Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
ЛУЧШИЙ МУЖЧИНА
Gabriel Wolf
ЛУЧШИЙ МУЖЧИНА
Разве могли быть у кого-то сомнения в том, что Габриэль станет лучшим мужчиной? Конечно же нет. Мало того, что он является завистным холостяком Монреаля (и не только), так он еще и прекрасный специалист в своем деле. Мы не устаем следить за тем, с каким трепетом он относится к своей работе и своим пациентам, проникаясь к каждому из них всей душой. Поздравим его с заслуженным званием лучшего мужчины и пожелаем удачи во всех его начинаниях!
ЛУЧШАЯ ДЕВУШКА
Hillary Pallmer
ЛУЧШАЯ ДЕВУШКА
Сколько энергии может уместиться в этой девушке? Ответ на этот вопрос, кажется, не знает даже она и сама. Кажется, с виду, такая ветреная и неусидчивая девушка зубами и ногтями вцепилась в главу Стоунбрука, решив, во чтобы то ни стало, заполучить его расположение. И, кажется, что у нее это начинает получаться. Кто знает, на что она еще способна?
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Lioneen Evans
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Я чувствовала, как парю над пропастью, как мир замирает, принимая меня в свои объятия, как ветер устремляется мне на встречу, в попытке подхватить и унести прочь отсюда, как можно дальше. Мои губы тронула счастливая улыбка, я ощущала себя такой счастливой, какой не была никогда. Никогда за свою короткую жизнь. Кончики пальцев покалывало от ощущения происходящего, от осознания того, что я и мир - это единое целое, что сейчас я продолжение дождя и снега, а он продолжение меня.
ЛУЧШАЯ ПАРА
Charlotte Weber и Damien Weber
ЛУЧШАЯ ПАРА
Любовь страшная, сжигающая дотла обоих. Любовь запретная, которая просто недопустима в обществе. Любовь удушающая, не позволяющая вдохнуть полной грудью. Он любит ее настолько, что готов уничтожить все на своем пути. Он страшен в своих чувствах, потому что и сам не имеет над ними управы. Она, нежная и ласковая, словно бабочка, раз за разом обжигает свои крылья об его огонь, но все-равно тянется к нему, забывая про рассудок. Шарлотта и Дамьен становятся лучшей парой, ведь их отношения заставляют затаить дыхание даже самых черствых людей.
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Sophie Van Allen и Thomas Hamilton
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Когда у людей столько денег, что они могут себе позволить абсолютно все - им становится скучно жить и тогда они стараются найти любой способ, чтобы себя развлечь. Уже на следующий же день все газеты пестрили заголовками о том, что одни из самых богатых людей Монреаля побирались в торговом центре, вырядившись в тряпье, заставляя хвататься за сердца своих родителей, ловить осуждающие взгляды среди высшего общества. Но самое главное, что они не зависят от мнения других, поэтому с наслаждением делают то, что хотят.
Дождались, свершилось!
Наконец-то погода нас радует теплыми днями.
День длиннее, одежды меньше, улыбки шире, трава зеленее.
В воздухе витает аромат приближающегося
лета, а от этого настроение становится все ярче.
Средняя погода днем составляет 18°C днем и 8°C ночью. Показатель силы ветра в мае составляет 4.2 м./с.
Что касается осадков - так тут дожди ведут
бой за равенство с ясными днями.
Если днем еще может поморосить небольшой дождик, который практически сразу же заканчивается,
то ночью нас настигает настоящее световое шоу
с яркими молниями и громом, от которого
бегут мурашки по коже.
Хватит сидеть дома! Берем друзей за руку и вытаскиваем их на улицы Монреаля.
Только не забудьте с собой взять зонтик.
Приветствуем вас в монреале - одном из
__самых красивых городов канады. наши
____двери всегда открыты для вас и мы с радо-
_____стью примем вас в нашу большую и
_______дружную семью. здесь вы сможете найти
_________друзей и любовь, а может быть даже и
__________врагов. монреаль пестрит молодыми сту-
___________дентами, которые съезжаются сюда с
____________разных концов мира, чтобы учиться в
______________университете «stonebrook», а потом про-
_______________сто не в силах покинуть этот славный
_________________город. Монреаль никогда не спит, в нем
___________________вечно бурлит жизнь и мы можем вам
_____________________гарантировать, что вы не заскучаете и
_______________________однозначно сможете найти свое место.

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Новый Монреаль » Бар-ресторан "Paramount"


Бар-ресторан "Paramount"

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sd.uploads.ru/XdrMs.jpg

0

2

Трудно описать чувства, которые переполняли меня сейчас. Это было ликование, напряженное ожидание и где-то в глубине души - страх. Вам знакомо ощущение, когда вы так долго мечтаете о чем-то, вынашиваете планы, строите гипотезы, отходные пути и стратегию своих действий, и вот вам остается последний шаг, последнее препятствие на пути, самое важное. Признаюсь честно, я чертовски нервничал. Конечно я старался не показывать этого внешне, я выглядел расслабленным и собранным, ведь за все эти годы я научился хорошо притворяться, что помогло мне стать владельцем сети отелей по всему миру, популярность которых возрастает с каждым днем. Это было сложно. Сложно искать ее следы, как ищейке, ведь ее родители никогда и ни за что не выдали мне никакой информации, да я и не хотел к ним обращаться. Сначала я открыл отель в родном Лос-Анджелесе и мне понадобилось два года для того, чтобы поднять его на должный уровень, а потом я стал с какой-то маниакальностью преследовать единственную женщину, которую когда-то любил. Сиена - Италия, совсем не ее выбор, ведь моя Стефани не любит слишком жаркий климат и ее кожа нежная, точно лепестки орхидеи, она переехала туда по какому-то велению непонятного импульса. Потом туманный Лондон, пропитанный дождями, точно ядом. После Англии была Канада, - Ванкувер, но и там я не успел поймать ее, ведь стоило мне подобраться, как она оказалась в Шотландии, сначала в крошечном Норт-Бервике, а затем в Эдинбурге. Я знал, что у нее были отношения с мужчинами и не винил ее за это, ведь сам исчез из ее жизни. У меня тоже были девушки, однодневки, ни одна из которых не стоила и пальца той женщины, которую я любил с трепетностью настоящего безумца. Из Шотландии она снова вернулась в Канаду, только на этот раз в Монреаль, где осталась в полном одиночестве. Но я знал, что это ненадолго, а знала ли она? Конечно нет, какая глупая мысль.
Я знал где она живет, кем она работает, выучил распорядок ее дня, марку ее машины и даже номер ее телефона, хотя и не спешил заявить о своем незримом участии в ее жизни. Я медлил, отчасти из-за собственной неуверенности, отчасти от того, чтобы дать ей время побыть наедине с собой и все обдумать. Я договорился с влиятельными людьми и заручившись их поддержкой открыл еще один отель прямо здесь, в самом центре новой части города, обзавелся квартирой и машиной, изучил город и те места, которые она любила посещать. Стоило ли удивляться, что одним из них был легендарный ресторан на высоте облаков, куда могли попасть только сливки общества. Раньше подобные заведения были мне не доступны, что уж греха таить, я в детстве мечтал хотя бы о том, что смогу хоть раз пообедать в Макдональдсе. А сейчас на моем счете было весомое количество нулей, все двери были для меня открыты, а моими приятелями стали самые влиятельные люди Канады. Иногда я задумывался о том, добился бы я всего этого, если бы не хотел стать таким человеком, который будет достоин самой лучшей женщины? Я любил ее. Любил ее до самых кончиков пальцев, я знал ее как никто другой. Все те глупцы, что были рядом с ней не стоили ее, ни один и на цент, ведь были слепцами и не могли разглядеть за той маской, которую она себе придумала разглядеть настоящую Стефани. Стеф, моя Стеф. Златоволосая девушка, которая тайком от собственных родителей выносила бедному оборванцу горячие булочки и стакан наивкуснейшего молока, пока его отец подстригал газон возле ее дома. Которая общалась с ним на равных, которая перевязывала его пальцы сбитые о лица мальчишек, которые издевались над ним. Я помнил ее ласку, ее доброту и помнил как мне всегда казалось, что ни одна принцесса из ее книг не сравнится с ней самой. Мы росли вместе, рядом, хоть и в разных мирах, но никогда и слова упрека я не слышал с ее уст. И разве я бы хоть на миг поверил, что та девочка ушла безвозвратно? Вовсе нет. Просто принцесса выросла и стала королевой, которой нужно держать марку. Ей просто нужен был король, рядом с которым она снова позволит себе раскрыться и я был тем королем, которого она ждала так долго.
Сегодня вечером она снова будет там, заказав столик в отдалении. Сейчас было слишком прохладно для столиков под открытым небом, но хоть открытая веранда и пустовала, внутри за панорамными окнами было достаточно посетителей, что любовались на хмурые небеса вечереющего Монреаля. Пока лифт вез меня наверх я размышлял о том, что я взрослый мужчина и не буду краснеть при виде ее выразительных глаз, как делал это когда-то вместе. Теперь мы наконец-то наравных, теперь я наконец-то могу быть рядом с ней. Швейцар услужливо распахнул передо мной двери, впуская в заполненное небольшим количеством людей пространство зала. Мне не потребовалось много времени, чтобы отыскать взглядом ту, которую я искал так долго. Искал и любил, десять долгих лет, не забывая о ней ни на миг, ни на одно мгновение. Я позволил себе задержаться и пройтись взглядом по ее горделивой осанке, по изящной руке с тонкими пальцами, что сжимали бокал с шампанским, по легкому и небрежному наклону головы. Она задумчиво смотрела в окно, отрешенная от всего остального мира, не замечая ничего вокруг. С легкой усмешкой я направился к ней, почему-то размышляя о том, что выгляжу нелепо в этом баснословно дорогом костюме, хотя раньше я был уверен, что темно-синий чертовски мне к лицу. Я изменился не только внешне, избавившись от мальчишеской узловатости и острых коленок, я очень много работал над собой в плане воспитания и моральных качеств. Хотя, конечно, я никогда не смог бы забыть кем был на самом деле и с какого дна поднялся, но это останется между мной и Стефани. Моей невообразимо чарующей, прекрасной Стефани. Остановившись у ее столика я посмотрел на нее сверху вниз и губы сами собой сложились в очаровательную улыбку.
- Позволишь мне присоединиться?
Поинтересовался я у блондинки, которая выдержав томный поворот изящной шеи смерила меня безразличным взглядом, после чего снова отвернулась к окну. Она не узнала меня, а значит я добился даже большего, чем мог желать. Я стал другим. В ответ на ее слова я тихо рассмеялся, чувствуя, как напряжение покидает меня постепенно, словно тает как мороженое в вафельном рожке.
- Не пили. Мы пили молоко заедая булочки с корицей которые были такими горячими, что ты вечно обжигала пальцы.

+1

3

Стоило мне опуститься на ноги, вновь оглядываясь по сторонам и рассматривая кабинет директора, который, как всегда, был неизменен и хранил в себе частичку самого Виктора, как я услышала голос мужчины, довольно расплываясь в улыбке.
- Я накапливаю тоску у Вас, ведь в наши редкие встречи Вы становитесь очень даже милым. Вдруг, если мы будем видеться чаще что-то измениться.
С легким лукавством ответила я на его слова. Мужчина же на удивление сегодня сдавался передо мной слишком быстро. Хотя, впрочем, стоит заметить, что и в прошлое Рождество он тоже не горел желанием от меня избавиться как можно скорее, даже напротив. От воспоминаний нашей последней встречи у меня предательски учащался пульс. Чуть склонив голову на бок и прикусив губу, я наблюдала, как брюнет поднимается из-за стола и направляется в сторону выхода, приглашает меня последовать за ним. Я не из тех, кто слишком долго заставляет себя ждать, поэтому, подхватив сумочку, тут же отправилась вслед за ним.
Если честно, я не строила каких-то определенных планов на свой день рождения. Я в принципе его очень редко планирую отмечать - обычно, все происходит само собой. Вот и сейчас, когда я шла рядом с Виктором, я даже и не задумывалась о том, куда он меня повезет. Скорее всего, тут только два варианта - либо в паб, либо сразу к себе домой. Ну, если быть точнее, то в квартиру. Адрес его загородного дома все еще остается покрыт завесой тайны. Ну, хотя бы для паба я сегодня была одета более подобающе, нежели в прошлый раз, так что я особо не переживала.
- Мистер Блэквуд, признайтесь честно, на этот раз Вы тоже считали дни, пока мы не виделись?
Я решила нарушить тишину и занять ее непринужденной болтовней. К тому же, мне действительно было интересно, думает ли он обо мне настолько же часто, насколько это делаю я. И пусть он вечно носит на себе маску принципиального и хмурого директора Стоунбрука, я то уже успела узнать, что порой он бывает очень даже милым и нежным, хоть Виктор и усердно пытается избавить меня от подобного мнения. Даже сейчас его ответ ничем не отличался от всех предыдущих - наполненный сарказмом и черствостью, присущей только ему.
- Я даже и не думала в этом усомниться.
С легкой поддевкой я передразнила Виктора прежде, чем скрыться на пассажирском сиденье его автомобиля. Когда мужчина направил машину в сторону города, оставляя университет позади в объятиях леса, я довольно вытянулась в кресле. Настроение было более чем приподнятое, с губ не сходила легкая улыбка, а в мыслях таились тысячи вариантов нашего времяпрепровождения. На самом деле, еще ни с одним мужчиной, находясь рядом я не испытывала такого воодушевления и эмоционального подъема. Да, по началу это была игра для меня, попытка доказать самой себе, что я могу заполучить даже такого мужчину, как Виктор Блэквуд, но, как и говорила моя сестра, я заигралась и это уже давно переросло в нечто большее, в чувство, которое питается каждой нашей встречей с этим человеком. И если Корнелия, пока была рядом, не смогла меня остановить, то оставшись совершенно одна я готова была не задумываясь упасть в этот омут с головой.
На город опускались сумерки, постепенно на улицах начинали загораться огни, люди торопились по домам, ведь их рабочий день уже подошел к концу, а мы - мы ехали в неизвестном направлении. Я лишь успела заметить, что мы миновали Старый Монреаль, где располагался любимый паб Виктора, а вместе с этим и начал подогреваться мой интерес, так что теперь я уже не выдержала и обернулась к брюнету, который не сводил своего взгляда с дороги.
- А куда мы едем?
С неподдельным интересом спросила я, но Виктор был бы не в себе, если бы во всем шел у меня на поводу, так что вразумительного ответа я от него не дождалась. Снова закусив губу, я стала рассматривать улицы, по которым мы ехали и гадала, куда же все-таки мы направляемся, пока автомобиль не остановился на парковке одного из самых высоких небоскребов Монреаля. Мои глаза округлились, когда я поняла в какое место меня привез брюнет. Не торопясь выходить из машины, я наклонилась вперед, через лобовое стекло смотря вверх, на крышу, где располагался один из самых популярных ресторанов Монреаля.
- Вы никогда не устанете меня шокировать, да?
Не сводя глаз с крыши, словно завороженная проговорила я в пустоту. Наконец, я все же взяла себя в руки и вышла на улицу, наблюдая за тем, как девушки и мужчины в дорогих костюмах заходят внутрь. В какой-то момент мне даже стало немного страшно, ведь в подобных местах я еще ни разу в жизни не бывала. Взяв мужчину под руку, мы направились внутрь, где швейцар любезно раскрыл перед нами двери и поприветствовал Виктора.
Стоило нам зайти в лифт и дождаться, пока двери за нами закроются, я уставилась на себя в зеркало, придирчиво рассматривая свой наряд, после чего повернулась к мужчине.
- Я даже не знаю, когда чувствовала себя более неловко, когда в вечернем платье оказалась посреди паба или сейчас.
Двери лифта распахнулись и перед нами предстал огромный зал с дорогим декором, официантами, что были здесь все, как на подбор, огромными панорамными окнами, которые открывали вид на сверкающий город. Мы прошли к столику у самого окна и я все еще не могла отвести взгляда от вида, что открывался перед нами. Вскоре подошел официант и предоставил нам меню, но и на него я не обратила внимания, лишь через пару минут переводя глаза на Виктора.
- Это... Это просто потрясающе.
Не скрывая восторга, проговорила я. Мой взгляд медленно прошелся по залу, где были собраны все сливки общества и я даже не могла с уверенностью сказать, какие чувства во мне сейчас преобладали больше всего.

+1

4

Хиллари на мое удивление была достаточно спокойна, по крайней мере я ожидал от нее каких-то расспросов, попыток угадать куда мы вообще идем, но этого не происходило. Девушка покорно шла рядом, пока мы спускались по лестнице и выходили на парковку, но когда сели в машину, то она завела разговор. Ее слова меня позабавили, так что я усмехнулся прежде чем ответить.
- Не представляю, почему вам это пришло в голову. У меня есть более важные дела.
На самом деле было довольно забавно наблюдать за ее попытками добиться от меня каких-то слов, которые ей хотелось бы услышать, а также за тем, как наше общение с вежливого "вы" перетекает на простое "ты", когда мы остаемся наедине. Глупо было бы отрицать, что я испытываю определенный уровень влечения к этой девушке, по крайней мере она уже достаточно часто оказывалась в моей постели, чего не было за последний десяток лет ни разу. Дэвид иногда пытался мрачно пошутить на эту тему, за что сразу же получал напоминание о том, что его постель греет его собственная бывшая студентка, на подход к которой ему понадобилось шесть лет - я просто предпочитаю не замедлять события. Я плавно тронул машину с места, направляясь в сторону города по пути размышляя о том, куда отвезти Хиллари. Конечно можно было бы поехать в паб, это единственное место, где мы бывали вдвоем, ведь я не очень любил светиться на людях тем более в компании с девушкой, но сегодня у нее был день рождения, а я еще помнил ее подарок на Рождество, который кстати, и сейчас оплетал мое запястье. Мне не приходило в голову снимать браслет, эта безделушка чем-то полюбилась мне, но девушка либо этого не заметила, либо не подала виду. За окном плавно мелькали деревья, утопающие в вечернем тумане, в салоне играла тихая и ненавязчивая музыка по радиоволне джаза, так что я приоткрыл окно и закурил, выпуская дым в тонкий просвет. Лишь когда загородная трасса сменилась шумными в это время суток улицами Хиллари подала голос, в очередной раз вызывая у меня усмешку.
- Увидишь.
Девушка давно должна была привыкнуть к тому, что я не слишком многословен, по крайней мере никакого удивления она не выказывала, а это было хорошо. Я и сам в последний момент решил что наше путешествие будет до всемирно известного ресторана Парамаунт. Туристы со всего мира мечтали попасть сюда, но даже жителям Монреаля удавалось побывать здесь далеко не всегда, ведь ресторан под облаками и цены предлагал вполне заоблачные, так что обычному человеку попасть сюда было совсем не просто. В конце-концов это заведение было создано для того, чтобы оградить сильных мира сего от суетливой толпы, назойливых фотографов и как выражалась моя заместитель - челяди. Я был уверен, что моя спутница даже не думала о том, что ее ждет такой сюрприз, так что я уже предвкушал ее реакцию. Добраться до ресторана по вечерним пробкам было не просто, но уже на подъезде к нему я увидел, как широко распахиваются в удивлении глаза девушки, а губы складываются буквой "о". Когда она все же заговорила, я сдержанно улыбнулся.
- Только по праздникам.
После я вышел из машины, подождав пока это сделает и девушка и направился внутрь, кивком головы здороваясь со швейцаром, что распахнул двери перед нами. Я заметил, что он одарил мю спутницу заинтересованным взглядом, но оставалось только гадать из-за красоты ли это или из-за нестандартной для этого заведения одеждой. Но лишних вопросов нам не задавали, ведь превыше всего здесь ценили статус клиентов и деньги, что они могут принести ресторану. В лифте мы поднялись на самый верх и администратор тут же услужливо проводила нас к столику у самого окна. Людей здесь было немного, шли неторопливые и тихие разговоры, играла живая музыка, так что атмосфера была самой располагающей. В ответ на слова девушки о ее внешности я слегка нахмурился.
- Неужели тебя волнует мнение окружающих? Я думал, что только мое.
Мне доставляло смутное удовольствие играть с ней в кошки-мышки, особенно когда я всегда выходил победителем из этой игры. Когда мы заняли свои места, официант поспешил принести нам меню, но как и моя спутница я не торопился его открывать, а смотрел за ее реакцией. Она не отрывалась от окон, за которыми расстилался огромный Монреаль, что теперь был как на ладони. Хиллари восхищенно наслаждалась видом, прежде чем повернуться ко мне и поделиться своим восторгом, что вновь вызвал у меня улыбку.
- Я знал, что тебе понравится и рад этому. Это самое высокое здание в городе, отсюда видно даже Стоунбрук.
Пока девушка пыталась справиться с эмоциями я распахнул меню и сделал заказ - бутылку шампанского Кристалл и две порции Буйабес. Увидев удивленное лицо Хиллари я подождал, пока официант поспешит уйти для выполнения заказа и склонился к девушке.
- Я позволил себе выбрать первое блюдо на сегодня. Буйабес это суп с соусами, дипами и крутонами, дополняется мидиями, кальмарами, тигровыми креветками, гребешками, лангустинами, а еще дикой дорадо и редкими японскими рыбками итоери и кинки. Забавно, что раньше это блюдо было похлебкой рыбаков, а сейчас является деликатесом. На второе я рекомендую филе-миньон из вагю - это премиальная вырезка черной японской коровы, которую поставляют сюда прямиком из Токио. Филе кстати приправлено соусом из трюфелей. А вот на десерт мне хотелось бы заказать нам с тобой замороженный десерт Semifreddo, украшенный листочками съедобного золота, крошками бисквитов и шапкой ванильной пены с трюфелями. Как ты на это смотришь?

+1

5

С момента нашей последней встречи с Куртом прошло уже почти пол года. Почти пол года назад я решила окончательно избавиться от каких-либо чувств, зависимости от людей, ведь так действительно жилось проще. Бьянка - моя сестра, которой я всегда восхищалась, хоть и не подавала виду, оказалась настоящим дьяволом в женском обличии. Злость и обида к ней все еще не утихли, где-то внутри еще остались раскаленные угли, что не дают мне спокойно думать о ней. Я даже не могу сказать однозначно, что больше всего меня выводила из себя - то, что она спровоцировала наше расставание с Куртом или то, что она оказалась гнилой и жалкой в то время, как я ее чуть ли до небес не превозносила в своих мыслях. С каждым днем я пытаюсь убедить себя в том, что не хочу ничего слышать о Бьянке, что наши с ней отношения окончены раз и навсегда, что мне претит называть ее сестрой. Но меня переполняют противоречивые чувства. Я слишком давно о ней ничего не слышала, не знала, где она сейчас находится и вообще, как протекает ее жизнь. Домой она не возвращалась, да и родители не были в курсе того, что с ней сейчас. Курт перекрыл ей кислород в мире модельного бизнеса, а работать где-нибудь официанткой она просто не станет даже в ущерб собственному положению. И думая об этом, я понимаю, что волнуюсь за нее. Наверное, умудренные жизненным опытом люди, в такой ситуации все же постараются забыть плохое, найти родного человека и помочь, если это будет необходимо. Но мой опыт заставляет меня закрываться от всех. Я четко для себя решила, что мне проще таить в себе злость, безразличие, неприязнь, нежели раскрываться и поддаваться собственному порыву чувств, поэтому каждый раз, когда я вспоминаю о своей сестре, я пытаюсь утопить чувство тревоги за нее в бокале белого вина. По началу я очень много думала о том, что все произошло. Копалась в мыслях, искала виноватых, в итоге нашла - себя. Но потом я просто устала. Устала от той боли, что испытывала, устала от слез, которые душили меня и днем, и ночью. Устала от безразличия в глазах тех, кто на меня смотрит. Сначала был Андре, затем появился Курт, вернулась Бьянка. Со всеми отношения заканчивались так же быстро, как и начинались и в конце одно и то же - пустота во взгляде и эмоциях. Сейчас, когда я стала относиться ко всем точно так же, я не могла сказать, что мне стало легче жить, что жизнь моя наладилась, что я стала счастлива. Нет, просто я стала независима и теперь, когда я никому не доверяюсь, я могу положиться только на себя, а это поможет мне избежать проблем в дальнейшем.
Сейчас я всерьез решила заняться карьерой. Получив довольно перспективное место в мэрии, я окунаюсь в свою работу с головой. Иногда в моей постели оказываются мужчины, что не питают ко мне любви - ими движет только первобытный инстинкт и желание овладеть. На утро мы прощаемся, даже не узнав номера телефонов друг друга и это устраивает обоих, а после - я снова возвращаю свою жизнь в привычное русло. Порой мы встречаемся с Дианой, чтобы немного расслабиться и обсудить последние новости. Сейчас в ее жизни тоже происходит глобальный переворот, что устроил Гарри, ведь она считала его давно погибшим. В ее истории я не стремлюсь принимать чью-либо сторону и давать какие-то советы, предпочитая оставаться наблюдателем, покорно выслушивая Диану и поддерживая тогда, когда ей это нужно. Но, несмотря на это, я все-равно в последнее время предпочитаю оставаться наедине с собой. По вечерам я прихожу в ресторан, что расположен на крыше одного из самых высоких зданий Монреаля, чтобы немного побыть в одиночестве и посмотреть на город свысока. Порой в этом месте меня нагнетает ностальгия. Тогда, два года назад прохладным весенним днем мы смотрел на Эдинбург, что так же был раскинут перед нами. Его яркие огни освещали улицы, а вместе с ветром до нас доносился редкий шум проезжающих машин. В тот момент мужчина сказал, что влюбился в меня, а я не ответила ему. Не ответила и после, хоть и испытывала ответные чувства. Во мне намертво засел непонятный многим, возможно даже глупый страх раскрываться перед людьми. Сказать Я тебя люблю - значит отдать себя целиком и полностью человеку.
Воспоминания снова всплыли в моей голове. Так происходит каждый раз, когда я остаюсь наедине с собой. От сожаления о несказанных словах заставили меня крепче сжать бокал, но напряжение было нагло прервано незваным гостем моего общества. Обернувшись в сторону человека, что стоял сейчас возле столика, я мимолетно окинула его взглядом, даже не всматриваясь в лицо, ведь сейчас была не расположена к душевному общению.
- Здесь занято.
Сухо ответила я, возвращая свое внимание к виду на ночной Монреаль.
- К тому же мы не пили с Вами на брудершафт, чтобы переходить на ты.
Многие мужчины предпочитают не тратить силы на ту, что не стремиться найти с ним общий язык, но этот оставался стоять на месте, даже не взирая на то, что ему было отказано. Меж тем, он вновь заговорил и с каждым его словом я чувствовала, как внутри нарастает странное чувство - напряжение, смешанное с волнением и недоверием. Я снова медленно обернулась к человеку, чьи слова сейчас задели воспоминания, которые давным давно были спрятаны в самый далекий ящик. Мои глаза остановились на нем и какое-то время я даже не могла произнеси и слова. Мужественные черты лица, прямая осанка, дорогой костюм, что был сшит, словно по заказу и лишь глаза - в них все еще теплилась доброта, играл озорной огонек. Они приковывали меня к стулу, смотря выжидающе, с легкой смешинкой в уголках.
- Алан?
Неуверенно произнесла я. Его имя будто бы вернуло меня в реальность, доказывая, что это действительно он. Я удивленно смотрела на него и не могла поверить в то, что передо мной действительно он. Я и не знала, что когда-либо увижу его вновь. Он - сын садовника, что работал на нашу семью. Запретная дружба, против которой была вся семья и первая любовь, которая была обрушена его жестоким отказом. Я пыталась понять, что чувствуя сейчас, глядя на него, но не могла разобраться в своих мыслях. Кивком головы я предложила ему сесть, не сводя удивленного взгляда с его лица.
- Как... Что ты здесь делаешь?
В один момент у меня возникло столько вопросов, но в то же время я не знала,  с чего начать. Последняя наша встреча была в Америка, когда мы были еще подростками, после этого я успела сменить несколько стран и сейчас нам удосужилось встретиться в Монреале. Пока мужчина говорил, я внимательно рассматривала его лицо, подмечая, как же все-таки сильно он изменился. Чувство встречи кого-то столь родного, с которым у нас было много общего не могла не растопить лед внутри меня. С каждым его словом, улыбка на моих губах становилась все шире.
- Знаешь, я и не думала, что когда-нибудь тебя еще встречу.

+1

6

есть ли вообще что-либо, что ты можешь сказать о ней и не выдать в себе влюбленного идиота с головой?
если ничего, то у меня для тебя неутешительный диагноз, друг мой.

Когда-нибудь меня спросят о том, как мы познакомились, что она значила для меня тогда, сколько дней я выжидал, чтобы наконец поймать себя на мысли о своих чувствах к ней — и думаю, я  не смогу сию секунду ответить, не так ли? Не захочу. Просто потому что чужих людей подробности никогда по-настоящему не интересуют, а делиться сокровенным ради равнодушного кивка кажется мне актом абсолютно бесполезным. Если люди будут спрашивать, я расскажу лучше, как она действует на меня, даже когда мне вдруг кажется, что я сейчас послал бы к дьяволу весь мир — разве я хоть раз хотел и от нее в пустой эфир забыться? Расскажу увлеченно, как она одна может, говорить о том, что ее искренне интересует, и от восхищения у меня перехватывает, неизвестно с какого черта, дыхание. Как она смеется слишком живо для того, кто пережил и переживает постоянно свой собственный, персональный ад, сжатый до размеров квартиры в бедном районе, и мне хочется из себя вытащить все эти жить мешающие всплески колющей изнутри острыми ножами нежности, бросить куда-нибудь подальше, только бы не чувствовать этой тоски по человеку, видеть которого я теперь могу, разве что, в порой далеко не безоблачных снах. Или когда она вдруг спрашивает, отчего я вдруг замолчал на полуслове, смогу ли я объяснить, что вдруг до ломоты в ребрах, до зуда под легкими и боли в висках захотел обнять ее и так прожить до глубокой старости. Да, не выпуская из дряхлых и немощных уже рук, именно. Я всегда говорил прежде, что самодостаточен. А вот если подумать теперь, чувствую ли я себя целым, когда вдруг не получаю о ней каких-то новостей дольше нескольких часов? Смогу ли я видеть свое будущее хоть на йоту не связанным с ее? Смогу ли когда-нибудь с уверенностью сказать, что проживу в одиночестве эту жизнь, без нее? Не просуществую, заметьте, а проживу. Скорее всего, я достал уже всех своих друзей близких и они втайне ненавидят и меня, и ее за то, что мы, черти, можем быть слишком счастливы вместе. Усмехаюсь, да, ведь я правда хотел бы всем и каждому, даже когда они о том вовсе не просили, рассказать о своем единственном в жизни достижении - найти ее и подняться ради нее до небес. Кажется, это случилось еще в далеком детстве, когда я увидел в ней нечто большее, чем во всех остальных, не так ли? Любовь для глупцов, твердят и твердили светлые умы человечества. Эти самые глупцы потом только разводят руками, счастливые улыбки с физиономий стереть даже не пытаясь. И я уверен, что так и мы с ней будем делать, особенно когда смотрю на нее - такую красивую. Сначала не узнает меня, а потом вдруг улыбается и от того мне вдруг кажется, что весь мир расцветает. Я до сих пор в глубине души еще наверное тот мальчишка, у которого коленки дрожат когда я ее вижу, ничего не могу с собой поделать, потому тоже глупо улыбаюсь в ответ, нерешительно поправляя итак идеально завязанный галстук. Мое имя в ее устах ласкает слух и повинуясь ее кивку я сажусь на стул, жестом отсылая официанта прочь, мне пока ничего не нужно. кроме ее внимания.
- Стефани.
Я киваю в ответ, потому что тоже ни на миг не забывал ее имени, да разве и можно было его забыть? Ее очередной вопрос заставил меня задумчиво почесать подбородок. Я думал как ей ответить - выпали я все сразу, возможно лишь напугал бы ее, но меньше всего на свете я хотел ей лгать, еще хотя бы раз в этой жизни. Выдержав немного я ответил.
- Отчасти я здесь по работе - наверное тебе будет сложно поверить, но сеть отелей Хэмптон по всему миру принадлежит мне - представляешь? Когда я только начинал карабкаться вверх я и сам не верил, что у меня может получиться что-то столь глобальное, а теперь вот я вроде как богат и знаменит. Иногда мне до сих пор кажется, что мне все это снится и я проснусь в нашей с отцом тесной квартирке на прим-стрит. Хотя, тогда пожалуй я полезу в петлю, слишком уж привык к морепродуктам.
Я испугался было, что сморозил глупость, но улыбка на лице девушки меня приободрила. Значит все не так плохо. В ответ на ее очередные слова я с некоторой грустью улыбнулся.
- По поводу этого... По правде говоря, я очень давно присматривал за тобой. Не караулил под окнами конечно, ты не подумай, просто узнавал как у тебя дела. Я все хотел с тобой встретиться, но ты либо была в отношениях и я не хотел тебе мешать, либо моя работа неожиданно требовала моего присутствия. Ты так часто меняла место жительства, что поймать тебя было не просто, но я рад, что у меня наконец получилось.
Я понимал, что у нее будут вопросы, понимал, что это все выглядит чертовски подозрительно, потому поспешил продолжить, пока она не убежала отсюда вызывая полицию.
- На самом деле отели, деньги, статус - все это я делал чтобы когда-нибудь прийти к тебе и быть тебе равным. Конечно может мне нужно было заготовить какую-то речь, но этому я так и не научился, у меня даже есть редактор. Я...я просто не хотел, чтобы общество разделяло нас, как в детстве, понимаешь?

+1

7

Я настолько сильно была поглощена эмоциями, что даже и не заметила официанта, что уже поспешил преподнести нам меню. Мы с Корнелией никогда не стремились в высший свет. Да, мы любили с ней ходить по магазинам, примерять кучу вещей и покупать то, что потом можем никогда и не надеть, любили гулять и ходить в заведения, но обычно это было кино или кафе. Наверное, нас можно было назвать более приземленными, поэтому сейчас, когда я сидела в этом ресторане, окруженная высшим обществом, дорогой обстановкой, я была растеряна и не могла однозначно сказать, какие чувства испытывала. Конечно, это место было прекрасным и то, что Виктор привез меня именно сюда не могло остаться без внимания, ведь я много слышала о Парамаунте - сюда вход открыт далеко не каждому. Наверное, расскажи я на работе о том, где провела свой день рождения, то многие бы от зависти бы умерли, но я не расскажу, ведь сразу же начнутся расспросы о том, как я сюда попала и с кем была, а афишировать наши отношения с Виком я пока не хотела, ведь мы еще не дошли до той стадии, когда можно было полноценно назвать себя парой.
Пока я любовалась открывающимся видом из окна, мужчина уже поспешил сделать заказ, но до моего слуха долетело лишь название шампанского, которое он заказал и блюдо, о котором я ранее не слышала. Каждое следующее его действие приводило в меня еще больший шок - сначала ресторан, затем одно из самых дорогих шампанских, а после - еще и блюда, название которых говорит о том, что это явно не простой сендвич с тунцом. Я посмотрела на Виктора изумленным взглядом, не решаясь что-либо сказать. Нет, я вовсе не боялась показаться глупой. В конце концов, мы с ним не первый день знакомы и он уже давно прознал о моих умственных (и не только) способностях. В доказательство тому, что я только что пояснила, Вик поспешил объяснить мне, что за такое блюдо невиданное он заказал. А с каждым его словом, мои брови взмывали все выше и выше, а на некоторые его фразы я реагировала легким прищуром. Ну что-что, а вот кучей запросов в google на завтра он меня точно озадачил. Когда мужчина закончил перечислять блюда с нашего сегодняшнего стола, я еще несколько минут молчала, завороженно глядя на него и только потом решилась заговорить.
- Я не поняла и половины того, что Вы мне сейчас рассказали, но я готова к дегустации чего-то нового для себя.
Тем временем к нам уже подоспел официант с бутылкой шампанского в руках. Разлив игристый напиток по бокалам, он вновь удалился, оставив нас с Виктором наедине. Я не сразу решилась нарушить тишину, внимательно разглядывая мужчину, что сидел сейчас передо мной. Мне бесспорно нравилось наблюдать за тем, как постепенно меняется его отношение. Конечно, он не спешит снимать свою маску серьезного и безразличного ко всему человека, но все же, каждая наша встреча приносит за собой новые сюрпризы. Вспомнить последнее Рождество - тот неожиданный порыв нежности, что он проявил заставил тогда мою голову пойти кругом. А браслет? Мой взгляд упал не его запястье, на котором красовался тот самый браслет, что был подарен мной на праздник. Это не могло меня не радовать и не умилять, а потому по губам пробежала легкая улыбка.
- Ну что, браслет помогает избавиться от стресса? Или Вы его носите, чтобы чаще вспоминать обо мне?
Сделав небольшой глоток шампанского, поинтересовалась я у брюнета. Ну конечно, разве может этот человек обойтись без сарказма? Нет, иначе в Монреале произойдет самое страшное землетрясение за всю историю человечества.
- Конечно, я в этом даже не смею сомневаться.
Ответила я Виктору с нарочито серьезным выражением лица.
Наконец принесли первое блюдо. Это был суп с морепродуктами, что нес за собой довольно приятный шлейф ароматов. С неподдельным интересом я рассматривала то, что расположилось на блюде - мидии, лангустины, кальмары и еще много чего другого. На самом деле, подача блюд здесь заслуживает просто высших похвал - такую красоту и портить то не хочется. Но, все-таки я решилась на то, чтобы попробовать. И да, вкус был просто потрясающий - совершенно не похожий на обычный рыбный суп, к которому все привыкли.
- В целях Вашей же экономии, Вам выгоднее было бы меня приучить к луковым кольцам в пабе.
С довольной улыбкой произнесла я. Сделав еще один глоток шампанского, я откинулась на спинку стула, вновь бросая взгляд на вид, что открывался за окном. Конечно, это место было изумительным, мечтой каждой девушки, да и вообще, мне кажется, любого человека в Монреале, но я чувствовала себя не в своей тарелке - я не была родом из высшего общества, да и никогда не общалась с подобными людьми, поэтому прекрасно понимала, что это не то место, где бы я могла чувствовать себя уверенно. Да-да, бывает на свете что-то, что может меня усмирить. Конечно, Виктору я не выказывала своего состояния, ведь в первую очередь мне было приятно его внимание и то, что он позаботился о том, в каком месте я отпраздную свой день рождения.
- Почему именно Парамаунт?
Вдруг задала я вопрос, переводя взгляд на брюнета. Иногда мне хотелось искренности, которая не спрятана за маской скаразма и полной отрешенности, но наверное отчасти я понимала, что не могу этого требовать от Виктора, хоть и в противоречие самой себе всячески пыталась этого добиться.

+1

8

Не веря собственным глазам, я наблюдала за мужчиной, что присел напротив меня. Как бы банально это ни звучало, но он действительно оказался ярким примером того, как из гадкого утенка можно превратиться в прекрасного лебедя. Я позволила себе немного окунуться в прошлое и сравнить того юного мальчишку, несуразного, чье тело было длинным и тощим, на лице постоянно красовались синяки, ведь он вечно гонял других ребят с нашей территории, что норовили сорвать как можно больше яблок. Его руки постоянно были испачканы в грязи, потому что он время от времени помогал отцу в нашем саду, а к вечеру эта самая грязь появлялась и на лице в виде разводов. Его волосы постоянно топорщились на ветру, а улыбка была широкой и искренней. Сейчас же я видела перед собой состоятельного мужчину в дорогом костюме, его действия были отлаженными, а речь правильной. Я наблюдала за ним и пыталась найти хотя бы что-то, что могло бы мне напомнить того мальчишку, в которого впервые влюбилась настолько сильно, что согласилась бы сбежать из-под опеки родителей. И нашла. Несмотря на то, что он так многому научился, он все же не смог в идеале скрывать то, что он нервничает. Это выражалось в слегка дрожащих уголках губ, когда он говорит, в привычке постоянно поправлять манжеты на рукавах, хоть сейчас они и были в идеальном состоянии. От этого наблюдения моих губ коснулась легкая улыбка. Я подняла на него взгляд, подмечая все те же озорные глаза, в глубине которые горел яркий огонек, а его голос оказался музыкой для мох ушей. Музыкой после всего того, через что мне пришлось пройти. Я слушала внимательно каждое его слово, списывая это на простую встречу старых друзей. Он рассказывал мне о своих достижениях и мне действительно было приятно слышать, что он смог чего-то добиться, что не стал прозябать в том мире, что так сильно отличался от моего. Конечно, я не могла скрыть удивления, когда он рассказал о своем бизнесе, ведь сеть отелей Хэмптон действительно были популярны. А ведь я прожила в одном из них несколько месяцев, когда ушла от Курта. Как иронична все-таки судьба.
- Если такое все-таки случится, то вместо булочек с корицей я могу приносить тебе морепродукты.
С улыбкой ответила я мужчине, которому действительно становилось тяжело скрывать свое волнение. Мы позволил себе ненадолго отвлечься, когда официант подошел к столику, чтобы подлить в мой опустевший бокал еще вина, но стоило ему оставить нас, как я снова вернула все свое внимание к Алану.
- Как же все-таки удивительно, что нам довелось встретиться именно здесь, в этом городе.
Я никогда не верила в совпадения, стараясь быть более приземленной и реалистичной, ведь судьба и прочая ерунда, о толкуют чуть ли не на каждом углу - это лишь отговорки на наши собственные ошибки, которые мы боимся признавать. И словно в подтверждение моим мыслям мужчина вновь заговорил, выкладывая практически все свои карты на стол. Правда нельзя было сказать, что меня это обрадовало - скорее насторожило. Я не спешила делать выводов, хотя информация о том, что человек, которого я не видела уже десять лет знал о всех моих передвижениях, отношениях вызывало у меня некое смущение. Я продолжала слушать Алана, слегка нахмурив брови, но мое напряжение сменилось неким подобием облегчения, когда мужчина, после короткой паузы вновь продолжил.
- Забавная история, ее за тебя тоже придумал редактор.
Я усмехнулась, после чего вновь сделала бокал вина. Это действительно было похоже на какую-то шутку, которую используют для того, чтобы разрядить обстановку. Но я замерла, когда вновь посмотрела на Алана. Он точно не веселился, пусть и прошло уже столько лет, мне казалось, что прекрасными навыками актерского мастерства он все же не обзавелся. Перестав улыбаться, я вскинула одну бровь, изучая мужчину, после чего отставила бокал в сторону, склоняя голову на бок.
- Тебе не кажется, что все то, что ты мне сейчас говоришь больше похоже на какую-то сказу? Все слишком красиво для того, чтобы быть правдой.
В этом мире не бывает таких совпадений, ведь он слишком жесток и никогда не делает поблажек. К тому же, я отчетливо помнила нашу последнюю встречу, после которой наше общение сошло на нет в прямом смысле этого слова и я совершенно не верила в то, что что-то могло измениться, пока мы не общались. Я стала слишком серьезной и в какой-то степени даже грубой, поэтому именно такой была сейчас моя реакция - недоверие и усмешка. На самом деле, я была бы рада, если бы мужчина сейчас рассмеялся вместе со мной и сознался в том, что это действительно безобидный розыгрыш, во что я бы поверила с радостью, но этого не происходило, а на губах Алана не играла задорная улыбка. Облизнув губы, я сделала глубокий вдох, на миг переводя взгляд за окно и мыслями улетая из этого ресторана.
- Алан, общество не сможет разделить людей, если они сами этого не хотят.
Я вновь обернулась к мужчине. Сейчас мой взгляд был серьезным и, в какой-то степени даже тяжелым, но я смотрела на него с вниманием и старалась прочитать его, словно раскрытую книгу, но все то, что я сейчас видела и слышала, запутывало меня еще сильнее.
- Какова твоя основная цель визита?
Ох, Стефани, в сотый раз на те же грабли. Да, порой я была слишком придирчива к окружающим меня людям, а к некоторым напротив - относилась поверхностно. Но я привыкла во всем видеть подвох и даже сейчас эти искренние глаза, что смотрели на меня, не могли меня в этом переубедить.

+1

9

Я наблюдал за девушкой из под полуопущенных ресниц. Мне нравилась ее растерянность, ведь увидеть Хиллари спокойной и скромной дорогого стоит, во всех смыслах этого слова. Я знал, что вряд ли она позволила бы себе прийти сюда одна или в компании друзей, вход в Парамаунт был закрыт для всех, кто не являлся членом "высшего света" Монреаля. Многие мечтали попасть сюда, хотя бы заглянуть, но именно для этого на входе были строгие охранники. Как гласил девиз Парамаунта -у богатых свои причуды, а мы оградим их от мира. Здесь действительно было возможно все. иногда забавы ради здесь устраивали аукционы, на которых можно было продать что-то от сущей безделицы, до собственной жены. Если вы богатый и одинокий джентльмен, то Парамаунт рад будет предложить вам девушек из каталога на любой вкус. Эскорт был идеально вышколен, обучен и за деньги эти красавицы готовы были сделать все что угодно, впрочем как и юноши для одиноких дам. Здесь готовы были приготовить любое блюдо, если ты за него заплатишь, достать все, что тебе только потребуется. Самое занимательное, что владелец этого почти сказочного места скрывался от прессы и даже сейчас, спустя три года с открытия ресторана никто не знал, кому он принадлежит. Владелец вел дела через сотню помощников, и как гласили сплетни исключительно по телефону, никогда не выходя напрямую даже к своим заместителям. Много раз кто-то пытался представиться создателем этого гениального детища, но все попытки терпели крах. Все что о нем знали - лишь его голос. Ни где он жил, ни чем занимался, и уж тем более возраста. Оставалось загадкой почему один из самых влиятельных людей Монреаля так тщательно скрывает свою жизнь. Местная газета даже объявила вознаграждение любому человеку, кто откроет эту тайну и приведет неопровержимые доказательства. Но пока это никому не удавалось. Даже мне, признаюсь, было любопытно. Но сейчас не об этом.
- Это радует, что ты не боишься совершать открытия.
Усмехнулся я, делая глоток шампанского. Вообще я не любил этот игристый напиток, но не стал заказывать крепкий алкоголь, он в случае чего ждет нас в моей квартире. Я предполагал, что наша очередная встреча закончится там, это было неизменно все то время, что мы знаем друга друга. И я не могу сказать, что мне это не нравилось. Я наблюдал за девушкой, а она наблюдала за мной и тут ее лицо озарила улыбка, а взгляд упал на браслет, что я не снимал со своей руки с Рождества.
- Просто застежка заела и я не могу его снять.
С легкой и еле заметной улыбкой ответил я, встряхивая браслет на руке. Он на самом деле мне нравился, а может быть я просто становился сентиментальным старым дураком, как частенько говорил мне Себастьян. Один из моих трех лучших друзей в отличии от всех нас сохранил оптимизм и бодрость духа, чего нельзя было сказать о всех остальных. Дамиан получил титул герцога и его сын был старше моей племянницы, а дочь - как раз ровесницей Джессики. У Дэвида тоже за спиной был неудачный брак и дочь, а теперь новые отношения. Только мы с Басти пока оставались холостяками, так и не обзаведясь семьей. Моя жена и ребенок погибли и хоть боль уже оставила меня, горечь не спешила покидать, как и чувство вины. Я не думал о том, что у меня еще может быть семья, хоть и находились такие девушки как Хиллари, которые говорили о своей любви.
От дальнейших разговоров мы воздержались, поскольку официант принес нам первое блюдо, вызвавшее у моей спутницы восторг и любопытство. Я заметил что мне нравится это ощущение - чем-то удивлять ее. Это было неожиданно приятно. В ответ на слова девушки я улыбнулся и сам сделал пару глотков супа, прежде чем ответить.
- У меня достаточно денег, чтобы позволить себе сводить девушку в Парамаунт. Иногда это полезно, хотя я и сам больше склоняюсь к луковым колечкам, особенно с их крафтовым пивом в комплекте.
Паб я действительно любил больше всех прочих заведений в городе, не только за его прекрасный алкоголь и уютную атмосферу, но и за то, что там я мог просто оставаться собой - обычным человеком в джинсах и футболке, на которого никто не обращает внимания. Когда мы закончили с первым блюдом и ожидали подачи второго, я тоже на манер своей спутници откинулся на спинке стула, переводя взгляд за окно.
- Мне очень нравится вид из этих окон. Складывается впечатление, что весь город как на ладони, а летом, когда открывают открытую террасу, здесь настоящее волшебство. Мало кто может сюда попасть, поэтому мне захотелось показать тебе каково находиться на самой вершине мира. Когда я здесь был впервые, то услышал одну замечательную песню, которая всегда поднимает мне настроение.
Увидев удивление и любопытство на лице девушки я улыбнулся и подозвал официанта, попросив поставить ее. Стоило мелодии заиграть, как слова певца с необычным голосом полились точно переплетенные с самой мелодией. Видимо, Хиллари тоже понравилось, потому что она даже не обратила внимание на второе поданное блюдо. Я снова улыбнулся.
Солнце играет с огнём, мы играем с ветром. Нам так светло. Мы вдвоём вместе станем пеплом. И когда солнце зашло, как же ты просила, взять за собою тебя на вершину мира...
Каждое слово этой песни было пропитано каким-то особым теплом и создавало атмосферу доверия. Когда песня закончилась я подлил шампанское в бокалы, видя восторг девушки.
- Камарильо, это аэропорт в Калифорнии. Говорят, что создатель песни придумал ее именно тогда, когда самолет достиг наибольшей высоты, взмывая в облака над городом. А там он оставил свою возлюбленную, которую похоронил утром. Потому песня такая печальная - она просила его взять с собой на вершину мира, а сама оказалась там раньше него. И он надеется, что там на вершине, наравне со звездами, она наконец-то будет счастлива.

+1

10

Это губительное чувство, не знающее границ и не подчиняющееся никаким правилам. Что-то щелкает внутри, и все вокруг перестает иметь значение. Твои мысли, как по команде, выстраиваются клином. И все, о чем ты можешь думать, что хочешь именно Ее. Сейчас же. Сию минуту. Она нужна тебе. Эта страсть к этой женщине - совершенный наркотик. И как любой из них он завладевает тобой постепенно, но всегда неожиданно. Стоит только побороть первый страх - просто подойти к Ней, и дело сделано. Если Она не отказала в компании как сейчас, твоя песенка спета. Ты в ловушке. Ты в абсолютной западне. С первого Ее взгляда, ты начинаешь чувствовать невыносимую жажду. Она становится необходима тебе снова, снова и снова. И как губительный раствор, впрыскиваемый в кровь через тонкую иглу, эта доза обязана увеличиваться. Так и я копил в себе эти чувства десять лет, наблюдая за ее жизнью, узнавая новую Стефани, которую только начинал открывать для себя. Она изменилась, изменилось ее окружение, но неизменными остались ее вкусы и привычки, ее маленькие привязанности, о которых мог знать только я. Мне нужно больше ее, гораздо больше, чем я имею сейчас, сидя с ней за одним столиком в одном из самых популярных ресторанов Европы. Слушая ее голос, подмечая каждый взлет изящных бровей. Так всегда случается. Ты даже не улавливаешь тот момент, когда Она становится для тебя идеалом. Просто в одночасье ловишь себя на мысли, что лучше нет. И как только это происходит, ненависть к Ней накрывает тебя с головой. Потому что власть Ее красоты над тобой абсолютна. Она - как чертов монумент, к которому тебе хочется бросить все, включая собственную душу. Этот факт со смаком сжирает тебя изнутри. Ты становишься заложником собственных противоречий. Ибо зная, что тебе нельзя к Ней приближаться, ты все равно делаешь это. Снова, снова и снова. Потому что удовольствие, которое Она дарит тебе, сильнее собственной агонии. Именно это я чувствовал в детстве, общаясь с ней каждый день. Ты на игле. И это обязано быть взаимно. Иначе ты проиграл. Иначе ты - последнее бесхарактерное чмо. Стопроцентный неудачник. Потому страсть - это всегда игра ва-банк. Ты ставишь на кон все ради того, чтобы Она почувствовала то же самое. Чтобы она признала это. Громко, с надрывом, так, как умеют только женщины. Ибо от одной мысли о том, что Она посмотрит на кого-то другого так же как на тебя, тебе хочется ее убить. И ты не сомневаешься, что сделаешь это. Я хочу, чтобы ты смотрела только на меня. Я хочу слышать, что ты - Моя. Я понимаю, что сейчас глубина моих чувств напугает тебя, что ты не поверишь мне, что ты скорее всего попытаешься уйти, а я просто не могу этого допустить. Я знаю, что должен действовать иначе. Вновь приручить тебя. Покорить женщину - это значит, «поселиться» у нее в голове. Чтобы все, о чем она думает, сводилось к тебе. Посадить ее на короткий поводок становится твоей главной целью. Иначе ты не в силах успокоиться. Не в состоянии спокойно спать. И пока она не признает это, каждый твой день напоминает сражение. С ней. С самим собой. За нее со всем миром. И в этих схватках ты находишь свою свободу. Страсть к женщине, ее взаимность и ее признание - это взрывоопасный коктейль, способный разворотить и уничтожить. Но только он способен подарить тот самый - истинный вкус к жизни, без которого немыслимо чувствовать себя настоящим мужчиной.
В ответ на ее слова я улыбаюсь. Моя Стефани, которая не желает ходить вокруг да около, которая хочет все и сразу.
- Тебе может это показаться странным, но я пришел для того, чтобы остаться с тобой. Я знаю, что сейчас ты не воспримешь мои слова всерьез, я к этому готов, но хочу чтобы ты думала о том, что я не шучу. Я полюбил тебя в далеком детстве, но тогда было слишком много препятствий, которые я просто не смог преодолеть, но пообещал себе сделать это в будущем. Хоть ты и говоришь о том, что общество не в силах разделить людей - это не так. В тот момент я не смог бы дать тебе ничего, кроме собственных чувств и со временем их оказалось бы недостаточно. Я не хотел уходить и говорить тебе тех слов, но я был вынужден. Твоим родителям не нравилось наше общение и они пригрозили моему отцу что уволят его с такими рекомендациями, что его не возьмут даже дворником, я просто не мог так его подставить, понимаешь? Ему нужна была эта работа, а мне нужна была ты, но я выбрал семью. Но именно это дало мне стимул двигаться вперед, добиваться чего-то нового, ползти ввысь и не бояться трудностей. Ради того, чтобы однажды вот так сидеть с тобой рядом.
Я замолчал, подзывая официанта и попросив бокал вина, который мне принесли спустя пару минут. Я давал тебе время переварить и принять услышанную информацию, но сделав пару глотков осторожно протянул ладонь, накрыв ей твою  -легко и ненавязчиво, ты могла убрать свои пальцы в любой момент. Мой голос стал мягче.
- Я знаю что говорю нескладно и возможно сумбурно и повторюсь, ты не обязана мне верить и более того, я ничего не требую от тебя. Но я не собираюсь оставлять попыток вновь завоевать твое доверие и вернуть былые чувства, я готов потратить на это даже всю свою оставшуюся жизнь, если потребуется. Я просто хотел, чтобы ты это знала. И была готова.

+1

11

Удивление и восторг по-прежнему меня не покидали. Кажется, что этими эмоциями я зарядилась как минимум на неделю вперед. Это место действительно было необычным. И несмотря на то, что вокруг были собраны люди только из высшего общества, что вели себя просто безукоризненно, это не могло испортить моего общего впечатления об этом месте. Я не могла оторваться от вида, что расстилался за окном и каждый раз переводила на него взгляд, любуясь вечерним Монреалем. Во мне даже проснулась нотка романтизма и вместо того, чтобы в очередной раз атаковать Виктора, мне хотелось просто продолжать этот вечер. Наверное, сегодня впервые за все наше знакомство он говорил так много. Мужчина рассказывал мне о блюдах, что подают за наш стол, высказывал свое мнение и все это было непринужденно, ведь  я его об этом не просила. Когда брюнет вновь увлекался очередным рассказом - в этот момент я не могла отвести от него глаз. Я наблюдала за тем, как слегка хмурятся его брови, когда он бросает задумчивый взгляд на город, как уголки его губ приподнимаются в еле заметной улыбке, когда она смотрит на меня и понимала, что, наверное, впервые в жизни меня так сильно привлекала каждая мелочь в мужчине. Когда я рассказывала Корнелии о том, что влюбилась, она лишь отшучивалась и говорила, что такое происходит каждый раз, когда я встречаю нового мужчину, так что это не удивительно. Да, отчасти она была права. Мои чувства были так же вспыльчивы и неожиданны, как и мой темперамент в целом, но утихали они так же быстро. Но только не в этот раз. Я не могла объяснить сестре, что это действительно не похоже на мои предыдущие влюбленности, но она в очередной раз смеялась и говорила, что поверит в это только в том случае, если я выйду замуж. Единственным условием было, чтобы свадьба это состоялась не в Лас-Вегасе по пьяне. Но я не обижалась на Корни и впервые мне не хотелось ей, да и кому бы то ни было что-то доказывать.
- Никогда не думала, что когда-нибудь окажусь на вершине мира.
С улыбкой ответила я мужчине, не переставая сводить с него глаз и продолжая слушать каждое слов. Вскоре, он подозвал официанта и заказал песню, про которую только что мне рассказал. Я с интересом обратила свой взгляд на музыкантов, что располагались на небольшом подиуме практически в центре зала. Я не была человеком, постоянно посещавшим театры или симфонические концерты. Была на опере один раз в школе и то мне пришлось надеть наушники, чтобы перестать мучить свои уши. Но сейчас, когда до нас начали доноситься умеренные, нежные звуки скрипки и гитары, а после - послышался необычный и приятный голос певца, то я и вовсе отдала им все свое внимание. Я слушала слова песни и чувствовала, как внутри меня что-то трепетно дрожит, отзываясь на каждый звук. Это больше похоже было на какой-то рассказ, нежели на обычные четверостишия, которые пишут, лишь бы получилась песня. И когда музыка закончилась, то я на ровне со всеми поаплодировала выступлению и только после этого вернулась к Виктору, не скрывая своего восторга. Мужчина подлил шампанского в наши бокалы и вновь заговорил, раскрывая мне небольшое повествование об этой песне. Красивый рассказ под красивую музыку рядом с привлекательным мужчиной. Разве я хоть раз задумывалась о том, что нечто подобное может произойти со мной?
- На самом деле, ты так редко со мной разговариваешь.
Сейчас мое настроение было умиротворенным. Я не могла не скрывать того, что мне безумно нравится эта обстановка, нравится то, как проходит наш вечер, ведь даже неловкость и смущение остались позади. Только сейчас я задумалась о том, что может быть действительно меня порой бывает слишком много? Я не хотела, чтобы мужчина останавливался, вновь уходил в себя или сводил наше общение на саркастичные ответы. Мне нравилось видеть его с другой стороны, узнавать, на что он способен, каким может быть. Думала ли я о том, что может ждать нас дальше? Конечно же нет. Думать наперед я так и не научилась, как бы ни пыталась. Сейчас я получала удовольствие от того, что могла проводить время с этим человеком, пусть и редко. Но все же он меня не отталкивал и не прогонял, как прежде. Может быть смирился, может привык, а может быть он действительно испытывал ко мне какие-то чувства так же, как и я к нему. Множество фантазий и желаний хранится в моей голове и как бы мне хотелось, чтобы они все могли осуществиться, но не все в этой жизни нам дается легко.
С трудом я все же смогла вырваться из плена очарования этого мужчины и только сейчас обратила внимание на то, что нам подали уже второе блюдо. Как там говорил Виктор? Миньон-вагу? Аа, Боже, я этого в жизнь не выговорю. Но выглядело это довольно аппетитно, особенно с учетом того, что мясо было моей слабостью. Взяв столовые приборы в руки, я попробовала нежнейший кусочек этого блюда и чуть-было не умерла от восторга. Однозначно, этот ресторан станет моим самым любимым местом, хоть одна я сюда ни за что не попаду.
Когда мои эмоции немного улеглись, я сделала глоток шампанского и вновь посмотрела на мужчину. Я не знаю, как так получилось, но эта мысль моментально возникла в моей голове и я тут же поспешила ее озвучить.
- Почему мы не можем проводить такие вечера чаще? Я имею в виду не Парамаунт, а нас.
Не знаю, какого ответа я хотела сейчас услышать. Просто мы больше походили на любовников, что иногда видятся. Раньше это вообще происходило только по праздникам. Может быть мы действительно таковыми и были и раньше меня это не волновало, но именно сейчас мне захотелось знать мнение Виктора.

0

12

Что стоят слова о любви? Как долго она может жить и на что может подталкивать людей? Наверное, об этом чувстве я знала и не так уж много, чтобы могла рассуждать.
Алан. Этот человек заставлял меня испытывать к нему столь трепетные чувства, что я была способна пойти против семьи. Да, я была совсем юной, мой характер был вспыльчив, а нервы оголены, словно провода, отчего каждая эмоция била фонтаном. Но я действительно в него влюбилась настолько сильно, что мне не чужд стал его мир. Мир сына нашего садовника. Он был беден и не мог позволить мне дать материальных благ. Но разве тогда меня это волновало? Первые чувства всегда самые сильные и когда, сидя в тени яблонь, что росли в нашем саду, я посмотрела в его глаза, которые смотрели на меня всегда с теплотой и решилась признаться в своих чувствах, он ответил отказом. Его слова были жестоки, взгляд моментально стал ледяным, а после этого он ушел. В тот момент что-то во мне сломалось, переключилось и сделало из меня ту, кого всегда хотели видеть мои родители. Бесчувственную, холодную и расчетливую. Я стала идеалом в их глазах, ведь стала презирать всю челядь, как после стала их называть, мое внимание переключилось на деньги и славу. Я росла, а вместе с тем крепли мои убеждения.
Андре. Такой он меня встретил. До него были мужчины, что пытались добиться моего расположения, но были забиты жестокой критикой и отсеяны, как бракованный товар. И он должен был стать таким же, но не стал. Когда родители разозлились на меня за то, что я уехала из дома перед самой свадьбой, которую они так тщательно подготавливали для меня и сына богатых друзей, они лишили меня всего. Денег, машины, дома. Они попросту выкинули меня на улицу, а он просто не прошел мимо. Он смог рассмотреть во мне что-то большее, чем просто красивую девушку в дорогой одежде. Он смог вытащить наружу все те эмоции, которые я так упорно старалась упрятать от всего мира. От всех, чтобы больше никто и никогда не смог мне сделать больно. Вытащил и растоптал, грубо и безжалостно. Точно так же, как когда-то сделал Алан.
Курт. Он был не похож на других. Не стремился меня заполучить или угодить. Он просто взял то, что захотел. От его нрава у всех бежали мурашки по коже, но я чувствовала себя в безопасности. Мужчина, который порой многих приводил в ужас, признавался мне в любви, обнимал меня с силой и нежностью одновременно. Да, его я полюбила. И эти чувства действительно были сильны, но страх, что и он поступит со мной точно так же, как и другие не позволили сказать это в слух. А затем появилась Бянка, что с легкой руки разрушила все то, чем я дорожила. Я перестала винить ее во всех грехах, но все же простить не смогла. Тогда я надеялась, что чувства, если они были настоящими, помогли бы нам вновь возобновить отношения, но в очередной раз, от очередного мужчины я увидела лишь холод.
Сейчас, когда Алан говорит о том, что его чувства тогда были взаимны ко мне, что тот человек, что сейчас сидит передо мной добился много лишь ради меня, на моих губах появляется нервная улыбка, а в глазах таится печаль. Что-то внутри меня, там, глубоко, отзывается на его слова, хочет верить, хочет выйти наружу и смеясь, радоваться тому, что вот он человек, которого я раньше так сильно любила, теперь он рядом и теперь он сам говорит о своих чувствах. Но я топлю это, стараюсь упрятать как можно глубже, потому что больше я не выдержу. Да такого просто не может быть, ведь это действительно все похоже на красивую сказку или жестокий розыгрыш. Стефани Льюис не способна любить. Никто не способен искренне любить Стефани Льюис. Я молчала и не знала, что еще ему сказать. Человеку, на которого теперь даже не могла поднять взгляда, потому что боялась вновь пропасть. Я пообещала себе быть сильной, независимой ни от кого, а он так нагло ворвался в мою жизнь и говорит о словах любви.
Когда его ладонь накрывает мою, я еле заметно вздрагиваю, переводя взгляд на это переплетение. Тепло его рук согревает, кажется, даже само сердце, заставляя ноющую боль вновь подкатывать к горлу. Я продолжаю слушать, как он говорит, и в любое другое время я была бы рада ему поверить, встретила бы с распростертыми объятиями, но не спустя столько лет, не сейчас. Я невольно убираю свою руку, разрывая нашу тонкую связь. Между нами повисает тишина и мне приходится сделать глоток вина, чтобы сглотнуть ком, что встал поперек горла. И только после этого я вновь поднимаю на мужчину глаза, стараясь сохранить все то же хладнокровие во взгляде и в улыбке, которую давно уже научилась подделывать.
- Это смешно. Прошло уже десять лет и каждый из нас изменился. Тебе бы следовало поставить перед собой другую цель, чем пытаться вернуть чувства былой давности. Этого уже не случится.
Не знаю даже, кого я больше хотела убедить в этих словах - его или все же себя. Он ворвался в мою жизнь так внезапно, окатывая меня волной, перед которой я не успела даже сделать глотка воздуха. Его слова ласкали слух, но их смысл был слишком тяжел для того, чтобы быть правдой. Я попросила у официанта счет прежде, чем подняться на ноги. Я бросила взгляд на мужчину сверху вниз, стараясь увидеть в его глазах насмешку или хотя бы какое-то доказательство того, что все это глупый розыгрыш.
- Я очень рада, что тебе удалось добиться таких высот, это похвально.
Я вновь оградила мужчину взглядом, опустошая бокал вина и дожидаясь официанта.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Новый Монреаль » Бар-ресторан "Paramount"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC