Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Декабрь, как это часто бывает наступил очень быстро, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке остановилась и студенты, сдавшие последние хвосты, отправились на Рождественские каникулы. В общежитии университета остались только те, кто собирается на ежегодную вечеринку в доме капитана баскетбольной команды и кстати должны вам сказать, это поистине грандиозное событие! В Стоунбруке, кстати, состоится ежегодный прием для преподавателей и отличившихся студентов, а также празднования ожидаются по всем заведениям города. Так что вперед - дерзайте и окунитесь в атмосферу предрождественского веселья! С наступающим вас!
Температура воздуха держится в рамках - 20 градусов ночью и - 14 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше - 5 градусов. Высокая влажность воздуха, частые снегопады, сильный северный ветер, что приходит с моря.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.
Natalie Wayne
И в очередной раз лучшей девушкой месяца становится та самая девчонка, о которой все постоянно говорят на переменах. Кто-то считает ее вертихвосткой, что встречается с двумя парнями разом, кто-то советует брать с нее пример и не оглядываться на чужое мнение. И все таки Натали остается загадкой для всех, и слухи развенчивать, кажется, совсем не собирается.
Ebenezer Regen и Theodora McAllister
Вампир и оборотень - враги, это знает каждый с малых лет. Но что происходит, если оборотень вдруг запечатляется на вампире? А если вампир вовсе не собирается сворачивать незадачливой волчице шею? Эти отношения странные и противоестественные, но имеют ли эти двое право на то, чтобы бороться за них?
Andre Persperago
Этот мужчина преедл мечтаний половины населения Монреаля. Он красив, богат и галантен, он производит впечатление того самого прекрасного принца, которого каждая девочка ждет с малых лет. Но так ли он идеален, если его невеста льет слезы и уезжает прочь из дома? А может принцы, это действительно лишь миф?
Alexander Keller и Elsa Hunter
Что может обычная смертная девушка против одного из сильнейших вампиров в городе? Казалось бы, совсем ничего, но мисс Хантер упорно добивалась победы, стараясь разоблачить своего декана. Только в итоге ее победа оказалась ее же поражением, ведь она еще не знает, что Александр не собирается отпускать ту, что заставила его улыбаться.
Leonard Lykke
Это не было просьбой остаться, но подразумевало ее. Не знаю почему мне было это так нужно. Просто я не хотел оставаться один. Я всегда был один, будучи даже окруженный огромной толпой и я боялся одиночества. Всегда боялся и всегда страдал от него. Мне необходимо было, чтобы кто-то всегда был рядом не имея выбора. Вот почему я выбрал ее, вот почему мне нужна была она. Она не сможет меня оставить. Не сможет даже если захочет.

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Квартиры и пентхаусы » Квартира Маркуса и Стейси Маклауд


Квартира Маркуса и Стейси Маклауд

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Коридор

http://s9.uploads.ru/AgvEw.jpg

Гостиная

http://s6.uploads.ru/SsFRy.jpg
http://s7.uploads.ru/QZ70u.jpg

Кухня

http://s5.uploads.ru/5MmHy.jpg

Спальня

http://sh.uploads.ru/jkdic.jpg

Кабинет

http://s8.uploads.ru/UXNxZ.jpg

Ванная комната

http://s6.uploads.ru/PeQq7.jpg

0

2

Вчерашний вечер просто выбил меня из колеи. Сначала все было даже более, чем хорошо и настроение было приподнятое. Встретившись с Маркусом в парке, я и не предполагала, чем в итоге все закончится. Признаться честно, нам бы с ним и вовсе следовало оборвать все связи, ведь каждая наша встреча пробуждает внутри меня былые чувства к этому мужчине и я понимаю, что они гораздо больше, чем те, что я испытываю к Дереку. С моим женихом в последнее время отношения похолодели и, признаться честно, я не понимала, почему иду с ним под венец. Наверное, так просто было правильно или я привыкла думать, что с ним действительно счастлива. Но это было не так. Всю ночь я думала о том, что с Дереком получила именно ту жизнь, которую хотела. Он был постоянным, ответственным, но как бы я себя не старалась убедить, я понимала, что не испытываю к нему трепета, не испытываю того счастья, которое должно быть у невесты накануне свадьбы. А еще Маркус вновь появился в моей жизни, окончательно выбивая почву из-под моих ног.
С Дереком мы вчера знатно поругались, после чего он вновь ушел из дома, только на этот раз даже не сказал куда. Я прождала его всю ночь и не раз пыталась позвонить, но телефон был выключен, а к утру у меня начинала закипать злость. Маркус не имел права так себя вести, он вообще не имеет права теребить прошлое, оно осталось позади, у нас ничего не вышло и вряд ли что-то могло бы вновь получиться. Он оставался все тем же мальчишкой, в которого я когда то влюбилась, но я выросла, а он нет. Я стараюсь не допускать мысли о том, что мне порой действительно не хватает той его беспечности, легкого взгляда на мир. Я думала, что найдя себе мужчину такого, как Дерек, то буду счастлива, но вместо этого я еще больше стала жить по правилам, смотреть на мир и видеть только серые краски. Еще большим количеством обязанностей обзавелась. Я слишком запуталась и от этого голова моя шла кругом.
Приняв душ, я сделала все необходимые утренние процедуры дедушке, покормила его, а после собралась и покинула дом. Не знаю, зачем я ехала по тому адресу, который так въелся в память с нашей первой встречи. Я думала о том, что вот сейчас наконец-то смогу высказать Маркусу все, что накипело, что окончательно поставлю точки в наших отношениях и разорвать их раз и навсегда. А еще я надеялась, что смогу оставить все свои чувства к этому мужчине за порогом его квартиры.
Выйдя из метро, я добралась до дома, останавливаясь ненадолго возле нужного подъезда. Я не знала, правильно ли поступаю, что иду к нему. Может быть правильнее было развернуться и уйти домой, но решение пришло быстро. Стоило какой-то девушке выйти из подъезда, как я поспешила перехватить дверь, пока та не закрылась, а затем отправилась в сторону лестницы в поисках нужной квартиры. Искать долго не пришлось, и я практически сразу же нажала на дверной звонок. За дверью послышался лай собаки, но мне никто не спешил открывать. Может быть его не было дома, на что я почему то начала надеяться. Но только я собралась уходить, как послышался скрежет дверного замка, а вскоре на пороге появился Маркус. Взъерошенный, сонный, но весьма довольный. Я вдруг вспомнила, как мы могли с ним часами лежать в постели, после того, как проснемся, шутить и отправлять друг друга готовить завтрак. И это было настолько искренним и чистым воспоминанием, что сердце вновь сжалась, а я разозлилась сама на себя, а заодно и на мужчину.
- Какого черта ты вчера устроил представление?
Наблюдая за его безмятежным выражением лица, я чувствовала, как меня уже начинает трясти. Ну почему он всегда пытается валять дурака? Оставаясь на пороге, я вновь хмуро на него посмотрела.
- Какое представление? Господи, да мне Дерек весь мозг вынес! Зачем ты меня поцеловал при нем?
Маркус продолжал отнекиваться, а меня еще больше это заводило. Я даже не заметила, как начала повышать голос, сверля его гневным взглядом.
- Да, по-дружески! Только ты до этого ему уточнил, что ты мой бывший!
На следующие слова я даже не нашлась, что ответить, просто посмотрела на него обреченно, а от безысходности на глаза накатили слезы. Теперь уже я говорила тихо.
- Зачем ты так со мной?
Кажется, что в последнее время меня переполняет слишком много эмоций, которым необходим был выход и сейчас это произошло именно так. Я опустила голову, пытаясь унять свои слезы. Я тихо покачала головой.
- Наверное, наша встреча была ошибкой. Не знаю, зачем я к тебе вообще пришла. Нам нужно прекратить общение, это ничем хорошим не закончится.
Я молчала после слов Маркуса, в первую очередь пытаясь ответить самой себе на вопрос, почему так тяжело мне находиться рядом с этим мужчиной.
- Дело не в нем.
Я тихо покачала головой, так и не решаясь поднять глаза на Маркуса.
- Я знаю, как это может прозвучать, но я не могу находиться рядом с тобой спокойно. Былые чувства они... они никуда не делись.
Мои ноги словно приросли к полу, мне жизненно необходимо было, чтобы он выставил меня из своей квартиры, чтобы помог мне оборвать наше общение. Но он этого не делал, он молчал, а в следующий момент поцеловал. Я окончательно потеряла власть над собой, стоило мне почувствовать забытый вкус его губ. Прикрыв глаза, я отдалась эмоциям, обнимая так крепко, словно хваталась за глоток свежего воздуха. Я прижалась к его телу своим, снова вспоминая какого это, когда он меня обнимает. Я отдавалась в этом поцелуе вся без остатка, целовала его жадно, не желая прекращать этого слияния.

0

3

После той встречи с женихом Челси, я действительно разозлился. Он совершенно ей не подходил, неужели она сама не видела? Она подстраивалась под него во всем, абсолютно забывая про себя. Он не поладил с ее дедом, ему не нравилось то и это, а еще он отправил ее работать, несмотря на состояние ее здоровья. Нет я конечно был разгильдяем, но Челси я всегда берег, всегда ради нее старался. Не знаю уж, что такого надежного она нашла в этом своем Дереке. То что она работает в офисе? Или то что он после работы едет домой и единственное его развлечение это запрещать ей жить так, как ей хочется? Нет, таким надежным плечом я бы точно не смог быть. С этого магазина мы с Дейзи сразу отправились домой и до конца дня я наводил дома порядок, поскольку мы со Стейси снова навели тут бардак. А с утра меня разбудил голос сестры, которая кричала на Дейзи, потому что та съела какие-то там тапочки. Ну подумаешь, она же ребенок. У нее вообще теперь может быть психологическая травма. Конечно из-за криков сестры я не выспался, так что снова пошел спать, но не прошло и пары часов, как в дверь кто-то начал звонить. Сначала я открывать не хотел, ведь у Стейси были ключи, но Дейзи так надрывалась, что мне пришлось шлепать и открывать. Признаться, когда я увидел на пороге Челси, то я был немного удивлен, я не ожидал, что она придет. Я конечно говорил ей адрес, нооо...Я ожидал, что она поздоровается или вроде того, так что тут же расплылся в улыбке.
- Привееет, а ты какими судьбами?
Дейзи тявкнула из-за моей ноги, но стоило девушке начать кричать, как щенок тут же скрылся в квартире. Мне захотелось сделать также. Я попытался понять, что такого страшного сделал вчера, но не понял. Потому решил спросить.
- Вчера? А что я сделал вчера?
Я закрыл дверь, чтобы соседи не слышали нашего чудного общения, а то мало ли, еще полицию вызовут. Ага, теперь стало понятнее, кажется ее ненаглядный Дерек стал топать ножками и кричать. Какой неуверенный в себе злой дядя, а с виду такой солидный. Я поднял руки.
- Но я же поцеловал тебя по дружески, в щечку!
Попытался оправдаться я, хотя на самом деле я конечно же это сделал специально, только Челси я так не скажу. Убьет же.
- Но, я просто решил быть честным.
Тихо сказал я, ожидая, что меня сейчас действительно убьют. Но нет, вместо этого ее голос стал совсем тихим, а на глаза навернулись слезы. Вот блин, этого я не ожидал и уж конечно не хотел. Я не знал как себя вести, потому что в наших отношениях Челси никогда и не плакала. Я положил ладонь на ее плечо, стараясь улыбнуться ей мягко и нежно.
- Ну ну Челс, не плачь. Ну прости, ну я же не знал, что вы поругаетесь.
Нет знал, я на это надеялся. Не такой то я и честный, оказывается. Но в любви и на войне все средства хороши. Но вот когда она начала говорить дальше, я даже начал злиться, где-то в глубине души. Вторая моя рука легла на ее второй плечо.
- Ну ну Челси, не руби с плеча. Ну хочешь я извинюсь перед твоим Дереком, я же не виноват что он такой психованный.
Но услышав, что дело оказывается не в нем, я нахмурился.
- А в чем тогда?
Я правда не понимал. Но стоило мне увидеть ее глаза, наполненные слезами, когда она подняла их на меня я понял, что пропал. Черт, да как он вообще мог ее обидеть? Она же такая хрупкая, такая ранимая, такая маленькая. Захотелось выбить ему зубы. По мере того как она говорила я сначала ощущал страх, потом робкую надежду, а потом ликующий восторг. Так значит не я один помнил ее все это время? Не я один скучал? Наверное я не должен был улыбаться, но я улыбался, заглядывая в ее глаза. Улыбался радостной улыбкой, как самый настоящий дурак. Я молчал, не зная что сказать, а потом вдруг ласково приподнял ее за подбородок и сделал глубокий вдох, после чего нежно накрыл ее губы своими. Я знал, что она не оттолкнет меня, после таких то слов. Мои ладони с ее плеч переместились на ее талию и я мягко прижал девушку к себе, не прекращая целовать. Я помнил вкус ее губ, не мог забыть все это время. Такие нежные, слегка соленые от слез. Ее поцелуй был жадным, требовательным, так что я тут же прижал ее к себе крепче, чувствуя ее тело в своих объятиях. Я был одет только в домашние шорты, потому развернулся и приподняв девушку просто понес ее в свою спальню, где тут же уронил на кровать, накрывая своим телом. Мы не прекращали поцелуй, а мои руки стянули с нее куртку, отбрасывая ее на пол, а потом туда последовала и футболка с нижним бельем. Я накрыл ее грудь ладонями, сжимая мягко и бережно, но уверенно. Оторвавшись от ее губ я стал целовать ее в шею, приникая к ней губами, исследуя выступающие жилки, а после опустился ниже, касаясь губами, а затем и языком груди девушки. Я так скучал по ней, так скучал по ее телу, по ее голосу. Пока я ласкал ее грудь, мои пальцы уже справились с застежкой ее джинсов и стянули их вместе с бельем. Оставив грудь я спустился поцелуями на живот девушки, проникая языком во впадину пупка, а после я прижал ее рукой к кровати, не давая вырваться из своего плена, а сам спустился губами еще ниже, целуя шелковистую кожу ее лона, вбирая в рот маленький бутон, заставляя Челси изгибаться и стонать. Мой язык ласкал ее всю, такую горячую внутри, такую нежную. Я не останавливался до тех пор, пока девушка не вскрикнула, получая разрядку. Оторвавшись от ее лона я поднялся поцелуями выше по ее телу, пока вновь не приник к ее губам, одновременно стягивая с себя домашние шорты. Презервативов у меня не было, ведь не было постоянной девушки, так что я просто проник в девушку, прижимая ее к себе с таким трепетом, словно она мое величайшее сокровище. Она застонала изгибаясь мне навстречу и я начал двигаться плавно, нежно, но уверенно, сопровождая каждое свое движение с поцелуем. Я был с ней нежен, так нежен, что целовал ее щеки, лоб, виски и даже кончик носа, смотря ей в глаза и улыбаясь, пока мои руки ласкали ее тело. Я ускорился, прижимаясь к ней лбом и прикрывая глаза и ее стоны ласкали мой слух. Я двигался все быстрее и быстрее, пока девушка не сжалась вокруг меня и я не почувствовал, что я тоже на грани. Тогда я резко вышел из нее, изливаясь на край одеяла, которое затем откинул в сторону. Пытаясь отдышаться я упал на подушки рядом с девушкой, смотря в потолок. Несколько минут мы лежали молча, пока я не вытянул руку, переплетая наши пальцы. Я поднес ее ладонь к губам, целуя тыльную сторону.
- Челс. Не выходи за него. Останься со мной.
Я понимал, как это может звучать, потому решил продолжить.
- Это не из-за секса, просто. Не только твои чувства не исчезли. Мои тоже при мне. Я не хочу отдавать тебя ему.

0

4

Когда жизнь переворачивается с ног на голову, ты словно начинаешь смотреть на этот мир другими глазами, словно со стороны. Сейчас я видела себя на заднем сиденье такси, с потекшей тушью и безразлично глядящей в темное окно. Кто бы мог подумать, что я окажусь главной героиней банальной мыльной оперы? Раньше я думала, что легко можно наладить свою жизнь, но сейчас многообразие возможностей мне кажутся пустой фальшью. Знаете, многим детям устраивают праздник на день рождения - надувают множество воздушных шариков, внутри который есть маленькие подарки или записки и лопая каждый из них, ребенок просто не может остаться огорченным, а улыбка на его лице становится только больше. Так вот, в каждом шарике, лопнутым мной, я нахожу только пепел, потому что это не мой праздник, не моя жизнь и я оказалась незваным гостем, который нагло ворвался на чужое торжество.
За эгоистичное желание наладить собственную жизнь, я расплатилась сполна, но в моей голове до сих пор не укладывалось - зачем они оба ждали до самого упора. Я не могла назвать Дерека трусом, а уж тем более Эбби, но у меня было столько вопросов, на которые я так и не получила ответы, хотя мне это и не нужно было. Наверняка я бы услышала душераздирающую историю любви и сотни слов о том, что все слишком сложно, но суть предательства от этого не изменилась бы. Конечно я сейчас себя жалела, без этого никуда - жалость часть человеческой натуры, особенно жалость к себе. Но помимо этого я ощущала презрение и стыд, ведь сама изменяла, сама цеплялась за Дерека, как за спасательный круг, а не как за человека, которого полюбила, при этом обвинила их с Эбби во всех смертных грехах, а сейчас снова еду к Маркусу. Не знаю зачем, просто хочу его увидеть. Да, я сама поставила точку в наших отношениях, а теперь каким-то нелепым образом пытаюсь превратить ее в запятую. Жестоко и несправедливо, но в разве в таком состоянии можно думать о правильности своего поведения?
Мы слишком быстро добрались до нужного адреса, а я не сразу решилась выйти из машины, лишь внимательно глядя в сторону подъезда, пока водитель меня наконец-то не окликнул. Мне было стыдно перед Маркусом и я понимала, что заявляться на порог его дома после всего того, что произошло - ужасная затея, но ноги сами меня понесли на пятый этаж, где я тут же нажала на дверной звонок. Мне долго не открывали и я, где то в глубине души надеялась, что так и не откроют, так было бы лучше, но когда я уже собралась уходить, послышался щелчок замка, а вскоре передо мной стоял Маркус - как всегда взъерошенный, в домашней одежде, такой уютный, что по щеке вновь покатилась слеза.
- Привет.
Сказала я тихо и растерянно, стыдливо опуская глаза в пол. Что я искала в его обществе? Защиту, успокоение? Я столько раз его уже отталкивала, а сейчас чувствовала себя побитой собакой возле его ног. Я молчала, глотая слезы и прикусывая губы.
- Свадьба не состоялась. Дерек... в общем они с Эбби вместе ее проспали.
Я чувствовала себя еще более пристыженной. Уходя, я говорила Маркусу о том, что Дерек - то, что мне нужно, описывала его в лучшем свете, но ведь и сама таким его видела, а сейчас мне будто бы утерли нос. Я прижалась плечом к дверному косяку, наконец-то поднимая глаза на Маркуса.
- Скажи, я ведь дура, да?
Меня пропустили в квартиру, но мне хватило сил лишь на то, чтобы сделать пару шагов прежде, чем прильнуть в объятия Маркуса. Он был таким теплым, согревающим тело и душу, что от обиды слезы еще сильнее покатились из глаз.
- Потому и дура.
Слова разрывали всхлипы, я правда пыталась взять себя в руки, но ничего из этого не выходило.
- Прости меня. Ты всегда был рядом, несмотря ни на что, а чтобы мне это понять - пришлось больно ударится о собственные желания. Я столько всего натворила.
Мы прошли в гостиную, где Маркус усадил меня на диван, а сам сел рядом, по-прежнему не размыкая своих объятий. Я утыкалась лицом в его плечо и старалась успокоиться, но слезы не останавливались, пусть от них меня уже трясло. Я на миг оторвалась от парня, вытирая щеки и поднимая на него покрасневшие глаза. Я снова молчала, долго и внимательно разглядывая его.
- Неужели ты на меня не обижаешься?
Маркус всегда был слишком беспечным. Во всем. И даже сейчас, когда на его месте любой другой бы уже захлопнул перед моим носом дверь - он оставался рядом. Сейчас мне почему то казалось, что я просто не заслуживаю такого отношения. Я тихо выдохнул, сгибаясь и упираясь лбом в собственные колени, а руками закрывая голову. У меня начинала болеть голова, а еще - приступы панических атак, оттого и я вновь начала задыхаться. Маркус даже вежливо принес мне лекарство, за что я его поблагодарила и вновь тихо выдохнула.
- Я запуталась и втянула во все это окружающих меня людей. Я просто не знаю, что мне делать дальше.
Истерика постепенно начала отступать, на ее место приходила апатия и безразличие ко всему происходящему. Я внимательно слушала мужчину и кивала в ответ на его слова, после чего горько усмехнулась.
- По-моему мои попытки быть сильной до этого и довели. И к тому же, сейчас мне это кажется чем-то нереальным. Хочется просто сесть дома и спрятаться от всего мира, надеясь, что все само собой наладится.
Я снова поблагодарила Маркуса за его предложение помощи и в комнате в очередной раз повисла тишина. На диван запрыгнула Дейзи, которую я с улыбкой начала гладить за ухом, а она в ответ - грызть мои пальцы.
- Наверное, это очень глупо надеяться, что ты примешь меня после всего, что было.
Не знаю, зачем я это сказала, просто сорвалось с языка. Это было слишком с моей стороны говорить такие слова. Я уже дважды оставила Маркуса, но мне не хватало его любви. Я и сама его любила. По-прежнему. Мне и правда лучше было бы промолчать, потому что ответ Маркуса был очевиден, но от произнесенных им слов у меня снова проступили слезы, а внутри все сжалось. Я даже в мыслях не стала спорить с его словами.
- Ты прав. В любом случае, спасибо. Я надеюсь, что в твоей жизни в скором времени все наладится.
Я поднялась на ноги, опуская Дейзи на пол, а сама направилась к выходу, вытирая слезы с лица. Только у самых дверей я вновь повернулась к мужчине.
- Я это уже говорила, но нам, наверное, действительно лучше больше не видеться. Я не уверена, что у нас получится быть друзьями, так что прощай.
Я подошла ближе и, потянувшись, прислонилась к его губам своими. Я задержалась, наверное, больше, чем стоило бы, но мне просо захотелось оставить в памяти каждый момент, потому что я и правда не собиралась больше приходить сюда. На этот раз навсегда.
Стоило мне выйти на улицу, как рыдания вновь начали меня душить. Что касается истории с Маркусом - я не имела права себя жалеть. Я сама ее такой написала, сама привела к такому итогу, а потому никого не стоило винить в том, к чему все привело, кроме самой себя.

0

5

В последнее время все шло как-то наперекосяк. Сначала я был счастлив тому, что ко мне вернулась Челси, а после... а после она сказала мне, что уходит, что выбрала его. Не знаю если честно, как я воспринял все в тот момент. Наверное подсознательно я был к этому готов. Я понимал, что если бы она любила меня, если бы хотела быть со мной по-настоящему, то все было бы иначе. Она осталась бы в первый раз, не металась бы во второй. Я знал, что ей сложно, но нельзя было оставаться рядом со мной и с ним одновременно. Я принял ее решение. Принял, не стал уговаривать, не стал говорить красивых слов. Я сказал, что не приду на ее свадьбу и пожелал ей счастья там, в темной коридоре, когда она стыдливо прятала от меня глаза. Когда она ушла, я еще ощущал запах ее духов. Так странно, правда, человека уже нет, а моя квартира еще ее помнит. Я не знаю зачем тогда сел писать ей письмо. Это было наверное глупо, хоть я и был романтиком, но я все равно писал. Не знаю, хотел отправить ей на свадьбу. Строка ложилась за строкой, сама по себе. Не знал, что чернилами от обычной шариковой ручки можно выплескивать на бумагу душу.

"Я любил тебя.
Помнишь, как утрами, я приносил тебе в постель твои любимые ириски, и ты, так насмешливо глядя на меня, уплетала их по одной. В такие моменты, ты казалась мне маленьким ребенком, который уснул в своей комнате, страшась ужасов, живущих под кроватью, а проснулся - в долгожданной сказке. После такого сладкого и совсем не полезного завтрака, ты тащила меня на прогулку. Сколько парковых аллей мы измерили своими шагами? Сколько из них помнят наши с тобой поцелуи? Сладкая вата в этих парках была по особенному сладкая, по особенному невесомо-воздушная, тающая при одной мысли, что через миг она окажется у тебя во рту. Мы обедали в маленьком кафе, там работала твоя подружка, и порой - делала нам скидки. Ты заказывала фруктовый салат, пила охлажденный зеленый чай, а я, кажется, наедался одним лишь созерцанием твоей трапезы.
Более всего мне нравились наши вечера, когда мы приходили уставшие домой, и еле еле переставляя ноги, доходили до кухоньки. Ты усаживала меня на табурет, подавала пепельницу, и открывала форточку, пока я зажигал кончик своей сигары.
Приготовив мне яичницу, и непременно спалив ее изнанку, ты убегала в комнату и доставала свой блокнот, в котором появились новые стихи, и ты зачитывала мне их, пока я поедал сей ужин - самый вкусный ужин на свете, приготовленный любимыми руками. Ты читала мне до поздней ночи. У тебя был удивительный голос, который проникал в меня глубже, чем мужчина может проникнуть в женщину в принципе. Он задевал самые темные, спрятанные за семью печатями уголки сознания, и, временами, я слышу твой голос, звонкий, как и тогда. Я помню, как укладывал тебя спать, накрывал своим пледом, и все спрашивал, не холодно ли тебе из-за этого ветра, что задувал в распахнутое окно. Ты смеялась и напоминала, что любишь ветер. Любишь даже больше, чем меня. Я ложился рядом и вдыхал тебя всю по крупицам, аромат твоих цветочных духов и странный запах, свойственный только твоему телу, и сравнимый с ароматом цветущей вишни. Видит Бог, я любил тебя.
Прости, что я любил тебя не достаточно."

Стоило строкам закончиться, как я потер глаза, откладывая бумагу в сторону. Запечатав конверт я вывел на нем имя адресата, а потом... я ведь даже не знал ее адреса. Горько усмехнувшись я сунул конверт в тумбочку. Дальше дни потекли своим чередом. В моей жизни объявилась назойливая журналистка, моя сестра съехала в общежитие, а я... а я старался не думать о том дне, дне ее свадьбы, который все приближался. Иногда я думал о том, что может надо бороться, может надо ворваться в церковь, крикнуть что я против, разрушить этот чертов фарс, а после понимал, что она сделала свой выбор. Что я не имел права рушить ее жизнь, что она мне этого не простит. Она сказала, что любит Дерека. Что чувства ко мне лишь всплеск прошлого, и не более того. Мне было больно это слышать. Больно настолько, что хотелось выть в голос. Я не приехал на свадьбу. Не поехал, хотя знал, что церемония вот-вот начнется, что я еще могу успеть что-то сделать, но не стал. Не смог. Я попытался лечь спать, обнимая Дейзи, но не смог уснуть. Ворочался пытаясь расслабиться пару часов, а после раздался звонок в дверь. Я поднялся на ноги, на ходу уворачиваясь от острых зубиков щенка, а после распахнул дверь. Когда я увидел Челси, то опешил. Я замер, смотря на нее, на ее слезы. На миг во мне взыграло счастье. Я подумал о том, что она сбежала со свадьбы, вернулась ко мне, выбрала меня, что все что она говорила, было ложью.
- Привет...
Потрясенно прошептал я, глядя на девушку. Но стоило мне услышать ее следующие слова, как я точно окаменел и даже не заметил, с какой силой стиснул зубы. Она снова вернулась ко мне лишь потому, что ей было плохо. Она снова использовала меня как рубашку, когда ей не к кому было пойти. Я был ее жилеткой, только жилеткой и ничем более. Я пододвинулся, пропуская ее в квартиру.
- Мне жаль.
Я должен был это сказать, она ждала этих слов и я сказал их, но в глубине души не было. Я не лицемер и я всегда думал о том, что хочу, чтобы эта свадьба не состоялась. И она не состоялась, но был ли я сейчас рад? Тоже едва ли. В ответ на ее слова я выдохнул.
- Вовсе нет, просто ты доверилась не тому человеку.
Мне хотелось сказать, что она дура. Хотелось кричать на нее за то, что она выбрала его, а не меня и в итоге все вышло именно так. Сказать о том, что она сама виновата, и что я дал бы ей все, что ей было необходимо. Что я мог бы измениться ради нее. Челси прильнула ко мне, но я не почувствовал тепла. Мне хотелось уйти, меня тошнило от осознания того, кем я стал для нее. Мои руки накрыли ее дрожащие плечи. Она рыдала, а я слушал ее слова и думал о том, что у меня внутри все должно разрываться, но этого не было. Я чувствовал себя роботом, а не человеком.
- Ты не натворила ничего страшного и я всегда буду рядом, чтобы поддержать тебя. Не переживай.
Мне казалось, что я говорю все это по четко заведенной программе. Лишь потому, что я должен это говорить. Внутри была пустота, но я механически гладил ее по спине, а взгляд мой прожигал стену за спиной девушки. Равнодушие с отголосками обиды и досады. Я провел ее в гостиную, посадил на диван, хотел принести воды, но она все еще меня обнимала, так что я сел рядом, а она снова уткнулась в мою грудь. Парой ее слов ранее я готов был убить за ее слезы. Она могла бы солгать. Солгать, сказать мне то, что я так хотел услышать и все было бы иначе, но она сказала правду. И эта правда ядом проникала в мой организм, растекалась по венам, душила меня, точно гремучая змея. Мне хотелось уйти.
- Скажем так, ты озвучила мне свое решение и я его принял.
Принял, потому что любил ее настолько, что готов был отпустить. А люблю ли я ее сейчас? Прямо в этот момент? Она спрятала лицо, задыхалась и я принес ей лекарство, но ловил себя на мысли о том, что хочу, чтобы она ушла. Ушла из моей жизни и из моего дома.
- Дальше тебе нужно быть сильной. Уволиться с работы которую ты не любишь и найти ту что будет по душе, найти квартиру, забрать деда.
Я бы помог ей. Приди она раньше я бы решил все ее проблемы, как всегда это делал. Я бы оградил ее от всего мира,я научил бы ее снова радоваться, я бы излечил ее своей любовью. Я был готов на все, чтобы она осталась, а она ушла. А сейчас рыдала на моем диване.
- Ты же понимаешь что этого не будет, Челси. Ты можешь взять отпуск на время переезда, если нужна помощь, любая, я готов помочь.
Я бы действительно помог ей. Даже не смотря на то, что произошло, я бы не смог ее оставить. Дейзи запрыгнула на колени к Челси. Услышав ее следующие слова я замер. Сейчас я чувствовал себя таким жалким, годным лишь на то, чтобы меня снова использовали. Я еле подавил в себе истеричный смех. Тошно от осознания собственной слабости. Тошно от Челси с ее слезами. Я отвернулся.
- Прости.
Я некоторое время молчал, прежде чем продолжить.
- Я предлагал тебе выбор, ты отказалась. Я не хочу быть твоим запасным вариантом. Я устал от этого. Сколько времени пройдет прежде, чем ты захочешь очередного Дерека? Тебе сейчас просто хочется чтобы кто то решил твои проблемы. Если бы тебе был нужен я, ты не ушла бы к нему обратно. Ты бы осталась со мной. А сейчас... А сейчас я не хочу снова влезать во все это. Я не заслужил Челс.
Я не смотрел на нее, но слышал ее дыхание, ее слезы. Что-то внутри меня тянулось к ней, чтобы успокоить, утешить, но я одернул себя. Я молча проводил ее до дверей, а стоило ей заговорить, как вгляделся в ее глаза. Я еще мог все исправить. Мог, но не стал. Я выслушал ее, но промолчал. Я не стал отвечать на ее поцелуй, но и отталкивать не стал. Лишь вложил в ее руку то письмо, а после закрыл за ней дверь. Сам я остался стоять в коридоре, вглядываясь в пустоту. Часть меня вопила о том, что я должен ее догнать, обязан это сделать, но я заставлял себя оставаться на месте.

0

6

Я знаю, что Рождество принято праздновать в кругу друзей или семьи, но у меня и с тем и с тем всегда выходила накладочка. Из семьи со мной в Монреале была только сестра, а она укатила на какую-то супер крутую вечеринку, на которую просто не могла не пойти потому что и все подруги идут и вообще ей повезло что ее пригласили, потому что все туда мечтают попасть. Ну а друзей у меня не было, ну если не считать приятелей - коллег по работе, так что и Рождество я решил провести на работе. Тем более было бы даже занятно посмотреть на то, какое там будет шоу, ведь я тщательно все продумал и распланировал, вплоть до того, как с открытой части ресторана будут запускать самые красивые фейрверки в городе. Места в ресторане на Рождественский вечер были забронированы еще с лета, получить столик сейчас было бы нереально, ведь встречать праздники в Парамаунте было чем-то сродни тому, чтобы проехаться по центру голода на ламборгини из чистого золота. Иногда я думал о словах, что мне сказала та миленькая журналистка, о лицемерии владельца Парамаунта, и может быть она была не далека от истины.
Мой ресторан был заведением высшего уровня и простые смертные и правда не могли даже приблизиться к нему, что уж говорить о том, чтобы позволить себе здесь пообедать. Хотя, конечно, если они копили несколько месяцев, то у них есть шанс получить столик, но это скорее исключение, подтверждающее правило. Дело было не в том, что меня мучала жажда наживы, скорее мне нравилось смотреть на тот мир, которому я никогда не смогу принадлежать из-за своей натуры. Нравилось быть в курсе событий, нравилось знать о людях то, что они обычно не показывают. Я знал тысячи секретов, а кто владеет информацией, тот как известно владеет миром. Пока я этим не пользовался, но если что-то потребуется, то всю информацию, что у меня есть, я могу обратить против конкретного человека, почти полностью разрушив его жизнь. Власть, пожалуй она меня отчасти радовала, хотя я никогда не думал, что могу быть таким. Образ некоего дурачка прочно прилип ко мне и я не хотел из него выбираться, но наверное, я и сам не знал, каким я был на самом деле. Кто же такой Маркус Маклауд? Загадочный кукловод, что собирает слухи и домыслы, по крупицам собирает свой собственный муравейник, прорывая все новые и новые выходы, или же обычный парень, который любит гулять в парке со своей подрастающей собакой? Я не знал ответа на этот вопрос, и наверное, его никто не мог знать. Просто так вышло.
До ресторана я добрался на такси, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. В честь праздника я решил даже немного принарядиться - белоснежная рубашка выгодно подчеркивала смуглость моей кожи, а в брюках хоть и было не так удобно как в джинсах, выглядел я в них достаточно солидно. У входа уже стояли люди, разодетые в меха и кожу, ожидая, пока охранники проверят их по записи и впустят внутрь - с этим все было строго, без зарезервированной брони никого не пускали, дабы не вышло конфуза. Я не стал заходить через главный вход, а пошел через тот что для персонала. Каково же было мое удивление, когда я заметил в толпе ту самую журналистку - Оливию. Я тут же усмехнулся, в списках ее не было, а значит у нее не было и никаких шансов попасть сегодня в Парамаунт, но ее упрямство меня отчасти даже восхищало. Сколько бы раз ее планы не срывались, она все равно упорно пыталась снова и снова, придумывая нелепые отговорки для не менее нелепых поступков. Я прошел мимо, она даже если и заметила меня, то ничего сделать не успела, я уже скрылся за дверьми. Поднявшись на лифте я вошел в зал, здороваясь с официантами и барменом, с некоторыми гостями, а после и сам пошел за бар, откуда удобнее было за всем наблюдать. Играла тихая музыка, переговаривались между собой гости, создавая привычный уже гул голосов. От нечего делать я начал помогать бармену, перекладывая соломинки и разделяя их по цвету, изредка поднимая глаза и наблюдая за тем, что происходит в зале. Люди все пребывали и вскоре почти все столики были заняты. Я встал и подошел к мониторам на посту охраны, движимый любопытством. И точно, людей на улице уже почти не было, а та журналистка упорно доказывала что-то одному из охранников, который видимо всячески пытался от нее отвязаться. Это было чревато вызовом полиции, так что я поспешил вмешаться. Спустившись вниз я накинул куртку и вышел на улицу, тут же подходя ко входу в ресторан.
- Так так так, Оливия, снова вы. Неужели у вас нет более интересного занятия на Рождество?
И правда. Настырность настырностью, но неужели у нее тоже не было друзей или ее никто не ждал дома? Или она одна из тех людей, что живут только работой? Признаться внешность у нее была почти ангельская, но вот по ее характеру я уже успел понять, что с ней вовсе не так легко, как может показаться. Я неплохо разбираюсь в людях, научился по мере построения бизнеса и о ней я мог сказать, что она человек порывистый и достаточно поверхностный, в чем-то она была похожа на меня - ее жизнь это вечный непрекращающийся бег в поисках нового смысла. Она была из тех людей, которые не останавливаются, потому что если она остановится, то пропадет. Угаснет, словно минуту назад зажженная свеча. Я привык к тому, что от Оливии можно ждать только сюрпризов, так что когда она схватила меня за руку сказав про парня, я не сильно удивился, но вид сделал крайне изумленный. Я послушно отошел за ней, а после улыбнулся.
- Я конечно рад, что у меня появилась такая красивая девушка, но обычно планы на Рождество обсуждают заранее, разве нет?
В ответ на ее слова я удивленно достал телефон, но пропущенных не было. Я виновато улыбнулся.
- Ой, кажется я случайно занес вас в черный список. Вот я дурак, вечно не туда нажимаю.
Девушка долго и пристально смотрела на меня так, как будто сейчас откусит мне голову, но тут на ее лице моментально появилась улыбка. Я же подавил смех и растерянно улыбнулся в ответ, разводя руки в стороны и пожимая плечами.
- Но все столики забронированы чуть ли не пол года назад, я просто не смогу вас провести. Не будем же мы сидеть на полу.
Ее умение мгновенно найти ответ на любую фразу меня почти восхищало. Но я снова пожал плечами.
- Боюсь гости не поймут, если я прикажу им сесть на пол.
Наша словесная перепалка могла продолжаться сколь угодно долго, но так я встречать рождество не хотел.
- Потому что они платили деньги не за это, потому что в голове элиты города не уложится то, что их садят на пол, потому что это не удобно, потому что у них очень дорогая одежда, и потому что у нас не японский ресторан.
Она снова начала препираться и я беззащитно поднял руки.
- Ладно ладно, я очень не люблю спорить. Я не смогу предложить вам столик, но мы можем посидеть в моем кабинете.
Мне и правда хотелось уже зайти внутрь, но не подстегнуть ее я просто не мог.
- Ну, а вам как больше нравится?
В ответ на ее слова я покачал головой, направляясь в сторону черного входа.
- Вот значит как. Надо же, а я все позабыл, ветер в голове. А у нас счастливые отношения?
В ответ на ее слова я не выдержал и рассмеялся. Надо же, все таки у нее хорошее чувство юмора. Конечно я никогда не думал о том, чтобы встречаться с кем-то на подобии Оливии. В конце-концов я много лет любил Челси, и не особо думал о том, чтобы завести постоянную девушку. И уж тем более не такую, как эта. Конечно я понимал что она шутит и никаких отношений между нами не будет, но все равно забавно. Мы поднялись наверх и минуя гостей в кабинет, что находился прямо за баром. Снаружи на фоне бара было огромное зеркало, но внутри оно было настоящим окном, так что мы могли видеть все, что происходит в зале, и я увидел, как округлились от удивления глаза девушки. Я пожал плечами.
- Проектировал все владелец, видимо поначалу он сам занимал этот кабинет, вот так и устроил все тут. Я уже привык.
На самом деле я делал это специально, чтобы поначалу следить за работой бара и ситуацией в ресторане в целом, но замечание Оливии рассмешило.
- Может и так. Кухня занята, но я могу принести нам какие-нибудь закуски и может бутылку шампанского. Рождество же как-никак.
После согласия девушки я сходил на кухню и принес нам пару сэндвичей и пару бутылок шампанского. Разлив все по бокалам я сделал пару глотков, после чего перевел свой взгляд на девушку, что последовала моему примеру. Я откинулся на стуле, мягко улыбаясь.
- А твой настоящий парень не будет против того, что ты пять лет встречаешься с другим?
Не то чтобы я имел на нее какие-то планы, просто мое природное любопытство давало о себе знать, да и раз уж мы оказались вместе на Рождество, то почему-бы не узнать немного больше об этой странной девушке? В конце-концов что-то мне подсказывало, что она так просто не отстанет. Слушая ее я замечал, что мои брови все выше взлетают вверх. Потерять работу на bbc это конечно что-то. Я усмехнулся.
- Забавно. А мне почему-то казалось что у тебя очень суровый и серьезный парень. А оказывается ты тоже одинока.
Я внимательно слушал ответ девушки и улыбался все шире, но после ее вопроса улыбка померкла. Я закинул руки за голову.
- Ну, я долгое время любил одну девушку. Мы встречались и все было хорошо, но ей как раз нужен был кто-то серьезный и стабильный и она ушла. Нашла такого, собиралась выходить замуж, потом пришла ко мне и сказала что все еще любит. Я развесил уши, был счастлив, а она в итоге все-равно вернулась к нему. Ну а он бросил ее ради ее лучшей подруги. Она вернулась ко мне, но я так устал от всего этого, что не принял. Если честно, я до сих пор чувствую себя каким-то запасным колесом, которое просто использовали.
В ответ на ее слова я пожал плечами.
- Мне не шибко-то везло в люби, она была моей первой серьезной девушкой. Я наверное не слишком-то создан для всего этого. Мне нравится путешествовать, я не люблю сидеть на месте, постоянно занимаюсь ерундой. Девушки как-то не очень это все любят.
Я подливал девушке шампанское, как и себе и вскоре половина бутылки уже опустела. Да и сендвичи закончились, так что я достал из тумбочки коробку шоколадных конфет, чтобы закусывать шампанское, а девушка видимо и вовсе забыла о своих калориях, уплетала за обе щеки. Девушка залпом допила стакан, высказывая свое мнение, а после вдруг заявила, что хочет танцевать. Из зала конечно доносилась музыка, но явно не для танцев, да и вообще в Парамаунте было как-то не принято танцевать. Я беспомощно развел руками.
- Прямо здесь? Может быть я лучше закажу тебе такси в какой-нибудь клуб?
У нее начинали блестеть глаза, а значит алкоголь действовал на нее как-то слишком быстро, но ведь она выпила всего пару бокалов. Надеюсь, что она не начнет устраивать какую-нибудь шоу программу, а то мне придется действительно выводить ее на улицу и сажать в такси. В ответ на ее предложение я сначала хотел отказаться, но с другой стороны, почему бы и нет? В конце-концов планов у меня особо-то и не было. Я поднялся на ноги, убирая бокалы и конфеты, а после подал девушке руку.
- Пошли. Только зачем ты тогда сюда так рвалась?
Мы направились на выход, где оделись и спустились на улицу. В ответ на ее слова я улыбнулся.
- Неа. Наверное не важно.
Я взял девушку под руку, чтобы она не упала и мы двинулись по улице вместе с другими людьми, которые шли в сторону площади. Шампанское я взял с собой, так что мы по очереди делали по паре глотков из бутылки, медленно шествуя в сторону громкой музыки и тысячи огней.
- Не поверишь, но я хочу покататься с горки. Как в детстве.
Как раз по пути к концерту была небольшая площадь, где катались и взрослые и дети. Я широко улыбнулся, заворачивая туда.
- Нет, но можно и так или на ногах.
Девушка смеялась и хваталась за мою руку. Допитую бутылку мы выкинули и полезли на горку, качаясь и смеясь. На самом верху я немного пригнулся и сорвался вниз, а следом за мной поехала и девушка. Конечно мы не удержались и стоило нам доехать до низу, как мы рухнули в сугроб. Меня разбирал смех, на мне лежала Оливия, тоже хохочущая, и все было в снегу, даже ворот куртки, и шею теперь щипало.
- Кажется у нас не очень хорошо с равновесием.
После слов девушки я рассмеялся и рывком поднялся на ноги, вместе с ней на руках, она была такая маленькая. Я осторожно поставил ее на землю и взял под руку, стряхивая снег с ее головы. У нее было такое легкое пальто, что я снял свой шарф, накидывая на ее шею.
- Смотри не простудись.
Меня тут же схватили покрепче за руку и потащили таки в сторону площади. Здесь было столько народу, что яблоку было негде упасть, но мы все таки как-то просочились поближе к сцене. Музыка оглушала, все вокруг плясали и мы тоже присоединились к этой толпе. Я неплохо умел танцевать, в свое время занимался хип-хопом, так что и сейчас мне не составляло труда изворачиваться в такт музыке под смех девушки. Одна песня сменялась другой, а мы все танцевали, пока воздуха не перестало хватать. Тогда я вывел девушку чуть дальше от толпы, чтобы отдышаться и умыкнуть из какого-то ящика еще бутылку шампанского. Я тут же откупорил ее, делая пару глотков и передавая девушке.
- А что у нас дальше в программе?
Я обернулся в ту сторону, что указывала девушка и широко улыбнулся.
- Это клевая идея!
Мы плавающей походкой направились на площадку, где все лепили различные фигуры из снега, снеговиков или Сант, но все было не то.
- Как-то у них тут все скучно. Давай-ка слепим Крампуса?
В ответ на ее слова я рассмеялся и согласился, и мы принялись творить. Получалось у нас очень даже неплохо, удалось даже вылепить злое лицо, а рога я смастерил из веток, скрепляя их нитками, что вытягивал из варежек. Мы потратили на него пару часов, и в итоге нам еще вручили приз - еще одну бутылку шампанского! Я тут же откупорил ее делая пару глотков и протягивая девушке. Я собирался было что-то сказать, но тут загремели куранты, люди начали кричать и мы к ним присоединились, а когда закончился бой часов на площади, то дали старт салютам. Они стартовали по всему городу и небо озарилось миллионами искр. Мы кричали так сильно вместе с толпой, что наверное охрипнем к утру, но не успокоились, пока в воздухе не отгремел последний салют. Тогда я повернулся к девушке, чьем лицо сияло как те самые фейрверки.
- С Рождеством!
Закричал я, чтобы пересилить рев толпы и громкость музыки. Голова уже кружилась от выпитого, но тут девушка достала телефон, делая фотографию. Сначала меня поцеловали в щеку, потом мы корчили разные рожицы, а когда телефон был убран, я вернул поцелуй.
- Знаешь, это самое веселое рождество за последние пару лет.
В ответ на ее слова я громко расхохотался и тут же достал телефон, убирая ее номер из чс у нее на виду.
- Все все, теперь ты сможешь дозвониться если надо будет. Ты не замерзла? Может куда-нибудь зайдем погреться?
На слова девушки я ответил положительно, ведь и сам проголодался. Так что мы двинулись в сторону кафе. Мы пришли к одному, но там нам сказали что все места заняли. Тоже самое было и со вторым и даже с третьим, а есть хотелось все сильнее. Я поцокал языком.
- Слушай, мы так умрем в пути от голода. Может зайдем ко мне?  Я живу рядом и у меня в холодильнике утренняя пицца.
Конечно она могла подумать что у меня были какие-то намерения, но ничего подобного я и в голове не держал. Хоть я и был перекати поле, отношения на одну ночь я не любил, это было совершенно не мое, так что никакого скрытого подтекста у мня не было. Стоило ей заговорить о моей собаке, как я тут же широко улыбнулся, сияя как лампочка.
- Да, Дейзи. Ей вчера как раз исполнилось четыре месяца. И она тоже любит пиццу!
Мы направились в сторону моего дома, идти и правда было недалеко, так что уже спустя пол часа я открывал дверь квартиры и Дейзи тут же кинулась к нам со счастливым тявканьем. Поцеловав свою крошку я позволил ей вспрыгнуть на руки Оливии и так мы добрались до кухни. Я достал еще одну бутылку шампанского и быстро разогрел пиццу в микроволновке, выставляя на стол. Стоило мне откусить горячий кусок, как я щедро запил его шампанским, аж застонав от удовольствия.
- Это же пища богов!
Дома у меня как всегда был небольшой кавардак, но ничего особенно критичного, так что звать гостей было совсем не стыдно. Мы наслаждались пиццей и шампанским, пока коробка не опустела, как и бутылка. Голова начала кружиться еще сильнее. В ответ на слова девушки я махнул рукой.
- Какие сантиметры, у тебя идеальная фигура.
Девушка вдруг подскочила на месте, спрашивая про колонки и я послушно поднялся на ноги, включая музыкальный центр и ставя трансляцию концерта с площади, музыка на нем мне понравилась. Девушка тоже закружилась в танце и я последовал ее примеру, а между нами носилась веселая Дейзи, то и дело хватая нас за руки или врезаясь нам в ноги. А еще мы не забывали пить уже новую бутылку. Стоило девушке произнести ее следующие слова как я рассмеялся, после чего пригубил пару глотков.
- Никогда не думал, что грешен. Я просто метис, у нас у всех необычная внешность.
У меня и правда была смуглая кожа и волосы цвета воронова крыла, но при этом яркие голубые глаза, что всегда привлекали внимание.
- Из Австралии. Из Хобарта если быть точнее.
Просто мама у меня была австралийкой, а папа мексиканцем, вот и получилась такая ядерная смесь. Стейси вот например полностью досталась внешность матери - ничего от отца, потому и похожи мы с ней не были, разве что цветов глаз. На слова девушки я рассмеялся.
- Ничего себе. Никогда бы не подумал.
После вопроса девушки я задумался, а потом выудил с полки карты. Время близилось к четырем часам утра, концерт закончился и колонки я выключил, так что мы расположились с картами на диване.
- Во что будем играть? И вообще на интерес или на что-то другое?
Я чувствовал, как постепенно начинаю засыпать, но сдаваться сну пока не собирался, тем более девушка вроде не выглядела уставшей. А вот Дейзи уже отправилась на свое место, где сладко посапывала свернувшись в клубок. Я задумался после слов девушки.
- Хорошо, давай на желание. А вот фишек у меня нет, давай монетки использовать раз уж так.
Мы разложили монеты дав им обозначение, а после принялись играть. Не знаю зачем, но я поддавался, наверное мне было интересно что она загадает, если выиграет. Мы играли почти час, прежде чем я пошел вабанк и проиграл. Я снова застонал.
- Ну вот, теперь я должен тебе желание!
Голова уже совсем почти ничего не соображала, так что я убрал карты, чувствуя, как вся энергия иссякает. Нужно было позже вставать. По мере того, как я слушал ее желание, мои брови взлетали все выше и выше, а под конец я откровенно расхохотался.
- Хорошо хорошо, твоя взяла. Будем за ним следить хоть с завтрашнего дня.
Я широко зевнул, поднимаясь на ноги. На часах было начало шестого.
- Слушай если честно, я дико хочу спать. Я могу уступить тебе кровать, а сам посплю на диване.
В ответ на ее слова я улыбнулся.
- Нет она добрая.
Я дал девушке свою рубашку, чтобы переодеться и пока она пошла в душ расстелил ей постель, а себе постелил на диване. Стоило ей выйти как я и сам быстро сполоснулся, а потом выключил везде свет, на миг замерев на пороге спальни.
- Спокойной ночи и спасибо за такое веселое Рождество. Я давно так не смеялся.
После этих слов я наконец направился к дивану и рухнул на него, тут же проваливаясь в сон.

+1

7

Я никогда не задумывалась на тему того с кем и где отмечать какой-либо праздник, потому что по большому счету в праздники я всегда работала, даже тогда, когда мне давали законный выходной. О чем говорить, если за все то время, что я веду трудовую деятельность я ни разу не была в отпуске? Это не говорит о том, что у меня такое плохое начальство, нет, очень даже хорошее, просто я живу своей работой. Журналистов не любят, потому что они наглые, лезут туда, куда их не просят и делают то, что другим не нравится, но я к своему делу отношусь совершенно иначе. На самом деле, пусть нас и сравнивают с паразитами, журналистика дает нам многое, ведь это не только копошение в чужом грязном белье. Она помогает постоянно расширять границы своих знаний, учиться смотреть на ситуацию с чужой точки зрения, ведь на самом деле жизнь - это куб, на которую каждый смотрит со своей стороны, а если этот кто-то не желает поворачивать этот куб к тебе своей стороной, журналист просто вынужден проявлять свою настойчивость и вставать с этим человеком рядом, дабы все-таки посмотреть, что там скрывается, на той стороне. Моя работа требует полной отдачи, стремления и желания постоянно себя реализовывать, ведь если ты только и будешь делать, что сидеть в редакции и печатать статьи о погоде, то ты никому не будешь нужен - двадцать первый век на дворе, люди прекрасно могут посмотреть эту погоду на своем телефоне, нажав лишь одну кнопку. На самом деле, в большинстве своем именно благодаря журналистам люди могут узнать, что происходит в мире, гораздо дальше, чем они могут увидеть и что в этом плохого? Что плохого в том, что мы просвещаем людей? Конечно, очень много желтой прессы вокруг и по-большей части именно из-за нее нас так не любят, ведь она собирает все интриги, скандалы и по-большей части слишком сильно приукрашивает действительность, отчего у других и правда могут быть проблемы. Но я не вижу ничего плохого в том, чтобы говорить правду всем вокруг. Вот за что я люблю свою работу и готова посвящать ей дни, ночи и даже такие праздники, как Рождество. Моя работа - это постоянное движение, общение и знакомство с новыми людьми, она делает мою жизнь насыщенной и яркой, позволяя по большей степени жить эмоциями. На работе мне через многое приходится пройти, начиная от угроз, заканчивая времяпрепровождением на улице в ужасную погоду. Вот и сейчас, когда большая часть города готовится к праздничному ужину, я переминаюсь с ноги на ногу и умоляю охранника впустить меня в ресторан Парамаунт на ходу придумывая различные причины, почему он должен это сделать. Загадочный мистер Икс, что возвел столь величественное заведение не давал никому покоя. По началу у меня действительно была только одна цель - снять с него маску и утолить голод любопытных умов очередной сенсацией. Но, чем больше я под него капаю, чем больше пытаюсь навести о нем справок, тем интереснее он становится как личность и теперь мне хотелось узнать его, как человека, что побуждает его действовать настолько скрытно. Может быть это просто пиар, который привлекает еще больше внимания к его ресторану, может быть он не чист на руку, потому не спеши выдавать себя, а может быть у него есть какие-то иные причины для этого, куда менее банальные. Информация - пища для меня и когда я ее не получаю, то у меня, почти как у наркомана, начинается ломка.
Охранник уже начинал угрожать мне полицией, если я не уйду по-хорошему, как в этот момент за его спиной показался Маркус - мой спаситель. Честно говоря, он был немного странноватым, рассеянным и по первой даже вызывал впечатление дурочка, но после той прогулки в парке, я поняла, что мыслит он довольно здраво. Может быть прикидывается таким наивным, а может быть умудряется совмещать в себе противоречивые качества. Все может быть, но сейчас у меня не было времени размышлять над этим, потому что нужно было действовать быстро, пока Маркус не сказал ничего лишнего, тем самым окончательно закрыв мне сегодня доступ в Парамаунт.
- Я же говорила, что у меня тут парень работает.
С деловитый видом сообщила я охраннику, после чего обошла его широкую спину и, пристроившись рядом с брюнетом, подхватила его под руку, отходя на пару шагов по-дальше.
- А разве может быть занятие на Рождество интереснее, чем его празднование в Парамаунте?
С легкой улыбкой обратилась я к Маркусу, наблюдая за изумлением на его лице. Ну а что поделать, умение изворачиваться в любой ситуации - одно из главных качеств журналиста. На самом деле, я уже всячески пыталась вывеси Маркуса на чистую воду, чтобы он рассказал мне больше о своем начальнике, я даже следить за ним пробовала, но все-равно ничего не выходило. В моих планах уже было начать слежку и за остальными сотрудниками, ведь мужчина сказал, что владелец общается практически с каждым, ну а если не получится, то придется пустить в ход тяжелую артиллерию и начать атаковать, например, налоговую, ну или искать там связи. В конце концов, в документах в любом случае фигурирует фамилия владельца. Но, это противозаконно и за это могут посадить, так что пока я действительно оставлю эту затею на самый крайний случай. Внимательно выслушав Маркуса, я повела плечами, сохраняя непринужденный вид ради охранника, что не переставал на нас коситься.
- Я не виновата, что мой парень не берет трубки.
На самом деле я и правда звонила Маркусу, но каждый раз телефон отвечал мне короткими гудками, так что тут я даже не лукавила. Я наблюдала за мужчиной, что достал свой кнопочный телефон, а после сделал настолько виноватый вид, что я даже на миг растерялась. Ничего страшного не произошло, просто меня опять занесли в черный список - такое случается, почти всегда, так что я привыкла. Некоторое время я смотрела на него с прищуром, пока в моей голове крутились варианты дальнейшего разворота событий с максимальной скоростью. Я снова улыбнулась, вновь беря мужчину под руку и говоря чуть тише, чтобы охранник не слышал.
- Ладно, на первый раз прощу, если проведешь меня внутрь и составишь компанию.
Его ответ был вполне ожидаемым, ведь сейчас все заведения забиты битком и я не удивлюсь, если бронь в Парамаунте начали заказывать за несколько месяцев. Но и отпускать мужчину без выгоды для себя я тоже не собиралась, так что тут же поспешила его заболтать.
- Почему нет? Например в Японии в ресторанах именно так и делают. Не на голом, конечно, а на подушках, но все же. Зато представь, сколько людей бы поместилось в ресторан, избавь его от стульев.
Маркусу достаточно было произнести только одно слово, чтобы я успела за него зацепиться. "Если я прикажу...". Довольно интересно, с учетом того, что он уборщик, а по-совместительству администратор. Но ведь даже у администратора нет таких полномочий, кроме как выставить гостя вон, но опять-таки - на то тоже должны быть веские причины. Что-то тут все-таки слишком подозрительно. Я вскинула бровь, лукаво улыбаясь мужчине.
- И почему же они этого не поймут?
Но я не дождалась ответа, который хотела услышать. Маркус начал отвечать совершенно в другом направлении, но и наседать пока на него я не собиралась, хоть и сделала в своей голове необходимую пометку на этот счет. Пусть я и теряю память, когда пью, в трезвом уме я все запоминаю прекрасно. Мужчина продолжал мне перечислять все причины, по которым люди не захотят сидеть на полу, а я лишь закатила на это глаза.
- Тебе не кажется, что у этой элиты слишком много "потому что"?
На самом деле, я столько крутилась среди людей из высшего общества, что у меня напрочь отбило все желание становиться такой же, как они, хотя в детстве, как и многие девочки, я только об этом и мечтала. Они все следовали определенным правилам, двигались и говорили так, словно заведенные роботы, а хотя бы малейшее нарушение этики вызывало у них чуть ли не седину на голове. Жуткая скука. Маркус наконец-то начал сдаваться и я уже предвкушала ощущение победы, но стоило ему пригласить меня в свой кабинет, как я широко улыбнулась, выдвигая свои предположения.
- А это именно кабинет, в котором находится администратор или кладовая комната, где стоит уборочный инвентарь?
Мы наконец-то направились в сторону черного выхода под удивленный взгляд охранника. Вот, то то же, в следующий раз будет сразу доверять тому, что я говорю и не тратить наше время попусту.
- Мне больше нравится импровизация. А еще, пора бы уже ко мне обращаться на ты. В конце концов, охраннику я сказала, что мы уже пять лет вместе.
Стало забавно, когда Маркус начал интересоваться деталями наших отношений, так что я отвечала ему в свойственной себе манере, словно мы разговаривали о погоде.
- Ну если ты занес мой номер в черный список, то думаю, что у нас есть кое-какие разногласия.
Мужчина рассмеялся и я подхватила его смех, после чего мы наконец-то вошли в здание. На улице я простояла пару часов, пока пыталась убедить охранника в том, что мне ну очень надо попасть внутрь, поэтому я немного замерзла. Убрав руки в карман пальто, я проследовала за Маркусом к лифту, а оттуда мы поднялись на самый последний этаж. Зал был еще прекраснее, чем когда я его видела. Сейчас он был украшен белоснежными гирляндами, что свисали с потолка, словно звезды. Здесь были и елки, такие же белые, а еще целая посадка людей в дорогих платьях и костюмах. Не прекращая разглядывать зал, я прошла за мужчиной в его кабинет, а стоило оказаться внутри, как мои глаза округлились еще сильнее. Здесь было большое панорамное окно, что с внешней стороны кабинета представляло из себя зеркало. Видимо, мое удивление ясно читалось на лице, потому что Маркус тут же поспешил мне объяснить все. Я усмехнулась, продолжая смотреть в это окно. Здесь ведь и в правду открывался вид на весь зал.
- Хм, по всей видимости у этого владельце гораздо больше тараканов в голове, чем я предполагала изначально. Оказывается у него еще и шпионские наклонности имеются.
Мое мнение об этом человеке меняется каждый раз от маниакального психа до интересной личности и обратно. Боюсь все-таки представить, что меня ждет, если мне удастся с ним познакомиться. Маркус снова отвлек меня, так что я наконец-то обернулась к мужчине, проходя глубже в кабинет и располагаясь в одном из кресел.
- Хорошо. Ради рождества я даже готова съесть пару лишних калорий.
Я очень следила за своей фигурой, порой это даже походило на какую-то манию. Вообще я была сторонницей правильного питания и не употребляла ничего вредного, разве что кроме алкоголя, но иногда я все же делала себе мини-праздник, позволяя немного расслабиться своему организму. Когда Маркус ушел, я вновь перевела взгляд за окно. Здесь действительно можно было наблюдать за каждым. Забавное впечатление - они сидели за столиками и предполагали, что кроме персонала и других посетителей их никто не видит, а ты сидишь и наблюдаешь за каждым, кто и как себя ведет, кто и что делает. Сколько все-таки тайн, предпочтений и каких-то скрытый желаний у людей на самом деле. Что узнать их все не хватит и целой жизни. От размышлений меня отвлек Маркус, что вернулся в кабинет с бутылкой шампанского, парой бокалов и большим блюдом с закусками. Он разлил напиток по бокалом и, приняв один из них, я сделала небольшой глоток прежде, чем ответить на заданный мне вопрос.
- Я тебя умоляю. Из-за последнего моего настоящего парня меня выгнали с BBC, так что я лучше останусь останусь при фиктивных, но зато долгих отношениях.
На самом деле я уже давно поняла, что совмещать личную жизнь и карьеру дело довольно неблагодарное, так что сама не понимаю, зачем полезла в эти отношения. Наверное, просто иногда каждому хочется, чтобы в тебе видели нечто большее, нежели просто хорошую компанию для развлечений. Но, после того, как меня лишили моей мечты, я решила, что лучше все свое время и силы буду отдавать работе, нежели мужчинам, что ничего тебе не могут дать взамен, кроме своего члена. Услышав слова Маркуса, я вскинула брови.
- Суровый и серьезный - разве может быть что-то скучнее? Он же будет заставлять меня сидеть в четырех стенах и готовить ему ужин, в то время, как вокруг происходит столько всего интересного. А ты почему одинок?
На самом деле мне и впрямь стало любопытно, почему у него не было девушки, ведь он был красив, не боялся работы, да и, как мне показалось, достаточно добрым. Хотя, я его знаю не так уж и хорошо, чтобы видеть в нем ангела. В тихом омуте... Не ожидала, что Маркус вдруг разоткровенничается со мной, но чем больше я его слушала, тем выше ползли мои брови.
- Ого...
Тихо высказалась я. Нет, ну такой любовной трагедии даже у меня не было. Да, я была непостоянна, сегодня я была в одном месте, а завтра могла оказаться совершенно в другом, но я никогда не водила своих мужчин за нос. В такие моменты во мне все же просыпалась человечность, что мне не чужда, и я представляла себя на их месте, так что старалась сказать сразу - ждет нас что-то дальше или же нет. История Маркуса грустна и драматична, но на его месте я бы сразу отправила лесом ту девушку, что пыталась усидеть на двух стульях сразу. Я попыталась хоть как-то его ободрить.
- Уж лучше быть запасным колесом и спокойно лежать в багажнике, чем позволять кому-то ездить на себе и превращаться в изношенную покрышку.
Мы продолжали пить и постепенно начали превращаться на тех самых двоих, что, напившись, остаются на кухне и учат друг друга жизни, давая такие советы, будто бы сами уже жизнь повидали.
- Видимо ты не с теми девушками водился. Да и к тому же, если она была первой, это не значит, что она была последней, не нужно убиваться из-за того, что тебе один раз не повезло.
Я допила остатки шампанского, после чего поднялась на ноги. Алкоголь всегда действовал на меня достаточно быстро, но при этом, я могла его выпить в немалом количестве. Конечно, с моей проблемой "пьяной амнезии" мне лучше бы вообще не пить, но я все-равно это делала, правда не знаю зачем. Не скажу, что алкоголь помогал мне как-то раскрепоститься или отдохнуть, я все это прекрасно могла делать и без него. Просто пила и все.
- Знаешь что, у нас какая-то не слишком радужная тема для Рождества. И вообще, я хочу танцевать.
Танцы я любила и готова была танцевать, пока ноги не откажут, так что старалась это делать при любом удобном случае. Но здесь и правда было место не совсем для подобного времяпрепровождения, а в клуб не хотелось. Я уверена, что там сейчас крутая вечеринка, но вместе с тем и огромная толпа, куча пьяных людей и наверняка после этого я вновь окажусь в постели с каким-нибудь незнакомцем, а этого не хотелось, как-то надоело, что ли. А может быть я стала слишком стара.
- Нет, не обижайся, но здесь слишком скучная музыка, а в клуб я не хочу.
Я немного еще поразмыслила над тем, где можно весело провести время и мысль посетила мою голову достаточно быстро.
- Пойдем на площадь, там сейчас концерт.
Бесспорно, я могла отправиться туда и одна, но в компании веселее, да и судя по тому, что за все время, что мы тут сидим, ресторан прекрасно справиться и без администратора, и без уборщика. Маркус согласился, а в ответ на его вопрос я поджала губы.
- Нууууу встретиться со своим парнем. И вообще, разве это так важно?
Не буду ведь я ему говорить, что в очередной раз я пришла сюда ради того, чтобы выследить владельца ресторана. Да и если признаться, я сама уже забыла, зачем сюда пришла пока болтала с мужчиной. В конце концов, если бы владелец здесь и появился, то сложно было бы пропустить этот момент. Наверняка он сейчас где-нибудь на Гавайях пьет пина-коладу и наслаждается ласковыми лучами солнца. Эх... я бы сейчас тоже не отказалась от того, чтобы понежиться на пляже.
Мы собрались довольно быстро. Накинув пальто, я проследовала за мужчиной на выход, еще раз проходясь взглядом по залу. Выйдя на улицу, я положила руку на сгиб его локтя, чтобы не навернуться на гололеде, потому что имела плохую привычку носить высокие каблуки даже зимой. Главная площадь была неподалеку, так что мы вполне могли спокойно дойти до нее пешком. С нее доносилась громкая музыка, небо в той части святилось ярче, чем днем, так что шоу обещало быть запоминающимся. Мы выпивали шампанское, прихваченное Маркусом с собой и болтали на всякие разные темы, пока он не заявил о том, что хочет покататься с горки. Тысячу лет этого не делала, но стоило ему предложить, как я тут же согласилась.
- А ледянка есть?
Стереть брюки до дыр хотелось меньше всего, но сейчас меня в принципе мало что останавливало. Проталкиваясь через шумную толпу, состоящую как из детей, так и из взрослых, мы взобрались на горку. Первый скатился Маркус, но я отстала от него буквально на секунду. Не придумав ничего умнее, как я последовала его примеру и попыталась скатиться стоя на ногах, даже и не думая о том, что могу оставить каблуки на этой горке. Каблуки, слава богу, остались при мне, а вот равновесием меня покинуло и в итоге я налетела на мужчину, вместе с ним улетая в сугроб. Словно дети мы залились снегом, непонятно чему радуясь вообще. Лежали два взрослых идиота в сугробе и просто хохотали.
- Я и равновесие - вещи вообще не совместимые. Зато ты теперь похож на снеговика.
Мы поднялись на ноги, отряхиваясь от снега, как в этот момент мою шею обвил теплый шарф. Я улыбнулась мужчине, плотнее укутываясь в его шарф.
- Не переживай, понятие простуда мне вообще неведомо. И вообще, ты обещал мне танцы.
Недолго думая, я ухватила Маркуса за руку и потащила в самый эпицентр торжества. Народу здесь было просто уйма, все танцевали, толкались, кричали и подпевали знакомым песням, но нам это не помешало продвинуться ближе к сцене, а в следующую минуту уже танцевать в одном ритме с толпой и кричать подобно ей же. Алкоголь играл в крови, музыка гремела в ушах, а мы все не останавливались и я даже не знаю, сколько песен осталось позади когда Маркус вывел меня из толпы, пытаясь отдышаться. Я отобрала у него бутылку с шампанским, делая несколько больших глотков прежде, чем задуматься над его вопросом. Особого труда это не составило, так как мой взгляд тут же упал на небольшую площадку, сделанную специально для того, чтобы люди могли лепить там фигуры из снега. Рядом так же располагалась небольшая палатка с болончиками с краской, так что мне показалась эта идея довольно увлекательной. Я ткнула пальцем.
- Идем творить.
Немного покачиваясь, мы добрались до этой площадки, что была в основном усыпана различными снеговиками, иногда попадались Санты и я уже соображала, что мы будем лепить сами, как Маркус опередил меня с предложением. Я рассмеялась.
- Отличная идея. Только рога ему сам будешь наставлять, а то я не хочу, чтобы он меня в мешке утащил.
Следующие несколько часов мы кропотливо работали над Крампусом, который оказался почти как настоящий, потому что даже дети решили отойти от него подальше. А может быть их напугали мы своим хохотом, но в любом случае мы были молодцы, потому что за проделанную работу нам даже вручили бутылку шампанского. Не успели мы вдоволь насладиться своим мастерством, как небо тут же озарили тысячи искр, сопровождающиеся грохотом и счастливыми криками людей. Я вскинула голову, наблюдая за тем, как одна взорвавшаяся хлопушка тут же заменяется другой. Мы кричали, поздравляли всех с рождеством, а когда фейерверк закончился, я достала телефон, чтобы сделать селфи с Маркусом. Подойдя ближе и поднявшись на цыпочки, я поцеловала его в щеку, тут же нажимая на кнопку фотоаппарата. Мужчина не оттолкнул меня, а напротив - поддержал мою идею и мы сделали еще несколько десятков снимков, кривляясь перед камерой.
Я широко улыбнулась в ответ на слова мужчины, потому что для меня это Рождество тоже было одним из самых веселых.
- О, тогда я могу надеяться на то, что заслужила выход из черного списка?
Меня и в правду убрали из черного списка, а потом нам предстояло выбрать дальнейший план маршрута. Я пожала плечами.
- Нет, я не замерзла, но проголодалась жуть. Пойдем в кафе?
Мы отправились вдоль главной улицы, заходя в каждое кафе, что попадалось нам по пути, но каждое из них было забито и везде нам отказывали. Да уж, чего мы, собственно, хотели в такую то ночь. Над предложением Маркуса я даже особо и не задумалась, тут же отвечая согласием.
- О Господи, что может быть лучше утренней пиццы? А еще, насколько я помню, у тебя есть очаровательный ребенок. Дейзи вроде?
Щенок у Маркуса и впрямь славный. Веселый подросток, который вечно норовит всех съесть, потом облизать, а потом снова съесть. Мы тут же двинулись по направлению дома мужчины, продолжая болтать о всякой ерунде по дороге. На самом деле, мне давно не было настолько хорошо. Мы общались так, словно знакомы были уже тысячу лет и совсем никакого пошлого контекста. Я даже начала задумываться о том, что действительно было бы неплохо завести себе парочку друзей для таких вот прогулок. А еще я вдруг задумалась о том, почему все-таки его бросила та девушка. Обычно люди раскрываются под действием алкоголя и многие их плохие качества вылазят наружу, но сам Маркус оставался таким же, каким и был, словно и вовсе не носил масок. Дура наверное.
Мы добрались до квартиры и, стоило нам оказаться внутри, как нас тут же встретила Дейзи, что переместилась на мои руки. Пока малышка кусала мои пальцы, я вместе с ней прошла на кухню, оглядывая небольшую квартирку взглядом. Здесь было уютно, хоть и небольшой беспорядок, но если он живет один - то это вполне нормально. Мужчина разогрел пиццу и разлил шампанское по бокалам и только тогда я опустила щенка на пол, сама принимаясь за еду, прикрывая глаза от наслаждения.
- Да, но Боги настолько жестоки, что в наказание за съеденную их пищу они добавляют сантиметры в боках.
Мне хватило одного кусочка пиццы, чтобы наестся, а потом я снова подскочила на ноги, до дна выпивая бокал шампанского.
- У тебя есть колонки? Мне оказалось мало танцев.
Энергии во мне было столько, что хватило бы на небольшую электростанцию, так что мне не терпелось просто ее куда-нибудь выплеснуть. Маркус не стал противиться и вскоре мы уже кружились в гостиной, танцуя под запись с концерта. Дома было больше места - здесь не было целой толпы, так что мы вдоволь наплясались, а после просто рухнули на диван, восстанавливая дыхание. Я внимательно посмотрела на Маркуса, что был сейчас немного растрепан и такой домашний, что я на несколько секунд просто зависла.
- Черт, ты в курсе, что быть таким красивым - это грех?
Не, ну он на самом деле был очень красив и этого не отнять. Услышав его ответ, я с любопытством склонила голову на бок.
- А ты откуда?
Нет, ну интересно же, где делают таких красивых метисов. Я удивилась, когда он сказал мне о месте своего рождения, потому что и сама была родом оттуда.
- Да мы ведь почти соседи! Я тоже оттуда.
Я снова улыбнулась ему.
- Да, мир тесен.
Дейзи запрыгнула ко мне на колени и, немного потрепав ее мордочку, я снова обратилась к Маркусу.
- У тебя есть какие-нибудь игры? Карты, твистер или что-нибудь еще?
Спать не хотелось от слова совсем, а делать что-то нужно было, иначе я протру дырку в диване, ерзая на нем. Маркус достал карты, присаживаясь рядом и я снова усмехнулась.
- Тебе ведь не десять лет, чтобы играть на интерес, к тому же это скучно. Желание, раздевание, алкоголь - выбирай. А поиграть можем в покер, например.
Мужчина выбрал игру на желание, а после начал раздавать карты, предварительно собрав всю мелочь в доме, что использовалась вместо фишек у нас. Играли мы долго, но в итоге мы с Дейзи победили и я даже захлопала в ладоши, радуясь, как ребенок. Я задумалась над тем, что же все-таки загадать и в итоге мысль пришла в голову совсем неожиданно.
- Хорошо. Вернемся к теме нашего знакомства. Раз уж ты мне не хочешь выдавать своего начальника, то минимум неделю ты будешь со мной участвовать в слежке. К тому же, как показывает практика - вместе веселее.
Я думала, что Маркус снова начнет отнекиваться или искать пути отступления, но вместо этого он рассмеялся и в итоге согласился. Надо же, это обещало быть занимательным. За окном уже и в правду забрюзжал рассвет, так что пора было ложиться спать. Услышав предложение мужчины, я пожала плечами.
- Мне все-равно, я могу даже на полу спать, если Дейзи меня, конечно, не съест.
В итоге мне выделили рубашку, а затем я ушла в душ, чтобы быстро ополоснуться в теплой воде. Только сейчас я поняла, что и сама наконец-то устала, а ноги мои пульсировали от того, сколько им сегодня пришлось перенести. Умывшись, я освободила ванную, куда тут же прошел Маркус, а затем забралась под одеяло. Увидев на пороге спальни Маркуса я улыбнулась.
- И тебе спасибо. Спокойной ночи.
На подушки я опустилась с легкой улыбкой на губах, а когда в квартире наступила кромешная тишина, то я тут же провалилась в сон.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Квартиры и пентхаусы » Квартира Маркуса и Стейси Маклауд


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC