Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Ноябрь подкрался незаметно, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке идет полным ходом, скоро состоится матч между Стоунбрукскими львами и Ванкуверскими котами, так что наши ребята тренируются почти каждый день. Полиция Монреаля убедительно просит жителей после наступления комендантского часа оставаться в своих домах, ведь в последнее время участились внезапные исчезновения людей - преступник это, или же организованная группа, пока не ясно, но мы будем держать вас в курсе событий. Первый снег плотно укутал город в свои объятия, так что будьте осторожнее выходя из дома, на улице гололед.
Температура воздухе не опускается ниже - 8 градусов тепла ночью и - 2 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше +4 градусов. Высокая влажность воздуха, частые снегопады, сильный северный ветер, что приходит с моря.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Elsa Hunter
Лучшей девушкой месяца у нас становится Эльза. Активистка и одна из самых красивых девушек Стоунбрука, капитан команды поддержки и любимица преподавателей. Но мало кто знал, что помимо всех этих качеств она отличается живым умом и немалой отвагой, что несомненно пригодится ей при более близком знакомстве с ее деканом.
Yoshi Shiragava и Кристина Фролова
Многие спишут их отношения, как лучший пример запечатления между оборотнями, но мы то с вами знаем, что их чувства раскрываются уже не первый год. Они многое прошли, чтобы наконец-то быть вместе, а нам остается только радоваться за эту счастливую пару и желать им гармонии и любви.
Caleb Morgan
Лучшим мужчиной месяца стал Калеб Морган. Он образец того, как может любить мужчина, готовый ради своей возлюбленной уничтожить все на своем пути. Нас восхищает его мужество, его преданность и та невообразимая сила чувств, что он испытывает к своей паре. Мы хотим пожелать ему терпения, которое так необходимо в его непростых отношениях с синеглазой волчицей.
Sophie Van Allen
Жизнь этой девушки можно охарактеризовать одним словом - падение. Еще вчера у нее было все - высшее общество, что ей восхищалось, жених, которого мечтали заполучить почти все женщины города и богатство, а котором можно только мечтать. Но сейчас ее мечты разрушены, точно карточный домик. Что ее ждет впереди?
Миссия против Сайлоса
Мало кто не знал такого человека, как Сайлос Мендоса, но мало кто знал, что он и вовсе не человек. Какие чудовищные эксперименты он проводил в своем особняке, какие планы он имел на наш чудный город? Кто-то должен был положить этому конец и мы рады, что у этой разношерстной команды все таки получилось избавить город от этой напасти. Но что они будут делать, когда узнают, что зло затаилось и среди них?

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Загородные территории » Старая водяная мельница


Старая водяная мельница

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sh.uploads.ru/F1LIa.png
Это место поможет вам, если вдруг разыгралась настоящая буря. Замок на воротах легко поддеть, а внутри мельницы поместятся минимум пять человек. Там всегда полно сена - пусть оно не годится уже в еду животным, но им можно насухо вытереться, а на кипе душистой соломы можно обрести ночлег. У старого мельника еще сохранились запасы муки и проточной воды, а в печи еще можно развести огонь.

0

2

Мы прибыли в Монреаль поздно ночью, на торговом корабле. Мы сели на него еще в США, изучив, куда он направляется. У нас не было документов, так что путешествовать легально мы не могли, а потому просто забрались в грузовой отсек, спрятавшись в ящиках из под фруктов, предварительно выбросив их. По ночам мы выбирались и разминали затекшие мышцы, питались тем, что найдем среди ящиков и коробок. Путешествие было долгим, очень долгим, а еще мучительным, потому что мы были заперты в четырех стенах, в темноте, благо хоть отлично в ней ориентировались. А еще не могли обращаться, потому что это привлекло бы слишком много внимания. Путешествие заняло у нас две недели, во время которых Миша ни раз шерстила всю мою родословную на тему того, что я полудурок, которому взбрело в голову ехать на другой конец мира, ради непонятного чего-то там. И отчасти я ее понимал и был благодарен, что она отправилась со мной, хотя по факту, у нее не было выбора.
Высадившись под покровом ночи в порту, мы первое время просто взявшись за руки слонялись по городу, вдыхая свежий запах ветра и разглядывали огни витрин и кафе. Удалось стащить немного денег у какого-то прохожего, так что на них мы завалились в кафе, чтобы первым делом как следует поесть. Вещей у нас почти не было, лишь рюкзаки за плечами, так что но оставшиеся деньги мы купили с собой еды и распихав ее по рюкзакам, сели на автобус, который идет за город. Мы еще не знали этого города, но повсюду чувствовали то тут, то там, запах вампиров или других волков. Здесь не было стаи, это чувствовалось сразу, все были разрозненны и это к лучшему, так проще затеряться. Мы решили держаться поближе к лесу, потому что волкам нужна была свобода, чтобы не сойти с ума. Выйдя на конечной остановке у какого-то коттеджного поселка мы шли вдоль окраины леса, скрываясь в тени деревьев, чтобы не привлекать к себе лишнее внимание. Изредка свет фар освещал дорогу, но нас не замечали и это было к лучшему. Мы шли достаточно долго, прежде чем услышали шум воды и решили пойти вдоль реки, потому что вода сбивает любой запах и если нас кто-то учуял, то это собьет его с толку.
Мы почти не разговаривали, хотя я физически чувствовал раздражение Миши, но она молчала.  Я и сам не понимал, почему меня так тянуло в этот город, как будто здесь был кто-то, кого я знаю, как будто меня намеренно вели сюда. И было такое странное чувство в груди, что я потерял нечто очень важное, когда-то давно и только здесь я могу вновь обрести это. В глубине души я надеялся, что может быть здесь есть моя мать, может быть поэтому меня так тянет? Если и было в жизни то, о чем я жалел, так это о матери. Я бесконечно любил ее, тосковал по ней и тянулся к ней несмотря на то что понимал, что она меня бросила. Но она же оставила мне медальон, медальон с моим именем на обратной стороне, медальон в виде волчьей лапы, а значит она знала кем я буду и может быть сама была такой. Но разве волчица может бросить своего волчонка? Я  так хотел встретить ее, так хотел задать ей тысячу вопросов, но больше всего мне хотелось обнять ее колени и рыдать, точно мальчишке.
Я никому и никогда не рассказывал этого, потому что это была моя боль, моя тоска. Я боялся, что меня сочтут слабым ноющим щенком, ведь улица не прощает слабостей. Мы шли вдоль реки очень долго, пока не различили в темноте очертания какого-то дома.
- Кажется пришли.
Тихо сказал я волчице, переплетая наши пальцы крепче и уводя ее за собой. Здесь не было чужих запахов, не было живых людей, дом был давно заброшен. Но стоило подойти ближе как я понял, что это не дом, а заброшенная мельница. Мы несколько минут стояли у порога, прислушиваясь, точно ли никого нет поблизости. Миша подняла какой-то камень, сбивая замок, но я отстранил ее, не давая войти внутрь.
- Сначала я все проверю. Жди здесь.
Она не всегда меня слушалась, но знала, как для меня важна ее безопасность, потому в этот раз перечить не стала. Да и я чувствовал, как она выбилась из сил, мы оба устали, нас все еще шатало после многодневной качки в море. Я быстро проверил двухэтажное помещение, но никакой угрозы не обнаружил, потому вернулся к Мише.
- Заходи, попробуем что-то сделать со светом.
Мы конечно прекрасно ориентировались в темноте, но здесь было достаточно холодно, а в ближайшее время станет еще холоднее. На первом этаже был камин, какие-то шкафы с непонятными банками, мельничный жернов и старая кровать, одеяла на которой пропахли пылью, но это было не страшно, мы жили в условиях и похуже. Я сходил на улицу, притаскивая охапку сырых дров, что были привалены к стене мельницы и еще пол часа мне потребовалось, прежде чем растопить камин, свет и тепло которого, тут же наполнили комнату. Тут был еще стол и пара покосившихся стульев, а пока я возился с огнем, Миша вытряхнула одеяла и подушки, что отсырели от влажности и протерла какой-то тряпкой стол, разложив на нем наши продукты. Матрас совсем прохудился, так что я поднялся на второй этаж, на котором был сеновал и мешки с мукой и принес сена, постелив его под матрас, чтобы было мягче. Взяв со стола булку я сел у камина, притягивая к себе девушку и укладывая подбородок на ее плечо.
- На первое время сойдет, завтра попробуем навести тут порядок, а потом может подыщем что-нибудь получше, ладно?

0

3

Только мы более ли менее освоились в штатах, если так можно было вообще сказать, как Джейсона в задницу ужалила какая-то бешеная оса и он не придумал ничего умнее, как поехать в Монреаль. Нет, ну серьезно? Насколько я его любила, настолько же он порой был невыносим. Его влекло какое-то там прекрасное далеко, а он даже сам себе объяснить не мог, что это за далеко, что он там найдет и на кой черт мы вообще туда едем. Но ехали, а если быть точнее, то плыли. Мало того, что нам пришлось изогнуться так, как я бы в жизни не подумала, что так умею, так еще и почти целый день просидеть в такой позе в коробках, потому что по грузовому отсеку то и дело сновали люди. Выбрались мы оттуда только глубокой ночью, когда даже на палубе стихли шаги. И стоило мне увидеть моську моего любимого, как я тут же спустила на него всех собак, давая такой нагоняй, что даже слова против не давала вставить. Ибо нефиг. Я и возмущалась, хоть и не понимала, на кой черт нам эта каторга. А у меня, между прочим, морская болезнь развилась,  я теперь за версту обходить все водоемы, даже лужи. Я богу болтать сколько угодно, выносить мозг Джейсону и обвинять его во всех смертных грехах, особенно после того, как выплюну все то, что съела пять минут назад, но я бы его ни за что не оставила. Конечно, пусть мы и были связаны, пусть я его и любила гораздо сильнее и не так, как он меня, но я следовала за ним, потому что он - единственное, что мне было дороже моей собственной жизни. Нам довелось с ним пройти через многое, держась за руки, как два щенка в этом огромном мире. Нас всегда было двое, даже когда мы были в так называемой стае, мы могли положиться только друг на друга, все держались рядом, засыпали, разделив одну картонку на двоих и как можно теснее прижавшись друг к другу, чтобы было теплее. И даже на протяжении этих ужасных двух недель, что мы провели на корабле, я изо дня в день на него ругалась, но после все-равно подбивалась под бок, спокойно засыпая.
К концу нашего незатейливого путешествия я перестала ворчать на Джейсона, потому что это было бессмысленно. Обосновать своего решения он все-равно не мог, а то, что мне не нравится эта поездка понял с самого начала. Мы прибыли в порт глубокой ночью и снова взявшись за руки незаметно сбежали. Мне хотелось как можно быстрее покинуть это место, потому что на воду смотреть уже не могла. И мы направились в город. От изобилия запахов вокруг болела голова. Здесь было гораздо больше, как вампиров, так и оборотней, чем в предыдущем городе, но они больше напоминали микробов, особенно оборотни. Здесь не было одной и единой клетки, так что мы выдохнули спокойно, хоть и все-равно оставались настороже. Измотанная долгим плаваньем, я достаточно сильно устала, но до отдыха еще было достаточно долго. Мы стащили кошелек у местного зеваки, после чего забурились в магазин, где на нас все косились. Не удивительно, к тому же мы уже привыкли - наши вещи были далеко не первой свежести, сами мы были грязные, потому что ванной почему то не оказалось на палубе, а лезть в море я категорически отказалась.
Мы довольно скоро покинули город, решив не попадаться местным бродягам, ведь у каждого были свои правила. Да и лес тянул нас всегда, поэтому мы сели на автобус, что вез нас за город.
Выйдя на последней остановке, мы двинулись в чащу леса. Здесь было полно запахов, и мы настороженно принюхивались к каждому. Я шла чуть позади, следуя за Джейсоном, но по-прежнему крепко сжимала его ладонь. Правда, стоило ему привести меня к реке, как я горько застонала. Ну нет, ну опять вода. Я тяжело выдохнула, но промолчала, устало переставляя потяжелевшие ноги и практически засыпая на ходу, пока Джейсон не сказал заветные слова.
- Да неужели.
Тихо отозвалась я ему в ответ, после чего мы направились в сторону какого-то заброшенного здания. Судя по огромному колесу, что было неподвижно, это больше походило на какую-то... На хрень в общем это было похоже. А еще тут опять вода. Бесит. Но сейчас я настолько сильно устала, что у меня не оставалось другого выхода, как смириться с этим убежищем, к тому же выбора у нас не было от слова совсем. Мы остановились на пороге и Джейсон приказал мне ждать, а спорить я с ним не стала. Пока он проверял все внутри, я прислушивалась к звукам со стороны, но здесь было тихо, ни души. Когда Джейсон разрешил войти внутрь, я поморщила нос и даже пару раз чихнула от запаха пыли и плесени. Несмотря на то, что я с детства жила на улице, у меня до сих пор сохранялся отменный нюх, который всегда остро реагировал на всякую вонь. Скинув рюкзак, я прошла дальше, оглядываясь по сторонам. Джейсон занимался разведением костра, а я решила навести хоть какое-то подобие порядка, пока у меня не появилась аллергия. Волк с аллергией на пыль, как вам? Найдя какую-то грязную тряпку в самом углу, я подняла ее кончиками пальцев, после чего вышла наружу, спуская к реке. Простирав там ткань и тщательно выжав, я вернулась обратно, тут же протирая пыль со стола. Потом я еще несколько раз выходила на улицу, чтобы вытряхнуть там подушки и матрац и вновь занести обратно. А к тому времени уже и Джейсон справился со своей задачей. Последовав его примеру, я тоже подхватила булку и села рядом, укладывая голову на его плечо.
- Только по-дальше от воду. Ну пожалуйста.
Простонала я в ответ на его слова. Мы сидели в тишине, а потом я подняла взгляд на парня.
- Когда мы пойдем в лес? Мышцы ноют, не могу.
Мне просто необходимо было обернуться, пробежаться по лесу, размять свои мышцы. Я понимала, что Джейсон тоже устал, но я скоро с ума сходить начну.

0

4

Я выслушал Мишу, после чего улыбнулся.
- Как только раздобудем денег, то уйдем подальше от воды, я обещаю. Но пока вода еще и скрывает наш запах, а волков вокруг много.
Я крепче прижал девчонку к себе, подпитываясь от нее энергией и силой. Мы всегда так делали, поддерживали друг-друга и черпали друг в друге силу. Я не знал. было ли так у всех, но для меня Миша и была этим всем - возлюбленная, сестра, подруга. Центр моего мира. Я уткнулся ей в макушки лицом, прикрывая глаза и вдыхая ее запах.
- Завтра вечером. Как только стемнеет.
Стоило нам доесть, как я поднялся на ноги, утягивая за собой девушку. Как были в одежде, мы забрались в кровать и я притянул Мишу к себе, укладывая голову на изгиб ее шеи, а после накрыл нас одеялом. Я крепко обнял ее, подложив ей вместо подушки свою руку.
- Спи. Завтра будет легче.
Сон сморил нас почти сразу, а проснулся я на рассвете, пока Миша еще спала. Я выпутался из ее объятий, целуя ее в лоб когда она заворочалась и попыталась что-то нечленораздельно сказать.
- Я в город, закуплю чего-нибудь. Без меня не уходи.
Камин уже потух и в мельнице стало промозгло и сыро, ночью лил дождь. Я растопил камин и направился на улицу, а оттуда добрался до остановки. Приехав в город я стянул пару кошельков и мне повезло, набралось около тысячи долларов, так что я сначала направился в строительный магазин, а потом в продуктовый. Пакетов набралось много, едой я забил свой огромный рюкзак, но тяжести не доставляли мне проблем. Когда я вернулся Миша уже проснулась и сидела у камина с хмурым видом. Я усмехнулся.
- Будем приводить жилище в порядок?
Спросил я, а после ответа девушки всучил ей пакеты. Тут ведро и тряпки, займись пока влажной уборкой, а я проклею окна. Мы разбрелись по разным углам. Я тоже взял ведро и сначала окна хорошо отмыл, а после проклеил и запечатал, чтобы из них не сквозило. Пока Миша подметала и мыла полы, а также протирала все поверхности я поднялся на второй этаж и открыл сенное окно, вытряхивая все сено на улицу и поднимая тучи пыли, от которой стал тут же чихать. Я тщательно все вычистил и там тоже заклеил окно, а после разобрал старую срипучую кровать. Я купил новые комплекты белья, так что перетащил доски от кровати наверх и заново собрал ее, а после хорошо выбил матрас еще раз и набил его осенними листьями и тряпками, превратив в какое-то нормально подобие. Застелив все это дело я притащил наверх какую-то покосившуюся тумбочку и старый ковер, который тоже предварительно выбил. Получалось вполне достойно, даже похоже на жилище. Миша тем временем закончила наводить порядок на первом этаже, еще один выбитый ковер расстелила у камина, стол придвинула к окну. Старые жернова мы отмыли и застелили их одеялами, превратив в подобие дивана, а еще я периодически подкидывал дров в камин, так что наш дом прогрелся. Мы потратили на наведение порядка почти четыре часа, а после я подошел к Мише, целуя ее в макушку.
- Снимай свою одежду, сожжем ее, стирать бессмысленно.
Я сам разделся донога, подождав, пока тоже самое сделает Миша а после как был, голышом, сжег одежду вместе со старым сеном. Достав мыло из пакета я передал девушке его и мочалку.
- Мыться придется в реке, но лучше так чем никак.
Еще час мы провели в студеной воде, отмываясь от въевшейся грязи и вымывая волосы, а после вернулись в дом, чтобы высохнуть в тепле камина. На лес уже постепенно опускался вечер, но сначала нам нужно было поесть. Я достал из пакетов еду и большую часть убрал в большой шкаф. Выбирать не приходилось, ничего портящегося я не покупал, а мясо мы добудем себе сами.
- Нужно будет охотиться, тут хотя бы полно дичи.
Я откупорил банки с готовой едой и разложил по железным мискам, которые мы нашли здесь же и вымыли в реке. Мы быстро поели, после чего помыли посуду и снова расположились на ковре у камина.
- Вышло не так уж и плохо, согласна?
Тихо спросил я у девушки, оглядывая наше жилище. Конечно здесь было не так хорошо, как могло быть в доме, но о доме нам и вовсе не приходилось мечтать. По крайней мере теперь тут было чисто и тепло, отчасти даже уютно. Когда совсем стемнело я поднялся, и разложил одежду, которую для нас купил, а после повернулся к Мише.
- Ну что, готова?
Девушка тут же подскочила, я знал, как она ждала свободы. Мы вместе вышли на улицу, а потом жар растекся по телу обоих и в следующий миг наше тела превратились в волчьи. Я был чуть выше чем она, но мы оба были худыми и жилистыми. Я абсолютно черный, с длинной шерстью и янтарными глазами, а она же серо-рыжая с подпалом и пушистым мехом. Я ткнулся носом в ее шею, лизнув морду.
Нужно найти еду.
Мысленно сказал я волчице, но она была сейчас слишком рада тому, что получила свободу. Она тут же сорвалась с места, мощными лапами поднимая в высь сотни листьев и мне ничего не оставалось, как последовать за ней. Я повел лопатками, разминаясь, а после с тихим рыком помчался за Мишей, исчезая между деревьев.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Загородные территории » Старая водяная мельница


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC