Апрель подарит жителям Монреаля сразу несколько знаменательных событий, главным из которых конечно станет показ "Spring motifs" от модного дома, в честь предстоящего весеннего бала. Каждый год Wagner int. радуют нас потрясающими по своей красоте нарядами и пусть позволить их себе может далеко не каждый, посмотреть приходит почти целый город. Так же не стоит забывать и о том, что именно в апреле свой день рождения празднует самый популярный ночной клуб города, а в этом году у него еще и круглая дата - 5 лет, так что организаторы обещают нам что-то поистине великолепное. Ну и подведем итоги месяца весенней ярмаркой, которая будет проходить всю вторую неделю месяца на территории главного парка. Мы гарантируем, что вы получите массу впечатлений от посещения и обязательно захотите возвращаться туда снова и снова.
Согласно данным метеосводки погоды в Монреале в апреле 2018 соотношение солнечных и пасмурных дней составит 47% и 53% соответственно. При этом данный показатель для региона относительно стабилен из года в год, так что не стоит удивляться тому, что небо часто заволакивают свинцовый тучи. Самая высокая дневная температура в апреле 2018 составит 4°С. В то время как минимальная температура ночью будет опускаться до -6°C. Средние показатели дневной и ночной температур в течение апреля составляют 0°С и 0°С соответственно. В самые ветреные дни в апреле порывы ветра достигают 19 м/с, при этом в наиболее спокойные дни скорость ветра не превышает 2 м/с. Будьте готовы к тому, что большая часть апреля будет промозглой и дождливой, так что запасайтесь теплой и непромокаемой одеждой. Не исключен мокрый снег в ночное время суток.
Когда хочется играть, но идей для нового персонажа совершенно нет, наступает пора этой рубрики. Всех этих ребят с нетерпением ждут в игре.
Приветствуем вас в Монреале - одном из самых красивых городов Канады. Наши двери всегда открыты для вас и мы с радостью примем вас в нашу большую и дружную семью. Здесь вы сможете найти друзей и любовь, а может быть даже и врагов. Монреаль пестрит молодыми студентами, которые съезжаются сюда с разных концов мира, чтобы учиться в университете "Stonebrook", а потом просто не в силах покинуть этот славный город. Монреаль никогда не спит, в нем вечно бурлит жизнь и мы можем вам гарантировать, что вы не заскучаете и однозначно сможете найти свое место.

Кристина Фролова
Все мое нутро заполняло какое-то скользкое, холодное существо, что ломало грудную клетку изнутри, сдавливало легкие и душило. Душило с такой силой, что у меня снова закружилась голова. Я была не готова идти дальше, у меня не было абсолютно никакого желания. Меня словно за шкирку вышвырнули из нашего мира, заставив с силой приложиться всем телом о холодный бетон, вышибая весь дух. Я не могла сейчас справиться со своими эмоциями. Голос Алисы долетал до меня и прорывался обрывками фраз сквозь плотный поток мыслей и воспоминаний...

Andre Persperago и
Dominica Bren
Доми и Андре одна из самых первых пар, что сложилась на просторах проекта. Мы могли наблюдать и взлеты и падения, громкие скандалы и бурные примирения и с нетерпением ждали, к чему в итоге придут эти двое - такие разные и такие влюбленные одновременно, и вот начало весны положило новую ступеньку в их отношениях. Самый обаятельный жених и самая капризная невеста - примите наши поздравления и наилучшие пожелания!


Christian Persperago и
Daniel Persperago
Когда ваш старший брат женится, с головой окунувшись во все прелести предстоящего праздника, долг младших братьев поддерживать его и разделить его счастье, но только если речь не идет об этих двоих. Они не согласны с выбором брата и сейчас готовы на все, лишь бы помешать этой свадьбе. Мы все затаив дыхание ждем развития событий, ведь на кону стоит разлад одной из самых красивых пар проекта. Чем же все закончится в итоге?

Olivia Schmidt ищет своего старшего брата.

Kessedi Fox ищет своего младшего братишку.

Kurt Wagner ищет талантливого дизайнера в команду.

Kurt Wagner ищет талантливого дизайнера в команду.

Университет "Stonebrook" в поиске заведующего воспитательной частью.

Университет "Stonebrook" в поиске заместителя директора.

Университет "Stonebrook" в поиске менеджера приемной комиссии.

Университет "Stonebrook" в поиске смотрителя лазарета.

Frederic Osborne
Мы не сможем назвать его лучшим мужчиной, ведь он еще совсем мальчишка, но это не помешало юному Фредди завоевать в марте приз зрительских симпатий. Неунывающий, жизнерадостный и искрящийся весельем Осборн мигом очаровал всех девчонок старшей школы, своей поистине очаровательной улыбкой. Он не так давно вступил в наши ряды, но мы с удовольствием будем наблюдать за его жизнью.


Melisandre Berrington
Лисса словно рыжий ураган ворвалась во владения модного дома, сметая на своем пути все, в том числе и сурового директора. Ее оптимизм не позволяет ей обращать внимания на проблемы и невзгоды, дает силы двигаться вперед и достигать поставленных целей. Работать в мире большой моды тяжело, но мы желаем девушке успехов.

Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.
ВК

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.
ВК

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
ВК

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Старый Монреаль » Психологическое отделение госпиталя "Johns Hopkins"


Психологическое отделение госпиталя "Johns Hopkins"

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s8.uploads.ru/tqfk2.jpg
Психиатрическое отделение занимает отдельный корпус госпиталя, а все выходы строго контролируются. Здесь есть определенный распорядок дня, высококвалифицированные специалисты и персонал, а также все современные технологии для изучение и излечения душевных расстройств. К каждому пациенту ищут отдельный подход, хотя и не исключают групповых занятий. Большую часть времени здесь царит атмосфера легкого спокойствия.

0

2

Стоило брюнетке распахнуть глаза, как на ее губах проскользнула легкая, блаженная улыбка. Она кокетливо потянулась в постели, после чего вскочила на ноги. Она долго ждала этого момента, ей с самого начала не терпелось встретиться с красавчиком доктором, только вот остальные злыдни ее заставляли сидеть взаперти. Но теперь, когда она оказалась полезной - ей развязали руки. Конечно, на такой шаг Стейси согласилась на определенных условиях, которые всем необходимо будет соблюдать, если их план сработает.
Легко и непринужденно пританцовывая на цыпочках, Стейси кружила по палате, пытаясь подобрать из имеющихся вещей что-то более подходящее для нее. Но, кроме нее коротких платьев и юбок никто не носил, поэтому девушке пришлось довольствоваться меньшим. Совсем скоро должен прийти Габриэль на утренний прием и брюнетке не терпелось по-скорее с ним увидеться с глазу на глаз. Легкими движениями она шустро навела порядок в палате, накрывая постель одеялом, а разбросанные игрушки запнула под кровать, отчего где-то в области затылка неприятно так засвербило.
Наконец, за дверью послышался звон ключей, а совсем скоро на пороге нарисовался он - новая голубоглазая мечта Стейси. Склонив голову на бок, она расплылась в милой улыбке, оглядывая мужчину с ног до голову и подмечая под себя, что с такой точки зрения он выглядит еще привлекательнее.
- Доброе утро, Габриэль. Как спалось?
Девушка не двинулась и с места, оставаясь стоять прислоненная к подоконнику и нагло рассматривая мужчину. Доктор же наверняка понял, что перед ним находилась не Микки и уж тем более не Тимми. Элисон же начинала нервничать, ей очень не нравился тот факт, что врачам становится все больше известно о том, что их тут несколько. Она любила медицину, много читала и прекрасно была осведомлена тем, на что способны доктора при работе с такими редкими случаями. А подвергать таким экспериментам детей она хотела меньше всего. К тому же, есть среди них та, которую рано или поздно захотят разбудить, что делать было крайне опасно. Дженнифер - основная личность, которая создала каждого из тех, что сейчас существует. Она сама подарила им жизнь и сама же может ее отнять. Потому, они подняли против нее бунт, усыпили и не позволяют просыпать уже несколько лет. А любопытные доктора, включая этого, наверняка захотят докопаться до самой истины.
Смерив внутреннюю суматоху, Стейси вновь вернулась к брюнету, продолжая так же лукаво улыбаться. Дождавшись, пока он сядет на свой привычный стул, она наконец-то двинулась с места. Ее движения были легкими и плавными, в отличие от Микки. Казалось, что даже само тело выглядит иначе, приобретая какие-то более женственные линии. Подойдя ближе к брюнету, она положила ладонь на его плечо, медленно обходя со спины.
- Я с нетерпением ждала нашей встречи. А Вы?
Обогнув мужчину, девушка с легкостью перекинула через него ногу, плавно усаживаясь сверху. Голубые глаза блестели и в них играл лукавый огонек, а с губ не сходила кокетливая и довольная улыбка. Пальцы с плеч скользнули ниже по напряженному торсу, описывая витиеватые узоры. Склонившись к уху Гэбриэля, брюнетка обожгла его кожу горячим дыханием и начала говорить полушепотом, еле касаясь губами его уха.
- Я уверена, что общение со мной Вам доставит гораздо больше удовольствия, чем с ними.
Воспользовавшись замешательством мужчины, брюнетка ловко скользнула рукой в карман его халата и выудила оттуда заветный пропуск, который так же незаметно припрятала за край своего чулка. Сама же она не переставала играть с эмоциями брюнета, надеясь на ответную реакцию, но, видимо Гэбриэль был далеко не из тех мужчин, что согласны воспользоваться девушкой при любом удобном случае. Очень быстро Стейси перекочевала с колен доктора на свою кровать, чего она, собственно, не очень то и ожидала. На ее лице промелькнула растерянность, но после снова сменилась кокетливым выражением лица. Подняв на него игривый взгляд исподлобья, она закусила нижнюю губу, ладонями накрывая бедра мужчины и, слегка сжимая пальцы, медленно повела их выше, демонстрируя брюнету откровенный вырез.
- Знаете, а неприступные мужчины меня возбуждают гораздо больше.
И вот вроде бы она уже делала все возможное, чтобы он растаял перед ней, но все таки ей не удалось добиться желаемого. Где то на заднем фоне даже промелькнула шутка со стороны Микки на тему того, что он гей или импотент. Или импотент гей - это наверное очень грустно. Стейси недовольно поджала губы, последний раз бросая взгляд на мужчину прежде, чем ее зрачки задрожали, а через пару секунд женственная осанка сменилась слегка сутулой, движения стали более неаккуратными, а на Габриэля теперь смотрели глаза с легкой усмешкой.
- Настырная особа, правда?
Усмехнувшись одним уголком губ, Микки отстранилась от Гейба усаживаясь на кровати в позе лотоса. Застегнув откровенно расстегнутую кофту, девушка вновь перевела взгляд на доктора, продолжая разговор в такой же немного задиристой форме.
- Если уж ты отказал Стейси, то и мне надеяться не стоит на то, чтобы покурить возле окна?
Микки поднялась на ноги, накидывая на себя легкую кофту, после чего снова повернулась к мужчине.
- Ну пойдем тогда морозить задницу на улицу. Кстати, Стейси просила передать, что она у тебя ничего такая.
Рассмеявшись, брюнетка покинула палату, сопровождаемая своим доктором.

+1

3

Надо же, как быстро летит время. Наверное, ученым нужно как можно тщательнее изучать этот феномен, ведь я вдруг внезапно осознал, что с того момента, как Дженнифер Монтгомери попала в нашу клинику, прошла уже добрая пара месяцев. На самом деле, я крайне мало продвинулся в исследовании этой девушки, хотя мой блокнот так и пестрил записями о том, что я успел узнать. Мои надежды и опасения подтвердились, но пока я скрывал от всех, кроме владельца госпиталя тот факт, что столкнулся с множественным расщеплением личности. Дай я этому феномену широкую огласку, как госпиталь тут же заполонили бы толпы журналистов, а от психиатров и ученых желающих посмотреть на эту девушку, нам пришлось бы отбиваться с помощью пулеметов. Все что я пока знал, это то, что в девушке скрываются три известные мне личности - это Тимми, маленький мальчик, Микки - волевая и свободолюбивая девушка и некая Элисон, которая по моим подсчетам должна была быть главной над всеми остальными. Тимми как то проболтался о том, что их там много, но это было слишком растяжимое понятие. Мне в любом случае необходимо было докопаться до истины, познакомиться со всеми, чтобы предпринимать настоящие попытки лечения пациентки. Я прекрасно понимал, что на подобное могут уйти целые годы, но Адам Вайс не стал ограничивать меня во времени и средствах, а лишь возжелал регулярно получать доклады о проделанной мной работе. Сказать честно, я порой немного робел перед этим немцем, с глазами цвета льда, но он был профессионалом и отлично руководил госпиталем, так что я старался не допускать лишних мыслей по поводу него и его. . . секретарши? Помощницы, или кто она там еще, когда та порой приходила за отчетами вместо него. В любом случаем, меня не касалась ни его личная жизнь, ни что либо другое. У меня были свои заботы.
Этим утром Эдинбург решил порадовать своих жителей снегопадом, так что пока я добрался до госпиталя, то чуть было не опоздал и забежал внутрь сломя голову, на ходу скидывая верхнюю одежду и облачаясь в халат.
Подхватив блокнот с ручкой и на случай столкновения с Тимми, запихнув пару антистрессовых игрушек в карман, я направился наконец к палате номер девять, в которой и обитала Дженнифер. Интересно, докопаюсь ли я когда-нибудь до такой глубины, что смогу вытянуть наружу саму владелицу тела? И что именно заставило ее погрузиться в столь долгий сон, и сделала ли она это по своей воле, или же остальные по каким-то причинам не позволяли ей просыпаться. Запирать ее на замок пока было вынужденной, необходимой мерой и я в два счета повернул ключ, после чего убрал его в карман халата и зашел внутрь, оглядывая тщательно прибранную комнату. Девушка незримо изменилась - Микки сутулилась, Тимми сжимался в размерах, а сейчас я лицезрел перед собой гордую осанку, вздернутый подбородок и волосы девушки были заплетены в два высоких хвоста, тогда как обе другие личности предпочитали распущенные волосы. И все это означало, что передо мной кто-то еще. Я внутренне собрался, стараясь быть готовым ко всему, ведь еще не знал, что может продемонстрировать новая личность. В конце-концов именно одна из них до смерти избила того парня, что упоминался в полицейском протоколе. Я внимательно смотрел на девушку, что склонила голову как щенок.
Тепло улыбнувшись девушке я скрестил руки на груди.
- Доброе утро, спалось так крепко, что чуть не опоздал на работу.
Пока я не стал раскрывать новой знакомой правду о том, что понял, что передо мной некто неизвестный. В конце-концов, если эта личность была социально опасна, то не стоило ее злить. Конечно здесь были камеры, санитары и охрана, но я слишком хорошо знал, что способна сделать даже маленькая девочка, держа в руках ручку и обладая маниакальным психозом. Находясь под лукавой улыбкой и изучающим взглядом девушки, я продолжал так же мило улыбаться в ответ, после чего привычным жестом пододвинул стул и плавно сел, положив руки на коленях. Главная заповедь психолога - не "закрываться" в диалоге с человеком, позволяя ему чувствовать себя в комфорте и безопасности. Стоило мне сесть, как девушка грациозно двинулась по направлению ко мне, плавно покачивая бедрами. Что это? Обманный маневр? Кокетство? Какая-то игра? Стоило девушке положить ладонь на мое плечо как я внутренне напрягся, но приказал себе оставаться спокойным. Брюнетка же обошла меня со спины, оставляя меня полностью беззащитным. Но если я хочу помочь ей, то не должен ее бояться. Это я внушил себе еще в самом начале работы, потому заставил себя расслабится, оставаясь в сидячем положении.
- Да, я тоже думал о тебе на выходных. Планировал, чем мы будем заниматься всю эту неделю.
Непринужденно сказал я в ответ, ожидая следующих действий от девушки. И долго ждать она себя не заставила. Стоило девушке плавно обойти меня и резко сесть на мои колени, как я внимательно вгляделся в ее лицо, все с той же непринужденной улыбкой. Пока я не знал какую игру и зачем она ведет, но собирался это выяснить. Когда пальцы девушки принялись, не побоюсь этого слова, ласкать мой торс я на миг задержал дыхание, убеждая себя успокоиться. В конце-концов, это все таки привлекательная девушка, а я мужчина. Но я человек разумный, так что умею держать свои инстинкты под контролем. Стоило ее губам обжечь прикосновениям мое ухо, как я напрягся вновь.
- Время покажет. С кем имею честь?
Тихо спросил я в ответ. Но девушка не спешила отвечать, лишь освободила меня от своего плена и вернулась к кровати.  Интересно, для чего же была вся это игра? Я миролюбиво улыбнулся и чуть подался вперед, изучая девушку. Она же склонилась ко мне, демонстрируя открытое декольте и ее ладони накрыли мои бедра, отчего я вновь вынужден был затаить дыхание.
- Такое бывает, особенно если в детстве девочки не получали достаточно внимания от отца.
Кем бы она ни была ей следует понять, что поддаваться на провокации я не собираюсь. Я почти упустил тот момент, когда эта личность уступила место уже привычной мне. Плечи сникли, девушка ссутулилась, а взгляд ее стал наглым и напористым. Я облегченно выдохнул в ответ на ее слова.
- Здравствуй Микки. Рад снова тебя видеть.
Выслушав браваду девушки я мягко улыбнулся.
- Думаю, в палате этого делать все же не стоит.
Глядя на раздосадованное лицо девушки я улыбнулся и тоже поднялся на ноги как и она, пропуская ее вперед, за дверь.
- Так значит, ее звали Стейси. Чтож, вполне подходящее имя для такого типа темперамента.

+1

4

Взявшись за подол короткой юбки, я попыталась стянуть ее как можно ниже - не очень то мне и нравились вульгарные наряды, к тому же, за краем чулка припрятан пропуск, который подарит нам шанс на побег. И пока Гейб, как и любой мужчина, был обескуражен вызывающим поведением девушки, не стоило лишнего внимания привлекать к себе. Если честно, я думала, что в психиатрических лечебницах работают зазнобы, которые срать хотели на пациентов, но наего доктора оказалось куда легче обвести вокруг пальца. Эх, нельзя быть таким доверчивым.
- Ты хотел сказать для шлюхи?
Обернувшись через плечо, я посмотрела на мужчину, что следовал за мной. С моих губ слетел язвительный смешок, особенно в тот момент, когда Стейси внутри гневно заворочалась. Нет уж, лапа, ты свою работу выполнила, так что сиди пока и помалкивай. Наблюдая за тем, как бровки мужчины, который явно не употребляет в своем лексиконе подобных слов, хмурятся, я развернулась к нему лицом, продолжая идти вперед спиной.
- Да ладно тебе, нужно называть вещи своими именами. Если бы не ее ненасытная тяга к мужскому члену, мы бы здесь не оказались.
Пока наш чудо доктор расписывался за меня в журнале, я мельком пробежалась глазами по полкам, что были за спиной медсестры. Они были заполнены различными бумагами и явно в них можно было найти ценную информацию. Как минимум - свою карту, ведь не хотелось, чтобы обо мне оставалась тут хоть что-то. Во время пересменки, медсестры уходят в другую комнату и их место работы охраняется только камерой видеонаблюдения, а вот от нее избавиться уже куда проще, хоть и на короткое время - но мне будет вполне достаточно. Стоило Гейбу обернуться ко мне, как я тут же перевела на него взгляд, снова натягивая улыбку, не хотелось бы, чтобы он заподозрил что-то, а то проблем прибавиться. Конечно, всегда можно решить все быстрым путем, благодаря Эдмонду, но слишком уж милая мордашка была у этого доктора, чтобы ее портить. Да и будем честны - нам он пока ничего плохого не сделал.
Выйдя на улицу, я потянулась, подставляя свое тело прохладному ветру и полной грудью вдыхая морозных запах. Да, без теплой одежды будет тяжко, ведь попали мы сюда осенью, но, это не страшно. В конце концов, холод - это меньшая из проблем, которая нам может помешать. Пройдя в парк, я достала сигареты, подкуривая и втягивая горький дым.
- Какие планы на вечер?
Искоса глядя на мужчину, поинтересовалась я. В любом деле, даже в побеге, очень много мелочей, которые тоже нужно учитывать. Вдруг он решит остаться сегодня, чтобы поработать подольше, и я совершенно случайно так попадусь ему на пути, когда он после тяжелого дня решит направиться домой - получиться не очень удобно. Я продолжала вести себя естественно, будто бы просто спрашиваю, как у него дела. Даже когда он отвечал на мои вопросы, строила непринужденный и скучающий вид, наблюдая за психами, что решили поиграть в снежки и строили снеговиков. Странных и страшных. Но я слушала каждое его слово и запоминала, словно губка. Признаться честно, было даже немного совестно (да-да, у меня иногда проскакивает совесть) от того, что я подставляю Гейба. Он вроде бы оказался нормальным, наивным чутка, но, по крайней мере, общается с нами на равных. Правда это он еще Эллисон не видел, она своим комплексом Бога и интеллектом кого угодно задавит. Но, думать нужно за всех нас, а гнить в психушке никто из нас не согласен. К тому же, скоро мы начнем интересовать журналистов, врачей из других стран, будут думать, что с нами делать... От таких мыслей даже Эдмонд просыпается. Мы продолжали болтать о непринужденных вещах, пока я подкуривала вторую сигарету, не обращая внимания на протестующий взгляд доктора.
- Есть жвачка?
Резко переключила я тему, впиваясь взглядом в мужчину. Честно, меня очень забавляет наблюдать за тем, как он присматривается ко мне, пытаясь понять, кто перед ним находится в тот или иной момент, как он пытается найти подход к каждому и как меняется его манера общения в зависимости от того, кто перед ним находится. Может быть у него тоже несколько людей внутри сидят? Рассмеявшись от собственных мыслей, я затушила бычок и отправила его в полет в ближайшую урну.
- Ладно, с тобой, конечно, круто, но я замерзла, не соизволишь отвести заключенную обратно в камеру?
Усмехнувшись, я направилась в сторону госпиталя, попутно стягивая вниз платье, которое все норовило задраться. Ненавижу выходить после Стейси, ощущение, будто тебя в помойное ведро окунули. Пройдя в палату, я поспешила вывалить вещи на постель (которые были просто на любой вкус и цвет). Пока доктор продолжал со мной общаться, я выбирала вещи, в которых мне будет удобно, а после - обернулась к нему, скидывая со своих плеч легкую кофту.
- Ты решил остаться на представление? Стейси позвать?
Я лукаво изогнула бровь, склоняя голову на бок. Но, чего и следовало ожидать, Гейб поспешил со мной попращаться.
- Мне будет тебя не хватать.
Я подмигнула мужчине, который уже практически скрылся за дверьми палаты, а после - занялась своими делами. Переодевшись наконец-то в более удобную одежду, я скидала обратно все вещи, увалившись на кровать. Теперь мне только оставалось дождаться вечера, когда закончится последний обход прежде, чем нас запрут на замок.

+1

5

Смена личностей в этой девушке восхищали меня. Она была как неограненный алмаз, который мне довелось найти по счастливой случайности. Я был очень благодарен Адаму Вайсу, который запретил персоналу клиники рассказывать кому-либо о нашей находке и за то, что он сам не дал оповещения в прессу. Мне так хотелось изучить ее, понять что ей движет, познакомиться с каждой личностью и скрупулезно, педантично выяснить что привело к такому расколу и что вообще произошло. Мой журнал уже на треть был исписан заметками и лишь о том, кого я уже знаю - Тимми, Микки, а вот теперь и Стейси. Судя по моим заключениям, должна была быть еще личность защитник, возможно тоже мужчина, маленькая девочка которая очень любит кукол, а еще кто-то очень умный, кто взял на себя контроль, кто смотрит на меня из тени и не спешит выходить в свет. И сколько их могло быть еще?
Я с улыбкой шел вперед, следуя за девушкой по больничным коридорам. Стоило нам выйти на улицу, как промозглый ветер тут же принял нас в свои объятия и я увидел, как Микки поглубже запахнулась в куртку. Не удивительно, у нее ведь зимней одежды не было, она поступила осенью. Нужно будет купить ей что-то, возможно сводить в магазин. Я постарался одернуть себя. Я был хорошим врачом, профессионалом, но был подвержен сильной привязанности к своим подопечным, за что не раз получал выговор на прошлых местах работы. Но сейчас я старался убедить себя в том, что это просто необходимость. В конце-концов, я же не могу позволить ей заболеть. На высказывание Микки я улыбнулся.
- У каждой, как ты выражаешься "шлюхи" есть что-то, из-за чего она стала такой. Психологическая травма - возможно комплекс недолюбленного ребенка в детстве, возможно растление малолетних, даже за нимфоманией стоит всегда что-то, до чего при желании можно дойти. Так что я не сужу людей за их поведение.
Признаюсь честно, общение со Стейси мне не понравилось, более того складывалось ощущение, что ее выпустили не просто так, а с какой-то целью, возможно отвлечь мое внимание, но ничего неординарного не произошло, так что я успокоился. Тем более я должен был дать понять ей, да и всем, что я им доверяю. И не собираюсь запирать в клетке. Теперь девушка повернулась ко мне лицом и шла спиной вперед, отчего я нахмурился - ненароком упадет.
- Смотри на это с позитивной точки зрения. Если бы вы здесь не оказались, то я не смог бы познакомиться с вами. Не смог бы познакомиться с тобой. А мне наше общение доставляет неизгладимое удовольствие, чтобы ты себе там не думала.
Я тут же улыбнулся, поглядывая на девушку, которая кажется не восприняла мои слова всерьез. Мы шли по парку госпиталя, снег скрипел под ботинками, на фоне другие пациенты занимались своими делами, и казалось бы их совсем не волнует не самая лучшая погода. Хотя, в Женеве был теплый климат, это не могло не радовать. Так как мистер Вайс предоставил мне полный контроль над девушкой и развязал мне руки, можно будет при хорошем раскладе, вывезти их летом на пляж, к морю, или сводить в зоопарк. Черт, опять я слишком увлекаюсь. Может дело в отсутствии личной жизни, или в чем-то еще, но я действительно чувствовал, что отношение к Дженнифер Монтгомери, а вернее к ее личностям, плавно перетекают из общения врача и пациента во что-то другое. Мне хотелось научить Тимми чему-то новому, подарить ему какие-то развлечения, хотелось сводить Микки в кафе, где она наверняка еще не была, в то уютное у парка, хотелось даже побеседовать со Стейси, чтобы умерить ее фривольность. Но стоило ли это делать?
Девушка снова закурила и от ее вопроса я сначала удивился, а потом пригляделся к ней внимательнее. Что-то тут все таки было не так. Но виду я не подал, лишь пожал плечами.
- Сегодня короткий день, пожалуй заеду в гипермаркет, приготовлю ужин, может выпью с другом в баре по паре бокалов. А что?
Конечно она не ответила, да и может вовсе спросила лишь для того, чтобы поддержать беседу. Пока я не достаточно хорошо знал Микки чтобы понять, лжет она или говорит правду. Мог доверять лишь своему предчувствию. В ответ на вопрос о жвачке я пошарился по карманам, но ничего там кроме пары игрушек не нашел.
- Нет, могу дать только мячик.
Расплылся я в извиняющейся улыбке. Видимо, девушка все таки замерзла, потому что все же засобиралась обратно в палату. Это тоже было странно, но я все таки послушно последовал за ней в здание госпиталя.
- Это не камера, а комната. Тебя же в конце концов не запирают на семь замков, у тебя есть доступ к магазину и к улице. Все не так плохо, как может показаться на первый взгляд. Нужно будет показать тебе пару фильмов ужасов про лечебницы, чтобы ты увидела разницу.
С усмешкой сказал я, следуя за девушкой. Обратно мы добрались довольно быстро и я остановился на пороге комнаты, глядя на Микки сверху вниз. Девушка же поспешила к кровати, вытащив все вещи из шкафа и принялась стягивать кофту. Я отвел глаза, прочистив горло и напоминая, что я все еще здесь. Девушка же ответила в привычной манере, так что я с улыбкой покачал головой.
- Я конечно надеюсь еще встретиться с ней, но вовсе не для этой цели. Приятного вечера, увидимся в понедельник.
Тихо сказал я, после чего вышел за дверь.

+1

6

Бывают такие моменты, когда жизнь течет, словно кисель. Ее будто кто-то переливает из стакана в стакан, так медленно, что вязкие капли падают на пол, рассыпаясь склизкими, жирными каплями. Наверное именно так и проходили мои дни в клинике. Нет, здесь было хорошо. По крайней мере за последние несколько месяцев мне впервые было так спокойно. Утром меня навещали санитары, выдавая очередную порцию разноцветных таблеток, днем у меня было два часа беседы с ведущим психотерапевтом с волчьей фамилией, а дальше я была предоставлена самой себе. Здесь была хорошая библиотека, так что я много читала, устроившись у окна, когда остальные подопечные клиники смотрели телевизор или собирали мозайки. Многие часто наполнены предубеждениями о таких местах, но мне здесь нравилось. Никто на меня не давил, мои мысли текли плавным чередом, не было больше провалов в памяти и сумятицы в голове. Один раз ко мне приезжали родители. Точнее, правильнее было бы сказать, что они приезжали к своей Лайонин, но столь давно не видевшие дочь, они не заметили разницы. Мама много плакала, отец был серьезен и собран, держал маму за руку и успокаивающе поглаживал по плечу. Мне было жаль их - уставшие за столько лет они просто сдались, отказывались бороться. Может быть любовь к дочери еще теплилась в их сердцах, но она не способна была залечить их душевные раны и позволить снова мыслить оптимистично. Я видела по их глазам, что они смирились с тем, что моя дальнейшая жизнь будет протекать в этих стенах. Мама предложила отвезти меня домой в Лондон, но отец сдержанно отказался сказав, что здесь мне дадут гораздо лучший уход. Я не обижалась, его карьера могла сильно пострадать разведай кто-нибудь, что его единственная дочь лежит в лечебнице.
Еще меня навещал Максим. Он приходил часто, пытался говорить со мной, но по большему счету я молчала, мне было нечего ему сказать. Я видела, что те слова, сказанные мной причинили ему огромную боль, но наверное, так было правильней. В конце-концов гораздо лучше было бы, если бы он не строил напрасных иллюзий о моем выздоровлении. Наверное какая-то часть меня тоже любила этого человека, но сказанного не воротишь и я понимала, что так будет правильнее. Правильнее, если он забудет обо мне и начнет нормальную, полноценную жизнь. Я была камнем на его шее и как бы он не любил этот камень, он просто шел вместе с ним на дно. Я не хотела больше никого утягивать за собой в болото. Я слишком хорошо помнила, сколько людей уже погибли из-за того, что я была не в состоянии их защитить. Иногда призраки умерших друзей являлись мне, на какой-то краткий миг, грустно качали головой, касались меня прохладными пальцами. Всего на долю секунды, но этого было мне достаточно. Я не замечала, как один день сменяется другим. Установленный порядок вещей в этом заведении был точен, как Швейцарские часы и всем нам это шло на пользу. Первое время я не стремилась ни с кем общаться или сближаться, потом понемногу стала позволять другим людям втянуть себя в беседу. Далеко не все здесь были такими сумасшедшими, какими считало их общество, буйные личности обитали на другом этаже, у нас же было спокойно. Я много кого успела узнать - Карен пару раз предпринимала попытки самоубийства после смерти своей восьмилетней дочери, которую грузовик сбил прямо у нее на глазах, Эдвард лечился от опиумной зависимости, Алисия пыталась побороть булимию. Каждый здешний обитатель принес сюда свою собственную боль и постепенно отдавал ее этим стенам, надеясь когда-нибудь их покинуть. Я же в свою очередь прекрасно понимала, что лучше для меня будет остаться здесь навсегда. Другая Лайонин, первая Лайонин хотела жить. Она тянулась к морскому побережью, усыпанному круглой обкатанной галькой, которую ласкают волны. К свежему и соленому ветру, что швыряет ярко-рыжие волосы в лицо, к шумящим кронам деревьев в ее любимом парке. Она хотела завести собаку и каждое утро ходить на пробежку, хотела ходить в свою любимую церковь, что так ее успокаивала. Ей нравилось смотреть фильмы и сериалы, пробовать готовить. Но я не могла ей этого позволить, ведь иначе весь такой хрупкий, выстроенный мной с таким трудом мир снова может рухнуть, погрузив нас обеих в пучину боли и отчаяния. Я не могла этого допустить, потому и держала ее взаперти. Я долгое время думала, что одна такая, пока не встретила девушку, внутри которой таких как я было много. В то или иное время появлялся кто-то, кому отведено было какое-то количество жизни, а потом они сменялись, как времена года.Мы не общались, но одно понимание того, что рядом кто-то похожий на меня, успокаивало. Все шло хорошо, медленно и спокойно. Пока не появился он.
Я сразу узнала его, не помогла скрыться ему ни отросшая борода, ни очки на лице, ни новая униформа. Я среды тысячи узнала бы этот взгляд, словно пронзающий тебя тысячью игл. Я ощутила его за завтраком и резко повернувшись столкнулась взглядом с глазами цвета стали  - такими же холодными, жестокими и убийственными. Рыжеволосая внутри меня плакала навзрыд, я же старалась успокоиться. Несколько дней держалась от него подальше, присматривалась и наблюдала за тем, как он наблюдал за мной. Я знала, зачем он пришел сюда, знала, но не собиралась позволять ему убить нас обеих. Скоро он стал смелее, приходил в мою палату по ночам и я молчала, сжимая зубами подушку, как и прежде позволяя ему властвовать над своим телом, от которого он получал такое блаженство. Я всегда была его любимицей, именно это он говорил мне, пока гладил по волосам в то время, как насиловал. Я молчала. Я не хотела никому говорить, да и кто бы мне поверил? В конце концов, это было и не важно. Тело это всего лишь тело, даже если та - другая, билась внутри меня от ужаса и омерзения. Лучше бы ей было спать и не видеть всего этого. А потом у меня начались кошмары. Во сне наше сознание переплеталось, проецируя самые страшные и темные закоулки подсознания. Я кричала и билась в истерики на кровати, так что он заботливо вкалывал мне успокоительное. Сколько он искал меня, сколько преследовал? Я не знала, а спрашивать не стала, он все равно бы не ответил.
- Ты убьешь меня?
Однажды спросила я, лежа к нему спиной, свернувшись клубком, точно кошка.
- Ты же понимаешь, что это необходимо.
Он знал, что за меня некому заступиться. Знал и играл мной, словно кошка с мышью. Месяц он приходил ко мне почти каждый день, брал то что хотел и уходил, а я все глубже погружалась в себя. Мне становилось все безразлично, вообще все. Во снах плакала и кричала настоящая Лайонин, отбивалась от чужих прикосновений, звала на помощь, а я с утра прятала под одеждой иссиня-фиолетовые с голубоватым оттенком кровоподтеки. Я устала. Я хотела, чтобы все это наконец закончилось. В этот день он пришел раньше обычного, был слишком нежен и ласков, а потом распахнул мое окно, осторожно убирая решетку спиленную у краев. Апрельский ветер ворвался в палату, разметав мои волосы по обнаженным плечам. Он с огромной заботой облачил меня в белоснежный пеньюар, кружевной и шелковый, а затем расчесал мои волосы, укладывая тяжелые пряди по плечам. Поцеловал меня в лоб.
- Ты же знаешь, что тебе нужно делать. Не волнуйся, тебе не будет больно. Восьмой этаж.
Я согласно кивнула и словно во сне, пошла к подоконнику. Это будет наш с ней общий конец.

+1

7

Что такое черта невозврата? Это та стадия, когда человек опускает руки, когда больше не испытывает ни желания, ни сил идти дальше, бороться за свое будущее. На самом деле, это самое страшное, что может произойти в жизни у каждого. Кто-то очень далек от этой черты, кому-то остается один лишь маленький шаг до того, что свалиться в бездну. Я чувствовал постоянный дискомфорт, недовольство то одни, то другим. Даже на свою сестру я порой реагировал через чур вспыльчиво, чем сильно ее обижал и даже не просил прощения после этого. Напряженная работа, на которой я теперь пропадал сутками, нагнетала все больше и больше, здоровье надкусывалось с разных сторон и, то и дело, я заступал на смену то с температурой, то с больной головой. Какие-либо увлечения или отдых отсеялись уже давно, даже на звонки Доминики или Андре мне стало трудно отвечать, поэтому в большинстве своем я их игнорировал, чтобы не вырыть себе еще большую яму. Работа, которая ранее доставляла мне какое-то удовольствие и заинтересованность превратилась в невыносимую мачеху. Все чаще мне приходилось молчать даже в компании коллег, заступая на дежурство, чтобы не перейти на рычание по любому поводу. Кажется, что я начал доводить себя до паранойи, ведь мне казалось, что все вокруг строят заговоры.
Дома я практически не находился, лишь заезжал, чтобы принять душ и поспать хотя бы пару-тройку часов. Остальное время я проводил на работе или в госпитале. Я чувствовал, что у меня уже начинает заканчиваться энергия, но всячески старался это скрывать. Как минимум мне сейчас не нужно было, чтобы начальство, ссылаясь на мое непрофессионализм, отправило меня в неоплачиваемый отпуск, поэтому на дежурствах я выкладывался по полной. На сколько хватало сил. Кофе стал моим лучшим другом, совсем скоро сократились и сошли на нет звонки от Андре, Доминика стала звонить реже, но все-таки пыталась. Соседи говорят, что она заезжала ко мне домой, но не застав, снова уехала. Сейчас ее общество мне было не нужно, оно тоже тяготило. И пусть она с пониманием относилась ко всей этой ситуации, я все-равно выталкивал ее из своей жизни, как и всех остальных, кроме Львицы. Наши с ней встречи стали походить больше на формальность. Каждый раз, когда я приезжал, наше общение было холодно, обмениваясь краткой, поверхностной информацией друг о друге, мы снова расходились. И это пугало. Пугало, потому что это было непривычно, мы никогда не вели себя настолько отчужденно, как сейчас.
Я чувствовал, как с каждым днем все сильнее и сильнее проваливаюсь в глубокую яму, но, вроде бы, еще держусь на плаву, хотя понятие, что что-то идёт не так, всё чаще пытается достучаться до сознания. Пока вроде живется. Я уже перестал загадывать на будущее и начал жить сегодняшним днем. Каждый раз я встречаюсь с лечащим врачом Лайонин и каждый раз он мне говорит, что нужно время. Сколько времени - никто не знает. Мне периодически звонят ее родители, но и с ними я стараюсь говорить все меньше, ведь понимаю, что они уже практически готовы от нее отказаться, а меня это злит. Да будем честным, меня сейчас злит абсолютно все. Даже я сам себя, ведь прекрасно осознаю свою никчемность и слабость. Я не вижу себе оправданий в том, что я устал, что мне нужен отдых или перерыв во всем этом бесконечном кругу рутины. Я обещал помогать ей и клялся, что всегда буду рядом еще тогда, много лет назад, когда наша дружба только зарождалась. Наверное, мне действительно лучше было бы остановиться, сбавить обороты, ведь таким способом я бессилен и ничем не могу ей помочь, но я не мог. Не мог оставаться наедине со своими мыслями, ведь каждый раз начинал думать о том, что это действительно я разбередил всю ее память, довел до того, что она вновь оказалась запертая в госпитале. Слишком сильной была моя любовь, слишком сильно я окутывал ею Львицу, душил ее. Теперь же я пытаюсь ей вдохнуть больше свежего воздуха, ослабить хватку, но как же это комично звучит, когда Лайонин лежит уже в больнице. Но я все еще надеюсь на то, что смогу помочь, а что будет дальше - я пока не знаю, да и не хочу задумываться на этот счет.
Очередное дежурство позади, теперь они стали похожи друг на друга. Я довел до автоматизма каждое свое движение, отчего теперь слышатся осуждающие возгласы за спиной, но мне нет до них никакого дела. Полицейский участок сменяется психологическим отделением госпиталя, где я уже успел выучить каждый уголок. Медсестры, что сменяются за стойкой регистрации уже давно запомнили меня и без лишних вопросов протягивают мне журнал посещения, где я расписываюсь и прохожу в сторону палат. Часы посещений уже давно закончились, но я смог договориться о том, что могу приходить позже, когда все процедуры окончены и пациенты могут заниматься своими делами до наступления отбоя. Когда я прохожу комнату отдыха, мой взгляд проходит с одного бездушного лица на другое. Кто-то улыбается сам себе, кто-то сидит с умным видом, кто-то смотрит в одну точку. Каждый раз, когда я их вижу, внутри пробегает неприятный холодок от мысли, что Лайонин заточена вместе с ними. Я прекрасно понимал, что никто не виноват, что оказался здесь, что все это лишь игры разума и чтобы в очередной раз себя не накручивать, потуплял глаза в пол, направляясь в сторону ее палаты. Все двери были распахнуты, проветривая помещения, но ее была закрыта. Осторожно повернув ручку я подметил, что она не заперта. Возможно спит, поэтому я осторожно приоткрываю дверь, но то, что предоставляется моему взору, на миг вводит меня в ступор. Я снова будто бы наблюдаю за всем со стороны - она, в белоснежном пеньюаре поднимается на узкий подоконник, он, стоит позади и улыбается. Улыбается страшной, нечеловеческой улыбкой. Распахнув дверь, я в один прыжок оказался рядом с человеком, облеченным в белый халат. Оттолкнув его, я бросился к окну, где в последний момент подхватил девушку за талию. В тот момент, когда она уже практически сделала шаг в пропасть. Находясь под действием какого-то аффекта, я откинул ее на кровать, тут же переводя взгляд на настоящего психа, что уже кидался в мою сторону со скальпелем в руках. Началась настоящая потасовка, кто-то кричал, кто-то звал санитаров, но все это доносилось до меня с опозданием. Я даже не сразу почувствовал, как в мой бок воткнулось холодное лезвие. Санитары наконец-то подоспели, но завидев их, этот человек резко отстал от меня и в несколько прыжков оказался у окна. Напоследок, обернувшись к Лайонин, он снова улыбнулся той самой улыбкой и, подмигнув, спиной вышел в окно до того момента, как к нему подоспели санитары.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Старый Монреаль » Психологическое отделение госпиталя "Johns Hopkins"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC