после что-то искала и наконец передала мне телефон. И действительно на фотке я сидел на диване, а мои руки уперлись в бедра девушки. Только вот я ее не обнимал, я вспомнил тот момент, но вот подпись мне совсем не понравилась. Складывалось ощущение что все было сделано намеренно, а в случае Криса могу поклясться, так оно и было. Я долго молчал, сжимая телефон в своей руке, а после обернулся к Доминике. Видимо мое лицо было слишком злым, потому что девушка вздрогнула, но я заставил себя улыбнуться, ну хотя бы попытаться изобразить что-то похожее на улыбку.
- Послушай что я скажу. Я вспомнил как все было, да девушка села мне на колени, сказала, что я слишком скучаю один, но если ты посмотришь на мои руки, то видно что я не обнимаю ее, а отталкиваю. И все это произошло буквально в пару секунд.
Я чувствовал, как начинал снова злиться. На братьев, что так поступили и на Доми за то, что подозревала меня.
- Черт Доми, я разве давал тебе повода сомневаться во мне? Я бы никогда не стал тебе изменять и если бы относился к тебе несерьезно, то не стал бы делать тебе предложения!
Я понимал, как это выглядело со стороны и как могло показаться, но меня обижало ее недоверие. Но увидев, как она плачет и снова пытается все объяснить я выдохнул и злость на нее утихла также быстро. Она всего лишь девушка, она подвержена эмоциям и я это знал. Я снова сел с ней рядом, обнимая ее и прижимая к себе, а после поцеловал в лоб, с большой осторожностью.
- Доми я люблю тебя больше всех на свете. Я бы никогда так с тобой не поступил.
Девушка начала извиняться, но я мягко ее прервал.
- Все хорошо. Скоро я заберу тебя домой. А пока мне нужно разобраться с братьями.
С этими словами я вышел из палаты, указывая Кесс на дверь туда, чтобы она побыла с Доми. Я прикрыл дверь, чтобы не шокировать девушек и обернулся к братьям. Взяв телефон я развернул к ним фото.
- По вашему это смешно?
Даниэль попытался что-то сказать, но тут же опустил глаза в пол, так что я перевел взгляд на Кристиана. Я был больше чем уверен, что это его глупая идея, также как и его аккаунт. Я на миг увидел злой блеск его глаз, прежде чем он попытался сделать вид, что все в порядке и ничего не случилось. Я выдохнул, подходя ближе к брату и смотря ему прямо в глаза.
- Твое селфи чуть не стоило мне отношений. Ты специально сделал эту подпись, специально выложил именно это фото. Крис я знаю тебя как облупленного, не надо делать вид, что это совпадение. Зря я не слушал Доминику и верил тебе. Ты просто глупый мальчишка.
Крис начал отпираться и я подошел еще ближе, глядя ему прямо в глаза. Мой голос был тихим, но очень злым.
- Хоть раз. Хоть один гребаный раз наберись смелости и признайся в том, что это твоя вина!
Мои кулаки сжимались. На заднем плане Дан пытался разрядить обстановку, говоря о том, что это действительно была глупая шутка, но я знал, что Дан был трусом, а потому не обращал на него никакого внимания. Все оно было направлено на Криса. И тут Кристиана прорвало. Я внимательно слушал все, что он говорит, а после с ледяным спокойствием ответил.
- Ты все сказал?
Я знал, что Крис не любит Доминику, но я надеялся что все уладилось и думал, что она нравится Даниэлю. Оказалось я ошибся. Убрав телефон в карман я посмотрел на брата, а после размахнулся и резко так зарядил ему по лицу кулаком, что он упал на пол. Дан закричал и подбежал к Кристиану, чтобы помочь ему подняться, говорил о том, что я творю, ведь это мой родной брат. Мой голос был таким же ледяным.
- А теперь послушайте меня, оба. Да вы мои братья, но я не позволю вам вмешиваться в мою жизнь и портить наши отношения с Доминикой. Она моя будущая жена я сделал свой выбор и ваш долг поддержать меня, а не строить козни за моей спиной. Если я еще раз узнаю, что вы выкинули что-то подобное, то не ждите от меня никакой помощи и забудьте дорогу в мой дом. Вам все ясно?

+1

11

Дни в больнице потекли своим чередом. Летти приходила ко мне сразу после пар, приносила задания которые брала специально для меня у куратора моего факультета, рассказывала о жизни в Стоунбруке. Я получил комнату в общежитии и с нетерпением ждал, когда я смогу приступить к учебе, ведь с операции прошел уже месяц, а никаких улучшений я не видел. Сара навещала меня хотя бы пару раз в неделю, также приходил Калеб, но они редко когда приходили вместе. Значит, сестра все еще продолжает от него убегать. Я был рад тому, что со мной почти все время Летти, так мне казалось, что я еще не схожу с ума, за время нахождения в стенах больницы. Я пытался пару раз встать на ноги, но у меня не получалось, так что я бросил все попытки и снова передвигался на коляске, хотя врачи говорили, что кости у меня восстановились очень быстро и даже шрамы заросли, как на собаке. Благо ко мне приставили медсестру, которая была одной из тех, что курировала нелюдей, так что показания температуры она мне записывала нормальные для человека, а не для таких как мы. Надо же, а я ведь думал, что ничего волчьего во мне не осталось. Я давно не чувствовал в себе ни зверя, ни его сил, ни его сознания, ведь обращаться я не мог из-за своей инвалидности. Порой мне казалось, что я обычный человек и даже странно было осознавать, что это может быть не так.
Наступил октябрь, за окном становилось все холоднее и мне не терпелось выйти на свободу, чтобы успеть подготовиться к зимней сессии. Конечно я и в больнице много занимался, но мне не хватало свободы передвижения, я был тут точно запертый в клетке зверь. Я не ждал сегодня гостей кроме Летти, с которой мы успели почти подружиться за то время, что знали друг друга, потому девушка разгадывала кроссворд в журнале, изредка меня о чем-то спрашивая, а я читал историю Канады, это точно будет в билетах. Дверь распахнулась и я обернулся, чтобы увидеть на пороге Калеба и приветственно ему улыбнуться, но улыбка тут же погасла, в последнее время он был напряжен.
- Привет. Нормально, все как всегда.
Я не знал, почему врачи все еще меня не выписали. Ну точнее я слышал от них о том, что мне надо разрабатывать ноги и пробовать, пока не получится, но я знал, что это гиблая затея, я же пару раз пробовал - у меня не вышло, а значит уже не выйдет. Калеб предложил прогуляться и я пожал плечами, потянувшись за коляской, однако в следующий момент меня придержали за плечо и оттолкнули коляску в сторону. Резкая вспышка злости наверное исказила черты моего лица, так что я резко вскинул голову на мужчину. Он посмотрел на меня а после придвинул ко мне ходунки, а после откатил коляску к стенке. Я сощурился.
- Очень смешно.
Язвительно выдохнул я, хотя понимал, что он не шутит. Услышав его следующий слова я гневно выдохнул.
- О, то есть по твоей логике я должен встать и пойти? Вот так сразу?
Я не понимал, чего он добивается. Хотя нет, понимал. Это же Калеб ему же жизненно необходимо указывать всем и каждому что и как нужно делать. Какого-то черта он возомнил себя главным надо мной и над моей сестрой пользуясь тем, что она не может выгрызть ему глотку также, как любому другому, из-за запечатления. А ведь это он сделал ее такой, он лишил ее выбора и преследует ее. Думая обо всем этом я чувствовал к нему такую ярость, что мои ребра начали раздуваться от сдерживаемого с трудом гнева и я почувствовал, как жар растекается по телу. Наверное мои глаза стали приобретать более яркий оттенок, но тут я вспомнил, что тут Летти, а потому постарался успокоиться.
- А, так ты у нас теперь мой лечащий врач. А заодно эксперт по травмам позвоночника. Это физически невозможно для человека.
Я был человеком, обычным человеком, который отказался от своего волчьего начала, и не собирался к нему возвращаться. Я чувствовал гнев Калеба и наполнялся ответной яростью к нему. Меня бесило, с каким снисхождением и презрением он смотрит на Летти. На единственное существо, которое было рядом со мной все время. Мне хотелось немедленно выгнать его из палаты.
- Пытался, можешь мне поверить. Только поздравлю тебя, ты выкинул свои деньги на ветер, как я и говорил.
Он пошел к двери и посмотрел на Летти с презрением, а она выглядела растерянной. Меня прожгла такая лютая, такая жгучая ненависть к Калебу, что я схватился за чертовы ходунки, со всей силой сжимая руки. Теперь мой голос был похож на рык.
- Не разговаривай с ней так.
Я видел, с каким удивлением посмотрели на меня оба. Я и сам не знал, почему так резко отреагировал, ведь с такой злобой я не относился даже к Саре, которая периодически вздыбливала холку на Джессику. Но сейчас мне было важно защитить эту хрупкую девчонку, что таскала мне тетрадки. Летти забилась поглубже в кресло и я тут же перевел на нее взгляд, попытавшись улыбнуться.
- Летт, сходи пожалуйста в кафетерий, принеси мне апельсиновый сок, хорошо?
Она кивнула и протиснулась мимо Калеба, закрыв за собой дверь а я тут же повернулся к нему, чувствуя, как брови сдвигаются на переносице.
- Знаешь. Ты просто отвратительно себя ведешь.
С этими словами я уперся в чертовы ходунки и попытался сползти с кровати, удерживая свой вес на руках. У меня почти получилось, пока ноги волочились по полу, как ненужные палки. Но надолго моих сил не хватит. Я стиснул зубы.
- Ну что, теперь тебе веселее? Так тебе больше нравится?

0

12

Во мне разнилось столько чувств, что еще немного и я начала бы злиться на саму себя. Мне хотелось, сказать Андре, что все в порядке, давай мы забудем о том, что было вчера утром и все будет, как прежде, но с другой стороны я продолжала на него сердиться, особенно, когда он делал недоуменное выражение лица и продолжал говорить, что совершенно ничего не понимает. Я продолжала плакать, только уже даже не понимала отчего больше - от обиды и жалости или... Все в моей голове было кувырком, поэтому, когда Андре протянул мне свой телефон, я не сразу поняла, зачем он это делает, но он тут же поспешил мне объяснить. В прочем, как и всегда, порой я сама себе напоминала маленького ребенка. Взяв его телефон, я еще не с первого раза вспомнила пароль от своего аккаунта, а когда мне это удалось, полезла искать его братьев в подписках. Как я и сказала уже, я не помнила, у кого это видела, так что сначала прошерстила страницу Даниеля, а потом перебралась на страницу Криса. Я уже начала думать, что они все удалили, но вскоре наткнулась на ту самую фотографию с кричащей подписью и развернула мужчине его же телефон. Он долго разглядывал фотографию, а стоило Андре поднять на меня лицо, как я невольно съежилась, снова оборачиваясь к окну. До этого я видела его злым всего один раз, когда без спроса взяла его лошадь, что растащила меня по всему лесу. Но вчера мне показалось, что он был еще более злей, чем тогда. Я испугалась. Хоть я и понимала, что он ничего мне не сделает, по-крайней мере верила в это, не приученная к такому его состоянию я растерялась. А сейчас, когда его лицо вновь исказилось от злости, мне захотелось спрятаться, стать настолько маленькой, чтобы меня не увидели.
Мужчина вновь заговорил, а я внимательно слушала и чувствовала, как вновь потекли слезы по щекам. Мне хотелось ему верить, точнее, у меня не было поводов, чтобы этого не делать. Андре ведь действительно никогда не давал мне поводов для ревности, он всегда был ко мне внимательным и добрым. Да у меня даже никогда не возникало сомнений в том, что он меня любит. Сейчас я настолько сильно разозлилась на его братьев, что не будь я пока прикована к больничной койке, каждому из них разнесла бы кирпич о голову. Но мысль о том, что я натворила собственными руками становилась все сильнее и затмевала мой гнев. Господи, ну какая же я дура.
- Нет. Не давал. Просто все так сразу навалилось - переполох со свадьбой, приезд твоих братьев - они ведь только и ждут, чтобы мы расстались. А потом еще вот эта фотография...
Я вдруг поняла, что своей вспыльчивостью чуть не разрушила то, что у нас было с Андре. Вот так просто я швырнула в него кольцо, объявляя о расторжении помолвки, ушла из дома, а ведь он мог не приходить ко мне. Мог действительно разорвать наши отношения так же, как это сделала и я, но он вновь оказался рядом, вновь говорил, что любит меня. Я положила голову на его плечо и мне хотелось его обнять, прижаться к нему с силой, но все тело отзывалось болью на каждое мое движение.
- Я тоже люблю тебя, очень. Прости меня, я такая глупая...
Мужчина прервал меня и вновь поцеловав, сказал, что скоро заберет меня домой. Но мне не хотелось, чтобы он уходил, хотелось побыть еще рядом, хоть я и понимала, что ему действительно нужно поговорить с братьями, поэтому я его отпустила, осторожно вытирая слезы с глаз. Я чувствовала, как постепенно наступает облегчение, но чувство вины за произошедшее между нами не покидало меня, я чувствовала себя настоящей идиоткой, ведь чуть было не разрушила наши отношения. Я не успела надолго предаться своим мыслям, ведь стоило Андре выйти, как на пороге показалась подруга. Не знаю почему, но при виде нее я снова расплакалась, подзывая ее к себе. Кесси всегда была для меня очень дорогим человеком. Нас часто сравнивали с попугайчиками-неразлучниками, ведь где была Кесси, там была и я и наоборот. Я была рада, что она сейчас рядом. Стоило ей сесть рядом, как я обняла ее здоровой рукой, вдыхая запах ее любимых духов. Уняв свой очередной приступ слезоточивости, я отстранилась от Кесс, подмечая, что ее глаза тоже на мокром месте.
- Почему ты плачешь?
Вытирая собственные слезы, поинтересовалась я у подруги. Как всегда тому виной стал Факинг. Я всегда была против их отношений, но Кесседи быстрее бы начала скрывать от меня свои чувства, чем перестала любить Джея, хотя я была уверена, что она прекрасно понимает об обреченности этих чувств.
- Опять? Вы с ним успели встретиться?
Я не думала, что подруга решится увидеться с Джеем после того, что произошло вчера, но и не думала, что он будет таким идиотом, что поедет или позвонит к ней сам. Кесси ответила мне достаточно быстро, отчего я нахмурилась.
- Его то я хотела видеть меньше всех. Хотя нет, не меньше, но все же.
Я вновь посмотрела на подругу, стоило ей продолжить, как в очередной раз почувствовала прилив агрессии к этому человеку. Я действительно не понимаю, что этим двоим нужно. Меня бесила слепая любовь Кесседи к нему, ведь она раз за разом прощала ему все его проступки, принимала несмотря ни на что, а стоило мне заикнуться об этом, как мы чуть ли не ссорились. А Джей был настоящей собакой на сене, который только больше подливал масла в огонь. Мне захотелось разораться на подругу, сказать, что она дура, но я прикусила язык, мне не хотелось с ней снова ругаться из-за этого придурка. Он не достоин этого. Он вообще мало чего достоин.

0

13

Дни шли своим чередом. Я вроде бы училась, мне даже дали выделили комнату в общежитии - об этом тоже вроде как подсуетился Эзер. Стоило мне съехать от этой неадекватной парочки, как я о них ничего толком и не слышала, разве что с самим парнем время от времени пересекалась в коридорах, но мы друг с другом даже и не разговаривали, только приветственно кивали друг другу. Изо дня в день я приходила в госпиталь и часами сидела возле Шона. Мне это было не в тягость, мы с ним вроде как поладили и он оказался не таким, каким изначально описала его Сара. Порой мы с ним о чем-то разговаривали, Шон мог рассказать много чего интересного, ведь был гораздо начитаннее меня, помогал мне с учебой, если у меня возникали трудности, а иногда мы просто молчали, каждый был занят своим делом. Я привыкла к этому парнишке и с каждым разом он привлекал меня все больше и больше, хоть мне и казалось, что я вовсе не под стать ему. В наших с ним отношениях не было пошлости, ведь он был совсем не такой. А я, покидая мир гнили и разврата, когда приходила к нему, то чувствовала, словно живу другой жизнь и она мне нравилась. Я не знала, сколько еще времени мы будем общаться и пусть я была эгоистична, мне не хотелось, чтобы его выписывали. Мне казалось, что стоит ему выйти из стен госпиталя, как наше общение сойдет на нет, может быть и не сразу. Там, в его мире, у него буду друзья, там есть девушка, в которую он был влюблен. Думая о ней, я ощущала ревность и несправедливость. Шон после нашего первого разговора не заикался о ней, но я понимала, что он о ней думает. Но это было несправедливо. Я была здесь, я приносила ему задания и конспекты из университета, я старалась его поддерживать в трудные минуты, а не она. Почему то я была уверена, что стоит ему встать на ноги, как она вновь появится на его горизонте и становилось обидно за него.
Сегодня был очередной день, когда я пришла к парню. Мы не разговаривали, Шон был занят учебой, а я разгадывала кроссворды, правда не знаю зачем, ведь всегда считала, что это удел стариков, которым больше нечем заняться. Хотя мне ведь, по факту тоже было нечем. Нас отвлек стук в дверь, а затем на пороге появился Калеб. Он мне не нравился, с самой первой нашей встречи, хоть я тогда вообще мало что соображала, но в его присутствии я всегда чувствовала себя неуютно. Я сжималась, весь мой нрав куда-то пропадал и вообще хотелось скрыться с его глаз. На самом деле он меня пугал, одним своим видом, хоть лично мне никогда и ничего не делал, но все же, от этого чувства избавиться я не могла. Я молча сидела в кресле и даже не произвела попытки поздороваться с этим мужчиной, хотя он наверняка не расстроился, ведь одарил меня одним лишь презрительным взглядом, после чего обратился к Шону. Сара с Калебом периодически приходили сюда, но обычно я не участвовала в их встречах - либо продолжала заниматься своими делами, либо вовсе покидала палату. Особенно, если Шон виделся с сестрой. Сейчас я хотела было вернуться к кроссвордам, ведь, видимо, Калеб решил свозить на прогулку Шона, но стоило мне увидеть, как перед моим носом проезжает пустая коляска, я удивленно вскинула брови, обращая свой взгляд на брюнета. Парень не раз пытался подняться на ноги и это было даже при мне, но ничего не выходило, поэтому было странно, что Калеб с легкой руки решил заставить Шона ходить. Я слушала их словесную перепалку и у меня вдруг появилось желание это прекратить. Я видела, как злиться Шон, слушала, как с ним говорит Калеб и невольно хмурилась. Я действительно порывалась встать и вмешаться, но словно понимая мои мысли Калеб резко обернулся ко мне и под его взглядом я снова сжалась. Я вновь уселась плотнее в кресло, решив, что вмешиваться действительно не лучшая идея, как Шон резко за меня вступился. Если честно, это было неожиданно, поэтому я смотрела на него немного растеряно, словно он только что рассказал какую-то диковинную вещь, а после он сам попросил меня выйти из палаты, завуалировав это все предложением принести сок. Кивнув, я действительно вышла в коридор, но сначала отправилась на улицу, чтобы покурить и только потом в кафетерий за соком.
Возвращаться обратно я не торопилась, шла медленно, но вскоре все-таки дошла до палаты, останавливаясь на пороге и не решаясь пройти дальше, чтобы не доводить лишний раз до конфликта. Я стояла тиха, но Калеб меня все-таки заметил, хоть и бросил лишь мимолетный взгляд. Шон же поблагодарил меня за сок, а в следующий момент чуть было не упал. Я резко дернулась вперед, чтобы помочь ему и даже не заметила, как пролила немного сока из стакана, что теперь делал мои руки липкими, но Калеб успел раньше меня подхватить парня.
- Ты как?
Поинтересовалась я у брюнета, не обращая внимания на мужчину. Я действительно переживала за Шона и сейчас, наверное, по моему лицу это было заметнее лучше всего.

0

14

Я ожидал истерики от Шона, ведь заново учиться ходить, когда позади было столько неудач достаточно сложно, а тем более, что Шон был в принципе достаточно эмоциональным. Но я пришел сюда не жалеть его и не слушать его, а чтобы постараться помочь, пусть и делал это в своей манере. Если я начну его уговаривать, то это затянется очень и очень надолго, а на каждый мой довод он будет находить десять противоречий, поэтому приходиться быть последней сволочью. Хотя, признаться честно, я удивился, стоило Шону вступиться за девчонку, что все это время сидела в кресле, прикусив собственный язык, но тем не менее она не переставала меня раздражать, так что на слова парня я ответил с присущей мне агрессией.
- Тогда не заставляй меня обращать на нее внимание.
Почти зарычал я, приковывая хмурый взгляд к парню. Я был рад, что нам не пришлось долго ругаться из-за этой малолетней наркоманки и вскоре парень попросил ее покинуть палату, а сам наконец-то взялся за ходунки. Я подошел на шаг ближе, чтобы в случае чего помочь ему, но пока он справлялся сам, пусть и не идеально.
- Я сюда пришел не веселиться, Шон.
Сказал уже более спокойно я, подходя еще ближе к парню. Его ноги так же бездвижно волоклись следом, поэтому я присел на корточки, ставя сначала одну ногу полноценно на стопу, а затем и вторую, расставляя их практически на ширине плеч для лучшей опоры. Я понимал, что Шон по привычке делает всю опору на руки, поэтому выпрямился, по-прежнему оставаясь рядом, чтобы поддержать при необходимости.
- Попробуй постепенно переносить свой вес на ноги.
Шону действительно было тяжело, но он старался и даже перестал спорить. Я знал, что у него не получиться с первого раза, но видел, что хотя бы небольшие результаты имеются. Парень продолжал делать опор на руки, но последовал моему совету. С облегчением я начал замечать, как задрожали от напряжения его ноги, значит действительно операция прошла не зря, но его конечности были по-прежнему слишком слабы, поэтому, как только начинали подкашиваться, Шон снова опирался на руки. Я молчал, оставаясь рядом и лишь наблюдая за тем, как парень пытается снова и снова, пока в один момент его руки не выдержали. Реакции мне хватало с запасом, поэтом я тут же подхватил парнишку под ребра, не давая ему упасть на пол, а после усадил на кровать.
- Отдохни немного и попробуем еще раз.
Я бросил косой взгляд на блондинку, что застыла на пороге, а после сделал шаг в сторону, позволяя ей наконец-то поставить этот несчастный сок, половину которого она успела пролить. Вопрос Шона вновь пригвоздил мое внимание к парню. Неужели он вновь собирается со мной пререкаться?
- Нет, разве похоже, что я издеваюсь?
Вопрос был без какого-либо сарказма, потому что я действительно ни над кем не издевался, да и в принципе не особо любил это занятие. Шон продолжал пререкаться, но на этот раз его слова вызвали на моих губах хмурую усмешку.
- Видимо, что вы с Сарой читаете мысли друг друга.
Как я и говорил, я уже привык к тому, что все меня считают каким-то не таким, так что абсолютно спокойно реагировал на оскорбления Сары, Шона, да даже парней из клуба, хотя им по началу мне вообще хотелось каждому башку отгрызть, но, в принципе, это желание периодически возникает, особенно по отношению к святой троице - Джеку, Эзеру и Джо, с Йоши и Фобос мы все-таки держимся на более нейтральных отношениях.
На следующий слова Шона я улыбнулся еще шире, правда похоже это было больше на оскал. Я хлопнул в ладоши.
- Отлично, мы нашли мотивацию для больших твоих стараний. Научишься заново ходить - сможешь в любое время уйти от маниакального садиста. А теперь вставай.
Я снова бросил глаза на девчонку, что все это время стояла возле Шона. Выгонять ее было бесполезно, да и вновь Шон заведется, так что я кивнул ей лишь в сторону кресла.
- Сиди и не мешайся.
Девчонка ушла с прохода, а Шон вновь ухватился за ходунки. Я смотрел за тем, как он сам пытается поставить ноги, но все-равно практики было слишком мало, так что я снова склонился, помогаю парню.
- Но согласись, что мотивация была неплохая?
С усмешкой ответил я, поднимая на него взгляд снизу вверх. Странные они, эти Конноры, чтобы я ни делал, они всегда чем-то остаются недовольны. Я уже давно перестал обращать на это внимание, потому что привык, так что слова Шона меня нисколько не задевали.
- Ты же не Сара, чего так распаляешься?
Многозначительно ответил я, чуть склоняясь к брюнету, а потом вновь отстраняясь, становясь рядом. Саре я никогда не дам сбежать, потому что во-первых, она обязательно доведет себя до могилы такой жизнью, а во-вторых - мы оба сойдем с ума на таком далеком расстоянии друг от друга.
Парень снова проделал то же самое, о чем я его просил изначально, а потом еще и еще и действительно, пусть разница была и незначительно, но у него начинало получаться. На этот раз слишком долго мучить я его не стал, поэтому не дожидаясь, пока он вновь попытается упасть, подхватил его, укладывая на койку.
- Я, кстати, тоже, поэтому поеду проведаю ее в клубе, а к тебе я заеду завтра, чтобы ты не успел и по мне соскучиться тоже.
Я похлопал парня по плечу, несмотря на то, что он продолжал огрызаться, а потом действительно покинул палату.

0

15

Я была сейчас так зла на Джея, что у меня в голове не укладывалось, как он вообще мог говорить мне подобное. Почти всю свою жизнь я любили этого идиота, прощала ему все, готова была ради него к черту на куличики пойти. Я уехала за ним в Монреаль в первый раз, потом во всем его поддерживала, после поехала с ним в Лондон. Когда он пропал, я себе места не находила, а когда он вернулся, то снова простила ему три года отсутствия, ничего не сказала ему о ребенке, не стала рушить наши отношения и нашу жизнь. А он? Так и остался все тем же идиотом и это ладно, такого я его знала и любила, но если я надеялась, что он хоть немного повзрослел, что он сможет посмотреть на меня другими глазами... Все было тщетно. Я ничего не добилась, только еще большего неуважения, а стоило мне поступить также, отплатить ему той же монетой, как мне устроили скандал. Сейчас мне было настолько больно, и при этом я была настолько зла, что хотела его убить. Поспешил выйти из палаты Доми Андре и я была благодарна ему за то, что он пустил меня к Доминике. Я наспех вытерла слезы, заходя к ней и пытаясь улыбнуться, но снова расплакалась, а она отчего-то расплакалась тоже. Я подошла к кровати, садясь на ее стул.
- Доми, ты не представляешь как я испугалась. Это я виновата...
Но Доми лишь обняла меня, прижимая к себе и я поняла, что все будет хорошо, а потом вдруг снова начала лить слезы. Боже, из-за этого парня я превращаюсь в садовую лейку. Вполне логичен был вопрос подруги. Я не хотела отвечать, но я слишком хорошо знала Доми, та бы ни за что не успокоилась, пока не выяснила что к чему и почему я плачу. Так что я шмыгнула носом, глядя на подругу.
- С Джеем поругалась.
Коротко ответила я. Порой мне так хотелось все ей рассказать, чтобы она пожалела меня, поддержала меня, поплакала со мной. Но я понимала, что если расскажу ей всю правду,  расскажу то, что случилось со мной помимо комы, то она никогда не сможет простить Джея, в отличии от меня. А я прощу, буду прощать столько, сколько потребуется и кончится это все тем, что мы будем постоянно ссориться, а еще Доми будет за меня сильно переживать. Этого я хотела меньше всего, ведь потерять подругу я просто не смогу. Я не знаю как без нее жить. В ответ на ее вопрос я покачала головой, давая понять, что это все ерунда.
- Он приехал с Андре. Увидел фотку в инсте, где я с Джо, вот и разорался. Можно сказать почти шлюхой назвал.
Я сделала вид, что все нормально, что это не имеет значения, но на самом деле все было далеко не так. Доми слишком хорошо меня знала для того, чтобы поверить, но я была благодарна ей за то, что она не пытается сейчас выяснять отношения и мы не ругаемся снова. Да мне было больно и плохо, но я была уверена, что рано или поздно мы с Джеем помиримся и все повторится вновь. Конечно я иногда задумывалась о своем будущем и порой мне становилось страшно, что в один прекрасный день Джей снова пропадет, исчезнет из моей жизни, а я так и останусь собирать обломки своей мечты и больше не могу встать на ноги. Что у меня не будет детей и семьи, потому что какая семья, если ты будешь всегда возвращаться к человеку, которого так нестерпимо любишь, а он может быть максимум твоим любовником. Я знаю что он ревновал меня, знаю что не хотел никому отдавать, они с Джереми чуть ли на смерть подрались, когда Джей вернулся. Но это все было не то.
- Я такая дура у тебя, Доми.
Тихо сказала я, а после взобралась на кровать к подруге, ложась рядом и обнимая ее, укладывая голову ей на здоровое плечо. Я прикрыла глаза, а потом вдруг улыбнулась, заговорщиски подмигнув.
- Эй а помнишь как в детстве, в лагере, мы вот также лежали на одной кровати и тайком от всех пили пиво под одеялом?
Мы начали перечислять смешные моменты из нашего детства, смеялись, а иногда даже плакали, до тех пор, пока Андре не вернулся в палату - он был мрачнее тучи и мы обе на него обернулись. Выслушав его я помрачнела. Крис казался мне хорошим парнем, как и Дан и я конечно верила подруге, что они ее недолюбливают, но не думала, что поступят так подло. А ведь Крис меня еще утешал.
- И что теперь?
Тихо спросила я брюнета, но тот ответил, что Крис ушел из дома, а Даниэль и вовсе не берет трубку, так что он не знает. Бедный Андре, он был такой хороший, а его родные братья так с ним поступали. Но он улыбнулся говоря о том, что все уладится, а пока он заберет Доми домой. Я обняла ее точно клещ, весело рассмеявшись.
- Ну уж нет, я тебе ее теперь не отдам.
Мы все разрядили обстановку и посмеялись, а после Андре помогал Доми подняться, пока я быстро собрала свои вещи. Андре посадил ее на заднее сидение и сам сел рядом, а мне пришлось сидеть с Джеем, но с ним я всю дорогу не разговаривала.

0

16

Падать на пол было бы унизительно. Сейчас я практически ненавидел Калеба и готов был разделить мнение Сары о том, что он гребаный садист, хотя обычно я считал что он прав. Хорошо, что Летти этого не видела. В ответ на мои злые слова он присел на корточки, ставя мои ноги правильно. Так, как они должны были бы стоять. Я их не чувствовал, хотя видел, что они дрожат от напряжения. Но так было всегда, с тех пор, как мне сделали операцию. Но они просто дрожали и все, больше ничего не было.
- Я уже пробовал.
Рыкнул я в ответ, но вместо того, что пререкаться дальше действительно попробовал перенести часть веса, совсем крошечную. Ноги выдержали. Они затряслись еще сильнее и я по прежнему их не чувствовал, но это уже было что-то. Делиться с Калебом своей задумчивостью я не спешил. Может быть это все просто потому, что они сейчас физически правильно расположены. Поставь стакан на стол и он тоже будет стоять. Простоял я недолго, стоило мне попытаться сделать хотя бы попытку перенести одну ногу, как руки дрогнули и я в следующий момент повалился на пол. Черт, и надо было Летти появиться именно в этот момент?! Калеб успел перехватить меня и вернул в исходное положение. Летти тоже хотела поспешить ко мне, и ее взгляд был такой встревоженный, что я нашел в себе силы улыбнуться.
- Все хорошо.
Сок она поставила на тумбочку, а сама под взглядом Калеба поспешила сесть обратно на стул. Я перевел взгляд на брюнета.
- Ты издеваешься?
Я прекрасно понимал, что сколько бы он меня не заставлял, ходить я не смогу. Я просто хотел, чтобы мне вернули коляску и позволили жить собственной жизнью. Он мог сколько угодно твердить мне, что я опускаю руки и все такое, но мне было плевать. В ответ на слова Калеба я усмехнулся, смеряя его многозначительным взглядом.
- Нет, похоже что ты маньяк. И садист.
Я увидел, как его губы тронула легкая усмешка и на его слова о моей сестре я лишь парировал.
- Нет, просто они у нас схожие.
Конечно я был не солидарен с Сарой в том, что она постоянно пыталась сбежать от Калеба - это было попросту глупо. Она прекрасно понимала, что не сможет жить без него, также как и он не сможет ее отпустить, а я не смогу уйти от сестры. Это был проклятый водоворот, в котором мы застряли. Возможно не сделай Калеб ее оборотнем, она не сделала бы им и меня и сейчас все было бы иначе. Хотя нет, было бы только хуже. Если бы она оставаясь человеком употребляла столько наркотиков, то сдохла бы раньше, чем мне исполнилось бы шестнадцать. Я внимательно выслушал Калеба, после чего улыбнулся, отчасти даже с ноткой печали.
- Ты же знаешь, что это невозможно.
От Калеба я уйти мог, а вот от Сары - никогда. Мвязь между нами итак всегда была слишком крепкой, а волчья кровь лишь все усугубляло. Волки не бросают свои семьи, волчата даже вырастая продолжают держаться вместе. Так было и у нас. Я за сестру пошел бы в огонь и воды и как бы я не лелеял мысли о переезде, о чем говорил и Джесс и Летти я понимал, что я никогда не смогу оставить сестру. Даже если я попытаюсь это сделать, то я скорее просто сойду с ума, без возможности нормально жить дальше. Я фыркнул и вновь взялся за ходунки, снова пытаясь шоркать ногами. Ноги дрожали, и вроде как пытались отвечать на мои попытки, правда это было очень жалкими попытками. Но они хотя бы были. На миг я подумал о том, что может быть все небезнадежно. Может быть Калеб прав, я все таки не человек и благодаря этому у меня получится. Я боялся надеяться, потому что боялся снова разочаровываться, но мне так хотелось иметь эту надежду. Потому я стиснул зубы и пробовал еще и еще, пока вдруг не почувствовал, как отдаленно, нога будто бы налилась болью. Если судить неврологически, то это была судорога, а если судорога, то значит есть контакт с мышцами. Я так тщательно об этом думал, что забыл следить за ногами и в следующий момент они снова подкосились.
- Мотивация неплохая, но не осуществимая.
Сказал я глядя на мужчину, что снова поправлял мне ноги. Я устал, я вспотел, я чувствовал себя ужасно, но теперь было что-то еще. Желание пробовать снова, желание не сдаваться. Желание стараться и двигаться вперед. Я усмехнулся.
- Просто соскучился по сестре вот и цитирую ее.
Бросил я в ответ, и тут же попробовал сделать еще подобие шага. Но силы были на исходе, руки ходили ходуном, так что Калеб резко подхватил меня, как ребенка, укладывая на кровать. Я тяжело дышал, а он усмехался. Но усмешка была не злой.
- О да, я буду минуты считать до встречи.
Огрызнулся я, но Калеб лишь похлопал меня по плечу, а потом ушел. Я наконец сделал пару глотков сока, который принесла мне девушка.
- Спасибо. И не обращай внимания на Калеба, он на самом деле не плохой. Просто характер тяжелый, а Сара только подначивает его.
Тихо сказал я Летти, постараясь одобрительно улыбнуться.

0

17

Если честно, мне уже осточертело находиться в стенах этой больницы, слушать, как эти двое переругиваются и наблюдать за тем, как мается Даниель. Я предпочел бы провести этот вечер в куда более интересной и веселой обстановке, но мне необходимо было оставаться здесь, чтобы поддержать брата. Я понимаю, что я слишком лицемерен, но наблюдать за тем, как из моего старшего брата вьют веревки я тоже не хочу, ведь даже Дан, который всегда был самым трусливым из нас, не бросается в омут с головой ради одной бабы, а Андре был примером для подражания с самого детства, а что в итоге?
Когда дверь больничной палаты наконец-то распахнулась и оттуда вышел Андре, я уже обрадовался и подумал, что мы отсюда скорее свалим. Кесседи проскользнула в палату к подруге, а старший брат вдруг резко нахмурился, тыча нам в лицо телефоном, на экране которого было то самое селфи. Вот черт, ну почему бабы вечно слишком много болтают? Но сейчас была не самая лучшая ситуация, чтобы проявлять свои искренние чувства, поэтому я вскинул брови вверх, делая недоуменное лицо, в то время как Дан потупил глаза в пол, как провинившийся ребенок.
- Что не так? Это ведь просто селфи.
Ну вообще то оно так и было, ведь мы с Даном просто решили сфотографироваться и как нельзя кстати на коленках у Андре расположилась прекрасная дива. Правда вот брат никак не хотел верить мне, а Дан, тем временем, уже готов был положить голову на плаху, лишь бы его не приплетали. Вот же скользкий сучонок.
- Ну бли, прости, я тебя даже не заметил на этой фотографии, не кипятись.
Я продолжал как можно лучше строить вид ни в чем неповинного человека, но Андре продолжал наступать, а меня начинало еще больше накаливать вся эта обстановка. Черт, из-за какой-то бабы он просто слетел с катушек! Я начинал закипать и стоило Андре подойти еще ближе, глядя на меня так, словно я главный предатель в его жизни, как моему терпению окончательно пришел конец.
- Да, я это сделал специально! Ты видел, на кого стал похож? Смотреть тошно, только и делаешь, что бегаешь за ней по пятам, да за юбку держишься! У нее мозгов, как у курицы, а ты ведешься, как баран!
Я закричал в ответ, сжимая в кулаки пальцы. Я уже не знал, как донести до Андре, что он стал похож на слепого котенка, которого мнут, как хотят. Я хотел, как лучше, я пытался ему говорить спокойно, пытался отвадить его хитростями, а он один черт ничего не хочет ни слышать, ни понимать, словно она его околдовала.
- Достаточно!
Крикнул я в ответ на вопрос Андре, после чего тут же получил кулаком по лицу. От неожиданности я не смог удержаться на ногах и тут же рухнул на пол, хватаясь за разбитый нос, откуда тут же хлынула кровь. Дан что-то залепетал, пытаясь помочь мне подняться на ноги, но я лишь грубо оттолкнул его локтем, поднимаясь самостоятельно. Я внимательно слушал то, что говорил мне Андре и ненависти моей в этот момент не было предела. Я сплюнул кровь, что накапливалась во рту, после чего подошел ближе к брату.
- То есть я тебя правильно понимаю? Ты готов отречься от братьев ради бабы, которая просто вовремя раздвинула перед тобой ноги?
На моих губах появилась ядовитая ухмылка. Тыльной стороной ладони я вытер кровь с лица, после чего вовсе тихо рассмеялся.
- А ты ведь был моим примером для подражания когда-то. И что теперь? Ты и дальше своего носа не видишь, как слепой щенок плетешься за бабой, что вьет из тебя веревки, а мы при этом виноваты. Молодец.
Я даже в ладоши ему похлопал, после чего резко остановился. Я перестал смеяться, впиваясь сердитым взглядом в своего старшего брата.
- Да лучше прожить всю жизнь в окружении шлюх. Они хотя бы не пудрят тебе мозги.
Дан все пытался найти пути отступления, как-то примирить нас, но сейчас на него не обращали внимания ни Андре, ни я, лишь продолжали сверлить друг друга испепеляющим взглядом.
- Знаешь что, катись к черту вместе со своей Доминикой.
С этими словами я развернулся и уверенно направился на выход. Я был чертовски зол, меня трясло от напряжения, поэтому стоило мне выйти на улицу, как я тут же закурил сигарету, спускаясь вниз по высокой лестнице. Я раздражал тот факт, что Андре так ничего и не понял, что он продолжал выгораживать свою невесту и готов был даже нас послать ко всем чертям ради нее. С каждым разом, как я перекручивал в своей голове его слова, я злился все сильнее, в итоге вовсе не удержался и со всей силы пнул по колесу его машины, отчего та на всю округу отозвалась сигнализацией. Я вышел на дорогу и поймал первое попавшееся такси, чтобы отправиться в дом к брату. Мне необходимо было собрать все вещи и свалить оттуда, ведь больше я не собирался находиться в этом дурдоме.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Госпиталь "Johns Hopkins" » Больничные палаты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC