Рады приветствовать вам в Монреале, дорогие друзья. Главной новостью сентября, конечно же, становится начало учебного года в Стоунбруке. Город заполонили толпы студентов, которые радуются очередному учебному году. Стоунбрук как всегда рад открыть свои двери всем желающим. С приходом осени закрываются летние терассы кафе и ресторанов, но это не повод грустить, ведь как приятно сидеть в теплом заведении, когда на улице дождь. Группа "Street Dogs" объявляет даты концертов в родном городе, так что не упустите эту замечательную возможность! Кстати, обращаем внимание горожан на ужесточившийся комендантский час, ведь в городе участились криминальные преступления. Полиция убедительно просит сообщать обо всех случаях по горячей линии.
Температура воздухе не опускается ниже +8 градусов тепла ночью и + 14 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше +19 градусов. Высокая влажность воздуха, частые осадки, сильный юго-западный ветер.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Кристина Фролова
Лучшей девушкой месяца у нас становится Кристина. Хрупкая с виду девушка, но мало кто знает, сколько внутри нее скрывается мужества и силы. Несмотря на то, что с ней произошла страшная трагедия, она не опустила руки, а боролась до самого конца!
David Becker и Eleanor Carter
Уже не в первый раз эти двое становятся парой месяца и это не удивительно. Любовь, окруженная условностями, предрассудками, ядовитыми сплетнями, но несмотря на это такая трогательная и живая. Смотря на них понимаешь, что высокие чувства, это вовсе не выдумка, а реальность.
Nicholas Maguire
Кто-то может назвать Ника брюзгой и снобом, но его студенты точно знают, что за каждого из них он будет бороться до самого конца и сделает все возможное, чтобы помочь. Ник ответственный, исполнительный и добрый человек, просто нужно разглядеть это под маской сарказма и цинизма.
Katrina Williams
Награду за лучший пост месяца получает эта очаровательная, хрупкая девушка. Выданная замуж за одного из самых загадочных и жестоких вампиров, она не опустила руки, а с гордо поднятой головой приняла свою судьбу. Ее мужество и готовность идти на жертвы ради семьи просто поражает нас.
Minami Shiro и Maya Anderson
Встреча потомственного оборотня, полицейской ищейки и обычной девушки подростка, началась с его крика и ее испуга. Но что случится, если в этой девчонке с огромными глазами он вдруг начнет видеть нечто гораздо большее? И как поступить, если ее страх и осторожность, не позволят ей сбежать?

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Новый Монреаль » Бар-ресторан "Paramount"


Бар-ресторан "Paramount"

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://sd.uploads.ru/XdrMs.jpg

0

2

Трудно описать чувства, которые переполняли меня сейчас. Это было ликование, напряженное ожидание и где-то в глубине души - страх. Вам знакомо ощущение, когда вы так долго мечтаете о чем-то, вынашиваете планы, строите гипотезы, отходные пути и стратегию своих действий, и вот вам остается последний шаг, последнее препятствие на пути, самое важное. Признаюсь честно, я чертовски нервничал. Конечно я старался не показывать этого внешне, я выглядел расслабленным и собранным, ведь за все эти годы я научился хорошо притворяться, что помогло мне стать владельцем сети отелей по всему миру, популярность которых возрастает с каждым днем. Это было сложно. Сложно искать ее следы, как ищейке, ведь ее родители никогда и ни за что не выдали мне никакой информации, да я и не хотел к ним обращаться. Сначала я открыл отель в родном Лос-Анджелесе и мне понадобилось два года для того, чтобы поднять его на должный уровень, а потом я стал с какой-то маниакальностью преследовать единственную женщину, которую когда-то любил. Сиена - Италия, совсем не ее выбор, ведь моя Стефани не любит слишком жаркий климат и ее кожа нежная, точно лепестки орхидеи, она переехала туда по какому-то велению непонятного импульса. Потом туманный Лондон, пропитанный дождями, точно ядом. После Англии была Канада, - Ванкувер, но и там я не успел поймать ее, ведь стоило мне подобраться, как она оказалась в Шотландии, сначала в крошечном Норт-Бервике, а затем в Эдинбурге. Я знал, что у нее были отношения с мужчинами и не винил ее за это, ведь сам исчез из ее жизни. У меня тоже были девушки, однодневки, ни одна из которых не стоила и пальца той женщины, которую я любил с трепетностью настоящего безумца. Из Шотландии она снова вернулась в Канаду, только на этот раз в Монреаль, где осталась в полном одиночестве. Но я знал, что это ненадолго, а знала ли она? Конечно нет, какая глупая мысль.
Я знал где она живет, кем она работает, выучил распорядок ее дня, марку ее машины и даже номер ее телефона, хотя и не спешил заявить о своем незримом участии в ее жизни. Я медлил, отчасти из-за собственной неуверенности, отчасти от того, чтобы дать ей время побыть наедине с собой и все обдумать. Я договорился с влиятельными людьми и заручившись их поддержкой открыл еще один отель прямо здесь, в самом центре новой части города, обзавелся квартирой и машиной, изучил город и те места, которые она любила посещать. Стоило ли удивляться, что одним из них был легендарный ресторан на высоте облаков, куда могли попасть только сливки общества. Раньше подобные заведения были мне не доступны, что уж греха таить, я в детстве мечтал хотя бы о том, что смогу хоть раз пообедать в Макдональдсе. А сейчас на моем счете было весомое количество нулей, все двери были для меня открыты, а моими приятелями стали самые влиятельные люди Канады. Иногда я задумывался о том, добился бы я всего этого, если бы не хотел стать таким человеком, который будет достоин самой лучшей женщины? Я любил ее. Любил ее до самых кончиков пальцев, я знал ее как никто другой. Все те глупцы, что были рядом с ней не стоили ее, ни один и на цент, ведь были слепцами и не могли разглядеть за той маской, которую она себе придумала разглядеть настоящую Стефани. Стеф, моя Стеф. Златоволосая девушка, которая тайком от собственных родителей выносила бедному оборванцу горячие булочки и стакан наивкуснейшего молока, пока его отец подстригал газон возле ее дома. Которая общалась с ним на равных, которая перевязывала его пальцы сбитые о лица мальчишек, которые издевались над ним. Я помнил ее ласку, ее доброту и помнил как мне всегда казалось, что ни одна принцесса из ее книг не сравнится с ней самой. Мы росли вместе, рядом, хоть и в разных мирах, но никогда и слова упрека я не слышал с ее уст. И разве я бы хоть на миг поверил, что та девочка ушла безвозвратно? Вовсе нет. Просто принцесса выросла и стала королевой, которой нужно держать марку. Ей просто нужен был король, рядом с которым она снова позволит себе раскрыться и я был тем королем, которого она ждала так долго.
Сегодня вечером она снова будет там, заказав столик в отдалении. Сейчас было слишком прохладно для столиков под открытым небом, но хоть открытая веранда и пустовала, внутри за панорамными окнами было достаточно посетителей, что любовались на хмурые небеса вечереющего Монреаля. Пока лифт вез меня наверх я размышлял о том, что я взрослый мужчина и не буду краснеть при виде ее выразительных глаз, как делал это когда-то вместе. Теперь мы наконец-то наравных, теперь я наконец-то могу быть рядом с ней. Швейцар услужливо распахнул передо мной двери, впуская в заполненное небольшим количеством людей пространство зала. Мне не потребовалось много времени, чтобы отыскать взглядом ту, которую я искал так долго. Искал и любил, десять долгих лет, не забывая о ней ни на миг, ни на одно мгновение. Я позволил себе задержаться и пройтись взглядом по ее горделивой осанке, по изящной руке с тонкими пальцами, что сжимали бокал с шампанским, по легкому и небрежному наклону головы. Она задумчиво смотрела в окно, отрешенная от всего остального мира, не замечая ничего вокруг. С легкой усмешкой я направился к ней, почему-то размышляя о том, что выгляжу нелепо в этом баснословно дорогом костюме, хотя раньше я был уверен, что темно-синий чертовски мне к лицу. Я изменился не только внешне, избавившись от мальчишеской узловатости и острых коленок, я очень много работал над собой в плане воспитания и моральных качеств. Хотя, конечно, я никогда не смог бы забыть кем был на самом деле и с какого дна поднялся, но это останется между мной и Стефани. Моей невообразимо чарующей, прекрасной Стефани. Остановившись у ее столика я посмотрел на нее сверху вниз и губы сами собой сложились в очаровательную улыбку.
- Позволишь мне присоединиться?
Поинтересовался я у блондинки, которая выдержав томный поворот изящной шеи смерила меня безразличным взглядом, после чего снова отвернулась к окну. Она не узнала меня, а значит я добился даже большего, чем мог желать. Я стал другим. В ответ на ее слова я тихо рассмеялся, чувствуя, как напряжение покидает меня постепенно, словно тает как мороженое в вафельном рожке.
- Не пили. Мы пили молоко заедая булочки с корицей которые были такими горячими, что ты вечно обжигала пальцы.

+1

3

Стоило мне опуститься на ноги, вновь оглядываясь по сторонам и рассматривая кабинет директора, который, как всегда, был неизменен и хранил в себе частичку самого Виктора, как я услышала голос мужчины, довольно расплываясь в улыбке.
- Я накапливаю тоску у Вас, ведь в наши редкие встречи Вы становитесь очень даже милым. Вдруг, если мы будем видеться чаще что-то измениться.
С легким лукавством ответила я на его слова. Мужчина же на удивление сегодня сдавался передо мной слишком быстро. Хотя, впрочем, стоит заметить, что и в прошлое Рождество он тоже не горел желанием от меня избавиться как можно скорее, даже напротив. От воспоминаний нашей последней встречи у меня предательски учащался пульс. Чуть склонив голову на бок и прикусив губу, я наблюдала, как брюнет поднимается из-за стола и направляется в сторону выхода, приглашает меня последовать за ним. Я не из тех, кто слишком долго заставляет себя ждать, поэтому, подхватив сумочку, тут же отправилась вслед за ним.
Если честно, я не строила каких-то определенных планов на свой день рождения. Я в принципе его очень редко планирую отмечать - обычно, все происходит само собой. Вот и сейчас, когда я шла рядом с Виктором, я даже и не задумывалась о том, куда он меня повезет. Скорее всего, тут только два варианта - либо в паб, либо сразу к себе домой. Ну, если быть точнее, то в квартиру. Адрес его загородного дома все еще остается покрыт завесой тайны. Ну, хотя бы для паба я сегодня была одета более подобающе, нежели в прошлый раз, так что я особо не переживала.
- Мистер Блэквуд, признайтесь честно, на этот раз Вы тоже считали дни, пока мы не виделись?
Я решила нарушить тишину и занять ее непринужденной болтовней. К тому же, мне действительно было интересно, думает ли он обо мне настолько же часто, насколько это делаю я. И пусть он вечно носит на себе маску принципиального и хмурого директора Стоунбрука, я то уже успела узнать, что порой он бывает очень даже милым и нежным, хоть Виктор и усердно пытается избавить меня от подобного мнения. Даже сейчас его ответ ничем не отличался от всех предыдущих - наполненный сарказмом и черствостью, присущей только ему.
- Я даже и не думала в этом усомниться.
С легкой поддевкой я передразнила Виктора прежде, чем скрыться на пассажирском сиденье его автомобиля. Когда мужчина направил машину в сторону города, оставляя университет позади в объятиях леса, я довольно вытянулась в кресле. Настроение было более чем приподнятое, с губ не сходила легкая улыбка, а в мыслях таились тысячи вариантов нашего времяпрепровождения. На самом деле, еще ни с одним мужчиной, находясь рядом я не испытывала такого воодушевления и эмоционального подъема. Да, по началу это была игра для меня, попытка доказать самой себе, что я могу заполучить даже такого мужчину, как Виктор Блэквуд, но, как и говорила моя сестра, я заигралась и это уже давно переросло в нечто большее, в чувство, которое питается каждой нашей встречей с этим человеком. И если Корнелия, пока была рядом, не смогла меня остановить, то оставшись совершенно одна я готова была не задумываясь упасть в этот омут с головой.
На город опускались сумерки, постепенно на улицах начинали загораться огни, люди торопились по домам, ведь их рабочий день уже подошел к концу, а мы - мы ехали в неизвестном направлении. Я лишь успела заметить, что мы миновали Старый Монреаль, где располагался любимый паб Виктора, а вместе с этим и начал подогреваться мой интерес, так что теперь я уже не выдержала и обернулась к брюнету, который не сводил своего взгляда с дороги.
- А куда мы едем?
С неподдельным интересом спросила я, но Виктор был бы не в себе, если бы во всем шел у меня на поводу, так что вразумительного ответа я от него не дождалась. Снова закусив губу, я стала рассматривать улицы, по которым мы ехали и гадала, куда же все-таки мы направляемся, пока автомобиль не остановился на парковке одного из самых высоких небоскребов Монреаля. Мои глаза округлились, когда я поняла в какое место меня привез брюнет. Не торопясь выходить из машины, я наклонилась вперед, через лобовое стекло смотря вверх, на крышу, где располагался один из самых популярных ресторанов Монреаля.
- Вы никогда не устанете меня шокировать, да?
Не сводя глаз с крыши, словно завороженная проговорила я в пустоту. Наконец, я все же взяла себя в руки и вышла на улицу, наблюдая за тем, как девушки и мужчины в дорогих костюмах заходят внутрь. В какой-то момент мне даже стало немного страшно, ведь в подобных местах я еще ни разу в жизни не бывала. Взяв мужчину под руку, мы направились внутрь, где швейцар любезно раскрыл перед нами двери и поприветствовал Виктора.
Стоило нам зайти в лифт и дождаться, пока двери за нами закроются, я уставилась на себя в зеркало, придирчиво рассматривая свой наряд, после чего повернулась к мужчине.
- Я даже не знаю, когда чувствовала себя более неловко, когда в вечернем платье оказалась посреди паба или сейчас.
Двери лифта распахнулись и перед нами предстал огромный зал с дорогим декором, официантами, что были здесь все, как на подбор, огромными панорамными окнами, которые открывали вид на сверкающий город. Мы прошли к столику у самого окна и я все еще не могла отвести взгляда от вида, что открывался перед нами. Вскоре подошел официант и предоставил нам меню, но и на него я не обратила внимания, лишь через пару минут переводя глаза на Виктора.
- Это... Это просто потрясающе.
Не скрывая восторга, проговорила я. Мой взгляд медленно прошелся по залу, где были собраны все сливки общества и я даже не могла с уверенностью сказать, какие чувства во мне сейчас преобладали больше всего.

+1

4

Хиллари на мое удивление была достаточно спокойна, по крайней мере я ожидал от нее каких-то расспросов, попыток угадать куда мы вообще идем, но этого не происходило. Девушка покорно шла рядом, пока мы спускались по лестнице и выходили на парковку, но когда сели в машину, то она завела разговор. Ее слова меня позабавили, так что я усмехнулся прежде чем ответить.
- Не представляю, почему вам это пришло в голову. У меня есть более важные дела.
На самом деле было довольно забавно наблюдать за ее попытками добиться от меня каких-то слов, которые ей хотелось бы услышать, а также за тем, как наше общение с вежливого "вы" перетекает на простое "ты", когда мы остаемся наедине. Глупо было бы отрицать, что я испытываю определенный уровень влечения к этой девушке, по крайней мере она уже достаточно часто оказывалась в моей постели, чего не было за последний десяток лет ни разу. Дэвид иногда пытался мрачно пошутить на эту тему, за что сразу же получал напоминание о том, что его постель греет его собственная бывшая студентка, на подход к которой ему понадобилось шесть лет - я просто предпочитаю не замедлять события. Я плавно тронул машину с места, направляясь в сторону города по пути размышляя о том, куда отвезти Хиллари. Конечно можно было бы поехать в паб, это единственное место, где мы бывали вдвоем, ведь я не очень любил светиться на людях тем более в компании с девушкой, но сегодня у нее был день рождения, а я еще помнил ее подарок на Рождество, который кстати, и сейчас оплетал мое запястье. Мне не приходило в голову снимать браслет, эта безделушка чем-то полюбилась мне, но девушка либо этого не заметила, либо не подала виду. За окном плавно мелькали деревья, утопающие в вечернем тумане, в салоне играла тихая и ненавязчивая музыка по радиоволне джаза, так что я приоткрыл окно и закурил, выпуская дым в тонкий просвет. Лишь когда загородная трасса сменилась шумными в это время суток улицами Хиллари подала голос, в очередной раз вызывая у меня усмешку.
- Увидишь.
Девушка давно должна была привыкнуть к тому, что я не слишком многословен, по крайней мере никакого удивления она не выказывала, а это было хорошо. Я и сам в последний момент решил что наше путешествие будет до всемирно известного ресторана Парамаунт. Туристы со всего мира мечтали попасть сюда, но даже жителям Монреаля удавалось побывать здесь далеко не всегда, ведь ресторан под облаками и цены предлагал вполне заоблачные, так что обычному человеку попасть сюда было совсем не просто. В конце-концов это заведение было создано для того, чтобы оградить сильных мира сего от суетливой толпы, назойливых фотографов и как выражалась моя заместитель - челяди. Я был уверен, что моя спутница даже не думала о том, что ее ждет такой сюрприз, так что я уже предвкушал ее реакцию. Добраться до ресторана по вечерним пробкам было не просто, но уже на подъезде к нему я увидел, как широко распахиваются в удивлении глаза девушки, а губы складываются буквой "о". Когда она все же заговорила, я сдержанно улыбнулся.
- Только по праздникам.
После я вышел из машины, подождав пока это сделает и девушка и направился внутрь, кивком головы здороваясь со швейцаром, что распахнул двери перед нами. Я заметил, что он одарил мю спутницу заинтересованным взглядом, но оставалось только гадать из-за красоты ли это или из-за нестандартной для этого заведения одеждой. Но лишних вопросов нам не задавали, ведь превыше всего здесь ценили статус клиентов и деньги, что они могут принести ресторану. В лифте мы поднялись на самый верх и администратор тут же услужливо проводила нас к столику у самого окна. Людей здесь было немного, шли неторопливые и тихие разговоры, играла живая музыка, так что атмосфера была самой располагающей. В ответ на слова девушки о ее внешности я слегка нахмурился.
- Неужели тебя волнует мнение окружающих? Я думал, что только мое.
Мне доставляло смутное удовольствие играть с ней в кошки-мышки, особенно когда я всегда выходил победителем из этой игры. Когда мы заняли свои места, официант поспешил принести нам меню, но как и моя спутница я не торопился его открывать, а смотрел за ее реакцией. Она не отрывалась от окон, за которыми расстилался огромный Монреаль, что теперь был как на ладони. Хиллари восхищенно наслаждалась видом, прежде чем повернуться ко мне и поделиться своим восторгом, что вновь вызвал у меня улыбку.
- Я знал, что тебе понравится и рад этому. Это самое высокое здание в городе, отсюда видно даже Стоунбрук.
Пока девушка пыталась справиться с эмоциями я распахнул меню и сделал заказ - бутылку шампанского Кристалл и две порции Буйабес. Увидев удивленное лицо Хиллари я подождал, пока официант поспешит уйти для выполнения заказа и склонился к девушке.
- Я позволил себе выбрать первое блюдо на сегодня. Буйабес это суп с соусами, дипами и крутонами, дополняется мидиями, кальмарами, тигровыми креветками, гребешками, лангустинами, а еще дикой дорадо и редкими японскими рыбками итоери и кинки. Забавно, что раньше это блюдо было похлебкой рыбаков, а сейчас является деликатесом. На второе я рекомендую филе-миньон из вагю - это премиальная вырезка черной японской коровы, которую поставляют сюда прямиком из Токио. Филе кстати приправлено соусом из трюфелей. А вот на десерт мне хотелось бы заказать нам с тобой замороженный десерт Semifreddo, украшенный листочками съедобного золота, крошками бисквитов и шапкой ванильной пены с трюфелями. Как ты на это смотришь?

+1

5

С момента нашей последней встречи с Куртом прошло уже почти пол года. Почти пол года назад я решила окончательно избавиться от каких-либо чувств, зависимости от людей, ведь так действительно жилось проще. Бьянка - моя сестра, которой я всегда восхищалась, хоть и не подавала виду, оказалась настоящим дьяволом в женском обличии. Злость и обида к ней все еще не утихли, где-то внутри еще остались раскаленные угли, что не дают мне спокойно думать о ней. Я даже не могу сказать однозначно, что больше всего меня выводила из себя - то, что она спровоцировала наше расставание с Куртом или то, что она оказалась гнилой и жалкой в то время, как я ее чуть ли до небес не превозносила в своих мыслях. С каждым днем я пытаюсь убедить себя в том, что не хочу ничего слышать о Бьянке, что наши с ней отношения окончены раз и навсегда, что мне претит называть ее сестрой. Но меня переполняют противоречивые чувства. Я слишком давно о ней ничего не слышала, не знала, где она сейчас находится и вообще, как протекает ее жизнь. Домой она не возвращалась, да и родители не были в курсе того, что с ней сейчас. Курт перекрыл ей кислород в мире модельного бизнеса, а работать где-нибудь официанткой она просто не станет даже в ущерб собственному положению. И думая об этом, я понимаю, что волнуюсь за нее. Наверное, умудренные жизненным опытом люди, в такой ситуации все же постараются забыть плохое, найти родного человека и помочь, если это будет необходимо. Но мой опыт заставляет меня закрываться от всех. Я четко для себя решила, что мне проще таить в себе злость, безразличие, неприязнь, нежели раскрываться и поддаваться собственному порыву чувств, поэтому каждый раз, когда я вспоминаю о своей сестре, я пытаюсь утопить чувство тревоги за нее в бокале белого вина. По началу я очень много думала о том, что все произошло. Копалась в мыслях, искала виноватых, в итоге нашла - себя. Но потом я просто устала. Устала от той боли, что испытывала, устала от слез, которые душили меня и днем, и ночью. Устала от безразличия в глазах тех, кто на меня смотрит. Сначала был Андре, затем появился Курт, вернулась Бьянка. Со всеми отношения заканчивались так же быстро, как и начинались и в конце одно и то же - пустота во взгляде и эмоциях. Сейчас, когда я стала относиться ко всем точно так же, я не могла сказать, что мне стало легче жить, что жизнь моя наладилась, что я стала счастлива. Нет, просто я стала независима и теперь, когда я никому не доверяюсь, я могу положиться только на себя, а это поможет мне избежать проблем в дальнейшем.
Сейчас я всерьез решила заняться карьерой. Получив довольно перспективное место в мэрии, я окунаюсь в свою работу с головой. Иногда в моей постели оказываются мужчины, что не питают ко мне любви - ими движет только первобытный инстинкт и желание овладеть. На утро мы прощаемся, даже не узнав номера телефонов друг друга и это устраивает обоих, а после - я снова возвращаю свою жизнь в привычное русло. Порой мы встречаемся с Дианой, чтобы немного расслабиться и обсудить последние новости. Сейчас в ее жизни тоже происходит глобальный переворот, что устроил Гарри, ведь она считала его давно погибшим. В ее истории я не стремлюсь принимать чью-либо сторону и давать какие-то советы, предпочитая оставаться наблюдателем, покорно выслушивая Диану и поддерживая тогда, когда ей это нужно. Но, несмотря на это, я все-равно в последнее время предпочитаю оставаться наедине с собой. По вечерам я прихожу в ресторан, что расположен на крыше одного из самых высоких зданий Монреаля, чтобы немного побыть в одиночестве и посмотреть на город свысока. Порой в этом месте меня нагнетает ностальгия. Тогда, два года назад прохладным весенним днем мы смотрел на Эдинбург, что так же был раскинут перед нами. Его яркие огни освещали улицы, а вместе с ветром до нас доносился редкий шум проезжающих машин. В тот момент мужчина сказал, что влюбился в меня, а я не ответила ему. Не ответила и после, хоть и испытывала ответные чувства. Во мне намертво засел непонятный многим, возможно даже глупый страх раскрываться перед людьми. Сказать Я тебя люблю - значит отдать себя целиком и полностью человеку.
Воспоминания снова всплыли в моей голове. Так происходит каждый раз, когда я остаюсь наедине с собой. От сожаления о несказанных словах заставили меня крепче сжать бокал, но напряжение было нагло прервано незваным гостем моего общества. Обернувшись в сторону человека, что стоял сейчас возле столика, я мимолетно окинула его взглядом, даже не всматриваясь в лицо, ведь сейчас была не расположена к душевному общению.
- Здесь занято.
Сухо ответила я, возвращая свое внимание к виду на ночной Монреаль.
- К тому же мы не пили с Вами на брудершафт, чтобы переходить на ты.
Многие мужчины предпочитают не тратить силы на ту, что не стремиться найти с ним общий язык, но этот оставался стоять на месте, даже не взирая на то, что ему было отказано. Меж тем, он вновь заговорил и с каждым его словом я чувствовала, как внутри нарастает странное чувство - напряжение, смешанное с волнением и недоверием. Я снова медленно обернулась к человеку, чьи слова сейчас задели воспоминания, которые давным давно были спрятаны в самый далекий ящик. Мои глаза остановились на нем и какое-то время я даже не могла произнеси и слова. Мужественные черты лица, прямая осанка, дорогой костюм, что был сшит, словно по заказу и лишь глаза - в них все еще теплилась доброта, играл озорной огонек. Они приковывали меня к стулу, смотря выжидающе, с легкой смешинкой в уголках.
- Алан?
Неуверенно произнесла я. Его имя будто бы вернуло меня в реальность, доказывая, что это действительно он. Я удивленно смотрела на него и не могла поверить в то, что передо мной действительно он. Я и не знала, что когда-либо увижу его вновь. Он - сын садовника, что работал на нашу семью. Запретная дружба, против которой была вся семья и первая любовь, которая была обрушена его жестоким отказом. Я пыталась понять, что чувствуя сейчас, глядя на него, но не могла разобраться в своих мыслях. Кивком головы я предложила ему сесть, не сводя удивленного взгляда с его лица.
- Как... Что ты здесь делаешь?
В один момент у меня возникло столько вопросов, но в то же время я не знала,  с чего начать. Последняя наша встреча была в Америка, когда мы были еще подростками, после этого я успела сменить несколько стран и сейчас нам удосужилось встретиться в Монреале. Пока мужчина говорил, я внимательно рассматривала его лицо, подмечая, как же все-таки сильно он изменился. Чувство встречи кого-то столь родного, с которым у нас было много общего не могла не растопить лед внутри меня. С каждым его словом, улыбка на моих губах становилась все шире.
- Знаешь, я и не думала, что когда-нибудь тебя еще встречу.

+1

6

есть ли вообще что-либо, что ты можешь сказать о ней и не выдать в себе влюбленного идиота с головой?
если ничего, то у меня для тебя неутешительный диагноз, друг мой.

Когда-нибудь меня спросят о том, как мы познакомились, что она значила для меня тогда, сколько дней я выжидал, чтобы наконец поймать себя на мысли о своих чувствах к ней — и думаю, я  не смогу сию секунду ответить, не так ли? Не захочу. Просто потому что чужих людей подробности никогда по-настоящему не интересуют, а делиться сокровенным ради равнодушного кивка кажется мне актом абсолютно бесполезным. Если люди будут спрашивать, я расскажу лучше, как она действует на меня, даже когда мне вдруг кажется, что я сейчас послал бы к дьяволу весь мир — разве я хоть раз хотел и от нее в пустой эфир забыться? Расскажу увлеченно, как она одна может, говорить о том, что ее искренне интересует, и от восхищения у меня перехватывает, неизвестно с какого черта, дыхание. Как она смеется слишком живо для того, кто пережил и переживает постоянно свой собственный, персональный ад, сжатый до размеров квартиры в бедном районе, и мне хочется из себя вытащить все эти жить мешающие всплески колющей изнутри острыми ножами нежности, бросить куда-нибудь подальше, только бы не чувствовать этой тоски по человеку, видеть которого я теперь могу, разве что, в порой далеко не безоблачных снах. Или когда она вдруг спрашивает, отчего я вдруг замолчал на полуслове, смогу ли я объяснить, что вдруг до ломоты в ребрах, до зуда под легкими и боли в висках захотел обнять ее и так прожить до глубокой старости. Да, не выпуская из дряхлых и немощных уже рук, именно. Я всегда говорил прежде, что самодостаточен. А вот если подумать теперь, чувствую ли я себя целым, когда вдруг не получаю о ней каких-то новостей дольше нескольких часов? Смогу ли я видеть свое будущее хоть на йоту не связанным с ее? Смогу ли когда-нибудь с уверенностью сказать, что проживу в одиночестве эту жизнь, без нее? Не просуществую, заметьте, а проживу. Скорее всего, я достал уже всех своих друзей близких и они втайне ненавидят и меня, и ее за то, что мы, черти, можем быть слишком счастливы вместе. Усмехаюсь, да, ведь я правда хотел бы всем и каждому, даже когда они о том вовсе не просили, рассказать о своем единственном в жизни достижении - найти ее и подняться ради нее до небес. Кажется, это случилось еще в далеком детстве, когда я увидел в ней нечто большее, чем во всех остальных, не так ли? Любовь для глупцов, твердят и твердили светлые умы человечества. Эти самые глупцы потом только разводят руками, счастливые улыбки с физиономий стереть даже не пытаясь. И я уверен, что так и мы с ней будем делать, особенно когда смотрю на нее - такую красивую. Сначала не узнает меня, а потом вдруг улыбается и от того мне вдруг кажется, что весь мир расцветает. Я до сих пор в глубине души еще наверное тот мальчишка, у которого коленки дрожат когда я ее вижу, ничего не могу с собой поделать, потому тоже глупо улыбаюсь в ответ, нерешительно поправляя итак идеально завязанный галстук. Мое имя в ее устах ласкает слух и повинуясь ее кивку я сажусь на стул, жестом отсылая официанта прочь, мне пока ничего не нужно. кроме ее внимания.
- Стефани.
Я киваю в ответ, потому что тоже ни на миг не забывал ее имени, да разве и можно было его забыть? Ее очередной вопрос заставил меня задумчиво почесать подбородок. Я думал как ей ответить - выпали я все сразу, возможно лишь напугал бы ее, но меньше всего на свете я хотел ей лгать, еще хотя бы раз в этой жизни. Выдержав немного я ответил.
- Отчасти я здесь по работе - наверное тебе будет сложно поверить, но сеть отелей Хэмптон по всему миру принадлежит мне - представляешь? Когда я только начинал карабкаться вверх я и сам не верил, что у меня может получиться что-то столь глобальное, а теперь вот я вроде как богат и знаменит. Иногда мне до сих пор кажется, что мне все это снится и я проснусь в нашей с отцом тесной квартирке на прим-стрит. Хотя, тогда пожалуй я полезу в петлю, слишком уж привык к морепродуктам.
Я испугался было, что сморозил глупость, но улыбка на лице девушки меня приободрила. Значит все не так плохо. В ответ на ее очередные слова я с некоторой грустью улыбнулся.
- По поводу этого... По правде говоря, я очень давно присматривал за тобой. Не караулил под окнами конечно, ты не подумай, просто узнавал как у тебя дела. Я все хотел с тобой встретиться, но ты либо была в отношениях и я не хотел тебе мешать, либо моя работа неожиданно требовала моего присутствия. Ты так часто меняла место жительства, что поймать тебя было не просто, но я рад, что у меня наконец получилось.
Я понимал, что у нее будут вопросы, понимал, что это все выглядит чертовски подозрительно, потому поспешил продолжить, пока она не убежала отсюда вызывая полицию.
- На самом деле отели, деньги, статус - все это я делал чтобы когда-нибудь прийти к тебе и быть тебе равным. Конечно может мне нужно было заготовить какую-то речь, но этому я так и не научился, у меня даже есть редактор. Я...я просто не хотел, чтобы общество разделяло нас, как в детстве, понимаешь?

+1

7

Я настолько сильно была поглощена эмоциями, что даже и не заметила официанта, что уже поспешил преподнести нам меню. Мы с Корнелией никогда не стремились в высший свет. Да, мы любили с ней ходить по магазинам, примерять кучу вещей и покупать то, что потом можем никогда и не надеть, любили гулять и ходить в заведения, но обычно это было кино или кафе. Наверное, нас можно было назвать более приземленными, поэтому сейчас, когда я сидела в этом ресторане, окруженная высшим обществом, дорогой обстановкой, я была растеряна и не могла однозначно сказать, какие чувства испытывала. Конечно, это место было прекрасным и то, что Виктор привез меня именно сюда не могло остаться без внимания, ведь я много слышала о Парамаунте - сюда вход открыт далеко не каждому. Наверное, расскажи я на работе о том, где провела свой день рождения, то многие бы от зависти бы умерли, но я не расскажу, ведь сразу же начнутся расспросы о том, как я сюда попала и с кем была, а афишировать наши отношения с Виком я пока не хотела, ведь мы еще не дошли до той стадии, когда можно было полноценно назвать себя парой.
Пока я любовалась открывающимся видом из окна, мужчина уже поспешил сделать заказ, но до моего слуха долетело лишь название шампанского, которое он заказал и блюдо, о котором я ранее не слышала. Каждое следующее его действие приводило в меня еще больший шок - сначала ресторан, затем одно из самых дорогих шампанских, а после - еще и блюда, название которых говорит о том, что это явно не простой сендвич с тунцом. Я посмотрела на Виктора изумленным взглядом, не решаясь что-либо сказать. Нет, я вовсе не боялась показаться глупой. В конце концов, мы с ним не первый день знакомы и он уже давно прознал о моих умственных (и не только) способностях. В доказательство тому, что я только что пояснила, Вик поспешил объяснить мне, что за такое блюдо невиданное он заказал. А с каждым его словом, мои брови взмывали все выше и выше, а на некоторые его фразы я реагировала легким прищуром. Ну что-что, а вот кучей запросов в google на завтра он меня точно озадачил. Когда мужчина закончил перечислять блюда с нашего сегодняшнего стола, я еще несколько минут молчала, завороженно глядя на него и только потом решилась заговорить.
- Я не поняла и половины того, что Вы мне сейчас рассказали, но я готова к дегустации чего-то нового для себя.
Тем временем к нам уже подоспел официант с бутылкой шампанского в руках. Разлив игристый напиток по бокалам, он вновь удалился, оставив нас с Виктором наедине. Я не сразу решилась нарушить тишину, внимательно разглядывая мужчину, что сидел сейчас передо мной. Мне бесспорно нравилось наблюдать за тем, как постепенно меняется его отношение. Конечно, он не спешит снимать свою маску серьезного и безразличного ко всему человека, но все же, каждая наша встреча приносит за собой новые сюрпризы. Вспомнить последнее Рождество - тот неожиданный порыв нежности, что он проявил заставил тогда мою голову пойти кругом. А браслет? Мой взгляд упал не его запястье, на котором красовался тот самый браслет, что был подарен мной на праздник. Это не могло меня не радовать и не умилять, а потому по губам пробежала легкая улыбка.
- Ну что, браслет помогает избавиться от стресса? Или Вы его носите, чтобы чаще вспоминать обо мне?
Сделав небольшой глоток шампанского, поинтересовалась я у брюнета. Ну конечно, разве может этот человек обойтись без сарказма? Нет, иначе в Монреале произойдет самое страшное землетрясение за всю историю человечества.
- Конечно, я в этом даже не смею сомневаться.
Ответила я Виктору с нарочито серьезным выражением лица.
Наконец принесли первое блюдо. Это был суп с морепродуктами, что нес за собой довольно приятный шлейф ароматов. С неподдельным интересом я рассматривала то, что расположилось на блюде - мидии, лангустины, кальмары и еще много чего другого. На самом деле, подача блюд здесь заслуживает просто высших похвал - такую красоту и портить то не хочется. Но, все-таки я решилась на то, чтобы попробовать. И да, вкус был просто потрясающий - совершенно не похожий на обычный рыбный суп, к которому все привыкли.
- В целях Вашей же экономии, Вам выгоднее было бы меня приучить к луковым кольцам в пабе.
С довольной улыбкой произнесла я. Сделав еще один глоток шампанского, я откинулась на спинку стула, вновь бросая взгляд на вид, что открывался за окном. Конечно, это место было изумительным, мечтой каждой девушки, да и вообще, мне кажется, любого человека в Монреале, но я чувствовала себя не в своей тарелке - я не была родом из высшего общества, да и никогда не общалась с подобными людьми, поэтому прекрасно понимала, что это не то место, где бы я могла чувствовать себя уверенно. Да-да, бывает на свете что-то, что может меня усмирить. Конечно, Виктору я не выказывала своего состояния, ведь в первую очередь мне было приятно его внимание и то, что он позаботился о том, в каком месте я отпраздную свой день рождения.
- Почему именно Парамаунт?
Вдруг задала я вопрос, переводя взгляд на брюнета. Иногда мне хотелось искренности, которая не спрятана за маской скаразма и полной отрешенности, но наверное отчасти я понимала, что не могу этого требовать от Виктора, хоть и в противоречие самой себе всячески пыталась этого добиться.

+1

8

Не веря собственным глазам, я наблюдала за мужчиной, что присел напротив меня. Как бы банально это ни звучало, но он действительно оказался ярким примером того, как из гадкого утенка можно превратиться в прекрасного лебедя. Я позволила себе немного окунуться в прошлое и сравнить того юного мальчишку, несуразного, чье тело было длинным и тощим, на лице постоянно красовались синяки, ведь он вечно гонял других ребят с нашей территории, что норовили сорвать как можно больше яблок. Его руки постоянно были испачканы в грязи, потому что он время от времени помогал отцу в нашем саду, а к вечеру эта самая грязь появлялась и на лице в виде разводов. Его волосы постоянно топорщились на ветру, а улыбка была широкой и искренней. Сейчас же я видела перед собой состоятельного мужчину в дорогом костюме, его действия были отлаженными, а речь правильной. Я наблюдала за ним и пыталась найти хотя бы что-то, что могло бы мне напомнить того мальчишку, в которого впервые влюбилась настолько сильно, что согласилась бы сбежать из-под опеки родителей. И нашла. Несмотря на то, что он так многому научился, он все же не смог в идеале скрывать то, что он нервничает. Это выражалось в слегка дрожащих уголках губ, когда он говорит, в привычке постоянно поправлять манжеты на рукавах, хоть сейчас они и были в идеальном состоянии. От этого наблюдения моих губ коснулась легкая улыбка. Я подняла на него взгляд, подмечая все те же озорные глаза, в глубине которые горел яркий огонек, а его голос оказался музыкой для мох ушей. Музыкой после всего того, через что мне пришлось пройти. Я слушала внимательно каждое его слово, списывая это на простую встречу старых друзей. Он рассказывал мне о своих достижениях и мне действительно было приятно слышать, что он смог чего-то добиться, что не стал прозябать в том мире, что так сильно отличался от моего. Конечно, я не могла скрыть удивления, когда он рассказал о своем бизнесе, ведь сеть отелей Хэмптон действительно были популярны. А ведь я прожила в одном из них несколько месяцев, когда ушла от Курта. Как иронична все-таки судьба.
- Если такое все-таки случится, то вместо булочек с корицей я могу приносить тебе морепродукты.
С улыбкой ответила я мужчине, которому действительно становилось тяжело скрывать свое волнение. Мы позволил себе ненадолго отвлечься, когда официант подошел к столику, чтобы подлить в мой опустевший бокал еще вина, но стоило ему оставить нас, как я снова вернула все свое внимание к Алану.
- Как же все-таки удивительно, что нам довелось встретиться именно здесь, в этом городе.
Я никогда не верила в совпадения, стараясь быть более приземленной и реалистичной, ведь судьба и прочая ерунда, о толкуют чуть ли не на каждом углу - это лишь отговорки на наши собственные ошибки, которые мы боимся признавать. И словно в подтверждение моим мыслям мужчина вновь заговорил, выкладывая практически все свои карты на стол. Правда нельзя было сказать, что меня это обрадовало - скорее насторожило. Я не спешила делать выводов, хотя информация о том, что человек, которого я не видела уже десять лет знал о всех моих передвижениях, отношениях вызывало у меня некое смущение. Я продолжала слушать Алана, слегка нахмурив брови, но мое напряжение сменилось неким подобием облегчения, когда мужчина, после короткой паузы вновь продолжил.
- Забавная история, ее за тебя тоже придумал редактор.
Я усмехнулась, после чего вновь сделала бокал вина. Это действительно было похоже на какую-то шутку, которую используют для того, чтобы разрядить обстановку. Но я замерла, когда вновь посмотрела на Алана. Он точно не веселился, пусть и прошло уже столько лет, мне казалось, что прекрасными навыками актерского мастерства он все же не обзавелся. Перестав улыбаться, я вскинула одну бровь, изучая мужчину, после чего отставила бокал в сторону, склоняя голову на бок.
- Тебе не кажется, что все то, что ты мне сейчас говоришь больше похоже на какую-то сказу? Все слишком красиво для того, чтобы быть правдой.
В этом мире не бывает таких совпадений, ведь он слишком жесток и никогда не делает поблажек. К тому же, я отчетливо помнила нашу последнюю встречу, после которой наше общение сошло на нет в прямом смысле этого слова и я совершенно не верила в то, что что-то могло измениться, пока мы не общались. Я стала слишком серьезной и в какой-то степени даже грубой, поэтому именно такой была сейчас моя реакция - недоверие и усмешка. На самом деле, я была бы рада, если бы мужчина сейчас рассмеялся вместе со мной и сознался в том, что это действительно безобидный розыгрыш, во что я бы поверила с радостью, но этого не происходило, а на губах Алана не играла задорная улыбка. Облизнув губы, я сделала глубокий вдох, на миг переводя взгляд за окно и мыслями улетая из этого ресторана.
- Алан, общество не сможет разделить людей, если они сами этого не хотят.
Я вновь обернулась к мужчине. Сейчас мой взгляд был серьезным и, в какой-то степени даже тяжелым, но я смотрела на него с вниманием и старалась прочитать его, словно раскрытую книгу, но все то, что я сейчас видела и слышала, запутывало меня еще сильнее.
- Какова твоя основная цель визита?
Ох, Стефани, в сотый раз на те же грабли. Да, порой я была слишком придирчива к окружающим меня людям, а к некоторым напротив - относилась поверхностно. Но я привыкла во всем видеть подвох и даже сейчас эти искренние глаза, что смотрели на меня, не могли меня в этом переубедить.

+1

9

Я наблюдал за девушкой из под полуопущенных ресниц. Мне нравилась ее растерянность, ведь увидеть Хиллари спокойной и скромной дорогого стоит, во всех смыслах этого слова. Я знал, что вряд ли она позволила бы себе прийти сюда одна или в компании друзей, вход в Парамаунт был закрыт для всех, кто не являлся членом "высшего света" Монреаля. Многие мечтали попасть сюда, хотя бы заглянуть, но именно для этого на входе были строгие охранники. Как гласил девиз Парамаунта -у богатых свои причуды, а мы оградим их от мира. Здесь действительно было возможно все. иногда забавы ради здесь устраивали аукционы, на которых можно было продать что-то от сущей безделицы, до собственной жены. Если вы богатый и одинокий джентльмен, то Парамаунт рад будет предложить вам девушек из каталога на любой вкус. Эскорт был идеально вышколен, обучен и за деньги эти красавицы готовы были сделать все что угодно, впрочем как и юноши для одиноких дам. Здесь готовы были приготовить любое блюдо, если ты за него заплатишь, достать все, что тебе только потребуется. Самое занимательное, что владелец этого почти сказочного места скрывался от прессы и даже сейчас, спустя три года с открытия ресторана никто не знал, кому он принадлежит. Владелец вел дела через сотню помощников, и как гласили сплетни исключительно по телефону, никогда не выходя напрямую даже к своим заместителям. Много раз кто-то пытался представиться создателем этого гениального детища, но все попытки терпели крах. Все что о нем знали - лишь его голос. Ни где он жил, ни чем занимался, и уж тем более возраста. Оставалось загадкой почему один из самых влиятельных людей Монреаля так тщательно скрывает свою жизнь. Местная газета даже объявила вознаграждение любому человеку, кто откроет эту тайну и приведет неопровержимые доказательства. Но пока это никому не удавалось. Даже мне, признаюсь, было любопытно. Но сейчас не об этом.
- Это радует, что ты не боишься совершать открытия.
Усмехнулся я, делая глоток шампанского. Вообще я не любил этот игристый напиток, но не стал заказывать крепкий алкоголь, он в случае чего ждет нас в моей квартире. Я предполагал, что наша очередная встреча закончится там, это было неизменно все то время, что мы знаем друга друга. И я не могу сказать, что мне это не нравилось. Я наблюдал за девушкой, а она наблюдала за мной и тут ее лицо озарила улыбка, а взгляд упал на браслет, что я не снимал со своей руки с Рождества.
- Просто застежка заела и я не могу его снять.
С легкой и еле заметной улыбкой ответил я, встряхивая браслет на руке. Он на самом деле мне нравился, а может быть я просто становился сентиментальным старым дураком, как частенько говорил мне Себастьян. Один из моих трех лучших друзей в отличии от всех нас сохранил оптимизм и бодрость духа, чего нельзя было сказать о всех остальных. Дамиан получил титул герцога и его сын был старше моей племянницы, а дочь - как раз ровесницей Джессики. У Дэвида тоже за спиной был неудачный брак и дочь, а теперь новые отношения. Только мы с Басти пока оставались холостяками, так и не обзаведясь семьей. Моя жена и ребенок погибли и хоть боль уже оставила меня, горечь не спешила покидать, как и чувство вины. Я не думал о том, что у меня еще может быть семья, хоть и находились такие девушки как Хиллари, которые говорили о своей любви.
От дальнейших разговоров мы воздержались, поскольку официант принес нам первое блюдо, вызвавшее у моей спутницы восторг и любопытство. Я заметил что мне нравится это ощущение - чем-то удивлять ее. Это было неожиданно приятно. В ответ на слова девушки я улыбнулся и сам сделал пару глотков супа, прежде чем ответить.
- У меня достаточно денег, чтобы позволить себе сводить девушку в Парамаунт. Иногда это полезно, хотя я и сам больше склоняюсь к луковым колечкам, особенно с их крафтовым пивом в комплекте.
Паб я действительно любил больше всех прочих заведений в городе, не только за его прекрасный алкоголь и уютную атмосферу, но и за то, что там я мог просто оставаться собой - обычным человеком в джинсах и футболке, на которого никто не обращает внимания. Когда мы закончили с первым блюдом и ожидали подачи второго, я тоже на манер своей спутници откинулся на спинке стула, переводя взгляд за окно.
- Мне очень нравится вид из этих окон. Складывается впечатление, что весь город как на ладони, а летом, когда открывают открытую террасу, здесь настоящее волшебство. Мало кто может сюда попасть, поэтому мне захотелось показать тебе каково находиться на самой вершине мира. Когда я здесь был впервые, то услышал одну замечательную песню, которая всегда поднимает мне настроение.
Увидев удивление и любопытство на лице девушки я улыбнулся и подозвал официанта, попросив поставить ее. Стоило мелодии заиграть, как слова певца с необычным голосом полились точно переплетенные с самой мелодией. Видимо, Хиллари тоже понравилось, потому что она даже не обратила внимание на второе поданное блюдо. Я снова улыбнулся.
Солнце играет с огнём, мы играем с ветром. Нам так светло. Мы вдвоём вместе станем пеплом. И когда солнце зашло, как же ты просила, взять за собою тебя на вершину мира...
Каждое слово этой песни было пропитано каким-то особым теплом и создавало атмосферу доверия. Когда песня закончилась я подлил шампанское в бокалы, видя восторг девушки.
- Камарильо, это аэропорт в Калифорнии. Говорят, что создатель песни придумал ее именно тогда, когда самолет достиг наибольшей высоты, взмывая в облака над городом. А там он оставил свою возлюбленную, которую похоронил утром. Потому песня такая печальная - она просила его взять с собой на вершину мира, а сама оказалась там раньше него. И он надеется, что там на вершине, наравне со звездами, она наконец-то будет счастлива.

+1

10

Это губительное чувство, не знающее границ и не подчиняющееся никаким правилам. Что-то щелкает внутри, и все вокруг перестает иметь значение. Твои мысли, как по команде, выстраиваются клином. И все, о чем ты можешь думать, что хочешь именно Ее. Сейчас же. Сию минуту. Она нужна тебе. Эта страсть к этой женщине - совершенный наркотик. И как любой из них он завладевает тобой постепенно, но всегда неожиданно. Стоит только побороть первый страх - просто подойти к Ней, и дело сделано. Если Она не отказала в компании как сейчас, твоя песенка спета. Ты в ловушке. Ты в абсолютной западне. С первого Ее взгляда, ты начинаешь чувствовать невыносимую жажду. Она становится необходима тебе снова, снова и снова. И как губительный раствор, впрыскиваемый в кровь через тонкую иглу, эта доза обязана увеличиваться. Так и я копил в себе эти чувства десять лет, наблюдая за ее жизнью, узнавая новую Стефани, которую только начинал открывать для себя. Она изменилась, изменилось ее окружение, но неизменными остались ее вкусы и привычки, ее маленькие привязанности, о которых мог знать только я. Мне нужно больше ее, гораздо больше, чем я имею сейчас, сидя с ней за одним столиком в одном из самых популярных ресторанов Европы. Слушая ее голос, подмечая каждый взлет изящных бровей. Так всегда случается. Ты даже не улавливаешь тот момент, когда Она становится для тебя идеалом. Просто в одночасье ловишь себя на мысли, что лучше нет. И как только это происходит, ненависть к Ней накрывает тебя с головой. Потому что власть Ее красоты над тобой абсолютна. Она - как чертов монумент, к которому тебе хочется бросить все, включая собственную душу. Этот факт со смаком сжирает тебя изнутри. Ты становишься заложником собственных противоречий. Ибо зная, что тебе нельзя к Ней приближаться, ты все равно делаешь это. Снова, снова и снова. Потому что удовольствие, которое Она дарит тебе, сильнее собственной агонии. Именно это я чувствовал в детстве, общаясь с ней каждый день. Ты на игле. И это обязано быть взаимно. Иначе ты проиграл. Иначе ты - последнее бесхарактерное чмо. Стопроцентный неудачник. Потому страсть - это всегда игра ва-банк. Ты ставишь на кон все ради того, чтобы Она почувствовала то же самое. Чтобы она признала это. Громко, с надрывом, так, как умеют только женщины. Ибо от одной мысли о том, что Она посмотрит на кого-то другого так же как на тебя, тебе хочется ее убить. И ты не сомневаешься, что сделаешь это. Я хочу, чтобы ты смотрела только на меня. Я хочу слышать, что ты - Моя. Я понимаю, что сейчас глубина моих чувств напугает тебя, что ты не поверишь мне, что ты скорее всего попытаешься уйти, а я просто не могу этого допустить. Я знаю, что должен действовать иначе. Вновь приручить тебя. Покорить женщину - это значит, «поселиться» у нее в голове. Чтобы все, о чем она думает, сводилось к тебе. Посадить ее на короткий поводок становится твоей главной целью. Иначе ты не в силах успокоиться. Не в состоянии спокойно спать. И пока она не признает это, каждый твой день напоминает сражение. С ней. С самим собой. За нее со всем миром. И в этих схватках ты находишь свою свободу. Страсть к женщине, ее взаимность и ее признание - это взрывоопасный коктейль, способный разворотить и уничтожить. Но только он способен подарить тот самый - истинный вкус к жизни, без которого немыслимо чувствовать себя настоящим мужчиной.
В ответ на ее слова я улыбаюсь. Моя Стефани, которая не желает ходить вокруг да около, которая хочет все и сразу.
- Тебе может это показаться странным, но я пришел для того, чтобы остаться с тобой. Я знаю, что сейчас ты не воспримешь мои слова всерьез, я к этому готов, но хочу чтобы ты думала о том, что я не шучу. Я полюбил тебя в далеком детстве, но тогда было слишком много препятствий, которые я просто не смог преодолеть, но пообещал себе сделать это в будущем. Хоть ты и говоришь о том, что общество не в силах разделить людей - это не так. В тот момент я не смог бы дать тебе ничего, кроме собственных чувств и со временем их оказалось бы недостаточно. Я не хотел уходить и говорить тебе тех слов, но я был вынужден. Твоим родителям не нравилось наше общение и они пригрозили моему отцу что уволят его с такими рекомендациями, что его не возьмут даже дворником, я просто не мог так его подставить, понимаешь? Ему нужна была эта работа, а мне нужна была ты, но я выбрал семью. Но именно это дало мне стимул двигаться вперед, добиваться чего-то нового, ползти ввысь и не бояться трудностей. Ради того, чтобы однажды вот так сидеть с тобой рядом.
Я замолчал, подзывая официанта и попросив бокал вина, который мне принесли спустя пару минут. Я давал тебе время переварить и принять услышанную информацию, но сделав пару глотков осторожно протянул ладонь, накрыв ей твою  -легко и ненавязчиво, ты могла убрать свои пальцы в любой момент. Мой голос стал мягче.
- Я знаю что говорю нескладно и возможно сумбурно и повторюсь, ты не обязана мне верить и более того, я ничего не требую от тебя. Но я не собираюсь оставлять попыток вновь завоевать твое доверие и вернуть былые чувства, я готов потратить на это даже всю свою оставшуюся жизнь, если потребуется. Я просто хотел, чтобы ты это знала. И была готова.

+1

11

Удивление и восторг по-прежнему меня не покидали. Кажется, что этими эмоциями я зарядилась как минимум на неделю вперед. Это место действительно было необычным. И несмотря на то, что вокруг были собраны люди только из высшего общества, что вели себя просто безукоризненно, это не могло испортить моего общего впечатления об этом месте. Я не могла оторваться от вида, что расстилался за окном и каждый раз переводила на него взгляд, любуясь вечерним Монреалем. Во мне даже проснулась нотка романтизма и вместо того, чтобы в очередной раз атаковать Виктора, мне хотелось просто продолжать этот вечер. Наверное, сегодня впервые за все наше знакомство он говорил так много. Мужчина рассказывал мне о блюдах, что подают за наш стол, высказывал свое мнение и все это было непринужденно, ведь  я его об этом не просила. Когда брюнет вновь увлекался очередным рассказом - в этот момент я не могла отвести от него глаз. Я наблюдала за тем, как слегка хмурятся его брови, когда он бросает задумчивый взгляд на город, как уголки его губ приподнимаются в еле заметной улыбке, когда она смотрит на меня и понимала, что, наверное, впервые в жизни меня так сильно привлекала каждая мелочь в мужчине. Когда я рассказывала Корнелии о том, что влюбилась, она лишь отшучивалась и говорила, что такое происходит каждый раз, когда я встречаю нового мужчину, так что это не удивительно. Да, отчасти она была права. Мои чувства были так же вспыльчивы и неожиданны, как и мой темперамент в целом, но утихали они так же быстро. Но только не в этот раз. Я не могла объяснить сестре, что это действительно не похоже на мои предыдущие влюбленности, но она в очередной раз смеялась и говорила, что поверит в это только в том случае, если я выйду замуж. Единственным условием было, чтобы свадьба это состоялась не в Лас-Вегасе по пьяне. Но я не обижалась на Корни и впервые мне не хотелось ей, да и кому бы то ни было что-то доказывать.
- Никогда не думала, что когда-нибудь окажусь на вершине мира.
С улыбкой ответила я мужчине, не переставая сводить с него глаз и продолжая слушать каждое слов. Вскоре, он подозвал официанта и заказал песню, про которую только что мне рассказал. Я с интересом обратила свой взгляд на музыкантов, что располагались на небольшом подиуме практически в центре зала. Я не была человеком, постоянно посещавшим театры или симфонические концерты. Была на опере один раз в школе и то мне пришлось надеть наушники, чтобы перестать мучить свои уши. Но сейчас, когда до нас начали доноситься умеренные, нежные звуки скрипки и гитары, а после - послышался необычный и приятный голос певца, то я и вовсе отдала им все свое внимание. Я слушала слова песни и чувствовала, как внутри меня что-то трепетно дрожит, отзываясь на каждый звук. Это больше похоже было на какой-то рассказ, нежели на обычные четверостишия, которые пишут, лишь бы получилась песня. И когда музыка закончилась, то я на ровне со всеми поаплодировала выступлению и только после этого вернулась к Виктору, не скрывая своего восторга. Мужчина подлил шампанского в наши бокалы и вновь заговорил, раскрывая мне небольшое повествование об этой песне. Красивый рассказ под красивую музыку рядом с привлекательным мужчиной. Разве я хоть раз задумывалась о том, что нечто подобное может произойти со мной?
- На самом деле, ты так редко со мной разговариваешь.
Сейчас мое настроение было умиротворенным. Я не могла не скрывать того, что мне безумно нравится эта обстановка, нравится то, как проходит наш вечер, ведь даже неловкость и смущение остались позади. Только сейчас я задумалась о том, что может быть действительно меня порой бывает слишком много? Я не хотела, чтобы мужчина останавливался, вновь уходил в себя или сводил наше общение на саркастичные ответы. Мне нравилось видеть его с другой стороны, узнавать, на что он способен, каким может быть. Думала ли я о том, что может ждать нас дальше? Конечно же нет. Думать наперед я так и не научилась, как бы ни пыталась. Сейчас я получала удовольствие от того, что могла проводить время с этим человеком, пусть и редко. Но все же он меня не отталкивал и не прогонял, как прежде. Может быть смирился, может привык, а может быть он действительно испытывал ко мне какие-то чувства так же, как и я к нему. Множество фантазий и желаний хранится в моей голове и как бы мне хотелось, чтобы они все могли осуществиться, но не все в этой жизни нам дается легко.
С трудом я все же смогла вырваться из плена очарования этого мужчины и только сейчас обратила внимание на то, что нам подали уже второе блюдо. Как там говорил Виктор? Миньон-вагу? Аа, Боже, я этого в жизнь не выговорю. Но выглядело это довольно аппетитно, особенно с учетом того, что мясо было моей слабостью. Взяв столовые приборы в руки, я попробовала нежнейший кусочек этого блюда и чуть-было не умерла от восторга. Однозначно, этот ресторан станет моим самым любимым местом, хоть одна я сюда ни за что не попаду.
Когда мои эмоции немного улеглись, я сделала глоток шампанского и вновь посмотрела на мужчину. Я не знаю, как так получилось, но эта мысль моментально возникла в моей голове и я тут же поспешила ее озвучить.
- Почему мы не можем проводить такие вечера чаще? Я имею в виду не Парамаунт, а нас.
Не знаю, какого ответа я хотела сейчас услышать. Просто мы больше походили на любовников, что иногда видятся. Раньше это вообще происходило только по праздникам. Может быть мы действительно таковыми и были и раньше меня это не волновало, но именно сейчас мне захотелось знать мнение Виктора.

0

12

Что стоят слова о любви? Как долго она может жить и на что может подталкивать людей? Наверное, об этом чувстве я знала и не так уж много, чтобы могла рассуждать.
Алан. Этот человек заставлял меня испытывать к нему столь трепетные чувства, что я была способна пойти против семьи. Да, я была совсем юной, мой характер был вспыльчив, а нервы оголены, словно провода, отчего каждая эмоция била фонтаном. Но я действительно в него влюбилась настолько сильно, что мне не чужд стал его мир. Мир сына нашего садовника. Он был беден и не мог позволить мне дать материальных благ. Но разве тогда меня это волновало? Первые чувства всегда самые сильные и когда, сидя в тени яблонь, что росли в нашем саду, я посмотрела в его глаза, которые смотрели на меня всегда с теплотой и решилась признаться в своих чувствах, он ответил отказом. Его слова были жестоки, взгляд моментально стал ледяным, а после этого он ушел. В тот момент что-то во мне сломалось, переключилось и сделало из меня ту, кого всегда хотели видеть мои родители. Бесчувственную, холодную и расчетливую. Я стала идеалом в их глазах, ведь стала презирать всю челядь, как после стала их называть, мое внимание переключилось на деньги и славу. Я росла, а вместе с тем крепли мои убеждения.
Андре. Такой он меня встретил. До него были мужчины, что пытались добиться моего расположения, но были забиты жестокой критикой и отсеяны, как бракованный товар. И он должен был стать таким же, но не стал. Когда родители разозлились на меня за то, что я уехала из дома перед самой свадьбой, которую они так тщательно подготавливали для меня и сына богатых друзей, они лишили меня всего. Денег, машины, дома. Они попросту выкинули меня на улицу, а он просто не прошел мимо. Он смог рассмотреть во мне что-то большее, чем просто красивую девушку в дорогой одежде. Он смог вытащить наружу все те эмоции, которые я так упорно старалась упрятать от всего мира. От всех, чтобы больше никто и никогда не смог мне сделать больно. Вытащил и растоптал, грубо и безжалостно. Точно так же, как когда-то сделал Алан.
Курт. Он был не похож на других. Не стремился меня заполучить или угодить. Он просто взял то, что захотел. От его нрава у всех бежали мурашки по коже, но я чувствовала себя в безопасности. Мужчина, который порой многих приводил в ужас, признавался мне в любви, обнимал меня с силой и нежностью одновременно. Да, его я полюбила. И эти чувства действительно были сильны, но страх, что и он поступит со мной точно так же, как и другие не позволили сказать это в слух. А затем появилась Бянка, что с легкой руки разрушила все то, чем я дорожила. Я перестала винить ее во всех грехах, но все же простить не смогла. Тогда я надеялась, что чувства, если они были настоящими, помогли бы нам вновь возобновить отношения, но в очередной раз, от очередного мужчины я увидела лишь холод.
Сейчас, когда Алан говорит о том, что его чувства тогда были взаимны ко мне, что тот человек, что сейчас сидит передо мной добился много лишь ради меня, на моих губах появляется нервная улыбка, а в глазах таится печаль. Что-то внутри меня, там, глубоко, отзывается на его слова, хочет верить, хочет выйти наружу и смеясь, радоваться тому, что вот он человек, которого я раньше так сильно любила, теперь он рядом и теперь он сам говорит о своих чувствах. Но я топлю это, стараюсь упрятать как можно глубже, потому что больше я не выдержу. Да такого просто не может быть, ведь это действительно все похоже на красивую сказку или жестокий розыгрыш. Стефани Льюис не способна любить. Никто не способен искренне любить Стефани Льюис. Я молчала и не знала, что еще ему сказать. Человеку, на которого теперь даже не могла поднять взгляда, потому что боялась вновь пропасть. Я пообещала себе быть сильной, независимой ни от кого, а он так нагло ворвался в мою жизнь и говорит о словах любви.
Когда его ладонь накрывает мою, я еле заметно вздрагиваю, переводя взгляд на это переплетение. Тепло его рук согревает, кажется, даже само сердце, заставляя ноющую боль вновь подкатывать к горлу. Я продолжаю слушать, как он говорит, и в любое другое время я была бы рада ему поверить, встретила бы с распростертыми объятиями, но не спустя столько лет, не сейчас. Я невольно убираю свою руку, разрывая нашу тонкую связь. Между нами повисает тишина и мне приходится сделать глоток вина, чтобы сглотнуть ком, что встал поперек горла. И только после этого я вновь поднимаю на мужчину глаза, стараясь сохранить все то же хладнокровие во взгляде и в улыбке, которую давно уже научилась подделывать.
- Это смешно. Прошло уже десять лет и каждый из нас изменился. Тебе бы следовало поставить перед собой другую цель, чем пытаться вернуть чувства былой давности. Этого уже не случится.
Не знаю даже, кого я больше хотела убедить в этих словах - его или все же себя. Он ворвался в мою жизнь так внезапно, окатывая меня волной, перед которой я не успела даже сделать глотка воздуха. Его слова ласкали слух, но их смысл был слишком тяжел для того, чтобы быть правдой. Я попросила у официанта счет прежде, чем подняться на ноги. Я бросила взгляд на мужчину сверху вниз, стараясь увидеть в его глазах насмешку или хотя бы какое-то доказательство того, что все это глупый розыгрыш.
- Я очень рада, что тебе удалось добиться таких высот, это похвально.
Я вновь оградила мужчину взглядом, опустошая бокал вина и дожидаясь официанта.

+1

13

Я смотрю на блондинку, что сидит напротив меня. Взгляд ее холоден и непроницаем, на мои слова она реагирует спокойно, но нутром я чувствую, что это просто маска, с которой ей проще воспринимать действительность. Я понимал, что возможно, отчасти в этом виноват и я, ведь первая любовь всегда воспринимается по особенному, мы никогда ее не забываем, если чувства были настоящими. А когда первая любовь приносит лишь боль... А впрочем, может быть такой ее сделал модельный бизнес или отношения с мужчинами, которые рушились не оставляя и шанса на возобновление. Я понимал, что если я хочу быть с этой женщиной, то меня ждет просто титаническая работа. Завоевать доверие очень трудно, а вернуть когда-то подорванное, еще сложнее. Конечно тогда я был всего лишь подростком, против которого были все обстоятельства и может будь я постарше и поумнее, то нашел бы какой-нибудь выход, но что толку говорить о делах давно минувших лет? В ответ на ее слова я улыбаюсь.
- Позволь мне самому решать, какие цели ставить перед собой. Я научился за эти годы добиваться того, чего хочу.
Я не ждал, что она бросится мне на шею, что поверит моим словам, что с легкостью и распростертыми объятиями примет меня обратно. Но я любил эту девушку, любил и верил что там, в глубине души, под всем этим слоем пафоса и надменности, есть еще живая и ранимая душа, которая просто прячется от реальности, что причиняет ей боль. Стефани попросила у официанта счет и поднялась на ноги, так что я последовал ее примеру. Я чуть склонил голову, внимательно смотря на блондинку, которая отводила взгляд, сосредоточившись на бокале шампанского. Легкая улыбка тронула мои губы.
- Я надеялся, что ты оценишь мои старания.
На миг между нами повисла неловкая тишина, которую нарушил официант, что принес счет. Стоило Стефани потянуться к кошельку, как я мягко накрыл ее ладонь своей, всего на миг в теплом жесте и покачал головой.
- Позволь в этот раз мне тебя угостить, хорошо?
Возражать девушка не стала, так что я оплатил заказ и направился вместе с блондинкой на выход. В молчании мы ехали в лифте, в таком же молчании вышли на улицу. Я хотел предложить подвезти ее, но машина Стеф была припаркована тут же на стоянке. Чтож, в другой раз. Она попрощалась и пошла по направлению к авто, а я пару секунд смотрел ей вслед, прежде чем нагнать.
- Стефани постой.
Я как-то глупо и нерешительно улыбнулся, придержав ее за локоть, но тут же отпустил.
- Я хочу пригласить тебя на ужин. На свидание. В любой удобный день. Что скажешь?
Я не знал, хотела ли она этого, не знал, откажет она или примет мое предложение. Пусть я и знал достаточно о ее жизни, мне еще только предстояло открыть для себя новую Стефани Льюис и разобраться в том, как с ней обходиться. Мне оставалось лишь надеяться, что она не будет избегать встреч со мной, ведь превращаться в преследователя мне хотелось меньше всего. Я видел, как девушка тщательно взвешивает мои слова, как раздумывает над ними, как изучающе смотрит на меня. Сердце пропустило пару ударов, прежде чем она согласилась. Я не сдержал облегченной улыбки.
- Хорошо, вот мой номер.
Я достал визитку и протянул блондинке, вкладывая кусочек картона в ее руку и сжимая пальцы.
- Как надумаешь или если что-то понадобится, я в твоем распоряжении.
Не удержавшись, я склонился и запечатлел на пальцах короткий поцелуй, после чего попрощался и направился к собственной машине. Сев за руль я еще некоторое время стоял на парковке, провожая взглядом отъезжающую шевроле и думал о том, как все таки переменчива жизнь. Я так долго готовился к этой встрече и был рад, пусть и прошла она совсем не так, как я планировал. Я думал о словах Стеф, что она сказала мне - что былых чувств не вернуть и не воскресить, но твердо был уверен в том, что она ошибалась. Я не собирался сдаваться в борьбе за то, что мне дорого. В борьбе за то, что я люблю. Даже если мне придется вести эту войну с самой Стефани, я не буду отступать. Потому что все чего я хочу, сделать эту женщину счастливой.

0

14

Я смотрел на девушку, завороженную одной из моих любимых песен и впервые за долгое время ощущал себя спокойно. Мне было комфортно, я мог не притворяться, а быть самим собой, просто человеком, которому нужно было немного отдохнуть. Отчасти это заслуга самого Парамаунта, в котором действовало негласное правило "мы никого не судим". Сюда не допускали журналистов, бережно охраняя частную жизнь своих посетителей, а сами посетители не распространялись об увиденном, ведь у каждого были свои секреты. Мой взгляд блуждал по залу, то и дело возвращаясь к Хиллари, что сидела напротив, к ее глазам, в которых плескался восторг. Я не мог однозначно решить, что для меня значит эта девушка. Мне было с ней хорошо, что довольно странно, учитывая ее характер. И пусть я зарекся не принимать всерьез ее слова о любви, тем не менее когда я думал о том, что она теоретически может действительно что-то ко мне испытывать, то эта мысль мне нравилась. Услышав ее вопрос я задумался.
- Наверное потому, что обычно ты не даешь и слова вставить.
Мои губы тронула легкая полуулыбка, а за сарказмом мне всегда было проще скрыть собственные мысли. И ведь на самом деле, чаще всегда наши с Хиллари встречи оканчивались постелью, а с утра мы немногословно расходились, чтобы через пол года или пару месяцев все повторилось снова. То что случилось один раз случайность, два - совпадение, три - же система. Правило старо как мир, и как же удивительно понимать, что оно правдиво как никогда. Отчасти я не разговаривал с ней потому, что знал, что я лишь промежуточный пункт в ее жизни, который нужен до тех пор, пока она не найдет кого-то настолько же яркого как она сама, не влюбится, не выйдет замуж. У нас с Хиллари не было практически ничего общего, мы мало знали друг о друге и не стремились узнать, это было, видимо, обоюдным решением. Правильно это или нет судить было не мне. И даже не ей.
Наш зрительный контакт прервался, когда официант принес второе блюдо. Я есть не торопился, куда интереснее мне была реакция девушки. Кажется она была в восторге, так что я тоже приступил к трапезе и лишь закончив, откинулся на спинку стула и тоже сделал пару глотков шампанского, смотря на пейзаж, открывающийся за окном. От неторопливых мыслей меня отвлек очередной вопрос Хиллари и прежде чем на него ответить, я еще некоторое время раздумывал, делая неспешные глотки.
- А стоит?
Я понимал, что отвечать вопросом на вопрос бессмысленная затея, на это было честно, ведь именно об этом я и думал. Я не знал, как обозначить те отношения, что связывали нас с этой девушкой. Пожалуй, однозначно здесь подойдет определение "любовники", ведь мы изредка встречались, а в остальное время будто бы не замечали друг друга. Я не знал, ждала ли девушка чего-то от этих отношений, надеялась ли она на что-то, и не думаю, что хотел бы знать ответ на этот вопрос. Когда ты не даешь чему-то четкого определения, то когда это заканчивается, то ты не испытываешь никаких сожалений. Я знал, что рано или поздно Хиллари исчезнет из моей жизни, перестанет здороваться при встрече как-то более интимно, чем кивок головой. Она станет еще одним рядовым сотрудником Стоунбрука и на этом все закончится. Я внимательно изучал девушку взглядом.
- Я скажу тебе честно - я никак не характеризую наши отношения. Я не могу назвать нас друзьями или любовниками, по крайней мере однозначно. Я не могу сказать даже, как я к тебе отношусь.
Я откинулся на спинку кресла отводя взгляд от девушки, в нежелании видеть разочарование в ее глазах. Наверное стоило соврать и не портить ей вечер, но я никогда не лгал. Практически никогда.
- Наверное, лучше оставить все как есть.
Девушка долго молчала, а потом ее расстроенный голос заставил меня сделать глубокий вдох. Я ведь предупреждал ее, что влюбляться в меня - паршивая затея, что это не приведет ни к чему хорошему. Я не мог помочь ей ничего не чувствовать, даже если бы и хотел этого. Нас в очередной раз спас официант, что принес прекрасный десерт. Мороженое с настоящим золотом, раскатанным в тончайшую фольгу. Я криво усмехнулся, опуская десертную ложку в пломбир.
- Не думаю, что сейчас нам следует об этом говорить, Хиллари. Давай не будем омрачать твой праздник.
Но былое настроение вернуть было уже нельзя. Пусть девушку и удивлял десерт, он не восхищал ее, так что стоило нам доесть, я попросил счет и пока мы ждали официанта, то допили шампанское. Поднявшись я отодвинул блондинке стул, помогая подняться. Стоило нам спуститься на первый этаж и выйти на улицу, как я закурил, делая пару глубоких затяжек. Подул прохладный ветер и девушка инстинктивно прижалась ко мне, так что я не задумываясь обнял ее свободной рукой, выкинув сигарету. Увы, трость бросить я не мог. Я посмотрел в лицо девушке и тут же отвел глаза.
- Мне отвезти тебя домой, или куда-то еще?

+1

15

Вик - тот человек, от которого катастрофически трудно добиться каких то эмоций, а уж решений, как мне кажется, и подавно. И то, что он сейчас отвечает вопросом на вопрос, увиливая от прямого ответа - прямое тому доказательство. Но, в конце концов, я знала, что это за человек и это мне нисколько не помешало сделать его своей целью почти два года назад. Если признаться честно, то на момент нашего с ним знакомства, если бы он оказался более податливым и открытым, то наши бы с ним отношения и закончились после одной - двух ночей. Порой Корни вновь начинает мне твердить, что я заигралась и совсем скоро это понесет необратимые последствия, на что я лишь смеюсь и говорю, что этого и добиваюсь. Она права, я заигралась и результатом тому стала моя влюбленность, которая постепенно начинает крепнуть, но я не жалею, ведь Виктор - тот человек, который если бы хотел от меня избавиться, то давно бы это уже сделал, но сейчас мы сидим в Парамаунте и едим блюда, которые, по моему мнению, вообще должны быть созданы только для того, чтобы ими любоваться, а все почему? Потому что я сказала, что у меня сегодня День Рождения. Если он и не испытывает тех же чувств, что и я, то можно быть уверенной в том, что я ему не безразлична, а пока мне этого более чем достаточно.
- А почему нет?
С легкой улыбкой спросила я, чуть склонив голову на бок и наблюдая за мужчиной. Он первый решил прекратить нашу игру в то, кто больше задаст вопросов и дал мне более чем развернутый ответ, который заставил меня поникнуть. Конечно, не этого я ожидала. Я прикусила нижнюю губу, стараясь скрыть досаду, что меня сейчас переполняла. Еще какое-то время я ожидала, что случится невозможное и это окажется такой шуткой, но лицо Виктора как всегда было непроницаемым, так что мне пришлось смириться с тем, что по всей возможности он действительно так считает. Пожав плечами я вновь заговорила, только на этот раз мой голос не звучал так уверенно, как пару минут назад.
- Мне казалось, что мы уже дошли до какой-то определенной стадии отношений.
Неловкую тишину прервал официант, что принес нам десерт. Это было мороженое с золотыми лепестками. Красивое и завораживающее блюдо, но сейчас моя голова была забита словами Виктора, так что на восторг у меня не осталось времени. Не будем омрачать праздник. Эти слова вызвали у меня усмешку, но я не стала ничего говорить. Интересно, а если бы у меня не было сегодня праздника, он бы выставил меня за дверь своего кабинета? Хотя раньше за ним я такого не замечала. Все-таки Вик прав, не стоит сейчас говорить на эту тему и еще больше портить себе настроение. Как минимум, сейчас мне хотелось его вернуть обратно.
Десерт мы доели в полной тишине, каждый из нас был предоставлен своим мыслям. Я же пришла к тому выводу, что раз уж Вик не может определиться с нашими отношениями, то мне придется сделать это за него. В конце концов, начнем с того, что на протяжении всего того времени, что мы типа вместе и не вместе, инициатором всего являюсь я, так что не стоит обижаться на Виктора за его неспособность принимать какие-либо решения. Благодаря таким мыслям к завершению ужина настроение мое вновь начинало подниматься, что не могло меня не радовать. Я дождалась, пока Виктор оплатит счет, а потом мы вместе направились в сторону лифта. Я была уверена, что на этом наш вечер не закончился, так что улыбку на моем лице сегодня еще можно будет увидеть. К тому же, шампанское даже и рядом не стояло с тем крепким алкоголем, который припасен у Вика в домашнем баре.
Спустившись на первый этаж, мы вышли на улицу, где нас тут же окутал промозглый ветер. Погода портилась, а к этому я не была готова. Инстинктивно я прижалась к мужчине даже и не заметив, что он закурил. Он же выбросил сигарету и обнял меня в ответ, что заставило меня улыбнуться, хоть я и не хлопала пока в ладоши. Услышав его вопрос, я подняла голову, смотря на него снизу вверх, и широко улыбнулась.
- Я скажу одно, раз ты не можешь нас считать друзьями и любовниками, то ты точно не споришь поспорить с тем, что мы с тобой неплохие собутыльники. К тому же, я очень соскучилась по твоему бару - это лучшее место во всем Монреале.
Слова Виктора донеслись до моего слуха и заставили улыбнуться еще шире. Запрыгнув на пассажирское сиденье, я дождалась пока мужчина не окажется за рулем, тут же оборачиваясь в его сторону.
- Знаешь, ради таких момент я готова менять паспорт, чтобы каждый день быть именинницей.
Пристегнув ремень безопасности, я уселась поудобнее, чтобы потом мы отправились по уже знакомому мне адресу. От грусти не осталось и следа, ко мне вновь вернулся прежний настрой, а совсем скоро алкоголь поможет ему окрепнуть, так что можно не переживать о том, что вечер в конце концов окажется испорчен.

+1

16

Легкое прикосновение заставило сердце пропустить пару ударов. Он превратился из несуразного мальчишки во взрослого мужчину, но его прикосновения остались такими же теплыми и мягкими. Чувство дежа вю снова настигло меня, но я попыталась от него избавиться. Признаться честно, мне тяжело сейчас было сохранять свою холодность под натиском воспоминаний и его слов. Нельзя вернуть былые чувства, но этот человек пытается доказать мне обратное, а что-то глубоко внутри вторит его словам. Это злит меня, ведь кто-то снова пытается вторгнуться в зону моего комфорта. Но я уверена, что на этот раз наша встреча окажется последней. Я допила шампанское, а после мы отправились на выход. Завтра снова на работу и сейчас было бы неплохо поспать, но что-то мне подсказывало, что мне сегодня это не удастся. Зайдя в лифт мы снова погрузились в неловкое молчание. Внутри меня царило напряжение, которое я старалась всячески скрыть. Стоит ли говорить о том, что тогда, когда мы расстались впервые я еще долго думала, что он скоро придет ко мне, скажет, что был не прав. А когда этого не случилось, то я лишь стала той, кем хотели меня видеть родители. Модельный бизнес быстро показал мне всю жестокость этого мира и научил с этим справляться и когда я прошла столь долгий путь раз за разом наступая на грабли, он все-таки пришел. Господи, кто бы знал, как я хотела сейчас залепить ему пощечину, но я в очередной раз постаралась сдержать себя в руках и сохранить маску безразличия.
На улице стояла прекрасная погода - когда дневной зной уже спал, оставив после себя разгоряченный асфальт и легкую прохладу ночи. Сейчас я бы была не против прогуляться, но меньше всего мне хотелось оставаться в компании Алана на данный момент. Легкая заминка настигла меня на улице, но я осеклась и не поднимая взгляда на мужчину, развернулась, чтобы отправиться к машине.
- Доброй ночи, Алан.
Сухо произнесла я, но через пару секунд моего локтя дотронулась его рука. От неожиданности я развернулась резче, чем хотелось бы. Опустив взгляд на руку мужчины, что тут же одернулась, я медленно и вопросительно подняла глаза на него. И что я увидела? Нерешительную улыбку на губах и какую то толику стеснения? Черт, это не могло меня не задеть, ведь я с каждым разом подмечала все больше и больше столь сильно знакомых мелочей. Наблюдая за тем, как мужчина возвращается к своему прежнему образу мальчишку, я улыбнулась, хоть и приложила немало усилий, чтобы удержаться. А когда он заговорил про свидание, то вновь вернула к себе серьезность. Свидание. Сейчас был тот момент, когда я могла бы поставить окончательно точку и дать ему понять, что для него не осталось места в моей жизни ни в виде моего мужчины, ни в виде друга, ни в виде простого знакомого. Но я не могла, потому что какая то часть меня категорически этого не хотела. Между нами повисла очередная тишина, которая, кажется, становится уже постоянным гостем в нашем с Аланом общении. Я постаралась найти в себе силы, чтобы оттолкнуть от себя этого человека, но в сотый раз потерпела фиаско. После минутного молчания я наконец-то заговорила.
- Хорошо, только давай мы не будем называть это свиданием, оно накладывает определенные обязательства.
Мужчина улыбнулся, но я не смогла сделать этого в ответ. Я даже не могла сказать однозначно - судьба ли мне постоянно подкидывает испытания или же это я все усложняю. Из мыслей меня вырвало очередное прикосновение. Пальцы дотронулись до гладкой картонки, но мое внимание привлекало совсем иное. Его ладони продолжали держать мою руку, а когда его губы коснулись моих пальцев, я вовсе замерла, будто завороженная наблюдая за мужчиной. Находясь рядом с ним я чувствовала, что с каждой минутой моя стена тает все сильнее и сильнее и мне нужно было бежать от него, что я и сделала.
- Хорошо.
Коротко ответила я на последние слова Алана, после чего наконец-то отправилась до своей машины, что стояла неподалеку. Я ощущала его взгляд и хотела от него спрятаться как можно скорее, ведь он вызывал во мне те чувства, которые я давным давно попыталась забыть. Сев за руль камаро, я плавно выехала с парковки, после чего тут же вывернула на дорогу и поехала в сторону своего дома. Одна рука сжимала руль, а во второй покоилась визитка. Сейчас, когда я оказалась далеко от влияния мужчины, все чего мне захотелось, так это не видеться с ним больше, поэтому тихо выругавшись, я раскрыла бардачок и закинула в него бумажку, с треском защелкивая дверцу. Завтра будет новый день и завтра будет легче, я уверена.

0

17

С тех событий обсуждения моей ориентации прошел почти месяц и мы не возвращались к этой теме больше ни разу. Погрязли в работе, ведь у Иви летом не было учебы, так что она больше времени проводила на работе, да и мы готовили летний показ, что состоялся пару дней назад. Туда попали по две работы от каждого из моей команды и если Иви с Патриком к этому еж привыкли, то восторг Лиссы был неописуем. Она точно ребенок до последнего скакала вокруг выделенной ей модели, которая хоть и славилась своим сучизмом, все-таки на Лиссу не огрызалась. Показ прошел на ура, так что после него мы вчетвером поехали в ресторан, где я всех угостил. На самом деле я ненавижу людей, но в то же время осознаю, что от общества мне никуда не деться. Ребята в моей команде, поначалу были совсем желторотыми птенцами, чуть менее раздражающими чем остальные, но я привык к ним. Не достаточно сильно, чтобы скучать если они уволятся, но достаточно для того, чтобы проводить с ними время и не злиться. Лисса радовалась больше всех и я в ней я видел себя в молодости, пусть моя радость и не была столь же яркой и буйной. Отпраздновав мы разъехались по домам, а потом началась работа над осенним показом и ребята, окрыленные своим успехом, взялись за эскизы с троекратной прытью. Когда мне поступило приглашение на вечер посвященный индустрии моды, что пройдет в Парамаунте, это было ожидаемо. Я бы не пошел туда, но мои ребята вполне заслужили такой поход, заслужили показать себя людям, услышать стороннее мнение по поводу своих работ, познакомиться с сильнейшими и талантливейшими людьми модной индустрии. Потому я объявил им о нашем участии вечером, в окончании рабочего дня. Даже Иви отнеслась с интересом, а что уж говорить о Лиссе, которая была готова просто запрыгать на месте от восторга.
В вечер встречи модельеров я собирался заранее, как и всегда, потому когда мне поступил звонок от Лиссы я удивился, но трубку взял, мало ли что могло случиться. Как оказалось, у нее сломалась машина, а такси были нарасхват, как и всегда в пятницу, так что она бы опоздала. Иви не брала трубку, а Патрик был без машины, так что оставался только я. Закатив глаза к потолку я бросил девушке что буду через пятнадцать минут, и слава Богу, что она не заставила меня ждать. Стоило ей сесть в машину, как я смерил ее удивленным взглядом. Не знаю, сколько я смотрел на то, как всегда скрытая под джинсами и мешковатыми футболками и свитерами фигура, стала такой плавной и изгибистой, как вечно стянутые в высокий хвост волосы, рассыпались по плечам, как скромный макияж делал ее лицо таким загадочным. Кажется она удивилась моему удивлению, так что я поспешил хмыкнуть и отвернуться. Ее платье было достаточно скромным. Черное, в пол, подстрочное под грудью и с узким разрезом перпендикулярно ей же, украшенное стразами, но почему-то, оно очень ей шло.
- Непривычно видеть тебя такой вот и все. Я то думал, что ты из тех, кого в школе звали ботаником.
Наверное это было грубо, но вполне в моем стиле общения, так что удивляться ей не следовало. Вряд ли она была достаточно глупа, чтобы ждать от меня комплиментов. Единственная женщина, которой я их делал, предала меня, так что не было нужды и дальше пробовать быть хорошим. У меня не получилось один раз, значит нет смысла пытаться еще. Тем более, между мной и этой соплячкой стопроцентно не может быть никаких отношений, она была совершенно не в моем вкусе. А да, и считала меня геем, чего я ей до сих пор не простил. Неужели я действительно был похож? Но она не спасовала, я улыбнулся.
- Конечно. Рад что на работе ты не пытаешься скрыть свое настоящее лицо.
Да, я был злостным грубияном, да обо мне ходила слава, что я не умею вести себя с женщинами, да я был нетерпимым ублюдком, которому хотелось вмазать. Но я это я, а самое забавное что я ее начальник и она не имеет права отвечать мне грубо, даже если захочет. Мне нравилась моя власть над этими малышами, хоть ради них и я был на многое готов. Хотя один за это Патрик решил назвать меня папочкой. Благодаря ему я дал недельный отгул уборщице, ведь она каждый вечер драил все поверхности модного дома. Еще одна усмешка с моей стороны.
- Не сомневаюсь, но не думаю что это уместно. Все-таки ты одна из моих собачек. Не порть мне имидж.
В ответ на ее слова я посмеялся.
- Было бы прекрасно, но давай в следующий раз.
Стоило нам подъехать к Парамаунту, как я отдал ключи от машины парковщику, а сам направился вперед сопровождаемый верным псом, не предложив девушке руки - я не был джентльменом. Ее это кажется не смущало, так что мы зашли в лифт и я смотрел на нее, пока мы поднимались. Казалось, что у нее аж коленки трясутся и я сжалился.
- Не бойся. Все люди там такие же тошнотворные люди как и я. Просто не бойся говорить свое мнение и тебя зауважают.
Не успела она ответить, как двери лифта распахнулись, впуская нас в поистине волшебную атмосферу этого места. Людей было много, но большая часть все-таки в открытой части ресторана, на высоте более 220 метров над землей. Я видел, как расширились в восхищении глаза моей спутницы, но тут же нас обступила толпа, оттесняя друг от друга.

+1

18

Какая же я счастливая! Несмотря на мое неумение вовремя сдержать язык за зубами, я все-еще работаю в модном доме Курта Вагнера, но это еще не все! Совсем недавно прошел показ, где я впервые представила свою модель платья. Я просто готова летать от счастья. Как же я долго готовилась к этому событию. Я даже ночами не спала, ведь меня посетил страшный недуг под названием бессонница. А еще ко мне прикрепили такую красивую модель, что мне хотелось сделать все просто идеально. Как то раз Патрик даже спас меня от неистового гнева Курта, разбудив меня за пару секунд до того, как наш начальник вошел в мастерскую. Но все прошло просто потрясающе. На самом деле у меня уже дико сводит скулы от того, что я улыбаюсь и днем и ночью, но я просто не могу остановиться. Порой мне даже воздуха в легких не хватает, когда я начинаю делиться впечатлениями. Я даже как то умудрилась на телефоне зарядку в ноль посадить, когда присела на ухо своей маме, рассказывая в мельчайших подробностях о том, как все произошло. Казалось бы, что показ уже прошел и нужно вклиниваться в работу и создавать следующий шедевр, но моя сказка на этом еще не заканчивалась. Сегодня меня ожидал светский раут в самом Парамаунте, поэтому мне пришлось просто заставить себя лечь вчера спать по-раньше, чтобы не пестрить потом с огромными мешками под глазами. Мне хотелось танцевать, прыгать и бегать, тело мое, казалось, жило совершенно другой жизнью и отказывалось меня слушаться. Пока я была в душе, то горланила на весь дом какую-то дурную песню, потом принялась танцевать с феном, рисовать себе смешные и в то же время ужасные макияжи, а потом все стирать и краситься заново. Главное, обуздать эту энергию до начала мероприятия, а то если я начну там плясать или, того хуже, запою, то меня точно уволят. А еще выгонят из страны. Взяв все-таки себя в руки, я наконец-то нанесла легкий макияж, высушила и выпрямила волнистые волосы, а потом надела на себя одно из платьев, что покоились в моей шкафу, словно в мавзолее, ведь носила я их так редко, что на большинстве из них все еще сохранились этикетки. Конечно же, я, как девочка, любила платья, но в большинстве своем мой ритм жизни требовал чего-то более удобного. Вспомнить только, как я работала в пижаме и домашних тапочках... Запрыгнув в классические лодочки на высокой шпильке, я сложила все необходимое в клатч и направилась на улицу.

Наряд

http://s3.uploads.ru/C4Ox7.jpg

Совсем недавно проморосил легкий дождь, поэтому на улице сейчас было свежо и хорошо. В приподнятом настроении, я распахнула дверь своей машины и села за руль, вставляя ключ в замок зажигания, но стоило мне его повернуть, как в ответ послышалось ничего. Еще раз и еще, но машина никак не реагировала на мои попытки ее запустить. Тогда я вновь выползла на улицу и открыла капот, чтобы выяснить, что моей старушке опять не нравится. Забавная, наверное, все-таки картина была со стороны, когда я в красивом вечернем платье ковыряюсь под капотом машины. Как оказалось, умер стартер и сейчас я не в силах была что-либо сделать, поэтому закрыв машину, я вернулась домой, где принялась трезвонить по всем возможным такси, но машины были заняты и ближайшая могла подъехать не раньше, чем через час, а в это время я уже обязана находиться в ресторане. Тогда я пару раз позвонила Иви, но она так и не подняла трубку, Патрик вовсе сказал, что гуляет по городу пешком и мне ничего не оставалось, как позвонить Курту. Стоило ему поднять трубку, как я тут же затараторила о том, что у меня сломалась машина и вообще я бедная и несчастная, никто не хочет меня вести. Ну не могу ведь я свою первую встречу провести вот так, дома. На мое спасение мужчина все же согласился меня забрать, отчего я тихонько захлопала в ладоши и начала осыпать его бесконечными благодарностями, но тот уже положил в свою очередь трубку.
Стоило ему подъехать, как я тут же выскочила на улицу и уселась на пассажирское сиденье. Да уж, мою малышку по сравнению с его танком давно уже пора отправить на пенсию. Но я ее любила, поэтому никому бы не позволила ее обидеть. В машине воцарилась тишина и пока я пристегивала ремень безопасности, то почувствовала на себе удивленный взгляд мужчины, отчего сама замерла, словно кролик перед удавом.
- Что-то не так?
Неуверенно поинтересовалась я, но Курт поспешил ответить мне в своем духе, поэтому я смогла немного выдохнуть и даже улыбнуться.
- А что, это так заметно?
Вскинув брови, поинтересовалась я у мужчины, удобнее устраиваясь в кресле. На самом деле мой стиль в одежде всегда был довольно... странным, как до школы, так и во время нее, поэтому меня часто подкалывали по поводу моей одежды, прически и так далее, отсюда и не возникло особого удивления на слова Курта, ведь я к этому уже привыкла. Над его следующими словами я вновь усмехнулась, переводя взгляд на дорогу.
- Ну я могу и на званный ужин прийти, если Вы об этом.
Мы медленно выехали на дорогу, направляясь в сторону центра города, а Курт все продолжал раскидываться любезностями. Интересно, он со мной так щедр только потому что я назвала его геем? Хотя, если честно, меня порой до сих пор не покидает эта мысль.
- Собачек? Тогда может быть мне присесть рядом с Шэдоу и высунуть язык?
На его слова я отвечала без злобы и обиды, с легкой усмешкой. Мое настроение вновь перелетело за пределы допустимого и вряд ли кто-то мог его мне сейчас испортить.
Стоило нам подъехать к Парамаунту, как я удивилась огромному количеству народу, что толпились внизу и уже боялась представить, что будет внутри. Стоило нам зайти в лифт, как я тут же поняла, насколько сильно нервничаю. Видимо, это было так заметно, что даже сам Курт Вагнер сжалился, дав дельный совет. И когда двери распахнулись, то я, признаться честно, вовсе готова была упасть в обморок. Столько людей было вокруг, вспышки фотокамер слепили еще сильнее, чем во время показа, а совсем скоро люди нас обступили, разделяя с Куртом и оттаскивая меня словно от спасательных буйков. Но, я последовала его совету и действительно говорила то, что думала, заставляя порой даже смеяться людей вместе со мной. Не знаю, сколько времени прошло, но когда мне дали немного свободы, я тут же поспешила найти Курта, сжимая кулачки и растягивая улыбку настолько широко, насколько это было возможно.
- Господи, это прекрасно.
Пропищала я, еле сдерживаясь, чтобы не запрыгать. Поддавшись порыву эмоций, я резко обняла мужчину за шею, тут же отпуская и даже не думая извиняться.
- Вы самый лучший начальник.

0

19

Толпа быстро раскидала нас с Лиссой по разным углам, но я и не старался за ней приглядывать. Если она хочет быть знаменитым  дизайнером, то ей стоит привыкнуть к большой и шумной толпе, которая окружает ее, как и привыкнуть к злым языкам, которые всегда были, есть и будут. Я протискивался сквозь людскую толпу, с некоторыми здороваясь рукопожатием, а с некоторыми лишь кивком головы. Теперь, когда я стал успешным и знаменитым, я мог себе это позволить, а когда был в возрасте и стасу своих подмастерьев, то цеплялся за каждый ценный совет. Хотя, если проследить мой путь, то я всегда был славен тем, что мог устроить скандал или затеять драку, если с моим мнением отказывались считаться. Как парадоксально - чем больше я стремился отдалиться от людей, показывая им свой отвратительный характер, тем больше они ко мне тянулись. Но в моде, как и в шоу-бизнесе, чем ты эксцентричнее, тем интересней с тобой людям. Забавные обезьянки, как говорил мой брат.
То и дело в толпе мелькала Иви, в таком вызывающем наряде, что собирала вокруг себя мужчин всех возрастов, от тринадцати до восьмидесяти. На ней была совершенно сумасшедшая, готическая юбка, сделанная на манер каркасной балетной пачки, с кожаным корсетом сверху, а шею увивали серебряные массивные кольца. Был здесь и Патрик, который пытался пробиться к какой-то красивой блондинке, поднося ей бокалы. Иногда я замечал и Лиссу, которая точно пташка порхала между людьми, улыбаясь всем так ослепительно, что хотелось разыскать солнцезащитные очки. Я отошел к самому краю площадки, облокотившись о стеклянную стену - единственное, что отделяло толпу людей от непостижимой высоты за ее пределами. Взяв бокал шампанского я сделал пару глотков, попутно отвечая на вопросы какой-то назойливой журналистки, которая так и старалась узнать побольше о моей личной жизни. Ей Богу, спросила бы что-то путное. Недолго думая я рявкнул на нее, чтобы она вместе со своим репортером ретировалась подальше. Журналистов я не любил, лишь иногда давал им какие-то сомнительные интервью. Хотя были и забавные случаи вроде того, когда мы только повстречались со Стефани. Кажется, тогда она прослыла дояркой, а кем я был я уже и не помню. Но это и не важно. Стефани здесь не было, как не было ее и в моей жизни, уже пол года как. И пора бы и вовсе не вспоминать ни о ней, ни о ее шлюхе сестре.
Когда чуть растрепанная Лисса пробилась ко мне сквозь толпу, я выразительно вскинул бровь, оценивая в плюс то, что ее еще не раздавили и не порвали на кусочки. Если судить объективно, она была привлекательна, хоть и не была столь красива, как наши модели. Но в ней было какое-то едва уловимое очарование. Выслушав ее восторги я закатил глаза, однако стоило ей прыгнуть мне на шею, как я испытал смешанные чувства - неожиданность, краткий всплеск злости, а затем лишь надоедливую рассерженность, которая впрочем быстро улеглась. Иногда мой младший брат сравнивал меня со старым, вечно ворчливым котом, которому не нравится, когда к нему тянут руки и его характер такой мерзкий, что так и хочется его потрогать.
- О да, не сомневаюсь. Лучше меня только президент.
Скептически фыркнул я, в ответ на ее восторг. Перепалка продолжалась.
- Уверяю, если бы ты была с ним знакома, то он бы сбежал от тебя в Тимбукту.
Сделав еще один глоток шампанского я посмотрел на нее с едва заметной улыбкой.
- Только потому, что там сейчас не курортный сезон.
Мне нравилось дразнить и осаживать ее, как нравилось и то, что она не обижалась и не плакала в уголке. Я ненавидел людей, которые не могли со мной сработаться, а потому так ценил свою идиотскую троицу, хоть никогда и не скажу им об этом. А то возгордятся. Мы бы и дальше продолжали, наверное, препираться, если бы неподалеку от нас, наверняка специально, не остановились двое французских дизайнеров, искоса глядя на Лиссу.
- Это та самая? Ви, моншер, она столь вульгарна, сколь ее работы. Я слышал, она новичок, у нее наверное совсем нет таланта, абсолютно никакого. Ты видел ее работу? В этом никто даже не будет убирать дом!
Я молчал, следя за выражением лица рыжеволосой. Я не собирался за нее заступаться, потому что я ей не отец и не брат. Хотя даже в таком случае, я бы не лез. Ей предстоит самой показать свой характер, иначе стоит мне отлучиться, как ее сожрут. Она могла поступить по разному. Патрик бы, наверное, извинился за то, что не усладил их глаза. Иви бы вылила на них коктейль и пригрозила сделать куклу вуду. А Лисса? Чтож, ответ на этот вопрос пришел почти моментально. Она насупилась, но проигнорировала их, а вместо этого поддела меня. Не выдержав, я вдруг рассмеялся, сам от себя не ожидая.
- Да уж, недоброжелатели оказались добрее начальника, где это видано?
Я еще некоторое время смеялся, прежде чем успокоился. Да уж, давно такого не случалось, особенно рядом с женщиной. Лисса казалось бы была ошарашена моим внезапным всплеском веселья, так что я комично поспешил вернуть себе суровый вид. Да, чувство юмора у меня тоже есть, пусть и несколько своеобразное. Но все же. Лучше чем ничего. В ответ на ее слова я покачал головой, после чего поравнялся с девушкой, подавая ей бокал шампанского.
- Откуда ты знаешь, вдруг это часть образа? А в душе я люблю единорогов?

+1

20

Конечно же я не ждала, что наш вечно всем недовольный начальник обнимет меня в ответ и начнет с озорным смехом вторить моему восторгу. Для начала я как минимум бы удивилась, а затем побежала бы искать градусник и звонить в скорую. Когда он ответил мне в своей уже привычной для меня скептической манере, это нисколько не повлияло на мое настроение, которое, казалось, сейчас невозможно было обуздать. На его слова я лишь улыбнулась еще шире, бросая на него косой взгляд и стягивая бокал с шампанским с разноса, проходящего мимо официанта.
- С президентом я еще не встречалась, так что не буду торопиться с выводами.
Стоило мне немного приработаться в этом коллективе, как нас с Куртом время от времени можно было застать за словесными перепалками. Обычно у меня это происходило непроизвольно - когда я чем-то занята, я особо не задумываюсь о том, кому и что говорю, поэтому периодически я выхожу из мастерской под разъяренные крики Курта Вагнера, что то и дело грозится оставить меня без работы. Ну ладно, иногда я делаю вид, что мне страшно, но я уже поняла, что этот суровый мужчина кричит постоянно. Не спорю, иногда он действительно приходит в бешенство и в таких случаях с его поля зрения сбегают все, в том числе и я.
- Но Вы ведь не сбежали.
Все с той же улыбкой отвечаю я брюнету, прохаживаясь взглядом по толпе. От яркого блеска и такого огромного количества лиц у меня уже голова идет кругом, а может быть просто третий бокал шампанского был лишним. Но я, на самом деле, напиваться не собиралась, ведь в таком случае меня действительно уволят, когда я начну позорить честное имя Вагнера при всей элите Монреаля (и не только).
- Значит со мной еще не все потеряно. Если бы я была настолько невыносима, то отсутствие курортного сезона Вас бы не остановило.
Спорить и поддевать друг друга можно целую вечность, но порой идиллию нарушают совершенно незваные гости, как, например, это произошло сейчас. Неподалеку от нас остановились двое мужчин, что принялись о чем-то разговаривать. И я бы не обратила на них абсолютно никакого внимания, если бы не поняла, что обсуждают они именно меня. Бросив скоропостижный взгляд на двух французов, я по началу чуть было не задохнулась от обиды и желания высказать им все, что только в голову придет, но выдохнув, я опустошила бокал с шампанским, а потом скрестила руки на груди, бросая рассерженный взгляд прямо в толпу перед собой. Стоило бы догадаться, что мечты о том, будто мои работы будут нравится всем и без исключения, канут в небытие, как только обо мне заговорят люди. Поэтому я не собираюсь устраивать тут массовый скандал или плакать в сторонке, хотя, признаюсь, мне было достаточно обидно слышать подобные отзывы о своей работе. Меж тем я почувствовала, что за мной наблюдают и никто иной, как Курт. Это что, проверка такая? Или он ждет, что я сдамся? Чтобы хоть как то переключиться с себя внимание, от которого мне уже становилось неуютно, я бросила обиженный взгляд на своего начальника.
- Ну они хотя бы не выкидывают мои работы в мусорное ведро.
Если честно, сейчас я ожидала чего угодно, но только не того, что мужчина рассмеется. Если не соврать, то на самом деле я впервые вижу, как он действительно смеется и это не дежурная улыбка. От неожиданности я даже рот приоткрыла, во все глаза наблюдая за мужчиной, который, успокоившись, тут же вернул себе привычно-хмурое выражение лица. Я не сразу ответила на его слова, потому что мне тоже потребовалось время, чтобы уложить в своей голове увиденное.
- Ну на самом деле мой начальник не злой. Просто ворчит много. Очень много.
Особо не скрывая намеков, ответила я. Нет, ну действительно, иногда мне кажется, что этот человек может начать ворчать даже из-за того, что вода в душе прохладнее на пол градуса, чем ему хотелось бы. На самом деле, благодаря такой реакции мужчины, я и забыла о том, что меня только что не в самом лучшем свете выставили двое французов, которые, кстати, уже поспешили куда-то ретироваться. Может быть они тоже испугались такому резкому проявлению радостных эмоций со стороны Курта?
Приняв из рук мужчины еще один бокал с шампанским, я сделала всего-лишь крохотный глоток, после чего отставила его в сторону - действительно нужно было заканчивать с алкоголем на сегодня, а то пойду еще босиком по лужам гулять, набираясь вдохновения. Я снова рассмеялась, услышав ответ Курта.
- Я только что увидела, как Вы смеетесь, поэтому то, что Вы спите в обнимку с плюшевым единорогом, теперь я смогу представить с легкостью.
Постепенно зал начинал пустеть. Гости еще не торопились расходиться по домам, но начинали друг с другом прощаться, а мне хотелось продолжения праздника. Вечер пролетел для меня слишком быстро и мне хотелось унести еще хотя бы немного впечатлений с собой. Недолго думая, с делала шаг вперед, останавливаясь напротив брюнета и, протянув ему руку, чуть склонила голову на бок.
- Если Вы со мной потанцуете, то я никому не выдам Ваш секрет.
Я улыбнулась еще шире, глядя на мужчину почти что умоляющим взглядом. Я слишком давно не танцевала и для меня было бы досадным упущением, если бы я не сделала этого сейчас, а танцевать с незнакомыми людьми мне хотелось меньше всего.

+1


Вы здесь » Dawn of Life » Новый Монреаль » Бар-ресторан "Paramount"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC