Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Октябрь подкрался незаметно, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке идет полным ходом, скоро состоится матч между Стоунбрукскими львами и Ванкуверскими котами, так что наши ребята тренируются почти каждый день. Полиция Монреаля убедительно просит жителей после наступления комендантского часа оставаться в своих домах, ведь в последнее время участились внезапные исчезновения людей - преступник это, или же организованная группа, пока не ясно, но мы будем держать вас в курсе событий. Летние заведения города закрылись окончательно, но не расстраивайтесь, ведь все еще остается большой выбор мест для отдыха.
Температура воздухе не опускается ниже +2 градусов тепла ночью и + 11 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше +15 градусов. Высокая влажность воздуха, частые осадки, сильный северный ветер, что приходит с моря.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Skye Wood
Лучшей девушкой месяца у нас становится Скай. Это настолько добрый и искренний человек, что порой удивляешься, как она вообще еще сохранила свою светлую душу, среди окружения, в котором находится.Мы желаем ей оставаться такой же и дальше радовать нас своими постами.
Nicholas Maguire и Alice Collins
Несколько месяцев мы наблюдали за тем, как своевольная студентка трепет нервы своему куратору. У них были скандалы, крики, ссоры, но в итоге случилось то, чего все так ждали - они наконец-то разобрались в своих отношениях. Ну, по крайней мере, мы на это искренне надеемся.
Yoshi Shiragava
Этот загадочный японец, по прозвищу Самурай, как его называют в известной рок-группе Монреаля, становится лучшим мужчиной сентября, и это не удивительно. Йоши окружен аурой загадочности и какой-то затаенной опасности, но именно это так притягивает к нему наши взгляды.
Natalie Wayne
В последнее время в Стоунбруке только и слышны слухи об этой невероятно красивой, но ранее ничем не примечательной девушке. Всем интересно как девчонка, что держалась в стороне от толпы, смогла заполучить любовь первого красавца баскетбольной команды и наследника огромного состояния.
Tayler Campbell и Sakurai Yuki
Разный менталитет, разные взгляды на жизнь, разные круги общения и миры, из которых эти двое. Что могло свести их вместе? Одна нелепая случайность, одна неожиданная встреча, но этого было достаточно, чтобы зверь уложил свою голову на колени к маленькой девчонке. Что же произойдет дальше?

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Прилегающие территории » Парк отдыха


Парк отдыха

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://s8.uploads.ru/EuV1f.jpg
К Университету прилегает немалая территория, отведенная под парк. Здесь студенты могу укрыться под тенью деревьев, чтобы подготовиться к предстоящим парам или же просто отдохнуть на свежем воздухе во время перерыва. Парк окутан деревьями, что летом окрашивают это место в ярко зеленые цвета. А так же здесь имеется небольшой пруд.

0

2

Настроение нынешним вечером у меня было паршивое. Вчерашний день был наполнен событиями не слишком-то приятными, а если быть точнее - чертовски ужасными. Я устроила драку с четырьмя парнями, нахамила преподавателю театрального кружка, вдрызг разругалась с собственным деканом и в довершение ко всему по приходу в общежитие я обнаружила, что у меня накрылся ноутбук, потому я даже сериал посмотреть не смогла, а идти в общий кинотеатр общежития и смотреть всякую муть не было никакого желания. Настроение было таким паршивым, что я даже с Кристиной и парой слов не перекинулась, хотя она казалось бы была не против. Воткнув наушники в телефон я увалилась на кровать, закрывая глаза и абстрагируясь от мира. Но как бы мне того не хотелось, надолго из реальности выпасть мне не улыбнулось, ведь кажется я только закрыла глаза, а уже спустя очень короткое время прозвенел будильник. Матерясь на чем свет стоит и проклиная все на свете я заняла душ, захлопнув его перед носом у каких-то девчонок, а потом кое как напялила на себя одежду, схватила портфель и свалила в закат.
Одно радует - до выпускных экзаменов осталась всего пара недель, а потом, если мой дорогой брат не забудет свое обещание, то мы поедем куда-нибудь подальше отсюда. Конечно на недельку, ведь у него работа и группа, но даже этого мне было достаточно. Меня гложило противное чувство каждый раз, стоило мне подумать о своем кураторе. Черт! Я прекрасно понимала, что наговорила ему лишнего, но таков уж был мой темперамент, но и ему не стоило делать меня кругом виноватой. Посмотрела бы я на него, если бы угрожали его собакам - у него же вроде есть собаки? Хотя нет, в таком случае этот сноб лишь продекларировал бы обидчикам уголовный кодекс и ушел в закат, эффектным жестом откидывая челку и выпячивая губки. Ахах, от увиденной картины в моем воображении я рассмеялась и плохое настроение стало понемногу улетучиваться. Выскользнув из общежития в прохладное утро я по привычке направилась в парк, чтобы как можно быстрее добраться до университета. Обычно я ходила с Кристиной, но сегодня ей было лишь к третьей паре, так что мне приходилось шататься одной. Ой, черт, надеюсь она выгуляет Честера, я то совсем об этом забыла. Блин, да-да, хозяйка из меня была не очень. Раньше. когда я жила у Джима, то не задумывалась о том, кто там ухаживает за собакой да и вообще там у пса был постоянный доступ на улицу и даже собственная будка во дворе для жарких дней. Я понимала, что в общаге ему живется несладко, особенно в небольшой комнатке, но и поделать с этим ничего не могла. Отдать его Джо было плохой идеей, у него конечно тоже типа дом, но ему за своим то щенком следить некогда, что уж говорить о гиперактивном хаски. Нужно будет сегодня вечером обязательно отправиться на длительную прогулку с несчастным Манчестером, пока он вообще не забыл, что я все таки хозяин, а не Кристина там или комендант. Да и я безумно любила этого пса, только вот эти чертовы экзамены, что так невовремя всегда.
Я и сама не заметила, как свернула вбок от тротуара, по которой обычно ходили студенты и направилась по мягкой тропинке из травы и листьев. Так было быстрее, да и редко встретишь кого из людей, ведь надо еще не потеряться в этих кустах и деревьях, но я с Чессом весь этот парк вдоль и поперек облазила, так что знала короткие дорожки. Тяжелый рюкзак оттягивал плечи, так что я на миг остановилась, чтобы поправить лямки и подкурить сигарету. Вдыхая горячий и горький дым я сжимала пальцами фильтр думая о том, что надо бы потом разыскать Николаса и сказать ему что он конечно не прав, но я могла бы и не грубить. С такими веселыми мыслями я двинулась было дальше, как вдруг услышала шаги за спиной. Резко обернувшись я почти даже не удивилась, увидев компанию из двух парней - Дерека и Саймона, это была часть четверки, что задели меня вчера. Я сделала еще одну затяжку и сощурилась, выпуска дым. Странно, что их всего двое, они же всегда ходят стаей.
- Здесь что, другой дороги нет?
Гаркнула я, смотря на их гадкие лица, что были растянуты в оскалах. И как же меня радовали синяки на этих мордах!
- А мы за тобой шли, убогая. Хотели тебе преподать урок, как надо себя с хозяевами вести.
От этих слов ярость моментально напитала мое тело, которое задрожало, как струна. Но я сдерживала себя, пытаясь цитировать в голове голос куратора, который что-то там говорил о том что не прав тот, кто начинает драку первым.
- А чего это вы не в полном составе? Храбрости набрались?
Меня действительно сильно волновал тот факт, где были еще два отморозка. Я собралась было их проигнорировать и идти дальше, но стоило мне обернуться, как я уткнулась носом в грудь Бену, который был широк как вепрь, а рядом с ним с ехидным смехом стоял и Робб. Отлично вся компания в сборе. Я собралась было отскочить в сторону, но не успела, тяжелый кулак уже впечатался в мое лицо, отчего я отшатнулась и чуть не упала на землю. Охнув я вытерла тыльной стороной ладони струйку крови, что тут же потекла с уголка рта и попыталась выпрямиться, но тут же получила ногой под дых, после чего рухнула на землю, как подкошенная. Мои пальцы сминали пожухлую траву, пока я кашляя пыталась отдышаться.
- Давайте ка научим эту мелкую суку манерам.
Ехидно отчеканил заводила, которого я вчера столкнула со сцены. Не дожидаясь еще одного удара я резко стянула с плеч рюкзак, в котором было огромное количество книг и раскрутив его пару раз швырнула в голову Роббу, попав точно в цель.
- Бинго!
Крикнула я после того, как парень рухнул в отключке. Сама же я тут же вскочила на ноги, стараясь не упускать из виду никого из оставшейся тройки. По их озверевшим лицам было понятно, что они были настроены не попугать меня, а как минимум покалечить. Но ничего, драться я умела и боли не боялась, в отличии от них  -еще посмотрим кто кого. На меня двинулся Саймон, с размаху вновь метя в лицо, но я уклонилась и со всей дури пнула его по яйцам, оставляя валяться в траве. Памятуя об ударе под ребра я с такой же силой наподдала и ему, после чего он откатился с глухим стоном.
- Я тебя убью, тварь!
Дурным голосом заорал Дерек, ринувшись на меня, но я успела увернуться и подставить подножку, так что он ткнулся носом в прохладную землю и здорово ее пропахал.
- Становись в очередь, мудила.
Ответила я, показав обидчику фак. Я не успела вовремя среагировать, как сзади меня схватили за руки и оторвали от земли, так что я беспомощно заболтала ногами. Дышать было тяжело, ворот куртки тянул за горло и я схватилась за руки здоровяка, стараясь подтянуться и извернувшись, пнуть его посильнее. Очередная моя попытка увенчала успехом, но поздно, у меня уже голова кружилась от недостатка воздуха. Я рухнула на траву, стараясь вновь сделать вдох, как вдруг почувствовала как меня хватают за волосы и снова поднимают вверх. Перед моим лицом была чья-то рука, так что я не думая вцепилась в нее зубами, за что получила такую оплеуху, что в глазах двоилось. Дерек уже успел подняться с земли и теперь подошел ближе, пока здоровяк схватил мои руки, скрещивая их за спиной. Да уж, дерьмовая ситуация.
- Ну что сука, теперь тебе страшно? Будешь умолять нас о пощаде?
Двое, которых я раскидала все еще не подавали признаков жизни, а нос Дерека превратился в картошечку, так что я была чертовски довольна собой. В ответ на его слова я резко плюнула ему в рожу, и пнула по ребрам, извернувшись, но вот только слишком слабо. Меня встряхнули как котенка, пока Дерек визжал как свинья, а затем... а затем на меня обрушился град ударов.

+1

3

Сказать, что вчера я был вымотан – ничего не сказать. Домой я вернулся, словно выжатый лимон. Проведя около получаса на улице с собаками все, на что я был способен после – это принять душ и лечь в постель, чтобы моментально уснуть. У меня даже не оставалось сил на то, чтобы решить, что делать дальше со своей студенткой Коллинз. Прибегать к крайним мерам мне хотелось мне хотелось меньше всего, так что оставалось только надеяться на то, что она сможет вовремя остудить свой пыл, тем самым не усугубляя ситуацию еще больше.
К счастью, утром я чувствовал себя гораздо лучше. Вся та нервозность, что переполняла меня до самых краев вчера, осталась в прошедшем дне, а это не могло меня не радовать. Спокойно приготовив себе завтрак, я покормил собак, вывел их на прогулку в лес, а потом отправился в университет. Вопрос об избиении студентов не уляжется сам собой, а если учесть тот факт, что эти самые парни имеют влиятельных родителей, то, возможно, придется еще побороться, так скажем, за справедливость. Начать день я хотел с разговора с Алисой. Я надеялся, что ее пыл так же улегся и теперь она могла спокойно меня выслушать и, возможно, даже понять, а не топать ногами и пытаться доказать мне то, что весь мир против нее. Конечно, я понимал, что это скорее что-то из рода фантастики, но все же старался сохранять оптимизм. Так всегда делает мой лучший друг Габриэль и иногда мне кажется, что его жизнь от этого становится гораздо проще. Может быть, действительно стоит взять с него пример?
Я припарковал автомобиль на дальней стоянке, подмечая, что та, которая находится возле университета вновь была забита до отказа, поэтому мне придется вновь пройти через весь парк, чтобы добраться до главного здания. Остается только надеяться на то, что по пути мне не попадется Коллинз, которая опаздывает на пары и совершенно не видит куда бежит. Помнится мне. последняя такая встреча наградила меня распухшим носом на несколько дней и очередной порцией плохого настроения. Если честно, то порой я удивляюсь, как эта юная особа вообще до сих пор еще не разгромила общежитие, ведь прекрасно понимал, что с нее не станется.
Погруженный в свои мысли о предстоящем дне, я шел привычной тропой, которая выводила к самому главному входу, как услышал чьи-то крики и возню. Нахмурившись, я свернул на узкую дорожку, что протоптали сами студенты, ленясь идти в обход. Убрав телефон в карман, в котором проверял расписание Коллинз для того, чтобы вскоре вызвать к себе, я отправился на доносящиеся до меня звуки. Стоило мне подойти ближе, как я увидел в тени деревьев компанию парней, что нещадно кого-то били.
- Эй!
Окрикнул я ребят, что одновременно обернулись в мою сторону. Все произошло быстро. Увидев меня, они тут же бросили того, кого секундами ранее наотмашь били всей гурьбой, и сорвались с места, скрываясь за кустами. Я успел увидеть тех самых парней, что вчера пострадали от рук Алисы и оказались в лазарете. Их лица сейчас были разукрашены еще больше, но это не особо привлекло мое внимание, ведь я тут же перевел взгляд на девушку, что стояла на коленях и пыталась откашляться. Наверное, это было бы комично, если бы не имело столько трагедии. Этой самой девушкой оказалась Коллинз. Ее лицо было распухшим, из разбитой губы сочилась кровь, а про синяки и вовсе нечего было говорить. Тут же подбежав к ней, я поставил портфель на землю, присаживаясь на корточки перед блондинкой. Девушка подняла на меня глаза, пытаясь усмехнуться и сделать вид, словно совершенно ничего и не произошло, а меж тем, подтеки уже начинали темнеть и приобретать иссиня-черный цвет. Достав из внутреннего кармана пиджака платок, я осторожно приложился тонкий уголок к рассеченной брови, откуда стекала кровь. Слова Алисы вызвали на моем лице улыбку и я тихо покачал головой.
- Даже и не думал этого делать.
Ответил я Коллинз. Я и не ожидал от нее ничего другого, ведь скорее земля разверзнется под нашими ногами и откроет вход в чистилище, чем Алиса решит показаться слабой. Интересно, сколько силы было в этой девочке, что несмотря на то, что ее избили, она продолжала улыбаться? Конечно, вопрос о вчерашней ситуации решился сам собой, оставалось только разобраться с деканом, а пока нужно было отвести Коллинз в лазарет и обработать ей раны, а так же убедиться в том, что ей ничего не отбили.
- Сама идти в состоянии?
Поинтересовался я у блондинки, что тут же решила продемонстрировать, что она в порядке, словно ничего и не произошло. Только вот стоило ей выпрямиться, как она тут же согнулась и издала сдавленный стон, более похожий на писк. Поспешив последовать ее примеру, я так же поднялся на ноги и подхватил с земли портфель, а так же вещи девушки. Приобняв ее за плечи для поддержки, мы медленно направились в сторону лазарета.
Я был уверен, что всей это компании сегодня не окажется на занятиях, а может быть и ближайшие пару дней, ведь и к их синякам прибавились новые, но все же вопрос нужно было решать безотлагательно, поэтому, как только я отведу Коллинз в лазарет, то сразу же направлюсь в деканат.

+1

4

Боль, боль, боль. Черт, это было действительно крайне неприятно. Я старалась отпинываться ногами, но получалось у меня на редкость паршиво, а руки заломили мн за спиной. Чертовы трусы, словно стая шакалов набросились на меня вчетвером, и отчасти мне было смешно от их трусости, а отчасти меня пробирала такая злость. Я ненавидела их и им подобных, ненавидела тех, кто считает себя выше других, кто не отвечает за свои слова. Я крайне редко в обыденной жизни пользовалась защитой братьев, но в этой ситуации я сделаю все, чтобы этих ублюдков не только отчислили из университета, но и довели дело до суда и уголовной ответственности, откуда даже их богатые родители не смогут их просто так отмазать. Пусть бьют, это я выдержу, а убить меня у них кишка тонка. Я чувствовала, как один мой глаз заплыл, как болят внутренние органы, как все лицо заливает кровь и скапливается во рту. Я не знала, сколько времени на меня сыпался град ударов, пока не услышала чей-то знакомый голос. Будто по волшебству меня отпустили и вся шайка ломанулась прочь сквозь кусты, а я рухнула на колени, пытаясь отдышаться. Я не могла видеть, кто бежит ко мне, но догадывалась. Когда мужчина рухнул возле меня на корточки я поднялся голову, дерзко улыбаясь. Надо же, почти принц спасший совсем не принцессу. Ник вытащил носовой платок и промокнул кровь на моем лице, на что я дерзко усмехнулась.
- Только не вздумай меня жалеть. У меня все было под контролем.
Конечно сейчас я была бы рада услышать что-то вроде "Прости Алиса я вчера был не прав, они ублюдки а ты невинный барашек", но во первых скорее земля под ногами разверзнется, чем этот ирландец передо мной извиниться, а во вторых не так сильно мне это было и нужно. Спасибо уже и за то, что он, как я надеялась, теперь отстанет от меня со своими нравоучениями. В конце-концов мне оставался последний экзамен, а потом долгожданные каникулы, которые я проведу с братьями. Может Джо и вправду сможет выкроить время и поедет со мной куда-нибудь подальше. А его дом мне нравился не меньше чем общага. В ответ на вопрос Николоса я залихватски хмыкнула, показывая что пара синячков мне не помешают.
- Конечно, они меня едва задели.
Разбахвалилась я, и в доказательство своих слов резко попыталась встать на ноги, о чем тут же пожалела. Боль накрыла с новой силой, в глазах потемнело и я зашаталась на месте, стараясь не упасть. Я даже зашипела от боли, не сумев сдержаться. Да, все таки мне знатно досталось. Главное чтобы почки не отбили и переломов не было, а то я им глотки перегрызу. Мужчина поспешил подняться следом за мной и тут же обхватил руками мои  плечи, не давая упасть. Возможно я бы и попыталась сбросить его руку в доказательство того, что справлюсь сама, но если честно не справилась бы. Хотя меня нервировало его прикосновение. Я знала, что Ник сильный, пусть он и не выглядел как мой брат, поняла это еще тогда, когда он выволок меня без труда из преподавательской. Меня раздражало ощущение, которое я испытываю от его ничего не значащей поддержки. Странное тепло, давно забытое чувство защищенности. Мне нравилась эта его сила и это раздражало. Я вообще не любила, когда меня кто-то трогает кроме братьев и Тео, я слишком хорошо знала, что касания могут нести и боль, но мне не хотелось отстраняться от руки, что поддерживала меня. Неожиданно я заметила, что запах парфюма у ирландца тоже приятный, свежий, с древесными нотами. Плечом и рукой я прижималась к его груди и чувствовала напрягшиеся мышцы, и почему-то от этого мое сердцебиение учащалось. На миг мне стало интересно какого это, когда он тебя обнимает. По настоящему. Глупости.
Я тряхнула головой, избавляясь от ненужных мыслей и просто продолжила шагать вперед, стараясь сосредоточиться на собственном дыхании. Сегодня мне нужно было кровь из носу сдать последний экзамен, а потом будет лето, когда мы с Ником не будем видеться и все эти глупые, непонятно откуда взявшиеся мысли отойдут на второй план.

0

5

Спокойствие. Это то, чего мне не хватало уже долгое время. Не могу отрицать тот факт, что по больше части за это нужно быть благодарной Йоши. Пока он оставался в моей жизни. Точно так же, как и при нашем знакомстве - появлялся неожиданно и так же неожиданно пропадал. Иногда я не слышала о нем несколько дней, а потом он вновь появлялся, но этого было достаточно.
Неделю назад я сдала последний экзамен. Хотя, сама я сделала слишком мало для того, чтобы у меня это получилось. Мне необходимо было предоставить рисунок на вольную тему, но слишком многое происходило на тот момент в моей жизни, чтобы я всецело могла посвятить себя творчеству. Преподаватель пошел мне навстречу, с натяжкой поставив тройку. Я прекрасно понимала, что в следующем году мне придется стараться в два, а то в три раза лучше, но сейчас у меня больше не возникало сомнений в том, что у меня получится.
Моя соседка еще сдавала экзамены. Кажется, ей остался всего один, но это не мешало ей уже начать получать от этого лета все, что можно, а потому видеться мы с ней стали еще реже. Она все чаще проводила время со своими братьями, о которых прожужжала мне уже все уши. Странно, что еще ни одного я не увидела. Но я и не горела особым желанием.
общежитие практически опустело. Уже многие разъехались по домам, остались лишь такие, как я - у кого нет дома и такие, как Алиса - кто еще подтягивает хвосты. Даже окончив учебу я не изменила своей привычке и продолжаю каждый вечер ходить в парк, чтобы совершенствовать свои навыки рисования. И сегодняшний вечер не стал исключением. Наконец-то Алиса вспомнила о том, что у нее есть собака и сегодня она забрала эту самую собаку с собой. На самом деле она сказала, что не планирует появляться в общежитии примерно неделю, потому что у них с одним из братьев какие-то планы, а это уже, кажется, возмутило даже самого Честера, поэтому он издал голос из-под кровати своей хозяйки, чем обратил на себя ее внимание. Поэтому сегодня к пруду я шла одна, но зато могла полноценно погрузиться в музыку.
Конечно же парк опустил еще больше, чем общежитие. Если на протяжении пары часов ты увидишь здесь хотя бы одного прохожего студента или преподавателя, то считай, что тебе повезло. Хотя я обычно редко обращаю внимание на то, что происходит вокруг, поэтому, может быть, людей здесь гораздо больше, чем мне могло показаться. Устроившись на скамейке возле воды, я поджала под себя ноги, принимаясь наносить легкие штрихи на чистый лист бумаги. Преподаватель критиковал меня за то, что порой я слишком сильно давлю на грифель, что мои рисунки отчасти слишком мрачные, а настоящий художник должен уметь нарисовать абсолютно все и при этом не потерять своего почерка. Не сказала бы, что из меня выйдет настоящий художник, ведь я никогда не думала о том, что мои картины будут висеть в картинных галереях. На самом деле я поступила на этот факультет лишь потому что нарисовать натюрморт для меня всегда было проще, нежели применить какую-либо теорему или составить правильную химическую формулу. Пока я не задумывалась на тему того, кем буду работать после того, как получу диплом. Возможно эта профессия вовсе окажется не по специальности - от этого никто не застрахован. Но сейчас мне было не до этого. Я отбросила все посторонние мысли в сторону, погружаясь в музыку и отдаваясь рисованию.
Погода в последние дни действительно наладилась. Дожди перестали срывать мои планы, ветер не норовил сорвать все листы с моего альбома, поэтому я даже и не замечала, как пролетает время. Вот и сейчас я глянула на часы лишь потому что мне пришло сообщение от Алисы. Увидев который час, я решила, что сообщение прочитаю в комнате и тут же поспешила скидать все свои вещи обратно в папку. Мне стоило поторопиться, чтобы не опоздать в общежитие до его закрытия. Учеба, конечно, окончилась и сейчас лето, но правила остаются неизменными, а наш комендант - непреклонной, поэтому, если я не хочу забираться в комнату через окно, мне стоило прибавить шагу.
Солнце уже практически спряталось за верхушками деревьев, поэтому, ступив на дорожку, я погрузилась в полумрак. В наушниках играла музыка, приглушая даже собственное дыхание, но в какой-то момент я отвлеклась от знакомой уже мелодии. Неприятное ощущение заставило пробежать волну мурашек вдоль позвоночника и замереть где-то в затылке. Ощущение того, что за тобой кто-то следит. Я не остановилась, но музыку все-таки отключила, а наушники убрала в карман. То же ощущение не покидало меня и теперь, а вскоре послышался хруст ветвей, словно кто-то выходил из колючих кустов. Вздрогнув, я резко обернулась и заметила силуэт. До боли знакомый силуэт, но старалась убедить себя в том, что этого просто не может быть. Однако, когда в мою сторону сделали шаг, я все же смогла разглядеть лицо.
- Кит...
Тихим дыханием сорвалось с моих губ. Сердце заколотилось в груди, а к глазам подступили слезы. Я старалась свыкнуться с мыслью о том, что мы больше никогда не увидимся, но сейчас, когда он появился передо мной все было вновь вырвалось наружу. Губы дрогнули в легкой, неуверенной улыбке, а после этого я сделала робкий, маленький шаг вперед, потом еще один и еще, пока я не смогла четче разглядеть черты лица. Блестящий взгляд, улыбка, больше похожая на оскал заставили меня замереть на месте. Сердце, что так яро билось в груди наконец-то вырвалось и теперь замерло в горло. Страх. Чувство, от которого я желала избавиться больше всего вновь обуял меня с новой силой. Он окутал меня с головой, толкая навстречу панике. С ним мы виделись только в один период моей жизни, но этого оказалось достаточно для того, чтобы он с такой легкостью мог вызвать во мне ужас. Оказалось достаточно одной новой встречи с ним, чтобы понять - мои последние обещания Киту оказались такими же ложными, как и до этого.
Сглотнув, я начала отступать назад, не сводя с него взгляда. Ноги показались мне ватными, а голова кружилась. Я не знала, зачем он пришел, но прекрасно понимала, что простого разговора ему будет мало. С тем, как я отступала назад, он надвигался вперед, поэтому мне ничего не осталось сделать, как сорваться с места и побежать. Моя папка осталась лежать на тропинке, но сейчас мне не было до нее никакого дела. Перед моими глазами был деревянный мостик, что отделал одну часть парка от другой. Казалось, что он меня сейчас отделял от моего спасения, хоть до здания общежития еще нужно было добраться.
Легкие моментально взорвались огнем, губы жадно хватали воздух, а слух улавливал тяжелый топот за спиной, что приближался, казалось бы, с неестественной скоростью. Как только мои ноги ступили на деревянный помост, как его руки тут же сомкнулись на моей коже, и я закричала. Этот крик показался мне чужим, отдаленным. Кричал кто-то, но не я. Это не я находилась сейчас в парке, попавшись в капкан его грубой хватки. Не мне нужна была помощь. Нет, это не я вновь встретилась с ним. Но всем мои мысли вернули меня в реальность, когда к страху прибавилась ее подруга боль.

+1

6

Начинался дождь. Сначала мелкий, лишь немного моросил, поднимая мокрую пыль. Но потом начался настоящий дождь, холодный, крупный, бьющий по лицу.
Он стоял над обрывом и смотрел вниз. Удивительно, как за городом можно легко остаться незамеченным и обнаружить внушительного размера пропасть, стоит только уехать достаточно далеко, а потом пройти пешком несколько миль в самую чащу леса. Он стоял у края и смотрел в самое сердце обрыва. Дна видно не было, оно скрывалось темнотой.
Ему так хотелось шагнуть туда к пропасти и лететь. Долго, без крика, просто ощущая страх каждой частичкой своего тела. А потом, там внизу, разбиться о землю, оставив о себе лишь память.
Вздохнув полной грудью, он уже почти совершил свой решающий шаг вперед, но ноги будто бы приросли к земле, пустив корни и не позволяли ему пошевелиться. Все тело будто протестовало зародившейся мысли, воссоединившись с этой каменной, как и его израненная душа, землей и ему оставалось только стоять здесь как идол, размышляющий над своей жизнью перед этим манящим обрывом.
Он стоял над пропастью, а невыплаканные слезы душили его, пытаясь вырваться наружу, но он продолжал сдерживать их, пока вдруг не закашлял из-за подошедшего к горлу комку отчаяния, смешанного с гневом из-за своей трусости. Из-за этого он начал задыхаться, воздуха катастрофически не хватало. Голова закружилась, перед глазами все плыло, из-за чего он упал на колени и начал кашлять. Он кашлял так сильно, будто пытался выкашлять из себя все легкие, пытался избавиться от того, что его душит, хватаясь за горло. Тогда слезы хлынули из глаз стремительным и неукротимым потоком. Слезы текли по лицу горячими теплыми ручьями, скатываясь по подбородку, капая на рубашку, либо затекали в рот.
Он сидел на коленях перед обрывом и рыдал, выплескивая слезы, которые ему так долго удавалось сдерживать, что, казалось, он уже разучился делать это по-настоящему, пропуская через собственные чувства.
Он мог бы сейчас закричать. Или даже позвать на помощь. Но кого? Зачем? Он сам осознанно пошел сюда, пытаясь совершить то, о чем думал уже давным давно.
Он прекрасно знал, что помочь ему никто не сможет, сколько было разных попыток, которые сводились лишь к тому, что в очередной раз играл роль в реальной жизни, представляя все так, будто ему действительно стало лучше.
Отняв руки от горла, он закрыл ладонями лицо и продолжал плакать, пытаясь скрыться. Это чувство было похоже на то, какое бывало в детстве, когда продолжал рыдать не столько на обиды, сколько из-за жалости к себе, хотя вокруг нет ни души и уж точно никто не пожалеет и никто не предложит конфету, чтобы успокоить.
Когда, наконец, слезы уже иссякли и высохли даже к глазницах, его взгляд устремился в пропасть, которая манила, звала, обещала. Обещала лишь мгновение страха и боли, а затем полная тишина и покой. Что же там за чертой? Никто не знает, есть лишь теории. Да и какая разница что там?
Тело, окончательно потерявшее все силы, рухнуло спиной на каменную землю, подставляя непрекращающемуся дождю лицо. Он лежал и смотрел в это хмурое небо. Темные тучи заволокли небо так сильно, что казалось, что это какая-то туманная пелена, которая спускается на Землю и еще немного и она полностью захватит планету и задушит в своих терпких объятиях.
Но вдруг он заметил луч солнца, пробившийся сквозь тучи. Этот луч выглядел таким самобытным, таким особенным, несущим надежду. Тогда он зафиксировал взгляд на этом луче, а его сердце с трепетом замерло, будто пытаясь найти в этом луче надежду и для себя.
— Отче наш…
Эти слова, давно забытые и неожиданные даже для него самого, сорвались с его губ и полетели куда-то в высоту, оставляя после себя эхо, пульсирующее в голове. Может быть не все потеряно, может быть надежда действительно есть?  Отче наш...
А потом, потом вдруг наступила темнота. Сознание куда-то ускользало, срывалось вниз, будто бы в эту пропасть. Он поднялся с колен, отряхивая испачканные джинсы, а на губах его сквозила улыбка. Отвратительная, страшная, мерзкая.
- А вот и не угадал.
Тихо сказал он, а затем рассмеялся нечеловеческим, страшным смехом.


Найти эту девчонку не составило труда. Он часто приходил к ней, так что я знал где она живет, с кем она живет и даже как она живет. Оставалось лишь дождаться удобного случая, ведь она редко оставалась одна, в основном гуляла с собакой, а мне не хотелось привлекать к себе внимание истошным лаем. Я следил, следил очень долго, и наконец это увенчалось успехом. Она пришла сюда еще днем, села рисовать, как она делала это обычно, но днем было слишком много людей, так что я затаился и ждал, пока не стемнело, пока люди не покинули аллеи парка. И тогда я начал действовать. Плавно вышел навстречу, с улыбкой видя, как она узнает меня, как тревога в ее глазах сменяется страхом. Она узнала меня. Поняла, что я не он. Она начала отступать назад, напуганная девочка, что лишь заставило меня рассмеяться и также медленно двинуться вперед. Ее шаг, а затем мой, как забавная игра в гляделки. Потому что она знала что стоит ей отвернуться, как я поймаю ее. Но она не выдержала, глупышка. Резко развернулась и бросилась бежать, а я ведь только этого и ждал. Азарт зародился во мне, как у охотничьей собаки, что пускается за маленьким кроликом. Ты мой кролик, Кристина. Я поймаю тебя. И убью.
Она бежала быстро, но я был быстрее. К мосту, к мосту, как будто это спасет ее. Стоило ей настигнуть моста, как я вытянул руки и схватил ее, резко дергая на себя, не оставляя даже шанса на спасение. Никто не придет. Никто не поможет. Она кричала и я кричал вместе с ней, только мой крик был издевательским, смешанным с хохотом. Но мне надоело.
- А ну заткни пасть.
Прошипел я ей на ухо, после чего схватил за волосы и с силой приложил ее лбом о перилла мостика, так, что ее крики мгновенно стихли. Не отпуская ее волос я повалил ее на землю и потащил прочь, к кустам, к тени деревьев, подальше от света фонарей, насвистывая свой любимый мотив. Она упиралась ногами, цеплялась ногтями за мои пальцы, пытаясь их разжать, но это было бесполезно. Я швырнул ее на землю, не выпуская из своего поля зрения и достал из кармана пистолет, направив прямо ей в лицо. Ей было страшно, так что я заботливо улыбнулся, приставляя дуло к ее виску и убирая с лица спутанные пряди им же.
- Ну, ну Кристина, разве ты не рада меня видеть? Забыла, как нам было хорошо вдвоем?
Я был таким заботливым, неужели она этого не оценит? Но она как всегда была не разговорчива. Еще и отвернулась. Я резко вытянул руку, хватая ее за подбородок железными тисками пальцев и повернул лицом к себе, подтаскивая поближе.
- А что такое? Неужели ты хотела увидеть своего драгоценного принца? Знаешь, а он ведь хотел умереть. Умереть, чтобы спасти тебя. Хотел покончить с собой, как в дешевой мелодраме, думая, что защитит тебя от меня. Но мне пришлось убить его, ведь он был таким слабым. Плакал, как ребенок. Так тебя любил. А ты его послала.
Я расхохотался, после чего впился поцелуем в губы девчонки, не убирая пистолета от ее лица. Свободная рука отпустила ее подбородок и рванул на себя ее джинсы, стаскивая их вниз. Она снова закричала, но я врезал ей по лицу, и тогда крик перешел в тихое поскуливание.
- Сегодня я тебя убью, но перед этим, тебе будет очень больно Крис. Как тебе игрушки? Секс игрушки мм?
Я помахал пистолетом перед ее лицом видя, как ее глаза расширяются от ужаса.
- Давай поиграем а?

Отредактировано Keith Walker (2018-07-23 21:33:27)

+1

7

Откуда во мне эта надежда на спасение? Почему я так цепляюсь за нее своим криком, попыткой убежать от того, кто явно быстрее меня, сильнее. Мое тело еще помнит, что такое боль, помнит, как он издевался над ним, какие шрамы и краски оставлял и сейчас эти воспоминания врезались с двойной силой. Нервы напряглись, словно оголенный провод, каждое прикосновение отзывалось ожогом и заставляло дрожать ни то от страха, ни то от боли. Его крик заглушал мой и это сводило с ума, казалось, что большего мое тело, мой разум не сможет вынести и я в очередной раз пожалела, что тогда Алиса не позволила мне поставить точку. Натянутые волосы заставляют вновь закричать, а после следует сильный удар. Перед глазами моментально все начинает мутнеть и я надеюсь, что вот-вот сознание покинет меня, но вместо этого я чувствую глухую боль, что разливается от переносицы, переходит в виски, чувствую, как горячая кровь рекой начинает стекать по губам, шее, груди. Голос пропал, то ли от того, что я слишком долго кричала, то ли от того, что у меня не остается сил. Я несколько секунд нахожусь в прострации, словно между двумя мирами, но меня вновь возвращают на мое место. Он тащит меня за волосы, не позволяя даже подняться на на ноги, я же пытаюсь разжать его пальцы, что клешнями сомкнулись на моих прядях. Мои ногти впиваются в его плоть, но, кажется, что на это ему абсолютно плевать, ведь он даже не шелохнулся, лишь продолжает насвистывать мелодию, от которой по всему телу пробегает волна мурашек. Когда свет перестает резать глаза и мы погружаемся в кромешную темноту, он швыряет меня на землю и я ударяюсь спиной, отчего вышибает дух и я теряю несколько секунд его замешательства, а когда начинаю нормально дышать, то уже чувствую его вес на себе. Перед глазами вспыхивают яркие картинки того, что он со мной делал и от этого подкатывает тошнота к горлу. Я пытаюсь его столкнуть, пнуть, ударить, но ничего не получается, а вскоре он достает пистолет и начинает говорить тихо, вкрадчиво, словно заботливый отец, но его слова пугают еще больше. В моей голове плотно засела его фраза "мне пришлось убить его" и от этого внутри нарастает ненависть еще большая, жгучая. Она вновь хватает мое лицо, стискивая подбородок с такой силой, что кажется, будто вот-вот кости треснут от натиска его пальцев, а затем он прижимается к моим губам своими. Я только и успеваю, что стиснуть зубы и зажмурится, чтобы не видеть всего этого, не чувствовать, а сразу за этим он срывает с меня джинсы, отчего слышится пронзающий треск ткани, а из горла вырывается крик, который влечет сразу же за собой очередной удар по лицу. Он продолжает говорить и каждое его слово заставляет наполняться мои глаза еще большим страхом. Я судорожно пытаюсь найти хотя бы что-то, что поможет мне уцепиться за шанс сбежать от него, но поблизости нет ничего. Ничего, кроме сырой земли. Пока он слишком занят тем, что рассказывает мне план следующих наших действий, я незаметно стараюсь набрать в руку как можно больше земли. Он забивается под поломанные ногти, маленькие иглы царапают кожу, но это совершенно ничего по-сравнению с тем, что меня скорее всего ожидает дальше. Воспользовавшись секундной заминкой, я со всей силы бью по его лицо. Остатки ногтей касаются чего-то мягкого и кажется, что я попала ему в глаз. Стоит ему ухватиться за лицо, как я резко отталкиваю его от себя и подскакиваю на ноги, стараясь поправить остатки джинс. Уровень адреналина зашкаливает. Сейчас я готова бежать вперед как можно быстрее, как можно дальше, позабыв про боль, про кровь, что сочится из моего носа и разбитой губы. Но я успеваю сделать только один шаг. Мертвой хваткой чужие пальцы сжимаются вокруг моей щиколотки, а затем сильный рывок и у меня не получается устоять на ногах. Потеряв опору под ногами, я падаю на землю. Коленом я приземляюсь на торчащий корень и этот удар заставляет перестать дышать. В ушах появляется звон, а глаза невольно закатываются. Очередной удар по голове, но сейчас я даже не понимаю ударил ли он меня, или я сама. Обмякнув на земле, я вновь оказываюсь под его телом. Последняя надежда ушла, а вместе с ней и страх, и желание спастись. Вместо этого появилось холодное желание убить. Как когда-то в детстве. Это желание начало пеленой застилать глаза, я даже перестала слышать, что он мне говорил, я лишь хотела увидеть его кровь, увидеть, как он обмякнет на земле, мысль о том, что он больше никогда не появится, никогда не причинит вреда грела меня. Он убил Кита, а значит больше ничего не могло меня остановить от подобных мыслей. Мне лишь хотелось сейчас выхватить этот жалкий пистолет из его рук и выстрелить прямо в голову. Эти мысли роем проносились в моей голове, мысли, которые в другой момент бы могли меня напугать, которые потом я, возможно, даже и не вспомню.

0

8

Я прижал пистолет к животу девушки, с тихим смехом направляя его вниз, ведя к поясу джинс. Забавная смерть, когда тебе стреляют прямо в нутро, не правда ли? Но я еще не решил, так ли убью ее или выдумаю что-то получше. В конце концов, у нас впереди еще целая ночь и я сполна успею насладиться нашей тонкой игрой. Но я был не прав в том, что слишком отвлекся. Не успел я завести пистолет за пояс ее расстегнутых джинс, как мне в лицо прилетела земля, а еще ногти девчонки больно резанули по глазам. Завопив я осел на колени, тут же пытаясь стряхнуть землю с лица. Я слышал, что она вскочила и постаралась бежать и тут же взревел, словно раненый зверь.
- Ах ты сука!
Я тут же рванулся вперед, хватая беглянку за щиколотку и с силой дергаю на себя, отчего она плашмя падает на колени. Подтянувшись я наотмашь бью ее кулаком по голове, отчего она падает на землю, но я знаю, что она еще в сознании. Поднимаясь на ноги, я стряхиваю с лица остатки земли и подхожу ближе, возвышаясь над Кристиной. Мне смешно.
- Неужели ты думала, что сможешь убежать, а Крис?
Шмыгнув носом и утерев его рукавом, я тут же задал ноге размах, после чего с силой ударил девушку по животу так, что она тут же согнулась, заходясь в кашле. Я рассмеялся злым, неприятным смехом, обойдя ее по кругу.
- Неужели ты,
Удар ногой в живот, который она пыталась прикрыть руками.
- Думала,
Еще удар.
- Что я так просто,
Три удара, после которых она бессильно обмякла, тихо поскуливая.
- Тебя оставлю а?
Я замер, оглядывая свою жертву, изо рта которой текла кровь. Я тут же перевернул ее носком ботинка на спину и сел сверху, заглядывая в ее слезящиеся глаза. Протянув руку я схватил ее за лицо, больно впиваясь пальцами в щеки.
- Знаешь, я мог бы убить тебя безболезненно. Ну ладно, лишь немного помучив. А теперь, ооо, теперь все будет гораздо веселее Кристина. Знаешь, у меня с собой есть кусачки. Ты же любишь рисовать да? Любишь свои прекрасные пальчики, что держат кисточку. Ты у нас правша да?
С улыбкой я взял правую руку девушки в свою, тут же наотмашь ударив ее по лицу, когда она пыталась сопротивляться. Я разглядывал пальцы, на которых сейчас были переломаны все ногти. Я рассмеялся.
- Сорока-ворона кашу варилаааа
Я заметил панику в ее глазах и она опять попыталась выдернуть руку, но я не позволил.
- Сорока-ворона деток кормила.
Я взялся за ее мизинец, обхватывая его пальцами, а потом резко вывернул его, слыша хруст, а затем и крик.
- Этому дала.
Со смехом я перешел на безымянный палец, точно также ломая и его. Очередной крик, попытки пнуть меня. Мой смех.
- Этому дала...
Я намеренно растягивал удовольствие, ломая ей пальцы под детскую считалочку, слушая ее крики и наслаждаясь тем, что ей сейчас по-настоящему больно. Считалочка закончилась на большом пальце.
- А этому не дала.
Состроив грустную гримасу я осклабился, откидывая ее руку прочь. Девушка уже не пыталась сопротивляться так сильно, так что я достал нож, наслаждаясь его блеском в свете луны. Прижавшись к ней всем телом я снова поцеловал ее, до крови кусая податливые губы, что сейчас были сомкнуты в одну линию. Прижав девушку своим весом к земле, я вытянул ее руку с переломанными пальцами.
- Ты же знала, что Кит у нас татуировщик да? Чтож, я не так хорош как он, но я постараюсь ради тебя.
С этими словами я прижал нож к внутренней стороне ее предплечья, принявшись выводить там "Кит Уолкер". Порезы были глубоки, кровь текла прямо на траву и я старался сделать так, чтобы ей было очень больно, но при этом не задеть вен, чтобы она не умерла раньше времени. Когда мой шедевр был окончен, я тут же выпрямился над девушкой, на этот раз разрезая ее футболку, обнажая грудь одетую в лифчик. Обведя кончиком лезвия ее грудь я повел его ниже, к животу, легко царапая кожу.
- Знаешь Кристина, ты очень красивая. Точнее не так, у тебя красивая кожа. Она такая белая, такая мягкая, мне так хочется украсить ее твоей кровью.
Только я собирался приступить к очередному шедевру на ее теле, как почувствовал, что меня будто поднимают в воздух, а потом отбрасывают в сторону, точно плюшевую игрушку. Больно ударившись грудью о землю я пытался отдышаться. Приподняв голову я посмотрел на человека, который это сделал, но его лица не было видно. Я засмеялся, хватаясь за пистолет и целясь в эту фигуру, но стоило мне нажать на курок, как он резко увернулся в сторону, а потом, спустя буквально мгновение, оказываясь у меня за спиной. Я попытался отбиться, выстрелить, но кисть, что держала пистолет вдруг обожгла резкая боль и кровь брызнула во все стороны. Я закричал, но больше от ярости, а потом рассмеялся, когда чьи-то пальцы запутались в моих волосах, будто бы отрывая голову.
- Она моя. Она все равно всегда будет моя.
Закричал я, но в следующий миг, мой крик оборвался каким-то булькающим, хлюпающим звуком и я с удивлением отметил, что эти звуки издает мое собственное горло. Во рту стало солено и горячо, боль растекалась от горла, кровь заливала грудь. Я чувствовал, как перед глазами начинает темнеть и все, что я успел увидеть, это мрачный триумф, на лице Кристины.

0

9

Перед глазами темно, после удара я не сразу начинаю видеть. Перевернувшись на спину, я пытаюсь собраться с силами, но надо мной нависает размытое пятно, которое постепенно начинает проясняться. Искаженная злобой гримаса выглядит ужасно. Один его глаз налился кровью - скорее всего повредила, лицо грязное, он что-то кричит, но я не слышу, ведь в ушах еще продолжает стоять звон. А затем удар. Еще один. И еще. Свернувшись на земле, я рефлекторно пытаюсь закрыть руками живот, но ему все-равно по чему бить. Удары летят по спине, по животу, один прилетел в лицо, отчего, казалось бы, только остановившаяся кровь из носа хлынула с новой силой. У меня нет сил кричать, ребра болят настолько, что даже больно сделать вдох. В горле скопилась жидкость, а желудок отзывался спазмом, который я не смогла сдержать и в итоге с кашлем выплюнула из себя кровь, оставаясь лежать на земле. Я не шевелилась, ожидая следующего удара, но его не последовало. Я не думала о том, что будет дальше. Сейчас у меня вовсе складывалось ощущение, что я нахожусь в прострации. Его голос доносится до меня издалека, по пути теряя большую часть слогов, поэтому я не понимаю, о чем он говорит. Перед глазами вновь все плывет, а тело отзывается судорогами на малейшую попытку напрячься. Когда носок его ботинка толкнул меня, то словно мешок я перевернулась на спину без лишних затруднения, продолжая смотреть прямо перед собой, а потом я почувствовала его вес на себе и боль, которой отозвались мои внутренности, моментально меня привела в чувства. Сейчас я отчетливо слышала его слова и позволила страху вновь пробраться под кожу. Он холодил мое тело и заставлял расширяться глаза. Я не готова была сдаться. Не сейчас, не здесь и не ему. Когда Кит взял мою руку, я с оставшейся силой попыталась ее одернуть, но у меня ничего не вышло. Вместо этого я в очередной раз получил пощечину, от которой голова метнулась в сторону. Вновь устремив взгляд на него, я снова дернула рукой, но сил оставалось крайне мало, поэтом на этот раз ему даже не пришлось напрягаться, чтобы удержать ее. Его голос действовал гипнотизирующе. Я слушала считалку, которую знали все в детстве и понимала, что сейчас будет гораздо хуже, поэтому с силой стиснула зубы, чтобы ненароком не прикусить себе язык. Хруст, а затем боль, которая зарядом электрического тока проходится по всему телу и заставляет крик вырваться из горла, которое уже и без того было перенапряжено. Затем последовал следующий палец, мой крик и попытка пнуть его, но это вновь не возымело никакого эффекта. Когда очередь дошла до третьего пальца, то глаза начали закатываться, а сознание постепенно покидать меня, но я старалась оставаться здесь, моя злость подпитывала меня. Я не позволю себе потерять сознание или умереть, пока не увижу, как он захлебывается в собственной крови.
- Я не сдохну раньше тебя.
Тихо, почти шепотом произношу я, а потом снова кричу. Мое тело перестает меня слушаться, теперь я лежу, словно кукла, почти неподвижно, лишь губы шевелятся в какой-то безмолвной молитве или проклятье, я не в состоянии даже догнать собственные мысли сейчас. Несколько минут я пыталась дышать как можно тише, кажется, что он сломал мне ребра и каждый вздох для меня теперь был мукой, но боль я постепенно переставала чувствовать, поэтому сейчас мой организм, пытаясь возместить недостаток кислорода, заставлял меня дышать глубоко и часто.
Он прислонился к моим губам в жадном поцелуе, а я осталась обездвижена и лишь в голове нарастало желание укусить его с такой силой, чтобы вырвать кусок мяса, чтобы он тоже кричал от боли, тоже истекал кровью. Но я не могла приказать своему телу пошевелиться. Даже когда он вытянул мою руку и принялся оставлять порезы, я лишь склонила голову, наблюдая за легкими и медленными движениями лезвия. Мне было больно, но к этому ощущению я уже успела привыкнуть, однако с моих глаз начали стекать слезы. Они оставляли мокрую дорожку на грязной коже, задерживаясь лишь на пару секунд, а потом спадали на землю. Я смотрела, как на моей коже вырезают имя человека, которого я когда-то полюбила. Человека, которого больше нет и тот, кто сейчас передо мной виноват в этом больше всего.
Когда он закончил, я еще долго время наблюдала за надписью на руке, пока ее всю не залило кровью. За это время он уже успел разрезать мою футболку, водя лезвием по коже. На его слова я вяло повернулась, чтобы посмотреть прямо ему в лицо.
- Лучше бы, если бы она была окрашена твоей.
Вновь тихо говорю я, потому что голос сел окончательно. Но он ничего не успел мне ответить, а потом и вовсе его стащили с моего тела так быстро, что я не успела понять, что происходит. Послышался его крик, возня. Мне пришлось приложить немало усилий, чтобы приподнять голову и увидеть, что происходит. Я видела только силуэты, но силуэт второго человека я знала так же хорошо, как и первого. Какое-то странное чувство восторга переполнило меня, когда я узнала Йоши. Прозвучал выстрел, оглушающий, отчего голова затрещала так, что в глазах снова потемнела. Я сильно зажмурилась, а когда вновь их открыла, то увидела ту же картину, которую представляла ранее в своей голове. Кит захлебывался собственной кровью, она же лилась из его горла, которое он старательно пытался перекрыть, а потом он рухнул. Его взгляд был направлен в мою сторону, но постепенно он тускнел и становился отрешенным, а потом и тело перестало дергаться. Маниакальная, сумасшедшая улыбка заставила мои пересохшие губы растянуться, отчего на них вновь образовались капельки крови. Из горла вырвался смех, хриплый и лающий. Я смеялась, глядя на мертвое тело, а потом моя голова вновь рухнула а землю, а смех стих.
- Это конец.
Произнесла я, не стирая улыбку с лица. Теперь я наконец-то могла дать покой своему сознанию. Я прикрыла глаза, мое дыхание постепенно выравнивалось, а я прислушивалась к шагам, что приближались ко мне.

0

10

В последнее время у меня почти не было ни одной свободной минуты, чтобы наведаться к Кристине. Я точно паук, сплетал тоненькие ниточки паутины, подбираясь все ближе к Сайлосу. Ближе настолько, насколько это было возможно. Мне удалось разыскать человека, который был его правой рукой, а по совместительству городским советником - прикрытия лучше сложно и придумать. Рейнард Альваро. Его хорошо знал Джоэль, но помогать он мне не собирался, об этом он сказал в самом начале, так что я не настаивал. Я выжидал. В моем деле спешка не лучший союзник, хотя зачастую время работало против меня.
Я обосновался дома у Джоэля, занимая комнату на первом этаже, почти не пересекаясь с ним или с его женщиной, ведь приходил туда крайне редко. Я играл в группе, много времени проводил в клубе, но сегодня репетиция отменилась, поскольку чтобы сыграть ту музыку, что написал Джек, нам требовался еще один гитарист, а под рукой такого не оказалось.
Я покинул клуб когда на улице было уже темно и направился на автобус, чтобы доехать до Стоунбрука. Мы не виделись с Кристиной около месяца с нашей последней встречи. Я обещал навещать ее тогда, когда будет выпадать возможность и сейчас такая появилась. Ехал я достаточно долго, а выйдя на остановке направился по асфальтированной дорожке к корпусу общежития. Знакомая пожарная лестница, третий этаж, но комната была пуста, только пес, что находился на полу. Я нахмурился, смотря на часы - Кристина была не из тех, кто задерживается допоздна. И учебы сейчас нет.
Я спустился на землю, думая о том, куда она могла пойти. Здание университета явно было закрыто. Я достал телефон, набирая ее номер, но на том конце сообщили, что абонент временно недоступен. Промозглый ветер проникал под плащ, но я почти не обращал на это внимание. Впереди был парк, который соединяет корпус общежитий с основным зданием университета, так что я направился в него. Хотя если Кристина отправилась гулять, то почему не взяла с собой свою собаку? Листья уже начали опадать. Пока они были зелеными, так что не шуршали под ногами, позволяя двигаться бесшумно. Я прислушивался к каждому звуку со стороны, а потому когда услышал чей-то злостный смех, то сразу напрягся, весь обращаясь в осязание. Смех повторился, а следом за ним звуки ударов и тихие крики. Я знал этот голос.
- Shibatta...
Тихо выдохнул я, доставая с пояса кинжал, которым удобно было орудовать в ближнем бою. Я пригнулся, чтобы меня скрывала тень деревьев и направился вперед, прямо на звук. Я хорошо видел в темноте, так что как только приблизился к парочке, что распростерлась на земле, то сразу различил, что под чьим-то телом оказалась именно Кристина. Но прежде чем что-то сделать, я внимательно огляделся вокруг. Я всегда действовал с холодной головой и трезвым рассудком, если слепо бросаться на врага, то ты всегда будешь проигрывать. Прежде я убедился, что он был один, а из оружия у него был по крайней мере пистолет и, видимо, нож. Кристина кричала, так что он бил ее, но еще не знал, что у его занятия есть свидетели. Я бесшумно вышел из тени деревьев, передвигаясь за его спиной, пока не подошел вплотную. Ребром ладони я ударил его по затылку, вышибая из него дух и на миг лишая зрения. Мои пальцы сомкнулись на его плече, прежде чем сжаться стальным капканом. Я рванул руку на себя, поднимая парня в воздух, а затем с силой отшвырнул его прочь, на пару метров назад, где он шлепнулся на землю, как перевернутый жук. Он снова смеялся и я сощурился. Сумасшедший. А значит вдвойне опаснее.
У меня не было времени проверять, как там девушка, я лишь успел заметить, как в его руке блеснул пистолет, а потому тут же упал на землю и откатился в сторону, не позволяя пулям меня достать. Он ничего не видел в темноте, в отличии от меня, и этим я воспользовался. Я снова зашел ему со спины, но он резко обернулся, пытаясь направить на меня пистолет. Пара секунд, чтобы все рассчитать и вот мой кинжал перерезает сухожилия на его запястье и пистолет падает в листву, а я отпинываю его ногой в сторону. Парень пару раз попытался меня ударить не поврежденной рукой, но я с легкостью заблокировал удары, прежде чем схватить его за волосы, оттягивая голову назад. У него не было шансов. Слушая его слова я склонил голову.
- А вот это вряд ли.
Тихо ответил я, прежде чем прижать кинжал к его глотке и вскрыть ее, как вскрывают консервную банку. Многие думают, что спороть человеку горло легко, но это не так. Мышцы шеи постоянно находятся в движении, а потому бывают крепче стали, но уверенная рука и загнутый клинок, справятся с любой баррикадой. Он пытается смеяться, но его смех сменяет бульканьем крови в его вспоротой глотке и я безучастно отбрасываю его на землю, наступая каблуком ботинка на скрюченные пальцы, что цепляются за землю. Кристина смеется. Моя Кристина, точно такая, какую я когда-то встретил. В ней не было страха, не было боли, лишь триумф и ледяная, обжигающая ярость, что покидала ее тело. Я улыбнулся, глядя на нее такую. Сейчас она не была загнанным кроликом, которого я нашел по возвращению. Она снова была воином. Она восхищала меня. Я подошел ближе, видя, что сознание девушки улетучивается и подхватил ее на руки, прижимая к себе. Мои губы коснулись ее лба, покрытого испариной.
- Сладких снов, любовь моя.

0

11

Меня здорово разозлило такое поведение Джессики. Я рисовал себе нашу встречу совсем по-другому. Она должна была разомлеть от моего вида, сдаться мне тут же, укладывая свою голову мне на грудь и оставаться рядом постоянно, а я бы наслаждался ее лаской и ее присутствием. Но нет, все пошло наперекосяк, потому что когда-то в мире появились эмансипированные феминистки, которые добились того, что у женщин стало слишком много прав. И вот к чему это все привело? А к тому, что я сейчас вместо того, чтобы наслаждаться игрой в приставку, караулю собственную девушку у входа в парк, прислонившись спиной к каменным колоннам ворот. Я знал, что в общежитие она пойдет через парк, другой дороги все равно не было. Нат посоветовала мне быть менее напористым напомнив о том, что Джесс видела меня только в образе волка, так что для нее, как для человека, наверное странно что я просто подошел и заявил о своих правах.
Я почуял ее раньше, чем она появилась, а вот она меня не заметила, лишь шла вперед. Я тут же догнал ее, пристраиваясь рядом.
- Некрасиво было так быстро уходить.
С легким укором сказал я девушке, подстраиваясь под ее шаги и засунув руки в карманы. Осенние листья шуршали под нашими ногами и я буквально ощущал нервозность и даже какой-то испуг блондинки. Она что, меня боится? Совсем с ума сошла?
- Давай тогда я пойду на уступки. Ты закончишь свои дела, я не буду тебе мешать, а потом ты проведешь время со мной.
Я вообще редко шел на уступки, но раз уж человеческие женщины такие нежные, то я был готов даже на это. Надеюсь, что хоть на этот раз она оценит то, что я делаю и будет благодарнее. Я не отличался особым терпением, а когда она мне перечила, то очень меня злила, а я не хотел на нее злиться. Конечно я не причинил бы ей вреда, но моя самка априори меня выводить из себя не должна, только успокаивать. Женщины созданы, чтобы поддерживать нас, вдохновлять нас на подвиги, придавать нам сил и нянчить волчат. Когда она резко остановилась, глядя на меня, то я тоже сбавил ход. В ответ на ее слова я улыбнулся.
- Так я и не новый знакомый, я тебя с детства знаю, просто ты не помнишь.
Я запрокинул руки за голову, делая глубокий вдох и разминая затекшие мышцы спины и шеи. Люблю осень, в воздухе аромат прелой листвы, далеких дождей и древесной коры. Прекрасное время года, особенно эффектно смотрится рядом с моими рыжими волосами, ну или шерстью.
- Скорее всего ты помнишь моего волчонка. Хромого, такого же как я. Ты с сестрой часто приезжала к своему дяде, в дом в Уилтшире.
Не думаю, что она была бы готова к тому, что я бы прямо сейчас показал или рассказал ей, кто я есть. Не хватало еще криков, слез и обмороков. Так что я решил сказать именно так, чтобы хоть немного расположить ее к себе. Мы плавно двинулись дальше.
- Да, мой. Не поверишь, но тогда мне хотелось с тобой познакомиться, но я был достаточно застенчив, да и старше, думал ты меня испугаешься. А он все бегал к тебе, ну а я просто рядом наблюдал, мне было не жалко. Вот увидел что ты приехала, узнал тебя, да и решил погулять.
Ну по факту, я не врал. Если позиционировать себя и свое волчье начало по отдельности, то как раз и получится так, что волк к ней бегал, в виде человека то я к ней ни разу не подходил, правильно? Да и кажется она вспомнила, может быть хоть воспоминания сделают ее капельку добрее. Она то почти не изменилась, так и осталась самой красивой девчонкой, которую я вообще когда-либо видел. От ее улыбки мне хотелось растаять, жаль, что предназначалась она не мне. Ну, точнее не совсем мне.
- Он поправился, научился справляться с хромотой, вырос. И я отпустил его в лес. Волка нельзя держать на привязи.
И тут я подумал, что нить разговоров может потеряться. Плохо.
- Но он иногда приходит. Уверен, что если он тебя почует в доме у дяди, то может прийти. Ты ему нравилась.
И до сих пор нравишься, ну а если быть точнее, то ты его выбор и единственная пара, созданная для него. Отчасти мне не нравилось тянуть столько времени, чтобы подобраться к девчонке и какая-то часть меня требовала просто взвалить ее на плечо и унести в свою комнату, чтобы раз и навсегда показать, кто в отношениях главный. Но люди очень слабые и скорее всего меня ждало бы заявление об изнасиловании и пара ночей в тюрьме. А этого мне хотелось меньше всего. Да и вообще-то я не варвар. Ну, почти. В ответ на ее слова я громко рассмеялся.
- Боже, я просто смотрел на то, как он к тебе бегает. Мне было четырнадцать лет, а ты была такой беззащитной и маленькой, наверняка бы меня испугалась. Ты сейчас-то меня боишься, я же чувствую.
Я продолжил идти дальше, подпинывая осенние листья ногами и заставляя их кружиться в воздухе. У нее был приятный голос, мне нравилось его слушать. И еще она была очень даже забавная. Захотелось ее обнять, но я сдержался. Ну почему мне постоянно надо сдерживаться? Это не справедливо. Женщины, как трудно с ними бывает.
- Но мы же знакомы. Как в теории шести рукопожатий. Тем более поверь, я скорее убью любого, кто тебя обидит, чем обижу сам.

0

12

Я была достаточно шокирована поведением того парня, что в обед подсел ко мне в комнате отдыха. Нет, это было даже не возмущение, это было удивление, ведь меня еще ни разу не ставили перед фактом, особенно незнакомые люди. На протяжении всей следующей пары этот рыжеволосый юноша не выходил у меня из головы. Конечно, я оказалась под впечатлением от его поведения, но было что-то еще. Что-то, что я почувствовала, находясь рядом с ним. Я не знала, как описать это чувство, сложилось впечатление, что я его знаю достаточно давно, а еще чувство безопасности не покидало меня до тех пор, пока я не покинула комнату отдыха. Это было довольно странно, впредь я не испытывала таких чувств рядом с людьми. А еще, впервые за все время учебы я была такой рассеянной на занятии.
К следующей паре я постаралась окончательно выкинуть этого Гарда из своей головы и, кажется, у меня это получилось. Остаток дня в целом прошел спокойно, пока я не вышла из аудитории по окончанию последней лекции и не увидела рыжеволосого в коридоре. Не знаю, что на меня нашло, но, недолго думая, я развернулась на месте и тут же отправилась в обратную сторону. Благо, здесь было несколько лестниц, по которым можно было спуститься на первый этаж. Да уж, если я Бель расскажу о том, что по-всему университету бегаю от парня, то она сначала рассмеется, а потом начнет мне говорить о том, как это романтично, что меня дождались после пар. Может быть оно, конечно и так, только вот этого парня романтикой вообще не пахнет.
Выбравшись на улицу, я направилась в сторону общежития через прилегающий парк. Не сказать, что я не удивилась, когда увидела парня уже возле входа в парк, но постаралась сделать вид, что не заметила его и спокойно проследовала вперед, чуть ускорив шаг. Если честно, то я надеялась, что и он меня не заметит, но буквально через пол минуты он уже шел рядом.
- Я ведь сразу сказала, что у меня есть дела.
Стараясь как можно более спокойно ответила я. И вновь это чувство, то же, что и при первой нашей встрече. Я не решалась посмотреть на него, хотя очень хотелось, и вообще, меня пугала его настойчивость, а стоило ему вновь заговорить, как я зашлась возмущением. Серьезно? На уступки идет? Я даже боюсь представить его в другом виде, если это он называет уступками. Не выдержав, я резко остановилась, оборачиваясь к парню и глядя на него снизу вверх.
- Не принимай на свой счёт, но я сейчас не ищу новых знакомств.
Его ответ заставил меня нахмурится. Словно в подтверждение моих чувств, будто я знаю его уже давно, он сказал, что мы знакомы с детства. Я недоверчиво на него посмотрела, слегка нахмурив брови.
- Уж рыжеволосого мальчишку я бы точно запомнила. Таких у меня не было среди друзей.
Забыв о том, что буквально минуту назад я готова была запрыгнуть в первый попавшийся куст, лишь бы сбежать от него, я действительно попыталась вспомнить хотя бы одного рыжего, но мне не удавалось. У нас даже в школе таких не было. А когда Гард снова заговорил, напоминая о волчонке, то я словно окунулась в детство, вспоминая этого прекрасного зверя. Я тогда была меленькой и по привычке сидела на задней веранде дядиного дома, читая какую-то книжку. Сначала мое внимание привлек шорох в тени деревьев, а затем оттуда появилась рыжая голова волка. Наверное, как любой здравомыслящий человек мне тогда стоило испугаться, рассказать дяде, что видела волка, но он совершенно не вызвал у меня страха. Напротив, я почувствовала такое спокойствие, будто бы знала, что он меня не обидит, что он напротив меня защитит. Я на миг нахмурилась, вновь переводя взгляд на парня. Такое же чувство я испытала где-то глубоко внутри, когда он подсел ко мне в комнате отдыха. Я и не знала, что у того волка вообще мог быть хозяин, он приходил ко мне практически каждый день и всегда был один. Сначала он просто лежал в отдалении, потом начал подходить ближе, а потом и я стала выходить ему навстречу. Он был достаточно крупным, больше походил уже на взрослого, состоявшегося волка. А еще он хромал. Тогда я к нему сильно привязалась, он укладывал голову мне на колени, пока я читала и мы так сидели часами, а после он уходил. Я приезжала к дяде все реже и реже, но стоило мне появиться в его доме, как я вновь встречала того волка. Если честно, приехав в этот раз, я тоже надеялась его увидеть, но его все не было. Да и времени прошло уже достаточно много, поэтому я даже перестала о нем ждать и сохранила воспоминание о нем где-то на задворках памяти, пока этот парень вновь не напомнил.
- Так это был твой волк?
Удивленно спросила я, не ожидая, что в нашем с парнем знакомстве может сложиться такой поворот событий. На моих губах появилась искренняя улыбка.
- Он был чудесный. А где он сейчас?
Я внимательно слушала слова парня, вновь медленно направляясь в сторону общежития.
- Он мне нравился.
С улыбкой ответила я. Мне действительно хотелось бы вновь его встретить, посмотреть, каким он стал. Но я боялась, что вдруг он может меня не узнать, да и вообще, жизнь в лесу могла его сильно изменить. Сделав небольшую паузу, я укоризненно покосилась на парня.
- Но это не отменяет того, что ты за мной следил.
Сейчас я уже не была так раздражительна, поэтому сказала это скорее в шутку, смягчив свои слова очередной улыбкой. Выслушав парня, я слегка закатила глаза.
- Страх это естественное чувство, когда к тебе подходит молодой человек и сходу начинает строить планы на ближайшее время, не оставляя выхода. У тому же незнакомый.
Я не привыкла говорить людям все в лоб, поэтому старалась как можно мягче донести до молодого человека, что в следующий раз не стоит так делать. Но его ответ вновь заставил меня нахмурится.
- Гард, если бы ты эти слова произнес мягче, то может быть мне они и понравились, а так это вызывает очередной страх.
Мы уже подошли к зданию общежития и зашли внутрь, когда парень снова ответил на мои слова, от которых я не смогла сдержать смеха. После чего немного подумала и вновь обернулась к нему.
- Хорошо, давай сходим погулять. Но это только благодаря твоему волку. Не думаю, что такое чудесное создание выбрало бы себе плохого человека.
С этими словами я направилась в свою комнату и отчего то глупо так улыбалась. Правда вновь, чем дальше я уходила от него, тем словно пелена спадала с моих глаз и для меня стало удивительным, почему я вообще согласилась с ним на прогулку. Мистика какая-то. Ну ничего не поделаешь, в конце концов, это просто прогулка и она ни к чему меня не обязывает, поэтому будь как будет.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Прилегающие территории » Парк отдыха


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC