Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Декабрь, как это часто бывает наступил очень быстро, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке остановилась и студенты, сдавшие последние хвосты, отправились на Рождественские каникулы. В общежитии университета остались только те, кто собирается на ежегодную вечеринку в доме капитана баскетбольной команды и кстати должны вам сказать, это поистине грандиозное событие! В Стоунбруке, кстати, состоится ежегодный прием для преподавателей и отличившихся студентов, а также празднования ожидаются по всем заведениям города. Так что вперед - дерзайте и окунитесь в атмосферу предрождественского веселья! С наступающим вас!
Температура воздуха держится в рамках - 20 градусов ночью и - 14 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше - 5 градусов. Высокая влажность воздуха, частые снегопады, сильный северный ветер, что приходит с моря.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.
Melisandre Berrington
Лисса не устает из месяца в месяц поражать нас своим энтузиазмом, жизнелюбием и оптимизмом. Она словно яркое солнце, которое согревает своим светом всех присутствующих. Девушка поспевает не только на фронте карьеры, но как выяснилось, и на любовном, ведь сам Курт Вагнер не смог устоять перед ее улыбкой!
Andrew и Katrina Williams
Не все браки бывают счастливыми, к нашему великому сожалению, так получилось и у этой пары. Мужчина, который привык к одиночеству и никого не собирался пускать в свою жизнь и девушка, что полюбила навязанного судьбой мужа, несмотря на его жестокость. Что ждет их впереди? Сможет ли хотя бы Рождество подарить им надежду на маленькое чудо?
Phobos Escanor
Фобоса по праву можно назвать одним из самых загадочных людей в городе, ведь мало кто может совмещать в себе сан священника, должность бармена в ночном клубе, а также играть в популярной группе. Добавьте к этому еще и то, что он оборотень, приручивший стаю волков в лесах близ Мон-Руаяля. Интересно, какие сюрпризы он еще нам преподнесет?
Caleb Morgan и Sara Connor
Любовь бывает прекрасной и ужасающей одновременно, и эта пара яркое тому доказательство. Неспособные существовать друг без друга, умирающие от тоски в разлуке, они готовы перегрызть друг другу глотки, когда встречаются. Невозможная любовь, проклятая любовь и кто знает, наступит ли когда-нибудь затишье, в этом бушующем океане чувств.
Yoshi Shiragava
Убивать - гораздо проще чем кажется. Мне никогда не было важно, кого и за что нужно убить. Иногда мне не требовалось даже повода. Я не мучился угрызениями совести, не испытывал жалости и сочувствия, меня не трогали мольбы. Я убивал детей и стариков, женщин и мужчин, виновных и невинных. все грани стираются после того, как ты живешь в аду. Мама как-то сказала мне, что не стоит жалеть никого, ведь и нас никто не жалеет.

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Квартиры и пентхаусы » Лофт семьи Williams


Лофт семьи Williams

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Гостиная

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1436445272/post/f58531ba03492314e8a1e131/54fcf3cfecd69798M1u2umuRnDdato1Q.jpghttps://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1436445318/post/f58531ba03492314e8a1e131/5590075f8cb252d5FZMH8OeUh3y2mdNr.jpg

Спальня и кабинет

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1436445324/post/f58531ba03492314e8a1e131/14e91007fa914d70j5zCQPgNEDJHjYHg.jpghttps://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1436445328/post/f58531ba03492314e8a1e131/b455b25656837c77nem90wgA9waseWMy.jpg

Столовая

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1436445296/post/f58531ba03492314e8a1e131/fc6fb15b5ae826caV79G7urkRvp3piGI.jpg

Кухонная зона

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1436445265/post/f58531ba03492314e8a1e131/930df50c967894b7F9coYGgUrMvQYqtK.jpg

Лоджия

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1436445231/post/f58531ba03492314e8a1e131/3f7ea4e55e3f40bfM1kn2xYHtyor5run.jpg

Ванная

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1436445281/post/f58531ba03492314e8a1e131/723f8de1abcfd929LkGKbxT69CfGUORK.jpg

0

2

Последние пару недель прошли в подготовке к моей свадьбе, в которой я почти не принимала участия. Мать была очень довольна тому, что мне наконец-то нашли мужа и я не опозорила имя семьи еще больше, а также ее радовало то, что хоть мой супруг и не аристократического рода, но все же богатый, а значит сможет помочь нашей семье. Хотя в последнем я очень сомневалась. Если сказать по правде, то я очень боялась человека, с которым мне предстояло разделить жизнь. Я не видела его ни разу с того случая в отцовском кабинете, но даже по ночам мне снился его взгляд, полный ненависти и презрения. Я не знала, чего мне ждать от своей будущей жизни и каждый раз меня бросало в дрожь. Родители полностью организовывали свадьбу, только вот на деньги Эндрю, который просто отправлял нам подписанные чеки. Я же чувствовала себя марионеткой в руках кукловодов. Мне выбрали платье и фату, что висели в шкафу, каждый раз напоминая о себе, так что я почти перестала его открывать. Мои вещи были сложены и отправлены в квартиру моему будущему мужу, где я также еще ни разу не была. Я чувствовала себя потерянной и отрешенной, никак не могла поверить, что совершила такую ужасную оплошность, но подозревала, что виной всему мой брат. Ведь то, что он сказал родителям было ложью - он сам позвал меня в клуб, но меня никто не слушал, а Эндрю не сказал и слова против показаний Джереми, хотя наверное все помнил.
Я не плакала. Так хотела заплакать, но не могла выдавить из себя и слезинки. В последнюю ночь перед бракосочетанием я не могла уснуть. За окном бушевала гроза, и я лежала смотря туда, на эти темные тучи и мне казалось, что они сгущаются над моей головой. Софи уехала в Норвегию со своим женихом, так что если бы даже я захотела прийти к ней за каким-то советом, то не смогла бы, а друзей у меня не было, все школьные товарищи разъехались по университетам, а и не сказать, что я с кем-либо тесно общалась. Я пыталась представить каково будет делить постель с этим пугающим человеком и отчего-то мне казалось, что ничего приятного меня ждать не будет. Хотя если у нас действительно был секс, то мне уже нечего бояться, правда? Утро перед свадьбой прошло в хлопотах. Меня пару часов одевали, красили, укладывали волосы в сложную прическу, а затем отвезли в шикарный ресторан, где все было готово. Гостей было так много, что у меня разбегались глаза. Мой жених не появлялся до самого последнего момента, но когда отец вывел меня к алтарю, он уже был там. Быстро расписавшись на документах он даже не обнял меня, а лишь пожелал нам всем удачного праздника и ушел. Стыд. Стыд застилал мои щеки, но я несла голову гордо поднятой, не позволяя шепоткам жалости сломить меня. Какой бы ни была ситуация, я все еще оставалась одной из трех детей Ван Алленов, а значит пересуды не должны были сломить меня. До конца вечера я держалась с гостями вежливо, но отстраненно. Принимала поздравления, отвечала на пожелания счастья.
Дороги назад в отчий дом мне не было, так что как только праздник закончился я переоделась в обычное платье, распустила туго завитые локоны и сняла броский макияж, оставаясь самой собой. В ожидании такси я глубоко дышала и уговаривала себя ничего не бояться. Всю дорогу до своего нового дома я молила время, чтобы оно текло медленнее, но как это часто бывает, минуты будто в насмешку ускоряли свой бег. Оказавшись в многоэтажном доме я уточнила у администратора номер квартиры - меня ведь никто не встречал. Поднявшись наверх я позвонила в дверь, которую долго не открывали. Опустив глаза и не решаясь поднять их на своего, теперь уже мужа,  я тихо произнесла:
- Добрый вечер.
Мне не ответили, мужчина смерил меня уничижительным взглядом и направился вглубь квартиры, так что мне оставалось лишь последовать за ним. Квартира была большой, хоть и не такой как дом, в котором я прожила всю жизнь, или как резиденция моего брата. Я вздохнула так глубоко, как только могла, оглядывая помещение. Этот стиль назывался лофт и мне он не нравился, ведь я привыкла к роскоши и изысканности, но я промолчала. Мои вещи были сложены у дверей спальни, так что я сделала пару шагов по направлению к чемоданам.
- Могу ли я разложить свои вещи?
Я опять старалась лишний раз не смотреть на мужчину, ожидая его ответа. Выслушав издевку в его голосе я вдруг высоко вскинула голову, еле заметно кивая.
- Верно. Прошу меня простить.
Подхватив тяжелые чемоданы я даже не поморщилась, оттаскивая их в комнату. Просит помощи у этого человека явно было бессмысленно. Около часа я потратила на то, чтобы все разложить по новым местам, в то время, как из гостиной не доносилось и звука. Этой комнаты я старалась избегать, дабы не нарушать покой супруга. Наконец, когда все было убрано по местам, я убрала чемоданы, видимо, в кладовую комнату, и направилась в ванную. Закрыв дверь, на которой не оказалось замка я разделась, набирая воду в небольшую ванную, в ожидании, пока она наберется. Лишь после этого я погрузилась в воду с головой, надеясь смыть с себя этот день. Я не знаю, сколько времени провела там, но когда кожа начала ныть от горячей воды я все таки выбралась, расчесывая влажные волосы и облачаясь в нежный, шелковый пеньюар. Я надеялась, что не интересую своего мужа в физическом плане, потому что несмотря на то, что я знала, что такое секс, я не помнила как это, а потому боялась. Боялась до дрожи в коленях. Я прошла мимо гостиной, даже не оборачиваясь в сторону мужчины и тут же оказалась в спальне, только там понимая, что все это время не дышала. Осторожно сев на кровати, я замерла, не зная, что делать дальше. О том, чтобы попытаться уснуть, не могло быть и речи. Прошло около минуты, прежде чем мой муж появился в дверях, чуть шатаясь от выпитого им алкоголя. По мере того, как он говорил, мои глаза наполнялись ужасом и мне показалось, что сердце мое стучит где-то в горле, готовой вот-вот выпрыгнуть от страха. Я оцепенела, чувствуя, что больше всего на свете я хочу убежать, но вместо этого я стиснула кулаки с такой силой, что пальцы побелели.
- Как пожелает мой муж.
Я с содроганием наблюдала за тем, как он с усмешкой приближается ко мне, на ходу стягивая галстук и расстегивая рубашку. Я заставляла себя не отворачиваться от него, не выказывать своей паники, но это давалось мне с огромным трудом.

+1

3

В тот день я не испытывал ничего, кроме злости. Я не понимал, как могло такое произойти, ведь обычно я не напивался до такого состояния, чтобы ничего не помнить, а если такое и происходило, то стоит ли говорить о том, что на близость с девушкой я вовсе не был способен. К тому же, чтобы трахнуть малолетку это же каким кретином нужно быть. Конечно, я не святой, но у меня не было цели затащить в постель все, что шевелится. Даже к шлюхам я обычно относился довольно придирчиво. Но злость сменилась полным безразличием. Штамп в паспорте не говорил ни о чем, править в своей семье и жизни я все-равно никому не позволю, поэтому я ничего не теряю. А деньги? Деньги у меня есть всегда, я имею стабильный доход и немало накоплений, так что мне незачем бояться, что их кто-то начнет тратить, до них я никогда не был жадным. К тому же всю свадьбу оплатил я, хоть в ее организации и не участвовал. А, собственно, зачем мне это нужно было? От меня там требовалась только подпись, а строить довольное лицо и улыбаться незнакомым людям тогда, когда я этого не хочу я не собирался. Жизнь со мной далеко не сахар, поэтому я был более, чем уверен, что уже через месяц эта пигалица потребует от меня развод, который я с радостью ей дам.
Когда настал день свадьбы, я встретил его на работе, разбирая важные бумаги. Подъехав на место торжества ровно в указанное время, спокойно прошел по залу, что тут же заполнился шепотом за спиной, косыми взглядами и возгласами о том, какое неуважение с моей стороны опаздывать. Но, видимо, они еще не ожидали, что оставаться я не намерен, поэтому, стоило огромным дверям распахнуться и на пороге показаться Катрине в белоснежном платье под руку с довольным отцом, как я еле сдержался, чтобы не поаплодировать этому спектаклю. Поставив свою роспись в нужной графе даже не дожидаясь, пока невеста подойдет к алтарю, я повернулся к толпе и громко пожелал им повеселиться на славу, а после так же стремительно покинул своды этого тошнотворного помещения. Что происходило дальше мне совершенно не известно и не интересно. Остаток своего дня я провел, мотаясь по делам, а вернувшись домой засел в гостиной с бутылкой старого доброго бурбона. Еще с утра прибыл курьер, что доставил чемоданы моей теперь уже жены со всем ее вещами, но я приказал оставить их возле спальни, а сам даже к ним не притронулся. Я сидел в полной тишине, медленно опустошая бутылку, пока в дверь не раздался очередной звонок. Нехотя оторвавшись от дивана, я поднялся и вышел в коридор, распахивая входную дверь и смиряя взглядом блондинку, что опустила глаза и поздоровалась так, словно до сих пор продолжает играть роль всей своей жизни. Ничего ей не ответив, я лишь развернулся возвращаясь обратно в гостиную, чтобы закончить то, что уже начал. Девчонка же тенью проследовала в квартиру и мне казалось, что она так и будет продолжать себя вести, отчего я ее вовсе перестану замечать, но этого не произошло. Она снова побеспокоила меня и от ее вопроса я раскинул руки в стороны.
- Ты ведь теперь моя жена, можешь делать, что захочешь.
Даже не посмотрев на нее, я сделал очередной глоток, на этот раз прямо из горла. Пока я не видел ни одного члена этой омерзительной семьи, мне казалось, что я остыл, но присутствие Катрины в моем доме вновь напомнило о том, что я так и остаюсь зол на них. Словно какой-то психопат я прислушивался к звукам, что доносились из соседней комнаты. Вот она закончила раскладывать свои вещи, вот она направилась в ванную. А я продолжал сидеть в темной гостиной, напиваясь. В конце концов, у меня сегодня свадьба, разве я не могу развлечься? Дождавшись, когда моя жена выйдет из ванной, я допил остатки бурбона, отставляя в сторону пустую бутылку. Поднявшись на ноги, я почувствовал, как голова пошла кругом. Заметно окосев, я отправился шаткой походкой в сторону спальни, где на постели сидела Катрина в белом пеньюаре.
- Кажется, что сейчас должна по плану быть брачная ночь, о которой ты будешь вспоминать долгие годы.
Я усмехнулся, когда увидел на этом милом личике заметил проблеск страха. Ну что ж, неужели она могла подумать, что я ее и пальцем не трону, когда она станет моей женой? К тому же, раз у нас уже все было, то ей совершенно не стоило ничего бояться. Неуклюже стянув с себя галстук, а затем и рубашку, я рухнул на кровать, тут же хватая девчонку за ноги и разворачивая к себе одним резким движением, отчего она оказалась лежащей на спине.
- Перестань разговаривать заученными фразами. Раздражает.
Прорычал я, тут же запуская руку ей под пеньюар и стягивая вниз тонкое кружевное белье. Мне не потребовалось много усилий, чтобы скинуть и себя остатки одежды, поэтому в следующий момент я накрыл ее хрупкое тело своим. Никаких поцелуев и прелюдий, мне было до тошноты противно это делать, я лишь хотел получить разрядку, поэтому вошел в нее резко и без предупреждения, а после принялся двигаться довольно быстро и резко, слыша не то стон, не то писк под своим ухом. Девушка лежала, словно бревно подо мной, отчего казалось, что я трахаю куклу и это раздражало еще больше, поэтому я постарался как можно скорее закончить, после чего перевернулся на соседнюю половину кровати, отварачивась от блондинки.
- Не забудь таблетки выпить.
Недовольно пробормотал я ей напоследок прежде, чем провалиться в пьяный сон.

+1

4

Мне было страшно, но я не позволяла страху взять меня в свой плен. Да, я была слабой по сравнению с ним, слабой физически, но я ни за что не позволю этому мужчине увидеть свой страх. Несмотря на то, что я взяла его фамилию, я была рождена Ван Аллен, одной из дочерей древнейшего вампирского рода, рода чистокровных, сильнейших. И я не собиралась порочить свое имя. Когда он накрыл меня, в нос ударили пары алкоголя, так что я отвернулась, направляя свой взгляд в огромное, панорамное окно, за которым расстилался ночной город. Я вздрогнула, когда его руки стянули мое белье, разорвав тонкий пеньюар, а когда он резко наполнил меня собой, не смогла сдержать стон боли. Он сразу начал двигаться, резко и грубо, а меня будто бы разрывали на части. По моему лицу покатились слезы. Боль, унижение, бессилие, как часто я в последнее время испытывала такие чувства. Мои пальцы сминали простыни, я старалась дышать как можно глубже и представить, что все это просто дурной сон, что это происходит не со мной. Слава Богу, что все это быстро закончилось, и сказав мне про таблетки мой муж отвернулся от меня, чтобы тут же погрузиться в сон. Все болело, я знала, что физическая боль скоро пройдет, но то унижение, которое я испытала, не отпустит меня еще долго. Я отвернулась к нему спиной, свернувшись в калачик и снова дала волю слезам. Я знала, что не стоит себя жалеть, что со мной могли поступить еще хуже, что брат несмотря на все это нашел сильного и влиятельного вампира, пусть и не по доброте душевной.
Сон долго не приходил. Вампиры в принципе могут не спать несколько недель, чувствуя себя при этом превосходно, если конечно, не забывают питаться. Я лежала и слушала неровное дыхание своего мужа, пытаясь убедить себя, что все будет в порядке. Когда забрезжил рассвет я тихо поднялась с постели, увидев, что простыни покрылись пятнами багряной крови. Моей крови. Я не понимала. Прижав ладонь ко рту я наблюдала за этими признаками своей невинности и ужас накрывал меня с головой. Джереми солгал. Солгал о том, что между мной и этим мужчиной что-то было, солгал обо всем, о медицинской экспертизе в том числе. Но зачем? Ради денег, которые муж оплатил нашей семье?
На ослабевших ногах я дошла до ванной, где долго и остервенело терла свое тело мочалкой, до кровавых царапин, которые тут же затягивались, вновь делая алебастровый покров моего тела идеальным, без единого изъяна. Не знаю, сколько времени я там провела, прежде чем наконец поняла, что пустота в душе больше не разрастается. Поднявшись я насухо вытерла тело, надев на себя джинсы и футболку, а потом вышла, направляясь в гостиную. Я думала о том, что супружеский долг не зря называют долгом, а значит, мне придется терпеть подобное каждую ночь? При одной только мысли об этом, меня бросало в дрожь. Я не знала, что мне делать, чем отвлечься, ведь этот дом не был моим и я была уверена, что никогда моим не станет. Бежать было бессмысленно, да и побег ничего бы не решил. У меня не было друзей, с которыми я могла бы поделиться чем-то из того, что произошло в последние дни, не было дома, где меня приняли бы. Я была одна и даже мой муж, с которым мне теперь придется прожить всю свою жизнь, я была уверена, не станет мне близким. Печальная улыбка тронула мои губы. Это наверное было наказание от моего брата. У вампиров свои законы, из них лишь несколько нерушимых и одним из таких был непреложный запрет на расторжение браков. Мы не любили раз и на всю жизнь, как оборотни, любовники были у вампиров обычным делом, но супруг оставался тебе супругом до самого конца, и высказывание "пока смерть не разлучит вас" имело для нас особый смысл.
Когда я услышала, как хлопнула дверь спальни, то даже не вздрогнула, а когда мой муж, наполненный яростью появился на пороге, смотря на меня покрасневшими в миг глазами, я сжала кулаки, вскидывая подбородок. Я Ван Аллен. Я не буду трястись перед ним в страхе. Я не виновата ни в чем из того, что произошло за последние несколько недель. Ни в чем.
- Я думаю, что этот брак изначально был подстроен моим братом.
Он продолжал кричать, рассыпаясь в проклятиях, но я продолжала сидеть, опустив глаза в пол. Он был сильнее, а взгляд прямо в глаза, считается вызовом не только у псовых, что бегают в окрестных лесах. Конечно есть те, кто игнорировали правила, а потом собирали себя по частям. Если ты встретишься с обращенным, то ничего страшного не случится, но истинные вампиры могли подобного хамства и не простить. Я подождала, пока муж закончит кричать и продолжила также спокойно.
- Тогда в клуб, Джереми привез меня не сказав ничего. Я обязана была подчиняться брату, как главе семьи в отсутствии отца. Наверное, он что-то подмешал в наши напитки, потому что я не помнила и не помню ровно ничего из того, что происходило тем вечером. Я проснулась утром, в своей кровати, а потом вызвали вас. У меня не было целью кого-то обманывать, более того, когда я попыталась сказать правду никто не пожелал меня слушать.
Я видела, что его злость не утихает и я не была даже уверена в том, что он мне верит. Его хлесткие слова больно били, точно наотмашь, но я не проронила не слова, пока он в очередной раз не замолчал. Я поднялась на ноги, так и не поднимая глаз.
- Я не буду извиняться перед вами за то, в чем я не виновата. И не собираюсь каким-либо образом портить вам жизнь или нарушать ее установленный порядок. Я приму любое ваше решение, как своего законного супруга.

+1

5

Стоило мне распахнуть глаза, как свет резко ударил по ним, словно лезвием. Вчера я слишком сильно перебрал с вербеной и теперь ощущал что-то сравнимое с похмельем, но нам от этого чувства можно было избавиться гораздо быстрее, чем обычным людям. Пальцами потерев глаза, я осел на кровати, оглядывая комнату. В постели я был один, но присутствие Катрины в доме ощущалась слишком сильно. Я все еще был зол из-за прошедшей свадьбы настолько, что не хотел даже видеть ее, но еще больше во мне вызывали ярость события прошедшей ночи. Я сразу понял, что она была невинна, хоть и не придал этому значения - мои эмоции были притуплены вербеной, зато сейчас я ощущал их с такой силой, что даже и не заметил, как сжал кулаки, отчего напряженные мышцы проступили через светлую кожу. Резко сдернув с постели одеяло, я увидел доказательства своим предположением и услышал, как скрипят мои собственный зубы. Рывком поднявшись на ноги, я надел штаны, что лежали неподалеку и вышел в гостиную, распахивая дверь с такой силой, что она ударилась о прилегающую стену, оставляя в ней вмятину. Он сидела на диване. Та, которая теперь являлась мне женой, получив этот титул, звание, бремя путем обмана. Холодная ярость, сравнимая с ртутью, растекалась по моим жилам. Я ощущал, как обнажаются, мои клыки, как глаза становятся красными. Мое лицо было обезображено ненавистью, злобой, желанием свернуть ее хрупкую шею.
- Какого черта это было?
Взревел я, впиваясь в нее цепким взглядом. Спокойствие на ее лице было словно насмешкой надо мной, побуждая к еще большей ярости и негодованию.
- Нас поженили, уповая на то, что мы переспали, так что я тебя спрашиваю - какого черта ты оказалась девственницей?
Мои кулаки продолжали сжиматься с такой хваткой, что разжать их не было бы под силу сейчас никому. Я слушал ее спокойный ответ и свирепел с каждым сказанным ею словом. Она меня раздражала, заставляла ощущать настолько острую ненависть, которую я не испытывал уже достаточно давно, если вообще мне доводилось с этим сталкиваться.
- Свадьба была не у твоего брата!
Вновь крикнул я в ответ на ее слова. Ровная осанка, вздернутый подбородок, спокойное дыхание и тихий голос - все это превращало меня в монстра, в того, который готов был собственными руками убить ее. Пока смерть не разлучит нас - именно эти слова сейчас крутились в моей голове, но я не мог, я сдерживался. Стоит мне избавиться от нее, как я оберусь такими проблемами, что мне с лихвой хватит до конца моей долгой жизни. Но я ждал, я надеялся, что она посмотрит мне в глаза. В таком случае все оковы были бы сняты, в таком случае я бы даже глазом не моргнул, как лишил бы ее жизни. Но она этого не делала. Она оказалась слишком умна, чтобы опустить глаза.
Она снова заговорила. Из ее уст эти слова звучали, как заученная легенда, что передавалась из поколения в поколение. Я не задумывался о том, хочу ли я ей верить сейчас или нет - это не изменит того, что уже произошло. Я прекрасно понимал, что вне зависимости от ее вины, к произошедшему так же был причастен ее брат. Я знал, что он мерзки, но в свое время не прощупал рамки его возможностей и в итоге сам же оказался потерпевшим. Моя грудь гневно вздымалась, челюсти были плотно сжаты, а глаза смотрели прямо на нее из-под нахмуренных бровей.
- Мне плевать на твою семью, я о ней даже слышать не хочу. Будь проклят каждый из них!
Не сбавляя голоса вновь крикнул я. Я не хотел иметь ничего общего с семейством Ван Алленов, но раз уж мне довелось оказаться мужем одного из их отродий, то это не означает, что я собираюсь с ними примиряться. Я бросил последний взгляд на блондинку, что стояла, словно оловянный солдатик, послушно опустив глаза.
- Убирайся с моих глаз.
Уже тише сказал я. Глаза мои постепенно приобрели естественный цвет. Пройдя в душ, я встал под ледяную воду, стараясь успокоиться. Ей действительно не стоило сейчас попадаться мне на глаза, ведь я уже еле сдерживался от того, чтобы ее не убить. Ярость безумна, она слепит и порой настолько сильно, что ты перестаешь понимать, что делаешь. Я был на грани.
Выйдя из ванной, я тут же наспех оделся. Девушка действительно мне не попадалась на глаза, кажется она была на кухне, а туда я не собирался. Подхватив ключи и телефон, я вышел из квартиры, с грохотом захлопывая за собою дверь, после чего направился на работу.
На протяжении всего дня я был слишком взвинченным. Кто-то из персонала решил поздравить меня с женитьбой и чуть было не стал моим ужином. Мне приходилось прикладывать немало усилий, чтобы держать свою злость под контролем. В итоге я вовсе заперся в своем кабинете, никого туда не впуская. Я работал, пил виски, потом стал добавлять туда вербену. Иногда мне казалось, что я употребляю ее слишком часто, словно наркоман, но порой она действительно мне была необходима. По мере того, как голова моя начинала затуманиваться, я успокаивался и под конец даже практически перестал думать о том, что у меня теперь есть жена. Лишь только выйдя из кабинета я вновь вспомнил о ней, понимая, что не хочу делить с ней постель сегодня. На часах уже был час ночи, но работа в баре кипела. Подозвав одну из девушек, что работали здесь, я сказал ей переодеться, а после повез к себе. У меня было несколько девушек, с которыми я регулярно спал. Они были хороши, чисты и мне нравилась их кровь.
Отворив дверь своей квартиры, я прошел внутрь, ведя за руку девушку. Она молчала, ведь знала, что я не люблю лишних разговор. И здесь была уже не в первые, но стоило ей увидеть Катрину, что сидела в гостиной, как она на миг замерла, а я сжал сильнее руку, давая понять, что она не преграда.
- Сходи прогуляйся.
Холодно ответил я блондинке, тут же удаляясь в спальню вместе с девушкой. Я не дожидался, пока Катрина уйдет, но когда мы опустились на кровать, услышал, как хлопнула входная дверь.
Ночь была длинной, но полной наслаждения. Я вдоволь насладился женским телом, его кровью, а затем, практически под самое утро, расслабленно улегся на кровати, погружаясь в глубокий сон.

+1

6

Моя семейная жизнь не была похожа ни на одну из кинокартин, не напоминала мне даже какую-то книгу, разве что какой-нибудь сюжет из ужасов и драмы, а подобное читать я не любила. В основном, моя жизнь почти не изменилась. Я привыкла к тому, что со мной не разговаривают и по большинству делают вид, что меня не существует - так было и с моим мужем. В основном, он предпочитал меня не замечать. Мы не спали в одной кровати, потому что пока он был дома я не спала вообще, чаще всего он приходил в компании других женщин, а меня либо выставлял за дверь, либо не обращал никакого внимания на мое присутствие, а я старалась лишний раз не попадаться ему на глаза. Я училась, иногда посещала ресторан или кафе, много времени проводила в библиотеке, а по ночам, если не уходила на улицу, то оставалась на кухне, изучая учебники, пока очередная пассия моего мужа стонала или кричала. Я не могу сказать, что мне было больно. Скорее это была пустота, пустота внутри, которая не оставляла места другим чувствам. С того самого разговора он больше не повышал на меня голос, но в его глазах читалась такая ярость и презрение, что я чувствовала их каждой клеточкой своего тела. Мы не посещали никаких мероприятий вместе, чаще всего я вообще перестала где-либо появляться, не желая портить своему мужу настроение. Изредка он что-то говорил мне и я исполняла, покорно опустив глаза. Я ни разу не подняла на него взгляда, хоть иногда мне казалось, что он только этого и ждет.
Конечно он ко мне не прикасался с тех пор, но и это было к лучшему, ведь ничего кроме боли и унижения я тогда не испытывала. Муж никогда не отчитывался передо мной, ровно как и не спрашивал, чем занята я, но что-то мне подсказывало, что усомнись он в моих поступках хотя бы на минуту, мне никто помочь уже не сможет. Брата я с тех пор больше не видела, родители тоже не поддерживали со мной связь, равно как и сестра. Друзей у меня не было, я была одна постоянно, но это меня не угнетало. Одиночество было безопасным. Нужно отдать должное моему мужу, однажды он швырнул мне в руки кредитку говоря о том, что я могу тратить деньги на свое усмотрение, но я тратила мало, да и не на что было, ведь я никуда толком и не ходила. Иногда я гуляла в одиночестве по парку или по набережной, но не более того. Сегодняшний день ничем не отличался от предыдущих - когда я вернулась домой после учебы, Эндрю не было, так что я выпила пару бокалов крови, прежде чем вернуться к учебникам - другого развлечения у меня не было, а брать книги мужа я не решалась, хотя он и не запрещал.
Время летело не заметно, за окнами уже была ночь, а мужа все еще не было. Так бывало часто, но почему-то сейчас какая-то неясная тревога поселилась в моей груди. Я впервые за всю нашу семейную жизнь попыталась ему позвонить, но трубку никто не брал. Я не знала, как объяснить это щемящее чувство, но что-то было не так, что-то шло неправильно. Мне стало страшно. Когда раздались удары по входной двери я вздрогнула, но поспешила ко входу и стоило мне распахнуть дверь, как чье-то тело тут же рухнуло к моим ногам, видимо дверь единственное, что его держало. Я вскрикнула от неожиданности, но тут же опустилась на колени, с трудом узнавая в этом существе своего собственного мужа. Он что-то пытался сказать, но из горла слышались лишь хрипы. Я подхватила его под руки, затаскивая в квартиру, все таки по сравнению с обычными человеческими женщинами я была сильнее физически. Закрыв дверь я перевернула мужчину на спину и тут же прижала ладонь ко рту.
- Боже...
Я слышала о том, что вампиры могут быть в таком состоянии, но никогда не видела этого вживую. Все вены на его теле вздулись и налились черной кровью, мертвой кровью. Его глаза покраснели, шея и лицо распухли от притока мертвой крови. Я тут же развязала его галстук, попыталась расстегнуть рубашку на груди, чтобы позволить ему дышать, но пальцы не слушались и получилось только разорвать. Я не знала что мне делать. Я никогда не сталкивалась с таким в жизни. Его дыхание было хриплым, прерывистым, его пальцы бессильно сжимались, я слышала какие-то свистящие, клокочущие звуки из его горла. Он умирал. Я снова поднялась на ноги, чтобы оттащить его хотя бы на пол в гостиной. Мне не у кого было спрашивать, некому было мне помочь. Я пыталась придумать что делать. Да он не обращался со мной хорошо, но и не должен был, да он часто поступал ужасно, но он был моим мужем и я не могла позволить ему умереть у меня на глазах. Я знала о том, как лечат людей после укуса змеи. Другого выбора у меня не было. Я бегом направилась в ванную, чтобы захватить оттуда таз. Поставив его рядом с мужчиной я осторожно села на колени и взяла в свои ладони его руку.
- Я не знаю будет ли вам больно, но потерпите, пожалуйста.
Я осторожно поднесла его руку к своему рту, а после впилась клыками в его запястье, чувствуя как густая, отвратительная, словно обжигающая ядом кровь, потекла в мой рот. Сначала я еле подавила инстинкты тут же отпустить его руку, а после стало немного легче. Когда мой рот наполнился этой дрянью, я с громким кашлем выплюнула ее в таз, а после, несмотря на отвращение, вернулась к руке мужа. Я не знаю, сколько раз я повторяла эту процедуру, пока у меня не закружилась голова и в глазах не начало двоиться, но я видела, как из черных, его вены приобретают нормальный оттенок, но теперь он стал слишком бледным, ему требовалось восполнить кровь. Оскальзываясь на полу и пошатываясь на негнущихся ногах я добрела до холодильника, ослабевшими руками набирая пакеты с кровью, а после понесла обратно. Я села у головы мужа, а после осторожно переложила его голову себе на колени - он был слишком слаб, чтобы сопротивляться, даже если ему и хотелось. Откупорив первый пакет я поднесла его к его губам, поддерживая его голову. Первый пакет, второй, не знаю сколько их было, но мое головокружение усиливалось. Я понимала, что не умру, что это просто побочный эффект от яда, что попал в мой организм, но в какой-то момент я не смогла удержать пакет, который упал на пол, перед глазами все поплыло и я только успела почувствовать, как сама падаю на пол.

0

7

Со дня свадьбы прошло уже достаточно времени и я постепенно начал свыкаться с тем, что у меня есть жена. Хотя, на самом деле, об этом по большей части напоминало только присутствие одной и той же девушки в моем доме, хоть сама она и старалась не попадаться мне на глаза. Я нисколько не изменил своего образа жизни, в моей постели раз за разом появлялись новые женщины, я мог по несколько дней не появляться дома и мне никто не задавал лишних вопросов. Наверное, в первые дни я слишком сильно переживал по поводу того, что заключил брак, ведь он у нас на всю жизнь, пока, конечно, кто-нибудь из супругов не умрет. Но моя жена не доставляла мне никаких хлопот, а сам кого-то любить и мечтать жениться я не собирался, так что в целом моя жизнь вернулась в прежнее русло.
Сегодня был третий день, когда я не ночевал дома. Все это время я проводил в своем баре, периодически уединяясь с той или иной особой в собственном кабинете. Мне нужно было отдыха совсем мало отдыха, поэтому я чувствовал себя прекрасно. Я регулярно добавлял в свой стакан с виски вербену, поэтому все три дня сознание у меня было мутное, но я к этому привык. На самом деле, я всегда по большей части нахожусь именно в состоянии опьянения, ведь в трезвом виде я достаточно раздражителен и способен сорваться из-за любой мелочи. Возможно, так выглядит алкоголизм у обычных смертных, но меня это мало волновало. Я жил своей жизнью и совершенно не интересовался чужим мнением.
Из своего кабинета я вышел буквально на десять минут, чтобы проверить, как ведутся дела в самом баре. Я был доволен своим бизнесом - девочки, что здесь работали, были довольно самостоятельными и прекрасно знали, что им нужно делать. Даже та, что работала на баре, хоть и была остра на язык и слишком дерзкая по сравнению с остальными, она знала свое дело и чувствовала себя, как рыба в воде, поэтому я ее и держал здесь, хоть меня дико раздражало, что от нее за версту воняет псиной. Вернувшись обратно в свою обитель, я недолго думая залпом допил виски, что покоился в моем стакане. Только было я потянулся к бутылке, чтобы налить еще, как мое тело сковало, а горло сжалось так, что невозможно было и глотка воздуха сделать. Я опустил глаза на свои руки, что стали еще холоднее и увидел, как белеет кожа, как чернеют вены, а мышцы постепенно затвердевают. Такой эффект на меня мог оказать только кровь мертвеца, но о том, откуда она взялась сейчас в моем стакане, я не думал. С каждой секундой мне становилось все хуже. Я чувствовал, как вылезают мои клыки и сейчас это приносило такую боль, словно это происходило впервые, будто наждачной бумагой проходятся по деснам. Держась за стол, я подошел к зеркалу, замечая, как черные вены уже обвили мою шею и постепенно подходят к лицу. Стянув со стула куртку, в которой лежали ключи от машины, я вышел из кабинета, а затем сразу же поспешил на улицу, запинаясь и врезаясь в людей, что попадались мне на пути. Голова шла кругом, тело слушалось с трудом, но я все таки смог сесть в свою машину и запустить двигатель. Мне нужно было домой. Не знаю, что бы я там нашел, ведь противоядия от крови мертвеца не существует, но голос в моей голове продолжал твердить, чтобы я ехал домой. И я ехал. Дорогу я разбирал крайне плохо, пару раз задел чьи-то машины, отчего он сигналили мне вслед, но я не слышал этого. Вокруг все было словно в тумане, я даже не помню, как добрался до квартиры. Пальцы уже окончательно перестали меня слушать, поэтому я не смог открыть дверь, лишь пару раз ударил по ней окаменевшими кистями. Сознание постепенно покидало меня и больше я ни на что не был способен, поэтому, когда дверь открылась, я просто рухнул на пол. Меня куда-то волокли, что-то говорили. Я видел перед собой расплывчатое лицо своей жены, но не мог сказать и слова. Мое тело словно высушивало изнутри, причиняя адскую боль.
Я не знал, что происходило в этот момент. То, что я видел вызывало у меня недопонимание, да и вообще больше походило на какой-то дурной сон. А затем на мои пересохшие губы капнула кровь. Словно изголодавшийся зверь, я попытался слизнуть ее, но вскоре мой рот наполнился кровью. Я пил ее жадно, в бесчисленном количестве, ощущая, как мое тело вновь наполняется жизнью. Затвердевшие легкие вновь раскрылись, пальцы на руках начали подчиняться мои приказам. Я еще некоторое время приходил в себя, пока туман перед глазами не рассеялся, пусть и не до конца. Голова ужасно болела, я осел на пол, хватаясь за виски и пытаясь понять, что происходит - это давалось мне пока с трудом. Рядом стоял таз, заполненный черной, отвратительной кровью, а затем я обернулся, увидев Катрину без сознания. Постепенно я начал понимать,ч то произошло, размытые воспоминания в памяти стали более отчетливыми, а я продолжал сидеть и смотреть на эту девушку, не понимая, зачем она это все делала. С трудом я поднялся на ноги, подходя ближе к ней. Взяв прохладную руку в с вою, я оглядел вены - они не были черными, а значит она не отравлена. Подняв ее легкое тело на руки, я пронес девушку в спальню, где уложил на кровать, а затем прошел на кухню, чтобы взять пакет с кровью и вновь вернуться к ней. Я осторожно сел рядом, приподнимая одной рукой ее голову, а второй подставляя пакет с кровью к губам. Хоть она и не открыла глаз, но признаки жизни все-таки подала. Она выпила примерно пол пакета, после чего мягко отказалась и я вновь уложил ее голову на подушки. Некоторое время я сидел рядом, глядя на нее такую беззащитную, но в то же время смелую. Я вновь на нее злился, но на этот раз злость к ней вспыхнула по неожиданной для меня причине. Девушка подвергла себя опасности, совершенно не задумываясь о последствиях. Я накрыл ее одеялом и вышел из спальни, чтобы навести порядок.

0

8

У меня было ощущение, что я плыву. Бесконечная темнота, в которой нет ничего, кроме меня, плывущей, но одновременно застывшей на месте. Не было боли, не было страха, ничего, кроме пустоты и тишины. Мое сознание стало совершенно расслабленным, все мысли испарились из головы, но будто в отдалении я чувствовала чьи-то руки, чувствовала кровь на своих губах. Она была холодная, соленая и я жадно приникла, но смогла выпить совсем немного, после чего попыталась повернуть голову и у меня получилось. Постепенно, сквозь тишину стали пробиваться другие звуки - шум воды, тихий стук, чьи-то шаги. Я попыталась открыть глаза, но сначала перед ними были просто размытые пятна, однако прошло немного времени и я стала видеть более-менее ясно. Я оперлась на локти, приподнимаясь на постели и тут страх сковал мое тело. Я поднялась на дрожащие ноги, выходя в коридор и держась за дверной косяк, у меня все еще кружилась голова, но я помнила что там, в гостиной, умирал мой муж. Я пыталась ему помочь но не знала, получилось ли у меня. Стоило мне его увидеть, как впервые за долгое время на мои глаза навернулись слезы. Я стояла боялась даже хоть что-то сказать, смотрела за тем, как он передвигается по комнате. Я никогда не думала, что мне еще когда-нибудь может быть так страшно, но сегодня я испугалась. Испугалась его потерять. Я не знала, откуда взялось это чувство, не знала почему так произошло, но стоило мне увидеть его таким, стоило представить, что его больше нет в моей жизни, как мне становилось больно. А потому сейчас, чувствуя как страх отступает мне было так тяжело, от пережитых эмоций, что хотелось просто обнять его, но я не решалась.
Он обернулся ко мне и я тут же опустила глаза, устремляя их в пол и покачала головой.
- Простите.
Мое сердце на миг сжалось от боли. Я и забыла, какие между нами отношения. Я знала, что это не изменится, но Господи, почему же мне сейчас было так больно? Я никогда не буду нужна своему мужу, как никогда не нужна была своей семье. Я думала, что давно приняла это, что давно с этим смирилась, но почему-же сейчас его холодность, его безразличие так сильно ударяли по мне, точно плеть? Я не стала противится его приказу и послушно направилась в постель, после чего легла в нее, свернувшись в клубочек и отвернувшись лицом к стене. Я физически ощущала его присутствие, его злость и мне на секунду подумалось, что было бы гораздо лучше, если бы эта проклятая кровь отравила меня. Услышав его дыхание, его голос я покачала головой, а потом тихо ответила.
- Нет. Ничего.
Я думала, что после этого он уйдет, но он не уходил. Я чувствовала, как он смотрит мне в спину, но не могла повернуться, потому что глаза были мокры от слез. Мой голос не дрожал, я за столько лет научилась скрывать свою боль, но я не хотела, чтобы он видел моих слез.
- Вы мой муж.
Просто и тихо ответила я.
- Я не могла оставить вас умирать.
Я слушала его язвительные, колкие слова и каждое из них, становилось будто ножом в моем сердце. Возможно если бы я была хоть немного похожа на Ван-Алленов в их воспитании, если бы была похожа на сестру и брата, то я бы действительно так поступила, но я не могла. У меня никогда ничего не было. Все что оставалось у меня в жизни, все что могло быть у меня, я обрела в этом человеке, пусть и не желая того.
- У меня есть только вы. Если бы вас не стало, у меня не осталось бы ничего.
Я не думала, что он сможет понять мои слова, но я и не надеялась на это. Я отвечала ему лишь потому, что я обязана была ему ответить. Я понимала, что он всегда будет ненавидеть меня, что я всегда буду ему противна и как бы я ни хотела исправить это я не могла, да и не знала как. Я понимала его ненависть, понимала, что моя семья воспользовалась им, понимала и то, что скорее всего брат надеялся, что муж убьет меня и тогда по законам его бы казнили, а все его состояние передали моей семье. Мой голос дрогнул.
- У меня нет другого мужа. Вы не бьете меня, вы дали мне крышу над головой, вы не забрали мою жизнь. Мне достаточно.
Я никогда не знала, что такое любовь, ведь я любила сама, но меня никогда не любили. Я была благодарна ему уже за то, что он жив. Он сделал пару шагов, обходя кровать, останавливаясь напротив меня. Он видел мои слезы и я попыталась отвернуться, боясь его разозлить.
- Я не знаю.
Я сказала это почти шепотом.
- Когда я увидела вас таким, я не думала ни о чем кроме того, что ваша жизнь может оборваться. Я...
Я хотела продолжить, но не могла, у меня не хватало дыхания и я понимала, что если сейчас я скажу еще хоть слово, то не сдержу рыданий. Он протянул ко мне руку, на которой я увидела следы собственных клыков - они пока не затянулись, потому что он был еще не так силен, ему требовалось время, чтобы восстановиться. Он говорил мне слова благодарности и я понимала, что не могу больше сдерживаться. Я осторожно подняла свои руки, впервые так касаясь своего мужа. Осторожно, боясь сделать лишнее движение, боясь его разозлить я обхватила его ладонь своими пальцами, а после потянулась к ней, уткнувшись в нее лицом. Я замерла, боясь даже дышать, боясь, что он сейчас оттолкнет меня.
- Я испугалась за вас.
Но как я и думала, он оттолкнул меня. Он сделал это почти мягко, высвобождая свою руку, и мои ладони бессильно рухнули на покрывало. Я опустила голову, только кивая в ответ на его слова. Мне казалось, что все внутри меня разрывается от боли.
- Я поняла вас. Простите.
Сейчас мне хотелось остаться одной. Хотелось пережить это, хотелось успокоиться, и будто чувствуя это он ушел. Я не могла остановить слез, а потому просто легла на подушки, закрывая глаза. Я убеждала себя, что так было всю мою жизнь. Что я знала, что ничего не изменится даже если я выйду замуж, я знала, за кого я выходила замуж. Он не хотел этого, это была не его вина и его право меня ненавидеть. Я не знала, сколько пролежала так, почти не шевелясь, но слезы мои высохли, и боль отступала, сменяясь привычной мне пустотой. Услышав шаги в коридоре я поднялась на локтях, садясь на кровати и смотря на своего мужа, что принес мне бокал крови. Я была не голодна, но он проявил по отношению ко мне жалость и я не имела права этим пренебрегать. Приняв из его рук бокал я избегала касаться его.
- Спасибо.
Тихо сказала я, после чего осушила бокал до дна, отставляя его на тумбочку. Мой муж выключил свет, и комната погрузилась в темноту, а сам он ушел, прикрывая дверь. Возможно он собирался вновь уйти из дома, я не знала. Еще немного посмотрев на запертую дверь я отвернулась к панорамному окну, смотря на ночной город. Время потеряло всякое значение, так что когда в коридоре вновь послышались шаги, а на пороге спальни появился он, я не двигалась и ничего не сказала. Я просто не знала следует ли вообще говорить. Он прошел до кровати и матрас прогнулся под его весом. Мы почти не спали в одной постели, но я знала, что сейчас он повернется ко мне спиной и погрузится в сон. Он так и сделал, так что я продолжила смотреть в окно, не мешая его покою. Когда он начал двигаться я на краткий миг испугалась, что сделала что-то не так, но внезапно сильные, мужские руки притянули меня к себе, обнимая. Я боялась даже дышать, хотя чувствовала его дыхание на своем затылке. Он больше ничего не делал, ничего не говорил и первое время я привыкала к новым ощущениям. Я не знала, была ли это ласка или возможно какая-то жестокость, чтобы сбить меня с толку. Я не хотела об этом думать. Я чувствовала тепло его тела и неожиданно, где-то в глубине себя испытала прилив нежности к этому человеку. Возможно это чувство жило во мне и раньше, просто я не привыкла что-то чувствовать. Впервые за долгие годы своей жизни, я почувствовала себя в безопасности и была благодарна ему за это.

0

9

Мысли еще оставались мутными, но это не мешало моей злости постепенно проникать в вены и закипать там. Я не знал кто это сделал, но прекрасно понимал, что просто так этого не оставлю. Да и наверняка человек, что совершил столь опрометчивый поступок, знал это, так что в его же благо было бы уехать куда-нибудь настолько далеко, что туда ни одна душа не сунется. Но вместе с тем мои мысли были обращены к моей жене. Хрупкой и маленькой девушке, что несмотря на то, как я себя с ней вел - она все-равно меня спасла. Я не понимал этого, я видел в этом скрытый подвох, ведь я обращался с ней так же, как с дворовой собакой, за исключением того, что пускал в свою постель. Я не верил в чувства, не верил в любовь и мне она не нужна была, так же как и любые другие привязанности. Если бы я умер - она бы переменила себе все мое состояние, спасла бы свою семью от банкротства и у нее еще бы остались деньги для того, чтобы ближайшие лет десять вообще ни о чем не думать. Но она этого не сделала. Я услышал движение за своей спиной, тут же оборачиваясь на Катрину, что послушно опустила глаза и вновь начала извиняться. Я сощурился, глядя на то, как она опирается на дверной косяк и еле держит себя на ногах.
- Ляг обратно в постель.
В свойственной мне манере рявкнул я. Катрина никогда мне не перечила и всегда послушно следовала моим указанием и даже сейчас она молча вернулась в спальню. Проводив ее взглядом, я какое-то время постоял на месте, после чего выдохнув, пошел следом. Остановившись на пороге, я устремил в нее тяжелый взгляд. Мне не было присуще чувство благодарности, но она действительно помогла мне выжить.
- Тебе что-нибудь нужно?
Девушка повернулась ко мне спиной, сворачиваясь в клубок на постели и я слышал, как участился ее пульс, хоть голос по-прежнему был чистым и ровным. Я не спешил вновь нарушать тишину, ведь я привык к тому, что Катрина в моем доме - аксессуар, от которого невозможно избавиться и мы редко с ней говорили, обычно я раздавал указания, а она лишь послушно кивала головой в ответ.
- Зачем ты это сделала?
Она говорила слово муж так, что это действительно что-то святое, что стоит благословлять. Наш брак был расчетом ее брата, ничего более и несмотря на то, что у вампиров они заключаются до тех пор, пока смерть не разлучит их, святого и прекрасного в этом действительно ничего нет. На протяжении нашей недолгой совместной жизни я пытался донести до Катрины это, чтобы она не строила мнимых надежд и не верила в сказки про то, что любовь спасет мир. Нет, она его погубит. Любовь делает человека слабым, превращает в зависимое ничтожество и делает его еще хуже наркомана.
- Зато ты бы стала вдовой и построила бы более счастливую жизнь.
Эти слова я почти что выплюнул вместе со злой усмешкой, что проскользнула на моих губах. Я никогда не желал связывать жизнь с женщиной, я их использовал лишь по той части, для которой они нужны были больше всего - секс. Они слабые, они алчные и слишком глупые. Я наблюдал сейчас за девушкой, что в центр своей жизни поставила человека, для которого она ничего не значит и понимал, что я не хочу такой жизни и никогда не хотел. У меня ее не будет, я не желаю зависеть от человека, не собираюсь чем-то жертвовать ради него.
- Разве похоже, что я у тебя есть? Муж не должен вести себя так, как это делаю я.
Я не знаю, зачем я сейчас пытался ее переубедить и вообще тратил время, стоя на пороге собственной спальни. Наверное, я чувствовал себя должным перед ней, а быть перед кем-то в долгу я очень не любил. Мне надоело разговаривать с ее спиной, поэтому я сделал пару шагов, проходя вглубь спальни и обходя кровать. Ее щеки блестели от слез и мне это не нравилось. Я нахмурился, наблюдая за ней - она тепличный цветок, которого должны холить и лелеять, который не привык решать проблемы, да и вообще не был для этого создан. Ей больше подходят романы с мужчинами, что словно сошли со страниц книг, но, пока она обручена со мной, ее жизнь ожидает только мучение и страдания. Я никогда не стану тем, кто будет с гордостью называть ее своей женой и носить на руках.
- Катрина, к чему такие жертвы?
Мой голос стал еще грубее и девушка попыталась спрятать от меня лицо, отвечая тихо, невнятно и обрываясь на полуслове, а слезы тем временем продолжали катиться все сильнее. Мне не нравилось, что она отворачивается, поэтому я склонился и протянул руку, желая обернуть ее лицо на себя, но в этот момент она вдруг обняла мою руку своими пальцами, с трепетом прижимаясь к раскрытой ладони своей щекой. Она делала это с такой нежностью и лаской, которой я доселе не видел. Я всегда чуждался подобных проявлений чувств и сейчас они выбили меня из колеи, я растерялся на миг, не зная, даже как реагировать. Внутри царило смятение и где-то были отголоски того, что мне это нравится. Я нахмурился еще сильнее, одергивая руку и глядя на то, сколько боли в глазах Катрины.
- Не привязывайся ко мне.
Нельзя допускать ничего подобного в наших отношениях, я никогда не дам ей того, чего она желает, а видеть вечно ревущую девушку в своем доме - то еще удовольствие. А сам я даже не собираюсь подпускать подобные чувства - мой мир слишком озлоблен, я слишком озлоблен и если у меня появится необходимость, то я избавлюсь от каждого, кто меня окружает. Я не хочу ставить перед собой выбор и мучиться угрызениями совести в дальнейшем. Я больше не проронил ни слова, удаляясь из спальни. Из комнаты больше не доносилось ни звука, а я по привычке расположился на диване в гостиной, откупоривая бутылку с виски. Я все еще ощущал спутанные чувства. Эта минутная ласка - она словно разрядом тока ударила меня, не давая возможность даже в себя прийти. Внутри просыпалась некая жалость к этому созданию, что было таким чистым и просто по велению судеб из одной адовой семьи перекочевала в другую. Алкоголь не шел, поэтому я отставил бокал в сторону, вновь поднимаясь на ноги. Распахнув холодильник, я достал пакет с кровью, переливая ее в бокал, после чего вновь вернулся в спальню.
- Тебе нужно подкрепиться.
Слезы ее высохли, теперь вновь предстала передо мной той отстраненной девушкой, которой была всегда. Я наблюдал за тем, как она вновь прячет глаза, избегая прямого контакта с моими и делает глоток. Оставив ее одну, я вышел в гостиную, пытаясь унять то чувство, которое начинает зарождаться внутри. Оно мне не нравилось, оно меня злило, и я понимал, что становлюсь одним из тех слабаков, что окружают меня. Наверное, мне следовало бы выставить ее, либо уйти самому, чтобы пережить этот момент, но я не мог оставить ее. Вдруг я поймал себя на мысли о том, что это далеко не благодарность и не жалость, это нечто другое.
Спустя какое-то время я вновь вернулся в спальню. Выключив свет, я скинул с себя одежду, по привычке укладываясь рядом. Я знал, что когда я ложусь в постель - она еще не спит к этому времени, лишь делает вид, чтобы в очередной раз меня не злить. Поддавшись чувствам, что сбивали меня с толку, я обернулся к девушке, накрывая ее тонкую талию своей рукой и прижимая ближе к себе. Я вновь услышал, как участился ее пульс, но она ничего не сказала, за что и получила ответную ласку.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Квартиры и пентхаусы » Лофт семьи Williams


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC