Рады приветствовать вам в Монреале, дорогие друзья. Главной новостью сентября, конечно же, становится начало учебного года в Стоунбруке. Город заполонили толпы студентов, которые радуются очередному учебному году. Стоунбрук как всегда рад открыть свои двери всем желающим. С приходом осени закрываются летние терассы кафе и ресторанов, но это не повод грустить, ведь как приятно сидеть в теплом заведении, когда на улице дождь. Группа "Street Dogs" объявляет даты концертов в родном городе, так что не упустите эту замечательную возможность! Кстати, обращаем внимание горожан на ужесточившийся комендантский час, ведь в городе участились криминальные преступления. Полиция убедительно просит сообщать обо всех случаях по горячей линии.
Температура воздухе не опускается ниже +8 градусов тепла ночью и + 14 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше +19 градусов. Высокая влажность воздуха, частые осадки, сильный юго-западный ветер.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Кристина Фролова
Лучшей девушкой месяца у нас становится Кристина. Хрупкая с виду девушка, но мало кто знает, сколько внутри нее скрывается мужества и силы. Несмотря на то, что с ней произошла страшная трагедия, она не опустила руки, а боролась до самого конца!
David Becker и Eleanor Carter
Уже не в первый раз эти двое становятся парой месяца и это не удивительно. Любовь, окруженная условностями, предрассудками, ядовитыми сплетнями, но несмотря на это такая трогательная и живая. Смотря на них понимаешь, что высокие чувства, это вовсе не выдумка, а реальность.
Nicholas Maguire
Кто-то может назвать Ника брюзгой и снобом, но его студенты точно знают, что за каждого из них он будет бороться до самого конца и сделает все возможное, чтобы помочь. Ник ответственный, исполнительный и добрый человек, просто нужно разглядеть это под маской сарказма и цинизма.
Katrina Williams
Награду за лучший пост месяца получает эта очаровательная, хрупкая девушка. Выданная замуж за одного из самых загадочных и жестоких вампиров, она не опустила руки, а с гордо поднятой головой приняла свою судьбу. Ее мужество и готовность идти на жертвы ради семьи просто поражает нас.
Minami Shiro и Maya Anderson
Встреча потомственного оборотня, полицейской ищейки и обычной девушки подростка, началась с его крика и ее испуга. Но что случится, если в этой девчонке с огромными глазами он вдруг начнет видеть нечто гораздо большее? И как поступить, если ее страх и осторожность, не позволят ей сбежать?

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Загородные территории » Автострада


Автострада

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://s3.uploads.ru/av5ZP.jpg

Автомагистраль, которая, через полчаса езды от границы леса, приведет вас к городу. Здесь часто случаются аварии, поэтому будьте как можно осторожнее.

0

2

Я медленно возвращаюсь на свое место, безучастным взглядом окидывая молодых ребят, что распаковывают подарки. Мой взор окидывает всю комнату, но внимание приковано к тебе, и на моих губах появляется ухмылка, когда я подмечаю перемену в тебе. Ты не сразу решаешься раскрыть крохотную коробочку, ведь прекрасно знаешь, что там находится, но нависшая в гостиной тишина заставляет тебя это сделать. Знаешь, я получаю просто неизгладимое удовольствие, истязая тебя. Прекрасно знаю, что подарил бы тебе кольцо кто-либо другой - ты бы просто рассмеялась, но мое предложение действует на тебя иначе. Ты напугана и раздражена, тебе неуютно, а я наслаждаюсь этим. Знаешь, Сара, ты сама в этом виновата, сама довела меня до того, что мне теперь нравится причинять тебе боль. Возможно, теперь это такая форма любви - необычная больная, но ты не сможешь этого избежать и никуда ты не денешься, ведь сама прекрасно понимаешь - сколько бы ты не бежала, я всегда смогу тебя догнать.
С преспокойным видом я откупориваю бутылку виски и заполняю напитком треть стакана, пока ты рядом борешься со своими эмоциями. На губах продолжает играть ядовитая ухмылка и я снова прохожу взглядом по ребятам. Надо же сколько разных эмоций вызвало одно простое кольцо. Осязаемая ревность со стороны Шона меня забавляла - преспокойно  так относится к тому, что проделывают с тобой в стенах этого дома, при твоей попытке сбежать каждый раз понимать, что я тебя все-равно не оставлю в покое и так смешно переходить на ревность при обычной формальности. Мы с тобой давно принадлежим друг другу и в глубине души ты это понимаешь, хоть и отказываешься принимать. Но ты ведь знаешь, что даже если ты будешь отрекать от себя подобные мысли, то это ничего не изменит. Искреннее удивление Джессики и полное отсутствие понимания, что здесь происходит. Интересно, если бы она узнала эту семью лучше, она бы так же продолжала общаться с Шоном? Но, несмотря на мой интерес, я все же не на столько жесток, по крайней мере к другим, кроме тебя, чтобы проводить эксперимент. Сделав еще глоток, я отставляю в бокал в сторону точно в тот момент, когда ты встаешь из-за стола и под глупым предлогом удаляешься на кухню. Принести десерт, серьезно? В это может поверить разве что Джессика в силу своего незнания, но не я или же твой брат. Я степенно поднимаюсь из-за стола вслед за тобой, не скрывая все той же ухмылки.
- Я помогу.
Надо же, а мы прекрасные актеры - такой чудный театр разыграли ради одной девочки. Мой взгляд встречается со взглядом Шона и я тихо усмехаюсь. Несмотря на то, что он уже многое успел пережить, он все еще глуп, но это даже хорошо. Этот парень должен хотя бы немного побыть ребенком. Я удаляюсь из гостиной медленно, но стоит мне скрыться с глаз ребят, как мой шаг плавно ускоряется. Я оказываюсь на кухне ровно в тот момент, когда ты выбегаешь на улицу. Ты и вправду считаешь, что побег может исправить кучу проблем и позволить не отвечать на сложные вопросы? Меня поражает твоя наивность. Казалось бы, кто-кто, но вот ты то уже давно должна была усвоить, что игра в догонялки никак не решает твоих проблем, а иногда даже создает новые. Я врываюсь в морозную ночь следом за тобой, а когда ты садишься в машину - то бегом направляюсь в твою сторону, но не успеваю. Я дергаю за ручку, но дверь заблокирована и в следующую секунду ты срываешься с места. Отскочив на шаг в сторону, я на короткий миг задерживаю взгляд на большом внедорожнике, что спешит скрыться с моего поля зрения, а потом тут же сажусь за руль своей машины, что стоит рядом. Замерзшие колеса юзом идут по наледи, но стоит мне выехать на дорогу, как они тут же находят сцепление с расчищенным от снега асфальтом и автомобиль стремительно набирает скорость, сокращая расстояние между нами. Хаммер - машина хорошая, вместительная, но слишком тяжелая, чтобы развивать очень большую скорость, поэтому я еду следом за тобой. Мне даже становится интересно, к чему приведет вся это погоня - останавливать тебя сейчас не безопасно, поэтому я лишь еду позади тебя. Взяв с соседнего кресла телефон, я набираю твой номер, но на том конце провода мне отвечают лишь гудки, поэтому я быстро отметаю эту затею. В тихом салоне раздается оповещающий сигнал, который гласит о том, что бензина мне осталось километров на десять, отчего я выругиваюсь и со всей силы ударяю ладонью по рулю. Надеяться на то, что когда у меня окончательно закончится бензин ты резко остановишься - глупо, поэтому я выезжаю на встречную полосу, поравнявшись с тобой - к счастью, машин в такое время суток на трассе нет, если не считать двух идиотов, что решили устроить гонки. Выдавив в пол педаль газа, я все же вырываюсь вперед и резко перестраиваюсь прямо перед тобой. В зеркале заднего вида вижу, как ты начинаешь сбрасывать скорость, но совсем скоро моя машина так же стремительно начинает останавливаться, пока вовсе не заглохнет. Вот и все, бензин кончился. Когда двигатель глохнет, я ударяю по тормозам, чтобы не улететь в ближайший кювет, но к моему большому удивлению твоя машина тоже стоит на обочине. Выйдя на улицу, я медленно направляюсь в твою сторону.

+1

3

Бежать, бежать, бежать.
Эта мысль билась в моей голове, заглушая все остальное - все инстинкты, весь здравый смысл. Я понимала, что гораздо безопаснее и спокойнее было бы оставаться в доме, подле брата и его подружки, по крайней мере из-за нее ты сдерживал бы свое поведение, но я просто не могла. Не могла оставаться с тобой в одной комнате, где каждый мой нерв был точно оголенный провод под дождем. Помнишь, я как-то говорила, что не боюсь твоей жестокости? Но если бы ты знал, как я боюсь твоей любви. Для меня не было ничего страшнее, чем принадлежать тебе. Я хотела оставаться свободной, хотела контролировать свою жизнь. Больше всего на свете я боялась что-то менять, Калеб. Моя жизнь давно опустилась на самое дно, я зарабатывала распространением наркотиков, я погрязла в том дерьме, от которого обычные люди отворачиваются и проходят мимо. Моя жизнь была там - на задворках той Женевы, которую туристы видят каждый день. Я знала каждый закоулок этого города, каждую подворотню, каждую закладку, которую сама же оставляла. Я была фавориткой правой руки самого Сайлоса, я делала такие вещи, о которых ты даже не догадываешься. Я убивала, я продавалась за дозу и за гроши, я причиняла боль и терпела, пока ее причиняли мне. На моем теле тысячи шрамов и далеко не каждый из них от шальной пули или ножа. Ты не знаешь ту сторону жизни, в которой жила я, а я слишком боюсь признаться себе и кому-то другому в том, что я привыкла так жить. Я не хотела ничего менять.
Я всегда понимала, что сдохну от передоза или пули в какой-нибудь канаве, хрипя как подстреленная собака и никто не придет мне на помощь. А потом появился ты, спустя столько лет и снова играешь в того мальчишку, что был влюблен в меня когда-то. Я кусаю твои руки, но несмотря на это ты тащишь меня вверх, прочь от того мира, в котором я обитала. Что ты надеялся сделать, Калеб? Вернуть меня на путь истиный, вернуть ту девочку, которую ты когда-то любил? Перекроить меня под себя? Я ненавижу тебя сейчас, ненавижу так сильно, как никого еще в своей жизни не ненавидела. Я успеваю захлопнуть дверь своей машины до того, как ты распахнешь ее и тут же трогаюсь с места. Вижу фары твоей машины в зеркало заднего вида и скриплю зубами, сжимая пальцами руль. Звонит мой телефон и я отрывисто хохочу. Неужели ты думал, что я возьму трубку? В машине холодно, а бензина слишком мало, чтобы включать обогрев, но сейчас меня это не волнует. Я выскочила босиком, очень глупо да? Но лучше так, чем сидеть за столом, чувствуя, как ты сжимаешь мое бедро, пока никто не видит. Лучше, чем вздрагивать от каждого твоего прикосновения.
Я набираю скорость и проклинаю себя за то, что не додумалась взять твою машину, ведь знаю, где ты обычно бросаешь ключи. Хаммер неприступная крепость, очень вместительный, но слишком медленный и потребляет слишком много топлива. Я надеюсь все же оторваться, чуть позже свернуть в лес, где твоя машина просто не проедет, но слишком мало топлива. Когда ты вдруг ударяешь по педали газа и вылетаешь на встречку, я стараюсь тоже прибавить, но эта скорость максимум, на что способна моя машина. Ты обгоняешь меня, а я слишком боюсь перестраивать хаммер на обледенелой части дороги, можно слететь в кювет. Ты начинаешь плавно сбрасывать скорость, а затем и вовсе тормозишь, так что мне приходится тормозить тоже. Останавливаясь за пару метров от тебя я пытаюсь вновь завести машину, но не получается - индикатор топлива на нуле и я с досадой бью по рулю до хруста в пальцах и думаю, что мне делать сейчас. Судорожно шарюсь в бардачке, стараясь найти хоть какое-то оружие, хоть что-то, но не получается. Под руку попадается пакет травы, смятые купюры, пачки сигарет. Паника во мне нарастает, я вижу, как открывается дверь твоей машины и чертыхаюсь про себя, видя, как ты выходишь. Я не могу оставаться в машине, с тебя станется, ты выбьешь стекло и все равно меня достанешь. И что мне делать теперь? Ту улыбку, что сейчас на твоем лице, мне хочется стереть первым попавшимся булыжником. Мой взгляд падает на лес за окном, и я наконец решаюсь. Резко распахнув дверь я спрыгиваю на землю, больно ударяясь босыми ногами о колючий снег, но это меня не остановит. В платье бегать удобно, оно очень короткое. Пока ты мешкаешь я уже ныряю в придорожные сугробы, а оттуда выбираюсь на прогалину, устремляясь вперед. Бегать я умею быстро, но ты быстрее и я это знаю. У меня есть преимущество, фора в несколько бесценных секунд, так что я вкладываю в бег все свои силы. Не замечаю, как хлещут ветки деревьев по лицу и рукам, как босые ноги в кровь режутся о колючки и шишки под снегом, как запинаются об коряги. Сейчас я не слышу ничего, кроме своего бешеного дыхания, но бегу, петляя, словно уходящий от погони волк. Слишком светлая ночь, слишком яркая луна, и даже если ты не слышишь меня, то видишь. Слышу хруст ветвей за своей спиной и в последнем рывке перелетаю через какое-то дерево, не заметив что впереди овраг. Лечу вперед, запинаюсь и только успеваю сгруппироваться, чтобы в следующий миг кубарем полететь под откос. Оказавшись на земле больно ударяюсь лопатками, отчего вышибает весь дух, но я вижу тебя там - наверху, ты соображаешь как спуститься. Именно поэтому я в кровь прикусываю собственную губу и поднимаюсь на четвереньки, стараясь уползти. Подняться на ноги у меня нет сил, нужно найти что-то, чтобы защищаться. Чтобы не позволить тебе увезти меня обратно. Под руку попадается какая-то тяжелая ветка и я хватаюсь за нее, рыча и с силой выдирая из под снега. Слышу твои шаги почти за спиной, а значит ты все таки нашел дорогу. Твое дыхание тяжелое, но в отличие от меня ты не извалялся в снегу. Собираю последние силы в кулак и резко вскакиваю на ноги, замахиваясь палкой. Этого ты не ожидал, но твоя реакция не подводит, успеваешь выставить руку, защищая голову и удар приходится по ней. Вижу, как обледенелая кора оставляет рваный след на твоем предплечье, как на снег падает твоя горячая кровь. Отхожу на пару шагов назад и снова поднимаю тяжелую дубинку, оскалившись.
- Пошел прочь ублюдок. Оставь меня в покое!
Глядя прямо в твои глаза я чувствовала, как ярость закипает во мне с новой силой.
- Не я думаю, что мне поможет револьвер, но он остался дома. Сойдет и палка.
Сама же я продолжала отступать назад, хотя и не знала, куда мне собственно бежать. В лес? В одном платье, в холодном феврале? Но когда ты был рядом, мои инстинкты брали верх над разумом. Бежать - а остальное не имела значения.

+1

4

Я медленно двигаюсь по направлению к твоей машине, наблюдая за тем, как ты в панике пытаешься сообразить, что делать дальше. Каждая погоня заканчивается тем, что я все-равно тебя нагоняю, но каждый раз ты бежишь и бежишь, надеясь на то, что в этот раз у тебя все получится. До тебя мне остается всего несколько метров, но в этот момент дверь машины распахивается и ты, босая, в одном платье, срываешься с места по направлению в лес. Дура. На моих губах продолжает играть все та же усмешка, пока я наблюдаю за тем, как ты удаляешься и через пару секунд я так же резко перехожу на бег, следуя за тобой по пятам. Ноги проваливаются в сугроб, отчего колючий снег жжет кожу, но это мне сейчас не мешает. Я набираюсь скорость по максимуму, насколько это возможно, не взирая на то, что густая поросль деревьев и снег сильно усложняю задачу. Сухие ветви цепляются за пиджак, который я скидываю на ходу и он остается лежать где-то в сугробах. Сейчас я не чувствую холода. Кровь разгоняет жар по телу, адреналин придает сил. Мои глаза следят за тобой, за каждым твоим рывком, не упуская из виду. Морозный воздух, что я с жадностью хватаю ртом, обжигает легкие, но это тоже не повод, чтобы позволить тебе убежать. Я вижу, как ты с легкостью перепрыгиваешь через корягу, но после - не появляешься. Я резко останавливаюсь перед этой самой корягой и наблюдаю за тем, как ты кубарем катишься в глубокий овраг. С твоим рвение вечно бежать я удивляюсь, как ты еще не попала в капкан. Хотя, ночь полна тайн и неожиданностей, особенно, когда ты находишься в лесу. Я быстро окинул взглядом ближайшие окрестности, пока не нашел более пологий спуск, чтобы в следующий момент за считанные секунды спуститься вниз, пока ты пытаешься прийти в чувства. Я медленно подхожу ближе, знаю, что просто так ты не сдашься, но все-равно не ожидаю, что в твоих руках окажется здоровенная палка. Успеваю только подставить руку в тот момент, когда ты резко разворачиваешься ко мне, с размаху ударяя по мне дубиной. Рука моментально немеет и вместо этого по всей правой части разливается тупая, ноющая боль.
- Сука.
Все что и могу я сказать, сквозь стиснутые зубы. Белоснежный рукав рубашки моментально окрашивается в багряный цвет и начинает неприятно липнуть к коже. Сжав пальцы в кулак и тут же разомкнув их, добиваюсь того, что чувствительно ко мне возвращается. Адреналин все еще плещется в крови, поэтому боль еще не сковывает моих движений. Ты знаешь, что все твои попытки причинить мне боль или даже убить - лишь только меня злят. Сейчас с моих губ уже сошла улыбка и взгляд снова перемещается на твое бледное личико. Взгляд, как всегда потемневший, тяжелый. Я медленно двигаюсь в твою сторону, когда ты, в свою очередь, пытаешься отступить назад. Твои слова меня смешат, впрочем, как и действия. Я уже перестаю чувствовать, как кровь постепенно вытекает из разорванной раны и тяжелыми каплями падает на снег.
- Ты все еще думаешь, что твои угрозы меня остановят?
Мой голос тихий и спокойный, в отличие от твоего нервного и громкого. Да и сам я, будто бы изменился за считанные секунды - дыхание стало ровным, сердце принялось биться в умеренном темпе, чувство погони улетучилось. Сейчас жертва моя была передо мной и мне лишь оставалось рассчитать свои движения, чтобы тебя не упустить. Шаг за шагом, коротким и медлительным, я настигаю тебя, стараясь не упустить из виду то, как ты держишь дубины, сжимая ее пальцами для удобства и готовясь нанести удар в любой подвернувшийся момент.
- Я оставлю тебя только тогда, когда ты сдохнешь.
Я запинаюсь в словах и мои губы растягиваются в улыбке, который больше похож на оскал.
- Хотя нет. Я буду преследовать тебя даже в аду.
Я жду, пока ты снова мне ответишь и в тот момент, когда голос твой раздается в лесной тиши, я делаю резкий скачек вперед и, воспользовавшись секундной растерянностью, выхватываю из твоих рук дубину, чтобы с силой отшвырнуть ее в сторону. Ты снова пытаешься бежать, но сейчас у тебя нет форы, ты слишком быстро. Вытянув руку, я хватаю тебя за распущенные черные волосы, рывком дергая к себе, а после - мои пальцы сжимаются на твоей тонкой шее с такой силой, будто кажется, что стоит мне сейчас сделать легкое движение в сторону, как я с легкостью переломаю шейные позвонки. Но так только кажется, ведь тебя, мое Проклятье, даже на машине не переедешь. Не жалея сил, я прикладываю тебя к ближайшему дереву, прижимая твою щеку к жесткой, обледенелой коре. Я держу тебя настолько крепко, что ты не можешь сдвинуться с места, а чтобы у тебя и вовсе не было шансов, я прижимаю тебя к этому самому дереву всем своим телом. Ветви слишком высоко, чтобы ты могла до них дотянуться, а твои ногти давно мне не страшны, к томе же, пока ты пытаешься оторвать мою руку от своей шеи, я перехватываю твое запястье, выкручивая его и лишая тебя малейшего шанса на спасение.
- Ты снова проиграла, Сара Коннор.
Тихо произношу я, склоняясь к твоему уху, а затем, мои губы опускаются ниже, на твою шею, где оставляют легкий, нежный поцелуй прежде, чем зубы с силой смыкают твою  кожу, оставляя на ней багровый отпечаток. Слышу твой рычащий крик, но ты ведь знаешь, что мне наплевать. Мои губы продолжают истязать твою кожу, периодически оставляя на ней болезненный укусы, пока свободная рука не пробирается под платье, чтобы с легкостью сорвать тонкое кружевное белье, откинув его в сторону порванной и уже ненужно тканью. Все твои сопротивления сейчас бесполезны, ведь ты прекрасно это знаешь, хоть и не оставляешь попыток от меня избавиться ровно до того момента, пока я резко в тебя не вхожу, заполняя до самых краев.

+1

5

Мои руки и ноги дрожат от усталости и долгого бега, пальцы немеют от холода а сердце стучит в груди так бешено что мне кажется, будто оно вот вот разорвется. Бежать мне больше некуда, если только обратно к машине хотя какой в этом смысл? Бензин закончился, а шанс на то, что кто-то будет проезжать мимо по загородной трассе в рождественскую ночь - ничтожно мал. Все что мне остается, так это беспомощно наблюдать за тем, как ты подходишь все ближе. Я и сама порой не могу ответить на вопрос, почему убегаю от тебя. Ведь побег никогда ничего не решает, ты вцепился в меня бульдожьей хваткой и не выпустишь из своей пасти, как бы я не старалась. Чего я боюсь? Тебя? Или может быть тех чувств, что испытываю к тебе. Больная зависимость от тебя, от твоих рук, от твоего запаха. Когда ты рядом я будто схожу с ума, все в этой жизни перестает иметь свое значение и остается лишь твой взгляд, что прожигает даже мою душу. Если у меня вообще еще осталась душа. Я ненавижу тебя, я всегда утверждаю это, но какие чувства скрываются там, гораздо глубже? Там, куда я так боюсь заглянуть?
Сейчас я смотрю на твою оскаленную улыбку, слышу твой насмешливый голос и те слова, что ты произносишь, будто пронзают меня до самых костей.
- Пошел к черту.
Тихо рычу я сквозь стиснутые губы и делаю выпад в твою сторону, занося дубинку над головой. Но я слишком устала, мои руки обессилены и у меня даже не получается как следует замахнуться. А ты будто только этого и ждал и в следующий момент уже настигаешь меня, выбивая из замерзших пальцев проклятую палку. Сама не понимаю как, но я успеваю коротко и отрывисто рассмеяться над своим очередным поражением. Какой бы сильной я не была, ты всегда оказываешься сильнее. Всегда идешь на шаг впереди. Почти без надежды на успех я стараюсь вырваться, чтобы снова бежать от тебя прочь, в пустоту заснеженного леса, но ты успеваешь схватить меня гораздо раньше. Я еще пытаюсь вырваться, изворачиваюсь в твоих руках, стараюсь пнуть тебя или ударить локтем, но все мои попытки тщетны. Твои пальцы путаются в моих волосах и рывком отбрасывают меня назад, в твои крепкие руки, не позволяя пошевелиться. Я шиплю от боли, но для тебя это ничего не значит, ведь ты так любишь причинять мне эту боль. Ты наслаждаешься ей. Я отчаянно шепчу какие-то проклятья в твой адрес, но ты меня не слушаешь, а в следующий момент твои пальцы смыкаются на моей шее, отчего из моей глотки вырывается тихий хрип. Я больная, невообразимо больная, потому что в этот момент внизу живота становится горячо и влажно и все о чем я могу думать, так это о твоей невероятной близости. Я снова смеюсь, но смех обрывается тихи криком, когда ты с силой впечатываешь меня в дерево. Я чувствую шероховатую, заиндевевшую коры каждой клеточкой своего тела. Чувствую, как древесина ободрала до крови щеку и глубокое декольте, полной грудью вдыхаю сырой запах влажной, заледеневшей коры. Мои нервы напряжены до предела и я еще пытаюсь сопротивляться по глупой инерции прекрасно понимая, что мне уже не выбраться из твоих объятий. Когда ты прижимаешься своим телом к моей напряженной спине я издаю гортанный и глубокий стон, чувствуя твое ответное напряжение там - внизу, где твои бедра соприкасаются с моими ягодицами. Улыбаюсь безумной, окровавленной улыбкой ведь пару секунд назад прокусила губу, чтобы не закричать. Я наслаждаюсь осознанием того, что ты желаешь меня с такой же отчаянной, безумной силой, как и я тебя. Даже в такой ситуации, даже в таком месте - все это становится не важным. Остается лишь безумное влечение, отчаянная страсть, дикая, животная похоть. Мы ведь с тобой и есть животные, Калеб. Обезумевшие звери, помнишь?
Я обхватываю твое запястье и пытаюсь оторвать твои пальцы от собственной шеи, до крови вонзая ногти в твою податливую кожу, но ты не чувствуешь боли. Сейчас ты чувствуешь лишь то, как тебе необходимо в очередной раз сделать меня своей, не правда ли? Вскрикиваю от боли, когда ты выкручиваешь мою руку и укладываешь на поясницу, лишая меня последнего шанса сопротивляться. Я слишком хорошо понимаю, что случится в следующий момент, но не могу сдаться так легко и рычу, из последних сил пытаясь вырваться, пока твоя рука задирает подол платье и рвет мое белье, отбрасывая его в сторону. Нам не нужны прелюдии и ласки, стоит нам посмотреть друг на друга, как желание уже с бешеной скоростью течет по нашим венам, заставляя меня становиться влажной от одной лишь мысли о скором соитии. В ответ на твои слова я рычу.
- Ублюдок.
Но от твоего голоса у самого моего уха, мою шею пронзают сразу тысячи игл и устремляются по позвоночнику вниз. Твои губы накрывают мою шею поцелуем, и тут же оставляют болезненный укус, от которого я извиваюсь, прижимаясь к тебе еще крепче. Но мне не больно - мне приятно, приятно до такой степени, что кружится голова и все посторонние мысли покидают разум. Лишь бешеное желание бьется во мне с такой отчаянной силой что мне кажется, не стань мы сейчас одним целым, я сойду с ума. Тебя не стоит уговаривать, ведь уже в следующий миг ты до краев заполняешь меня собой, отчего моя глотка исторгает болезненный крик. Я закрываю глаза, упираясь лбом в дерево и чувствую, как все мое тело начинает дрожать. Ощущение тебя - горячего и пульсирующего там, в глубине моего тела не сравнится ни с одним видом наркотиков, потому что к этому невозможно привыкнуть и каждый раз, как первый. Ты тут же начинаешь двигаться в бешеном темпе и я забываю о том, что совсем недавно мне было холодно. Свободной рукой я упираюсь в дерево даже не чувствуя, как жесткая кора пронзает ладонь до крови, я сжимаю на ней пальцы, забывая, как нужно дышать. Каждый твой выпад исторгает из моей груди крик и я уже не способна держаться на ногах, если бы твое тело не прижимало меня к стволу. На глазах выступают слезы от осознания того, насколько я на самом деле бессильна перед тобой. Нам не нужно много времени, чтобы с громким, обоюдным стоном прийти к финалу и я тут же падаю на колени, стоит лишь тебе отстраниться. Дыхание такое тяжелое, что перед глазами ползут темные круги. Колени болят от холодного снега и промерзшей почвы, но сейчас меня это не волнует. Я шмыгаю носом, вытирая слезы с лица и пытаюсь подняться, держась за несчастное дерево.
- Тварь.
Сипло шепчу я, даже не оглядываясь на тебя, но знаю, что ты слышишь. Наконец поворачиваюсь к тебе и хочу еще что-то сказать, но горло болит от тисков твоих пальцев, так что я лишь закашливаюсь, чуть ли не сгибаясь пополам в этом удушливом порыве. о ты не собираешься меня слушать, лишь подхватываешь на руки и перекидываешь через плечо, поднимая по пути свой пиджак и накидывая мне на плечи. Ты несешь меня из леса обратно, в сторону дороги, а у меня перед глазами лишь одинокое дерево, что стало случайным свидетелем нашей больной страсти. Оно удаляется, а вскоре и вовсе исчезает за поворотом, а ты выносишь меня к нашим машинам, вытаскиваешь из обоих ключи и блокируешь двери, чтобы в следующий миг развернуться и направиться вперед, по направлению к дому. И только тут меня отпускает, а все напряжение выходит из меня хриплым, лающим смехом и я просто не могу остановиться.
- Ненавижу тебя Морган.
Отрывисто говорю сквозь смех, до боли вцепившись ногтями в твое плечо.

+1

6

Сумасшедшая и больная страсть охватывает нас с головой, по венам с неимоверной скоростью течет кровь, сливаясь с ядовитым вожделением. Сейчас погоня уходит на задний план, даже твои попытки вырваться постепенно сходят на нет. Мы нуждаемся друг в друге так же сильно, как в кислороде и это тебя пугает, от этого ты пытаешься убежать, но каждый раз снова и снова сгораешь в моих объятиях. Мы прокляты на всю жизнь, нам ничего не остается, кроме как смириться с этим. Но смирение - слабость, а ведь ты никогда не признаешь в том, что ты слаба, что что-то имеет над тобой власть такую сильную, что ты не способна ей противостоять. И именно поэтому ты всегда нападаешь или убегаешь. Но сейчас, когда наши тела сливаются в бешеной, сумасшедшей страсти, ты не можешь ни того, ни другого. Ты сдаешься. Сдаешься на краткий срок, чтобы к завтрашнему дню набраться сил и снова продолжить войну со своими страхами, со своей жизнью, со мной. Знаешь, я никогда не устану догонять тебя, никогда не устану причинять тебе боль или зажимать в теплые объятия. Любовь к тебе пропитала каждую клеточку моего тела и чтобы от нее избавиться нужно, разве что, сжечь меня заживо. Но ты этого не сделаешь. Сколько бы ты ни грозилась меня убить, ты никогда этого не сделаешь. Точно так же, как я никогда не смогу оборвать твою жизнь, даже несмотря на всю ту боль, что я тебе причиняю изо дня в день.
Наше дыхание, стоны, что срываются с губ, звучат в унисон, жар настолько сильно поглощает нас, что мы перестаем замечать снег вокруг, мороз, что совсем скоро сменится теплыми вечерами. Иногда мне кажется, что наши тела способны расплавить даже метал. На какой-то момент мы можем быть вдвоем, отбросив в сторону все предрассудки, все попытки причинить друг другу боль. Я никогда не устану говорить, что мы больные, ненормальные, а помнишь, какими мы были раньше? Все это дерьмо, в котором мы сейчас варимся, было нам чуждо, мы были счастливыми, простыми подростками, которые получали удовольствие от обычных вечеров, проведенных в компании наших друзей. И, наверное, можно сказать, что мы были счастливы. Наша любовь была чистой, у нас не было цели причинить боль, мы тянулись друг к другу, а не убегали. А что теперь? Теперь ты плещешь ненавистью ко всему, что происходит вокруг, ты бежишь, ты переполнена желанием причинить боль. А мои глаза становятся черными, мои руки сжимают твое хрупкое тело и, как бы страшно это не звучало, я действительно получаю удовольствие от этого. А если бы можно было вернуться назад и исправить то, что довело до всего этого, были бы мы сейчас вместе? Испытывали бы друг к другу такую неудержимую страсть? Наша любовь превратилась в ядерное оружие, которое способно стереть с лица земли все, что будет нас окружать. Страшные чувства, страшные отношения, которые обладают просто неведомой силой. Тебя такой создали наркотики, меня - создала ты. И теперь, мы просто друг без друга не сможем. Когда я впервые увидел тебя, во мне было только одно желание - причинить тебе боль, убить тебя, но  все это можно описать только одним словом - любовь, та страшная любовь, которая затуманивает разум и делает из меня зверя, что не способен на нежность, ласку, сострадание.
На пару минут мы замираем, наши тела содрогают остатки бушующей страсти, пульс в висках постепенно стихает. Я нахожу в себе силы, чтобы оторваться от тебя. Мои глаза плотно прикованы к тебе, я наблюдаю за каждым твоим движением, как твои дрожащие ноги подкашиваются и ты падаешь на холодный снег. Не тебе не нужна моя жалость, ты давно ее во мне убила, вырезала осколками стекла, выгрызла зубами. Я поправляю свою одежду, пропуская мимо ушей очередные оскорбления, которыми ты бросаешься в мою сторону. Сейчас ты точно не убежишь. Ты обессилена, тебе нужен отдых для новой попытки, поэтому, когда ты пытаешься подняться на ноги, опираясь на несчастное дерево, я легким движением подхватываю тебя и перекидываю через плечо. Нужно возвращаться, поэтому мы выбираемся из оврага, пробираясь сквозь деревья. По пути я снимаю пиджак, что повис на сухих ветках, и накидываю его на твои плечи. Выбравшись из леса, я подхожу к нашим машинам - в обеих кончился бензин, поэтому толку от них абсолютно никакого. Вытащив ключи из обеих, я блокирую двери и выхожу на обочину, чтобы направиться в сторону дома. На часа стрелка доходит до 4х утра. Не думаю, что в рождественскую ночь кто-то здесь появиться, но все-таки за спиной слышится приближающий рев мотора и шорох шипованных колес по обледеневшей дороге. Не оборачиваясь, я вытягивая руку в сторону. Конечно, никто не остановится. Весь мой рукав залит кровью, через плечо перекинута девушка вся в синяках и ссадинах. Автомобиль сначала притормаживает, но потом снова резко набирает скорость, проезжая мимо. На губах мелькает кривая улыбка - какие все-таки люди трусливые и глупые. Твои слова не вызывают во мне никаких новых чувств, ведь ты их повторяешь изо дня в день по тысячу раз.
- Я тебя тоже.
Коротко и тихо отвечаю я на твой смех. Мои пыльцы копируют твои движения, и если ты до боли впиваешься ногтями в мое плечо, то мои пальцы до синяков сжимают твое бедро, отчего ты лишь тихо рычишь. Больше машин на трассе нам не попадается и спустя примерно час нашей прогулки мы возвращаемся в дом, где свет уже погашен, а внутри царит умиротворенная тишина.

0

7

Пока я курил, глядя на то, как это создание выбирается из воды, нас нагнал Джер, остановившись недалеко от воды. Я фыркнул, в ответ на его слова.
- Да, ты прав. Две юные вампиршы, которые не обучены правилам приличия. Что может быть отвратительнее.
Правда если я надеялся, что ледяная вода остудит пыл брюнетки, то здорово ошибся. Она выползла на берег, а где-то за спиной уже орала ее подруга, которая наверняка спешила на помощь. Настоящий каламбур. Брюнетка в пару шагов сократила расстояние между нами, останавливаясь и запрокидывая голову, глядя прямо мне в глаза. О Боже, мой, наверное она надеялась, что мне будет страшно. Я лишь снисходительно усмехнулся, глядя на нее в ответ, почти что даже с сожалением.
- Ни за что.
Растягивая губы в улыбке отчеканил я, смотря на то, как она снова наполняется злобой, как закипающий чайник.
- Да. Я действительно так считаю.
Девушка все приближалась и на ее губах заиграла улыбка, полная почти что сожаления. Надо же, признаюсь, мне на миг даже стало интересно. Где-то совсем близко закричала ее подруга и я на секунду отвлекся, а после мои губы накрыл ее поцелуй. Признаться, я оказался в замешательстве, не ожидая ничего подобного, но не собирался отвечать ей. Правда как выяснилось, девушке этого и не нужно было. Она ухватила меня своими цепкими пальцами и в следующую секунду оттолкнулась назад, после чего мы вместе полетели в воду. Признаюсь, это было более чем неприятно, воды была уже достаточно холодной. Конечно, будь это обычная человеческая женщина, у нее не получилось бы и с места меня сдвинуть, но это была не она. Наверное, к ее же счастью. Я тут же вынырнул на поверхность, оттолкнувшись ногами от дна и услышал плеск чуть правее, оказывается бешеная подруга этой бестии забралась на Джереми, увлекая его в воду. Было смешно. Я вышел на берег следом за брюнеткой, и последовав ее примеру поспешил выжать свою одежду, а после, посмеиваясь, посмотрел на девушку.
- Браво, признаю. Один - один.
В ответ на слова девушки я рассмеялся, а после пошел помогать другу выбираться из воды. И когда мы все стояли на берегу, мокрые и раздраженные, та девушка, что топила Джереми, кажется - Лиза, начала говорить о том, что мы теперь просто обязаны их отвезти. Я видел, как на лице друга скользнула ядовитая, гадкая улыбка - я слишком хорошо ее знал, а потому не стал задавать лишних вопросов. Мы направились к машине Джереми, и девушки оккупировали заднее сидение. Я снова закурил, впрочем я курил и пил почти постоянно, и вскинул бровь, глядя на Джерри.
- Знаешь, это все развеяло мою скуку. А твою?
В ответ на его многозначительные слова я снова усмехнулся, пока мы выруливали на трассу, а оттуда на автостраду, что шла в окружении всего города. Ничего интересного - по обеим сторонам от нас лес, горы и непроглядная темень. Территория оборотней. Хах, забавно. Я конечно знал, что Джерри у нас мальчик обидчивый, но чтобы так? Впрочем, вмешиваться я не собирался, заступаться за двух полоумных дамочек, которые не умеют себя вести - себе дороже. Сзади постоянно слышались дифирамбы, которые девушки распыляли о себе самих. Слушать это утомляло. Когда Джереми остановил машину, я даже был рад, потому что эти визги начинали действовать на нервы. И если брюнетка еще бодро вышла из машины, то ее подружка начала качать права по поводу того, что мы не можем просто так бросить их на трассе где гуляют псы.
- Ничего, если сбросите каблуки, то успеете убежать. Наверное.
Джер завел мотор и мы снова было тронулись в путь, как вдруг в лобовое стекло прилетел огромный булыжник, нас тут же осыпало мириадами осколков, машина завизжала и вильнула влево, прежде чем остановиться. Я стряхнул с себя стекло, глядя на друга.
- Сейчас мне хочется убивать.
Мой друг молча покинул машину, смеряя девушек тяжелым взглядом, а я в ответ на его слова осклабился, обнажая клыки.
- Как ты точно подметил.
Девушки замерли в нерешительности, думая о том, смогут они с нами тягаться или нет. Мы начали надвигаться на болтающих девушек. Если подружка начала отступать, то брюнетка уперла руки в бока, с вызовом глядя на нас. Я не успел даже отреагировать, как Джереми с безумной скоростью сорвался с места, а в следующую секунду с такой силой впечатал эту самую Лизу в дерево, что по нему пошли трещины. Пока они выясняли отношения я снова закурил, глядя на брюнетку.
- Я с женщинами не дерусь.
Ее слова снова заставили меня улыбнуться.
- Нет, просто мне не нравится молотить боксерские груши.
Я с легкой усмешкой смерил ее воинственное лицо, после чего девушка подошла ближе, схватив меня руками за шею. Мой взгляд потемнел. Я не выносил, когда женщины распускали руки. В долю секунды я оказался за ее спиной, сцепляя ее руки в замок и заламывая их, а второй рукой невозмутимо продолжил курить.
- Боже, неужели тебя не учили манерам, девочка.
Она пнула меня, резко изворачиваясь и глядя прямо в глаза. Я несколько секунд смерял ее взглядом, а после резко склонился, захватывая ее губы в плен своего поцелуя. Она укусила меня, а я укусил в ответ, отчего наша кровь смешалась. Оторвавшись от нее на пару миллиметров я тихо выдохнул, слизнув капельки крови с ее губ.
- А ты не боишься, что тебя могут как следует проучить?

+1

8

Пьяные пафосные суки, которые совершенно не умеют себя вести на людях - что может быть хуже? Наверное, все же ничего. Хотя нет, все же может - дурнушка, которая по непонятной мне причине умудрилась стать вампиром, благодаря чему стала выглядеть так, словно сошла с обложки журнала и решившая, что теперь ей все дозволено. Я наблюдал за тем, как она кривой пьяной походкой вываливается из бара, перемещаясь на пляж, где Эдвард уже учит уму разуму ее подружку. Я последовал следом и остановился неподалеку - достаточно, чтобы эта истеричная стерва не забрызгала меня. Терпеливо ожидая, пока мой друг закончит развлекаться, я совершенно потерял бдительность, чем и воспользовалась Лиза, что в одно мгновение оказалась на моей спине, тут же вцепляясь когтями, словно клещ. Не устояв на ногах, я сначала пошатнулся, а затем, когда почва под моими ногами оказалась более рыхлая из-за мокрого песка, вовсе полетел в воду, утаскивая за собой орущую бабу. Вода уже успела остыть после жаркого лета, поэтому в мое тело вонзились словно сотни иголок. Я стиснул зубы, пропуская через них недовольное мычание. Избавившись от несносной пиявки, что подняла вокруг нас брызги, я выбрался на берег, где тут же сбросил на песок потяжелевший от воды пиджак и выжал рубашку. Эти две мокрые курицы тут же раскудахтались, причитая о том, что мы теперь обязаны отвезти их домой. Сначала меня такая наглость разозлила, ведь это именно они испортили нам вечер, но потом в мою голову тут же пришел ядовитый план мести, который заставит этих двух неплохо побегать пол ночи. Мои губы тут же расползлись в гадкой ухмылке и я бросил косой взгляд на друга.
- Почему бы и нет.
Мы направились в сторону моего автомобиля, что располагался возле входа в бар. Взяв у Эдди сигарету, потому что мои отправились в морское плаванье, я закурил, после чего ответил на слова парня, выпуская дым из легких.
- Не до конца.
Многозначительно произнес я. Эдди прекрасно знал, что если я так легко на что-то соглашаюсь, то это все не просто так, а еще никогда не спорил с моими решениями, ведь сам получал удовольствие от того, что то и дело строил другим пакости.
Мы уселись в машину, а на заднее сиденье тут же примостили свои задницы мокрые девушки. Я спокойно завел мотор, выруливая на дорогу в сторону загородной трассы. Территория оборотней - не самое лучезарное место для прогулок вампирам, но я был уверен, что если дамочки сильно постараются, то смогут успеть убежать, ну а в противном случае их головами будут играть щенки. От голосов девушек уже начинала болеть голова и мне хотелось как можно скорее от них избавиться, поэтому я сильнее надавил педаль газа, оставляя яркий город позади.
Стоило нам оказаться в оковах густого леса по обеим сторонам, как я сначала сбросил скорость, а затем и вовсе остановил машину, бросая взгляд в зеркало заднего вида.
- Все, дамочки, вы прибыли на конечную остановку. Выметайтесь.
Немного злобно сказал я, наблюдая за тем, как свирепеют девушки, а лица их приобретают озлобленную гримасу. Брюнетка, бросаясь проклятиями, все-таки вышла из машины, а вот Лиза вновь принялась разбрасываться бранью, отчего я закатил глаза.
- Еще как имею. Если не выйдешь сама, то зашвырну тебя в самую глубь.
Когда наконец-то она перестала резать нам слух своим голосом и вышла из машины, я уж было спокойно выдохнул, вновь запуская двигатель и выруливая с обочины на трассу, тут же разворачиваясь в сторону города. Но не успел я проехать и десяти метров, как в лобовое стекло тут же прилетел огромный булыжник. На нас посыпались тысячи осколков, впиваясь в кожу на лице и груди, а я резко ударил по тормозам, отчего машина пошла юзом, но с управлением все-таки справился и в итоге мы остановились. Я чувствовал, как начинаю закипать, особенно в тот момент, когда вытащил большой осколок из собственной щеки. Она, впрочем, заросла моментально, но это ничего не меняло. Я молча вышел из машины, окончательно отряхиваясь от стекла. Глаза мои уже покраснели, а губы обнажили клыки.
- Для этого как раз есть две замечательные мишени.
Ответил я Эдди, не сводя пристального взгляда с девушек, что, кажется, не совсем обдумали план своих дальнейших действий. Мы медленно направились вперед. Брюнетка с вызовом бросила на нас взгляд, но ей займется Эдвард, я же буду разбираться с Лизой - именно она зашвырнула в мою машину камень. Она медленно отступала назад, а я тут же с немыслимой скоростью нагнал ее, протаскивая на несколько метров в глубь леса и со всей своей силой прикладывая ее спиной к дереву, что тут же отозвалось жалобным треском. Мои пальцы сомкнулись на тонкой шее и я склонился к лицу Лизы.
- Никто не смеет причинять вред моему имуществу.
Прошипел я девушке. Она резко ударила меня и тут же оттолкнула, отчего я отлетел назад, прорывая землю ногами. Может быть она была не в курсе, а может быть слишком самонадеянной, но в отличие от нее я был рожденным вампиром, а значит сильнее, поэтому, не успела она и опомнится, как я вновь нагнал девушку и резко разворачивая к себе спиной, пригвоздил ее к дереву. Я зажал оба ее запястья  в руке, выкручивая так, что ее пара сантиметров и послышится хруст ломающихся костей. Прижав ее к дереву своим телом, я склонился к ее уху.
- Еще хоть один рывок в мою сторону - сам лично скормлю тебя местным псам, поняла меня?

0


Вы здесь » Dawn of Life » Загородные территории » Автострада


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC