Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
ЛУЧШИЙ МУЖЧИНА
Maxim Turner
ЛУЧШИЙ МУЖЧИНА
Лучшим мужчиной июня по правилу становится Максим Тернер. Максим - мечта многих девушек - он красив, умен, работает в полиции и о его способности любить уже пора слагать легенды, но увы - его сердце навсегда занято одной рыжеволосой особой, которую он не оставляет ни на минуту. Мы желаем Максиму оставаться таким же, как сейчас и добиться всех поставленных целей, что будет очень непросто, ведь кто знает какие преграды ждут его на пути?
ЛУЧШАЯ ДЕВУШКА
Eva Ulven
ЛУЧШАЯ ДЕВУШКА
Эва, или как ее в большинстве своем называют - Эвушка, одна из самых добрых и отзывчивых девушек, которых только можно встретить в Монреале. Сейчас мы растроганно наблюдаем за тем, как в ней просыпается любовь к одному обаятельному хулигану, чьи помыслы далеко не так чисты, как можно было подумать. Но мы надеемся, что у лучшей девушки июня все будет прекрасно как в личной жизни, так и в работе, которая захватила ее с головой.
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Caleb Morgan
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Мы пререкаемся и люди смотрят на нас, как на обычных людей, что не могут спокойно находиться друг с другом в одной комнате и никто не догадывается о том, что на самом деле происходит в тени наших душ. Я привык бежать за тобой, пытаться защитить от того ада, который ты сама творишь вокруг себя и в итоге я становлюсь его частью. Такой стала моя жизнь и вряд ли уже ее можно будет изменить.
ЛУЧШАЯ ПАРА
Victor Blackwood и Hillary Pallmer
ЛУЧШАЯ ПАРА
Уже не первый год в Монреале ходят слухи о том, что суровый и нелюдимый глава университета Стоунбрук тайно встречается с одной из своих сотрудниц, но эти слухи никак не удается подтвердить. И вот недавно, наша журналистка застукала эту пару, когда они покидали самый загадочный и дорогой ресторан города, вход куда закрыт простым смертным. И можно ли это считать доказательством, ведь разве стал бы мужчина тратиться на обычную интрижку?
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Gabriel Wolf и Jennifer Montgomery
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Как же сложно бороться с обстоятельствами, когда ты не можешь даже навести порядок в собственной голове? Что же делать, если каждое утро в твоем теле просыпается другой человек? И кто протянет руку помощи, когда ты окончательно запуталась? Врач, который пытается сложить душу своей подопечной по кусочкам и пациентка, какая-то часть которой начинает в него влюбляться. Что же выйдет из такого союза? Смогут ли эти люди разобраться в происходящем, а главное, в самих себе?
Море, солнце пляж - ммм... Разве что-то может волновать сильнее, чем предстоящие выходные, а еще лучше - отпуск?! Наши жители тоже уверены, что нет, ведь настала наконец-то самая долгожданная пора. Погода держится в районе 29°C днем и 22°C ночью, а температура воды в среднем составляет 19°C. Порой погода и вовсе становится безжалостна, заставляя людей просто опустошать прилавки с питьевой водой, но иногда она все же балует легкими и теплыми дождями, под которыми так и хочется пробежаться босиком по мостовой. Многие жители уже пакуют чемоданы, чтобы отправиться в отпуск и повидать другие страны, а большинство студентов разъехались по домам на время летних каникул, но Монреаль не заставит скучать тех, кто все же решил провести лето на его улицах. Главной задачей этого месяца является покупка купальников и прямой маршрут до пляжа.
Приветствуем вас в монреале - одном из
__самых красивых городов канады. наши
____двери всегда открыты для вас и мы с радо-
_____стью примем вас в нашу большую и
_______дружную семью. здесь вы сможете найти
_________друзей и любовь, а может быть даже и
__________врагов. монреаль пестрит молодыми сту-
___________дентами, которые съезжаются сюда с
____________разных концов мира, чтобы учиться в
______________университете «stonebrook», а потом про-
_______________сто не в силах покинуть этот славный
_________________город. Монреаль никогда не спит, в нем
___________________вечно бурлит жизнь и мы можем вам
_____________________гарантировать, что вы не заскучаете и
_______________________однозначно сможете найти свое место.

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Старый Монреаль » Собор Монреаль Нотр-Дам


Собор Монреаль Нотр-Дам

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s7.uploads.ru/n5QIW.jpg
Святая-святых нашего города. Здесь можно помолиться в тишине, прося о самом сокровенном. По выходным можно увидеть венчание очередных двух влюбленных. А в дождливые, мрачные дни, здесь проводят и похороны. За собором располагается старинное кладбище.

0

2

Переезд в Женеву дался Эсканору не так легко, как ему в начале казалось. Выросший в небольшой деревеньке на Западе Шотландии он лишь на фотографиях видел такие большие города, такие толпы людей. Даже в Тоскане он жил в маленьком городке под названием Сиенна, где население было очень немногочисленно. Еще при поездке в поезде Фобос сидел, привалившись плечом к окну и наблюдал за тем, как домики, будто игрушечные сменяют друг-друга. Как в крохотных окошках струится теплый, золотистый свет. Нет, священник не жалел о своем решении покинуть родные пенаты. После смерти своей матери он с трудом мог выносить вид отца, хотя и был благодарен ему за навыки, умения и образование. Мужчина постоянно замечал на себе взгляды окружающих, хоть сейчас был одет совсем не в рясу и белый воротничок. Обычная белая рубашка, черный плащ и приталенные брюки, но видимо выражение лица что-то выдавало в нем. Длинные белые волосы были приглажены назад, спадая до самых плеч по шее. Эсканор иногда вздыхал думая о том, что будет ждать его в этом городе. Приходской священник Женевы был уже очень стар и решил уйти на покой, собственно, потому Фобоса и позвал на паству старинный друг, обещая даже помочь и выделить небольшой дом за городом, откуда легко добираться. Он был рад тому, что оставит одиночество и сможет возобновить иную сторону своей жизни. Если так подумать, то Фобос давно скучал в Итальянской обители, с тех пор, как все близкие ее покинули. Иезекииль мирно спал у ног, изредка приоткрывая янтарь глаз и провожая редких прохожих. Это был самый близкий друг, который был у священника. Волк следовал за ним всегда и даже во время службы находился за ближайшей дверью, откуда мог видеть хозяина. Он никогда не причинял вред людям или другим животным без веской надобности, коя возникала очень редко. На памяти Фобоса были лишь пара случаев, когда огромный волк вставал на защиту детей от своры местных, агрессивных псов или редкой девушки, что подвергалась пьяным приставаниям. Волка знали и любили все, кто часто виделся со священником.
Когда Эсканор сошел с поезда, то первым же делом вызвал такси, чтобы добраться до нового дома и запомнить дорогу. С собой у него было минимум вещей - он по жизни вообще был довольно скромен. Чемодан да сумка через плечо - вот и все, с чем он приехал в этот туманный город. Сейчас над Эдинбургом висели свинцовые, тяжелые тучи, что закрывали собою бледное солнце. Конец октября был довольно прохладным, хотя некоторые девушки до сих пор щеголяли по улицам в коротких платьях, не накинув на себя даже куртку. Фобос провожал их равнодушным взглядом. Нет он не давал обедов безбрачия и надеялся когда-нибудь найти себе прилежную супругу, с которой сможет построить крепкую семью. Он мечтал найти ту, что была бы похожа на его мать - серьезную и рассудительную, приземленную и тихую. Впрочем, другая сторона его натуры совсем не брезговала проводить время с девушками легкого поведения. Приехав к дому Эсканор выпустил вперед волка, позволяя ему все оглядеть. Жилище было на удивление большим, хоть и довольно скромно обставленным, но Фобос все равно удивился. Хотя, чего еще можно было ожидать от Джоэла? Тот все делал с размахом. Места в доме было очень много. Для одинокого человека больше чем достаточно, учитывая особенно то, что большую часть времени он будет проводить в церкви, и, как надеялся - в клубе. Вещи мужчина разобрал довольно быстро, ведь все вполне вместилось в один шкаф. В церковь необходимо было прибыть как можно раньше, чтобы познакомиться с паствой и новыми обязанностями. Переодевшись в выглаженную рясу, Фобос пригладил волосы, зачесывая их назад. Позвав за собой Иезекииля он вышел на улицу, решив пройтись до Церкви пешком - от силы пол часа вдоль трассы, зато можно ознакомиться с окрестностями. Ему было приятно, что друг позаботился о его интересах и выбрал дом в отдалении от центра поселка, на самой границе леса. Пригород Эдинбурга ему нравился. Широкая полоса густого, смешанного леса из которого доносился запах грибов, сырой травы и увядающей постепенно листвы. Под ногами шуршал гравий, а мелкие камушки вылетали из под кроссовок, изредка попадая на асфальтированную дорогу. Ранним утром машин здесь проезжало довольно мало, но на каждую из них черный волк вскидывал тяжелую голову. Он отбегал от хозяина, чтобы углубиться в лес, но в скором времени возвращался. Эсканор не звал его обратно - знал, что придет сам. Волк не собака - его свободу ограничивать нельзя, иначе он просто зачахнет, так что мужчина предоставлял тому полную свободу действий. Он вообще был приверженцем того, что ни одно живое существо нельзя заставлять что-то делать насильно, если только это не касается спасения его жизни.
До церкви они добрались довольно быстро, выдержанное в спокойном и классическом стиле здание, тихий скреп двери и запах ладана, обнявший его, точно родного. Несмотря на свою "двойную" жизнь, Фобос искренне верил в Бога, любил его и служил ему. Та часть его личности, что была священником, с альтруизмом готова была помочь любому, кто нуждался в помощи. Ознакомившись с обязанностями, он не узнал для себя ничего нового. Читать паству, облегчать душу людям, скреплять браки - это кажется обыденностью, но в каждом подобном действии было свое таинство. Фобос прошелся по всем помещениям церкви, касаясь длинными и тонкими пальцами старинного дерева, из которого были сделаны резные лавки, книг на латыни или иврите, воска свечей. Церковь давала спокойствие и умиротворение его душе, ее стены облегчали боль, помогали затягиваться душевным ранам. В этот обеденный час прихожан почти не было, так что когда открылась дверь и вошла юная девушка, Фобос задержал на ней свой взгляд, после чего плавно двинулся навстречу. Подойдя вплотную к незнакомке он заглянул в глаза, цвета осеннего неба и еле заметно улыбнулся.
- Я могу вам чем-то помочь?
Тихо спросил мужчина, чуть склонившись, ведь девушка была гораздо ниже его.

0

3

Когда моя мать, напиваясь в очередной раз, начинала мне рассказывать о том, какой мой отец плохой, как он оставил ее одну несчастную поднимать меня на ноги, я лишь делала вид, что слушаю, а сама представляла себе то, как было бы неплохо переделать эту гостиную - сжечь к чертовой матери всю старую мебель, что уже покрылась пылью, которую не отодрать. Нет, я не относилась плохо к матери. Наверное, я ее любила только потому что дети должны любить своих родителей. Она действительно старалась, ну или хотя бы делала попытки. Пила много, все ее мужчины были не лучше, если не хуже. Мы часто переезжали, но несмотря на такое поведение, она все же не прогоняла меня. И если очередной ее хахаль говорил, что ему мешает ребенок - она гнала его в три шеи, хоть и очень боялась так и не встретить больше свою любовь. В эти моменты мне становилось ее жаль. Жаль потому что она была слаба, слаба духом и у нее не было никакой цели, по крайней мере, ради которой можно было тратить свои силы. Человек без мечты - заочно мертв. Даже если эта мечта заоблачная, если она может поднять тебя на смех перед окружающими - она живет внутри тебя и она питает тебя. У матери же такого не было. Возможно, именно поэтому она и умерла так рано, хоть врачи и говорят, что это алкоголь сгубил ее.
Отец. Его я любила всем сердцем. Несмотря на то, как отзывалась о нем мама - в те редкие моменты, когда он приезжал - он был лучшим для нас обеих - заботлив, весел, внимателен. Даже когда время стало оставлять на его лице отпечатки в виде морщин, он все же оставался душой так же молод и счастлив, находясь рядом с нами. Он никогда не делал акцент на том, что он старше, а потому часто общался со мной открыто, не стараясь завуалировать то, что обычно скрывают от детей. Поэтому я всегда знала почему он уехал - в целях прокормить свою семью и уберечь от бед, он уехал в Эдинбург, чтобы продолжить свое дело. Каждый месяц он присылал нам деньги, а когда я поступила в университет - оплачивал его, а медицина - не такое уж и дешевое удовольствие. Сейчас, когда мать умерла, я готова была к тому, чтобы поехать к отцу. Возраст всегда давал о себе знать и я готова была отплатить отцу помощью, которую он оказывал на протяжении всего времени. Но не успела. Его похоронили две недели назад, а я даже на похороны попасть не успела. Сейчас я приехала в Эдинбург, чтобы навестить его могилу. Так же, помимо этого, его лучший друг и по совместительству правая рука сообщил о наследстве, которое должно было перейти ко мне. Хотя, большими состояниями и растратами моя голова никогда не была забита.
Эдинбург встретил меня предрожественской суетой, большим скопищем людей на улицах, странной погодой и почти всегда хмурым небом. Я привыкла к маленьким и тихим городкам, где чуть ли не каждый друг друга знает, только мы с мамой всегда были чужаками, потому что больше, чем на месяц задержались только в одном городе, где я смогла поступить в университет. Первым дело по приезду я посетила могилу отца. Похоронили его с почестями, большой и красивый памятник, на котором выгравирован его портрет. Камень и моя память - единственное, что смогло запечатлеть его образ. А потом началась настоящая суматоха - перевод из одного университета в другой, трудоустройство. Пока делом отца занимается его друг, мне необходим был заработок и ничего лучше я не нашла, как устроится официанткой в ночной клуб. Разносить заказы мне не привыкать, а коллектив там вроде бы ничего - дружелюбный. И сейчас, спустя неделю, когда у меня выдался наконец-то свободный день, я решила его посвятить прогулке по городу. Погода сегодня на удивления была темной, хотя прошлой ночью стоял дикий мороз - Эдинбург всегда славился своими погодными сюрпризами.
Первым делом я отправилась в старый город. Я много читала о Шотландии и мне всегда было интересно посмотреть именно эту часть Эдинбурга - исторический центр Шотландии. Здесь сохранилось множество средневековых зданий, на которые я любовалась с искренним воодушевлением, раскрыв рот. Улочки здесь были гораздо уже, чем в новой части, и они все были забиты туристами, что скупали с прилавков маленьких магазинчиков традиционные сувениры.
Я прогуляла добрую часть времени, разглядывая строения, от которых веяло историей, пока не наткнулась на небольшую католическую церквушку. Она была в том же стиле, что и большинство зданий здесь и, если бы я куда то торопилась, то даже бы ее не заметила. Я в Бога не верила, но никогда не отрицала эту веру у других, ведь каждый в праве верить в то, что хочется ему самому. Таков был мой отец. Он не пропускал ни одного воскресного прихода. Даже когда он приезжал к нам, ранним воскресным утром он всегда уходил в церковь, которую, видимо, специально отыскивал перед тем, как приехать к нам. Я решила войти внутрь и хотя бы поставить ему свечку. Если я и не верила в то, что это действительно что-то значит, меня грела мысль о том, что отцу будет приятно. К тому же, я никогда не была в церкви, а он пару раз звал меня с ним, надеясь, что мое мнение изменилось.
Тихий скрип двери, казалось, привлек ко мне все внимание. Но здесь никого не было, разве что один священник у алтаря. Я тихо прошла внутрь, оглядываясь по сторонам - ранее, церкви я видела только в фильмах и мне казались они слишком неестественными. И я не скажу, что эта чем то отличалась от них, но я была уверена в том, что так оно и должно быть - запах ладана и парафина, лакированные скамьи, приглушенный свет. Находясь здесь, складывалось впечатление, будто тебя укутывают в теплое одеяло, как в детстве, отчего появляется такое чувство защищенности и спокойствия, что не хочется отсюда уходить.
Пока я завороженная оглядывалась по сторонам, любуясь росписями под куполом церкви, я  и не заметила, как ко мне подошел священник. Он оказался довольно молодым, а лицо его спокойным и внимательным.
- Вам только нимба над головой не хватает.
С доброй улыбкой произнесла я, смотря на молодого священника снизу вверх.
- А вообще я хотела бы поставить свечку своему отцу, только не знаю, как это сделать.
Я пожала плечами, снова пробегаясь взглядом по помещению.

0

4

Столь юное создание, что стояло сейчас передо мной, обладало редкой красотой. Признаться честно, я видел очень много девушек в своей жизни, кого-то издалека, с кем-то делил постель. У каждой женщины красота разная, но та, что стояла передо мной была слишком необычна. Еще совсем детский, наивный взгляд, но уже не ребенок, и в то же время еще и не девушка. Совсем юная, без печати зла и ненависти на лице, открытая и осмелюсь сказать - наивная. Такую было очень тяжело представить, например, в Алькатразе, среди танцующей толпы или визжащих фанаток нашей группы. А еще девочка была очень маленькой, еле доставала макушкой мне до плеча. Или это я просто был слишком высок? Я мягко изучал взглядом черты ее лица - пухлые губы, аккуратный чуть вздернутый нос, и большие, голубые глаза в обрамлении пушистых ресниц, под четко очерченными бровями. На ней не было ни грамма косметики, кожа дышала свежестью и молодостью и это мне очень нравилось. Я в отличии от братьев, старался чаще выбирать девушек чуть менее вызывающих, хотя такие попадались не часто. Услышав комментарий девочки я улыбнулся.
- Я не ангел Господень, а слуга его. Нимб и крылья мне не положены при жизни.
Слышали бы меня сейчас Джо и остальные, точно попадали бы со смеху. Да, не спорю, ночью я вел совсем другую жизнь, меня даже внешне узнать было тяжело, хотя легко было по голосу. Я был обладателем нежной и теплой речи, вкрадчивой и успокаивающей. Ребята редко наведывались в церковь, а уж в собор святого Петра и точно не сунуться, только если не решат внезапно жениться. Хотя о чем это я, о браке негативно не отзывался лишь я один, да Йоши, который по большей части времени просто молчал. Даже Алиса, еще совсем юная моя сестра, и то цинично фыркала, стоило кому-то заговорить про белоснежное платье и обручальные кольца. Но я не винил их, ведь по большинству своему мы все беспризорники, так или иначе обиженные родителями или судьбой. И если говорить начистоту, то такой брак какой был у моих родителей, я бы тоже никогда не хотел. Я хоть и должен был, но так и не смог простить отцу гибель матери и его жестокость к ней, потому и уехал так далеко от родного дома. Тихий и звонкий голос девочки, отвлек меня от мыслей о прошлом. Улыбнувшись, я положил руку ей на плечо, двинувшись вперед.
- Не волнуйся, я тебе помогу. Для начала нужно взять свечу, они находятся в специальных урнах, по краям от молитвенника. Когда возьмешь, то некоторое время подержи ее в руках думая о своем отце, о том, что хотела бы ему сказать. Позволь своим мыслям достигнуть Бога, а когда закончишь, то подожги свечу и поставь на постамент, в специальное крепление.
Я на пару шагов отошел от девушки, позволяя ей самостоятельно все сделать, а после снова приблизился, положив ладонь на хрупкое плечо в очередной раз. С ласковой улыбкой я чуть склонился к ней, заглядывая в глаза.
- Я уверен, что твой отец обязательно услышит все, что ты хотела ему сказать. Даже когда любимые и близкие люди покидают нас, они остаются в нашем сердце, так как неотрывно связаны с нашей душой. Смерть - не повод печалиться, ведь все мы дети Божьи и умирая, возвращаемся в родной дом.
Сейчас было очень мало молодых людей, которые ходили бы в церковь или действительно верили в Бога. Радует хотя бы ты, что большая часть их них была именно католиками, хотя я всегда относился положительно к любой религии. Неважно, как ты называешь Отца - Буддой, Иеговой или Аллахом, он носит много имен на всех языках земли, но суть его от этого не меняется. Я действительно верил в Господа, и проносил свою веру через все жизненные ситуации, какие бы со мной не происходили. К этому с уважением относился даже Эбенезер, который вообще почти ни во что и не верил. Может быть дело в том, что я никогда и никому не навязывал своего мнения, а может быть в моих словах и выражении глаз действительно было что-то такое, что способно было укротить и успокоить любого зверя, даже Иезекиля. Волк мой кстати, в соборе предпочел спать, улегшись на одеяло в небольшой комнате, выделенной мне. Я знал, что он просто ожидает, когда снова можно будет покинуть стены церкви и отправиться домой, а после - побродить по неизведанному еще лесу, может быть найти собратьев. Я снова отвлекся от девушки, но она в очередной раз вернула меня в реальность. Я почти ласково улыбнулся.
- Да, ты права. Может быть я еще чем-то могу тебе помочь?
Я ожидал чего угодно, но не ее следующего вопроса. Но я слышал его не в первый раз. Я опустился на корточки, глядя теперь на девочку снизу вверх, прямо в глаза.
- Выбор есть всегда, выбор есть у каждого. Человек может верить во что угодно и пока он в это верит, никто не умеет права говорить ему, что он не прав. Я верю в Бога, в нашего отца. Кельтские и скандинавские народы верили в Одина и сына его Тора, греки верили в великих Богов Олимпа, а древние индейские племена в духов своих предков и животных. Человек должен во что-то верить, иначе он просто не сможет жить, понимаешь? Вопрос лишь в том, что ты принимаешь за свою веру. Бог един для всех нас и для каждого он является тем, к чему ты в итоге приходишь. И это самое главное.

+1

5

Признаться честно, я все никак не могла привыкнуть к молодому человеку в образе пастыря. Его лицо действительно было очень красивым - несмотря на острые черты, оно было светлым и чистым, большие голубые глаза смотрели словно в самую глубь. Кого-то наверняка бы мог напугать такой взгляд, ведь казалось, что этот человек может прочесть тебя, словно раскрытую книгу. Но меня он завораживал. Я не была похожа на многих своих ровесниц, что теряли голову при виде красивого парня и строили планы на дальнейшую с ним жизнь. Меня привлекала красота, которую я могла увидеть даже в тех, кто по общим меркам был вовсе некрасив и могла смотреть на человека хоть часами, получая эстетическое удовольствие. Сейчас я такими же глазами смотрела на священника, у которого не только внешность завораживала, но и голос, словно приятная музыка для ушей. Я послушно последовала за ним, внимая каждому слову. Я не разделяла сейчас его веры в Бога. И, наверное, я по его меркам была грешницей, что ступила на святую землю. А может быть он был более открыт и принимал и чужое мнение. Послушно взяв свечку, я на миг абстрагировалась от священника, от этого места, стараясь сделать все, как мне подсказали.
"Я не знаю, как далеко от меня сейчас ты находишься, но уверена, что слышишь. Я не грущу, что тебя нет,
ведь ты наверняка сейчас чувствуешь себя куда лучше, чем когда-либо. Я знаю, что церковь для тебя была немаловажной частью жизни, именно поэтому сейчас я здесь. Просто потому что считаю, что вера сближает. Я надеюсь,
что мы с тобой еще увидимся".

Я не оплакивала свою маму, не оплакивала отца. Я не видела смысла горести и переживаний, ведь нет ничего настолько плохого, чего бы мы не смогли пережить. С любыми трудностями или бедами всегда можно справиться в одиночку или же при поддержке близких. Поставив свечку, я вновь вернула свое внимание на священника. Его слова вызвали на моим губах улыбку, ведь его слова были во многом схожи с моим мнением и это не могло не радовать. Очень мало людей попадались мне на пути, с которыми действительно можно было поговорить о том, что происходит в твоих мыслях, рассказать им о своей вере, о своих мечтах и не быть при этом объектом для насмешек. Если в церкви действительно тебя принимают любого и готовы разделить каждую твое веру, даже в самые незначительные вещи, тогда я прекрасно могу понять, почему отец так любил сюда приходить.
- Каждый уходит туда, о чем мечтал при жизни. Хотя, если честно, я не отрицаю и возможность реинкарнации.
Можно было предположить, что меня после подобных слов действительно могу погнать в шею за пределы церкви, ведь наверняка для каждой веры есть свое место, но вместо этого, молодой пастырь лишь улыбнулся, подбадривая меня своими словами. Находиться в этом месте было приятно и настолько спокойно, что могу смело сказать - ранее подобного ощущения я не испытывала. Вернув взгляд, блуждающий по стенам храма, снова на священника, я улыбнулась ему в ответ мягко и непринужденно.
- Вы действительно так верите в Бога или Вам просто не оставили выбора?
Вера - это то, что может быть рождено вместе с тобой или то, чему тебя принудили. В последнее время вокруг действительно стало очень много людей, которым просто не терпится навязать свое мнение другим. Они сами сходят с ума и создают секты, обрекая на погибель остальных. Мне кажется, что именно из-за таких людей в современном мире так мало молодежи, которая действительно во что-то верит или, по крайней мере, не боится об этом открыто говорить. Я слушала ответ священника и с каждым разом улыбалась все шире. Я прежде не встречала людей, чьи суждения настолько сильно могут быть схожи с моими. У нас разные веры, но никто из нас не принижает веру другого. Будто околдованная складными речами, я не могла оторвать глаз от пастыря, что смотрел на меня сейчас снизу вверх.
- Я не верю в Бога. Да, как я уже сказала, мне ближе реинкарнация. А еще мифология. Я считаю, что легенды и мифы не складываются с пустого места и для всего должна быть пища. Но мне нравится Ваше суждение о вере. Честно признать, Вы меня довольно сильно удивили своим мировоззрением.
Время уже было позднее и на улице начинало темнеть, а пока я не знаю города, то лучше было бы мне поспешить, а то наврятли все жители в этом городе окажутся такими же приветливыми. Услышав ответ священника, я улыбнулась ему в ответ.
- Вы действительно смогли заинтересовать меня в походах в церковь. Спасибо за помощь, до свидания.
Бросив напоследок взгляд на священника, что остался стоять на своем месте, я покинула пределы церкви, снова возвращаясь в реальный мир. Если честно, так кажется, будто в храме время стоит на месте и выходя на улицу тебя охватывает ощущение, словно прошла целая вечность. Магия, мистика, присутствие Бога или же простое психологическое воздействие? Никто и никогда этого не узнает, но, как и сказал этот пастырь, выбор есть у каждого.
Снова укутавшись в длинный шарф, я поспешила домой, чтобы не попасть под метель, которая вот-вот заметет все улицы Женевы.

0

6

И вдруг я понял, кого мне так напомнила эта юная девушка, что стояла сейчас передо мной. Этот блеск осенних глаз, эта робкая улыбка, этот ласковый голос. Такой я помнил свою мать, почившую несколько лет назад, еще до того, как я познакомился с Джоэлем, еще до того, как стал частью группы и клуба. Тогда мои помыслы были светлы и чисты, тогда я верил не только в Бога, но и в отца. С тех лет многое изменилось, изменился я. Но сейчас я видел перед собой отголосок собственного прошлого, невинного, надежно спрятанного в глубине моего подсознания.
То, с какой настойчивой нежностью, с какой ласковой твердостью девочка отстаивала свою веру было мне очень знакомо. Моя мать была вынуждена принять веру отца, но на самом деле она была дитя природы, умела слушать и слышать, и меня всегда старалась научить тому же. Порой мне казалось, что она умеет разговаривать даже с деревьями и ветром, а вся природа обращалась в слух, когда она пела. Даже волки, дикие звери из густого и тенистого леса отзывались на ее голос и ни один не укусил протянутой руки, как когда-то, не укусил моей и Иезекииль. Я был священником, не не был святым, мне не чуждо было ничего человеческого и иногда я изнывал от того, как разрываюсь на части. Более того, мне было не с кем поговорить об этом, ведь если скажу здесь - отлучат от церкви, а мои друзья, как бы я их не любил, не в состоянии будут понять. Самое сложное для человека, это найти свой собственный путь в этой жизни. Нас всегда терзают мечты и желания, некоторые из них неосуществимы и приходят к нам во снах, некоторые можно воплотить в реальность на следующий же день, стоит только поверить в себя и свои силы, сделать шаг вперед. Но и это порой бывает непреодолимо трудно. Я никогда не знал, кем хотел быть. Воспитывайся я в другой семье, может все пошло бы иначе, но я привык не думать и не жалеть об этом. Иногда я задавался вопросом, что будет правильнее и как следует поступить. Что делать, когда твое сердце разрывается на части между тем, что ты любишь и долгом, между твоей мечтой и тем, что ты впитал в себя с молоком матери?
Я никогда не смог бы бросить церковь, как не смог бы бросить оборотную сторону своей жизни, потому что и то и другое было для меня равноценно. Но вся ирония была в том, что обе части этой жизни должны были взаимоисключать друг-друга. Эзер иногда в шутку называл меня Арамисом, одним из мушкетеров, что был священником, но при этом пьяницей и ловеласом. Наверное, так оно и было, но смел ли кто-то осуждать меня за это? Даже это юное создание, стоящее передо мной. Увидь она меня в другом облике, разве улыбалась бы так радушно, разве говорила бы так ласково? Скорее, она бы даже не посмотрела в мою сторону, проходя мимо. Но сейчас я был светлой стороной медали своей жизни. Стороной, к которой все тянулись. Потому я смотрел сверху вниз на эту девушку, что так доверчиво глядела на меня широко распахнутыми глазами, цвета Женевского неба. И я улыбнулся в ответ на ее слова.
- Я рад, что у тебя остались хорошие впечатления от нашего разговора, ведь мне тоже интересно было с тобой пообщаться. Если когда-нибудь тебе захочется с кем-то поговорить, то приходи сюда и сможешь найти помощь и поддержку.
Стандартные слова, которые должен произносить священник, но сейчас я вкладывал в них особый смысл, сам и не знаю даже почему. Наверное этот образ, эта теплота и наивность, чистота, что я увидел в этом без пяти минут ребенке, что-то затронули в глубине моей души. Разбередили мою память, навеяли воспоминания, разбудили ноты моей души. Пока я не мог знать, чем это может обернуться в дальнейшем, хорошо это или плохо, ведь людям в принципе не положено загадывать наперед. Пути Господни неисповедимы, и это самая нерушимая истина. С теплой улыбкой я наблюдал за девушкой, что собиралась уходить и ее прощальные слова я решил сохранить в отголосках памяти как и те чувства, что она зародила в моей душе. Легкий аромат незабудок остался витать в воздухе даже после ее ухода и я улыбнулся, еще некоторое время пронизывая взглядом закрывшиеся двери собора. Но чтож, пора и мне возвращаться к делам. Прихожанам необходим их священник, который сможет избавить их от боли и груза вины, греха и невыполненных обещаний. Им необходим тот, через кого с ними говорит Господь, кто наставит их на путь истинный и снимет тяжкую ношу с их плеч. Когда человеку некуда идти, кроме как в церковь, когда ему некого просить, кроме как Бога. Даже убежденные атеисты шепчут "Господи" когда им страшно или больно, молиться мы учимся еще раньше, чем говорить, только не всегда это понимаем. Каждое желание, которое мы загадываем к кому оно обращено - к Санта Клаусу, к падающей звезде, к луне в небесах? Если прислушаться к себе, то можно понять, что мы всегда обращаемся к Богу, потому что любой из нас в глубине души чувствует, что Бог есть в каждом из нас. Отец суров и беспощаден, но и он же может спасти и отвести беду, подарить надежду и чудо, если ты действительно этого заслуживаешь. И пока люди будут идти к отцу, пока люди будут идти в церковь, я тоже буду здесь. Отныне и вовеки веков.

0

7

Домой я вернулась только под утро. Ночной клуб - место, чьей конфессией является агрессия, злоба, страх, разврат. Я никогда ранее не была в подобных местах, но не могла сказать, что никогда бы там не появилась снова. Это место полно людьми, что носят маски. Каждый из них. Все они стараются прикинуться безразличными к другим, жестокими, ведь считают, что так и должно быть, что так проще. Но я уверена, что в каждом из них есть что-то хорошее. Даже те гости, которых я обслуживала, показывали свое истинное лицо. Пусть не все, пусть и на короткий миг, но все же. Девушка в коротком платье, что принимает на себе жадные взгляды мужчин, которая позволяет откровенно трогать свое тело  - как она искренне улыбалась и благодарила, когда я протянула ей салфетки, чтобы она смогла вытереть платье от пролитого напитка? Парень, который готов был ударить любого, кто подойдет к их столику, только потому что у него не было настроения - у него даже голос менялся, когда он со мной разговаривал, а морщинка на лбу разглаживалась. Люди сами загоняют себя в рамки, выстроенные обществом, идеализируют образ, который помогает им чувствовать себя важными в этом обществе. Я никогда не понимала, зачем они это делают, зачем они скрывают свою доброту, все то хорошее, что в них есть? Конечно, многие из тех, кого я встретила прошлой ночью даже и внимания на меня не обращали, некоторые из них смеялись, но я совершенно не держала на них зла, ведь верю в то, что на самом деле они другие.
Жестокость - она царствует в этом месте. Взять только в пример двух девушек, которые устроили драку прямо на баре. Кровь и крики, угрозы - от них веяло настолько сильным негативом, что, казалось, его осадок можно ощутить на своей коже. Конечно, все это оставило определенное впечатление, послевкусие, которое еще долго не сможет оставить меня. Сегодня ночью мне вновь предстоит там оказаться, ведь пока у меня нет выбора, но больше всего мне запомнился взгляд только одного человека. Он был холодным, колючим, от него съеживалось все внутри, а слова били пощечиной. Фобос - впервые я увидела в нем воплощение света. Такой чистый человек, который смог мне заворожить своими словами, своими взглядами на мир предстал передо мной совершенно с другой стороны. Что это? Маска? Только в какой из раз он ее надевал? Там в храме или в клубе? Какое-то неизвестное чувство кольнуло меня, когда я вновь с ним заговорила. Нет, это было не разочарование, ведь отчего то я искренне верила, что на самом деле он совершенно не такой. Он не выходил из моей головы даже тогда, когда я проснулась. За окном уже стояло полуденное солнце. У меня оставалось всего несколько часов для того, чтобы съехать. Вещи были давно собраны, но жилье я так и не смогла отыскать. Все объявления из интернета и из газет были перебраны, но все требовали оплату вперед, а денег у меня совершенно не было. Сейчас, пока еще было время, я собиралась пройтись по улицам - может быть мне все-таки удастся найти подходящее объявление.
- Понго, пойдем, малыш, прогуляемся.
Пес, весело виляя хвостом, поспешил меня догнать, после чего мы наконец-то вышли на улицу. Мой дом находился прямо возле остановки, поэтому стоило нам выйти за ворота, как мы тут же успели попасть на автобус. Войдя через заднюю дверь, я села на самое последнее сиденье, а Понго улегся в моих ногах, с интересом наблюдая за людьми, что постепенно заполняли салон. Уставившись в окно,  попыталась придумать, что мне делать, если все-таки не удастся найти жилье до сегодняшнего вечера. Единственный человек, с которым я успела познакомиться отказал мне в помощи, а больше мне не к кому было идти.
Совсем скоро леса за окном сменились старыми постройками - мы въехали на территорию старого Монреаля и мы вышли на первой же остановке. Эти улочки мне были уже знакомы - когда я только приехала сюда, я прогуливалась по ним, изучая город. Еще тогда это место удосужилось большей моей симпатией, нежели небоскребы нового Монреаля, чьи крыши теряются в облаках. У этой части города была своя душа, вековая, которая была пропитана в стенах старинных строений, в самой атмосфере, которой был пропитан каждый уголок. Взяв далматинца  на короткий повод, я медленно пошла вниз по брусчатому тротуару, обращая внимание на столбы, которые были увешаны объявлениями. Мы гуляли минут сорок и за это время я успела сделать несколько звонков, но все безуспешны. Совсем скоро жилые дома расступились, предоставляя место огромному старинному собору. Мои мысли вновь вернулись к Фобосу, который оказался настолько многогранным, что мне просто захотелось узнать его лучше. Не зная, какой ответ я все же хочу от него получить, я направилась к собору. Остановившись у массивных дверей, я привязала поводок к каменистой перегородке.
- Жди здесь.
Погладив собаку по макушке, я зашла внутрь. Это место вновь меня встретило умиротворенной тишиной, тихим треском свечей и запахом ладана. Стены здесь были настолько величавы, что я даже самой себе казалась слишком маленькой для них. Возле икон находилось несколько прихожан, но они даже не обратили на меня внимания. Оглядевшись по сторонам, я медленно прошла дальше, пока навстречу мне снова не вышел он. Остановившись перед священником, я не спешила начать разговор. Сейчас его образ вновь был окутан теплотой, глаза излучали свет, а черты лица казались мягкими. Чуть склонив голову на бок, я внимательно вглядывалась в его глаза, рассматривала лицо, пытаясь уловить хотя бы частичку того, что видела вчера, но ничего. Этот человек был окутан какой-то загадкой, которую мне хотелось узнать, разгадать и узнать его.
- Какой ты настоящий?
Я сама не ожидала того, что начну говорить. Мой голос был тихим, а взгляд не отрывался от человека, что стоял передо мной. Если честно, я не понимала, нужно ли мне знать ответ на этот вопрос, но я хотела его услышать, каким бы он ни был.

+1

8

Прошлая ночь в клубе оставила в моей душе смешанные чувства, а в голове - воспоминания. Я не мог забыть широко распахнутых глаз этой аленькой девочки, обиду и разочарование, что увидел в них. Я знал, что поступал правильно, что не стоит давать ей надежду на то, что весь мир добр и каждый протянет ей руку помощи. Нам не под силу изменить свою судьбу, что начертана нам Богом, но ее путь я хотел поменять хотя бы немного, отвадить ее от Алькатраза, от этого места, которое может ее испортить. Я и сам не знал почему, ведь обычно я был вполне равнодушен к тем, кто не являлся частью моей семьи. Но тем не менее было в этом ребенке что-то такое, что заставляло меня прогонять ее прочь. Вчера, когда мы закончили наводить порядок и разъехались по домам я еще долго не мог уснуть, вспоминая эту наивную и радостную улыбку, когда девочка разглядела меня среди толпы. Я не знал ее имени и возраста и если честно надеялся, что после разговора со мной она больше не появится в клубе. Так было бы лучше для нее.
Сон мой был чутким и неспокойным, мои демоны мучили меня, терзали мою душу, а потому я проснулся очень рано, едва лишь забрезжил на горизонте рассвет. Иезекииль тихо прижимал уши, и стоило мне распахнуть дверь дома он тут же скрылся в прилегающем лесу - волк всегда уходил когда хотел, но неизменно возвращался и держался рядом. В собор он сопровождать меня не мог, по крайней мере пока в церкви ко мне не привыкнут, ведь черный зверь привык лежать в пустынной молитвенной, пока шла проповедь. Приняв бодрящий ледяной душ я наспех соорудил завтрак и затем сразу отправился в собор, ведь сон все равно не шел ко мне. Утром в соборе было совсем пусто, так что я мог наслаждаться тишиной и покоем, наедине с собой. Паства будет только в воскресенье, так что сегодня моей работой будет лишь помогать людям и облегчать их души. День проходил довольно неторопливо и я в очередной раз делал обход залов следя за тем, понадобится ли кому-то моя помощь, как вдруг я явственно почувствовал на себе чей-то взгляд. Вздрогнув я повернулся и в следующий момент столкнулся взглядом с ой девочкой, с весенними глазами, которую вчера с таким трудом вытеснил из своих мыслей. Мы остановились друг против друга и я слегка склонил голову, глядя на этого ребенка, что так бесстрашно стояла и не опускала глаз, а ведь могла бы. Вчера я отказал ей в помощи и хоть обижаться на малознакомого человека было бы верхом эгоизма и глупости, она все же могла это сделать. Но видимо не стала. Я сохранял молчание и не спешил говорить первым, ожидая, сможет ли сама девушка сказать мне хоть слово. Зачем она пришла сюда? Снова просить помощи? Убедиться, что я все тот же человек, которого она видела вчера и глаза ее не обманывают? Вывести меня на "чистую воду"? Да, не спорю, от церкви меня бы отлучили, ведь даже если я имею право пить алкоголь и удовлетворять иные потребности, то вот являться членом группы подобной псам - это явный перебор даже для не столь строго католицизма. Конечно мало кто поверил бы ее словам, но неприятный осадок остался бы, как остается след дешевого кофе на белоснежном ободке чаши.
Я внимательно изучал девочку, что стояла передо мной и когда она заговорила я легко усмехнулся, с ноткой печали. Опустившись перед ребенком я склонился к самому ее лицу, заглядывая в голубо-зеленые глаза цвета мая, позволяя ей увидеть беспросветную сталь моих.
- Поверь, тебе лучше не знать ответа на этот вопрос.
Весь мой лик излучал доброту и мягкость, но голос которым я произнес эти слова был тверд и прохладен, словно океанский бриз. Отпрянув от девушки я выпрямился, после чего мягко улыбнулся, только вот глаза мои по прежнему излучали колючий холод.
- Я думаю, что наш разговор на этом закончен, если у тебя нет вопросов.
Я развернулся и направился прочь от этой несуразной девочки с такими красивыми глазами, но стоило мне лишь поравняться со старшим епископом, как ее звонкий голос окликнул меня по имени. Еще не повернувшись к ней я замер, напрягшись, как струна. Я знал свое имя, но в ее устах оно звучало по-новому, с такой-же интонацией когда-то обращалась ко мне матушка - с ноткой мольбы, как в отчаянном, последнем крике. Меня пробрала дрожь, но справившись с собой я повернулся, склонив голову и девочка несмела прошагала мне на встречу. Старший епископ тоже внимательно наблюдал за ней и стоило мне услышать ее просьбу, как мое дыхание сбилось на пару секунд. Я должен был ей отказать, я обязан был ей отказать, но не мог. Священник должен помогать людям, это его прямая обязанность, ведь через него они говорят с Богом. Епископ смотрел на меня в ожидании, так что я тепло улыбнулся и протянув ладонь, положил ее на макушку темноволосой девушки. Мой голос был нежным, вкрадчивым и полным понимания.
- Конечно я с радостью дам тебе приют в своем доме, пока ты не встанешь на ноги, дитя.
Я не знаю какими словами выразить удивление смешанное с недоверием и облегчением на ее лице.
- Подожди меня на улице, я сейчас тебя отвезу.
Она послушно направилась на выход, все еще оборачиваясь в мою сторону, а я же получив похвалу и одобрение от епископа направился чтобы переодеться. Когда ряса сменилась брюками и рубашкой я тоже вышел на улицу и увидел, что девочка и правда ждет, держа на поводке пятнистую собаку. Я сжал зубы и пошел вперед, так что девчонке осталось лишь семенить за мной. Сначала я открыл заднюю дверь для собаки, затем переднюю для девочки и только потом сел за руль сам. Я сохранял молчание, но стоило машине отъехать за поворот от собора и скрыться в тени улиц я остановился на обочине и вышел, хлопнув дверью, после чего закурил. Я был зол и чувствовал, как злость растекается по венам. Я хотел для этой девочки лучшей судьбы и так она отблагодарила меня? Решила что может вить из меня веревки? Что я отчего-то буду послушен перед ней, будто щенок? О женщины, последовательницы Исиды. Сев на капот я курил, пока не услышал как хлопнула пассажирская дверь и непослушный ребенок выбрался на свободу. Она пыталась что-то сказать, но я оборвал ее резкими словами.
- Не думай, что я сделал это потому, что у меня проснулась совесть - у меня ее нет. Я должен сохранять имидж и пока я в церкви - я священник, который исполняет свою работу. Но если ты всерьез считаешь, что сможешь шантажировать меня, обводить вокруг пальца или подчинять своим прихотям, то ты очень ошибаешься. Я не так благосклонен как Бог и не потерплю лживой и изворотливой натуры в своем доме.
С этими словами я сел обратно за руль, дождавшись, пока девочка тоже сядет рядом и затем вновь тронулся в путь.

+1

9

Сейчас передо мной был все тот же светлый и добрый образ, который я встретила впервые. Даже несмотря на то, что я увидела его совершенного в другом обличье ночью в клубе, я не переставала верить в то, что где-то в глубине души этот человек вовсе не плохой. Возможно, не такой светлый, каким предстает передо мной в церкви, но и не темный, какого я увидела в свете минувших событий. Мне хотелось его узнать, он стал мне интересен даже учитывая то, что практически мне не был знаком. Он был загадочен и, казалось, что многое скрывает и не только от меня, но и от всех окружающих. Меня тянула эта неизвестность, но я вовсе не хотела докопаться до истины, заставить его говорить то, о чем он не хочет рассказывать. Сейчас, когда я смотрела на него снизу вверх, наблюдала за этим чистым образом, я ощутила, как по моим венам растекается тепло, тепло, которое я ощущаю к этому человеку. Многие могут назвать это влюбленностью, симпатией, но это совершенно иное чувство, то, которое непонятно будет многим другим, которое находится гораздо выше телесного уровня.
Стоило молодому человеку склониться ко мне и сделать так, чтобы наши глаза были на ровне друг с другом, как что-то неприятное кольнуло внутри меня. Его выражение лица было мягким, улыбка легкой, но вот взгляд был холодным и колючим, заставляя меня морщиться, словно от холодного ветра. Этот человек привлекал меня и пугал одновременно, но этого было мало для того, чтобы я смогла оставить мысли о нем. Пораженная такими метаморфозами, я даже не сразу нашлась, что ему ответить, а меж тем священник уже выпрямился, вновь покидая меня. Провожая его взглядом, я с минуту еще стояла неподвижно, не решаясь окликнуть его, но в последний момент, когда молодой человек уже поравнялся с алтарем и практически избавил всех здесь присутствующих от своего общества, я произнесла его имя.
- Фобос.
Оно зависло в воздухе, не решаясь даже эхом отразиться от стен. Парень остановился и не сразу решился обернуться, но когда это сделал, я неуверенно направилась в его сторону. Вокруг были и другие люди, рядом с Фобосом находился еще один священник, но мое внимание привлекал именно он, поэтому, стоило мне вновь остановиться подле него, как я на короткий миг опустила глаза прежде, чем вновь поднять на него их и снова озвучить свою просьбу, на которую вчера я получила отказ. Мне хотелось верить, что он действительно не так жесток и черств, каким хочет показаться. Конечно, если он сейчас вновь мне откажет, то я не посмею его больше тревожить своими переживаниями, но внутри еще теплилась надежда на более удачный исход.
- Я вновь хотела тебя попросить о помощи с жильем. Я не доставлю тебе никаких неудобств, правда.
Мое удивление в этот момент нельзя было описать простыми словами. Когда молодой священник мягко улыбнулся и без каких-либо сомнений ответил на мою просьбу согласием, я даже растерялась, не находясь, что сказать. Тем временем, Фобос покинул храм, а я отправилась на улицу, где все это время меня ждал Понго. Отвязав долматинца, я погладила его по макушке, заглядывая в его искренние глаза.
- Кажется сегодня нам будет где переночевать.
С улыбкой сказала я своему другу. Вскоре на улицу вышел Фобос, но от мягкого выражения лица не осталось и следа. Окинув нас взглядом, он широким шагом направился на выход, а нам лишь оставалось следовать за ним. С моего лица так же пропала улыбка, ведь я не понимала, почему его настроение вновь сменилось так резко, ведь буквально несколько минут назад он был вежлив и учтив и совершенно не проявлял какого-либо раздражения. Когда Понго послушно улегся на заднем сиденье, я села вперед, не решая заводить разговор первой. Я наблюдала за парнем и видела, как напряжено его тело, как он раздражен и не сводит пристального взгляда с дороги. Наверное, я бы все же поинтересовалась, что стряслось с ним, если бы он резко не остановил машину, отчего меня покачнуло вперед. Так же сохраняя могильную тишину, Фобос вышел на улицу, с силой захлопнув дверь своего автомобиля, а после - замер возле капота, закуривая сигарету. В благодарность за помощь, мне хотелось сделать хотя бы что то для него и если в моих силах исправить его плохое настроение, то я бы с радостью это сделала. Посмев выйти следом за парнем, я тихо подошла к нему и только было хотела начать разговор, как тот резко оборвал меня, обрушивая разгневанную речь. В этот момент у меня словно отобрали весь кислород. Я смотрела на парня широко распахнутыми глазами и пыталась понять, что сделала не так, отчего у него сложилось такое впечатление обо мне. Я даже не нашлась, что ему ответить в это момент, ведь завершив свой монолог, Фобос тут же вернулся обратно в машину, оставив меня опустошенную и растерянную на улице. Проследив за ним потерянным взглядом, я последовала его примеру и тоже вернулась в автомобиль, но на этот раз мой взгляд не был прикован к нему. Внутри затаился неприятный осадок, обида и непонимание всего произошедшего, что вот-вот готовы были вылиться наружу.
- Я обещаю съехать сразу же, как только появятся первые деньги.
Тихо пролепетала я парню, отводя от него взгляд за окно. Прикусив нижнюю губу, я постаралась сдержать подступившие слезы, но пара предательских капель все же сорвались по щекам вниз.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Старый Монреаль » Собор Монреаль Нотр-Дам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC