Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Ноябрь подкрался незаметно, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке идет полным ходом, скоро состоится матч между Стоунбрукскими львами и Ванкуверскими котами, так что наши ребята тренируются почти каждый день. Полиция Монреаля убедительно просит жителей после наступления комендантского часа оставаться в своих домах, ведь в последнее время участились внезапные исчезновения людей - преступник это, или же организованная группа, пока не ясно, но мы будем держать вас в курсе событий. Первый снег плотно укутал город в свои объятия, так что будьте осторожнее выходя из дома, на улице гололед.
Температура воздухе не опускается ниже - 8 градусов тепла ночью и - 2 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше +4 градусов. Высокая влажность воздуха, частые снегопады, сильный северный ветер, что приходит с моря.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Elsa Hunter
Лучшей девушкой месяца у нас становится Эльза. Активистка и одна из самых красивых девушек Стоунбрука, капитан команды поддержки и любимица преподавателей. Но мало кто знал, что помимо всех этих качеств она отличается живым умом и немалой отвагой, что несомненно пригодится ей при более близком знакомстве с ее деканом.
Yoshi Shiragava и Кристина Фролова
Многие спишут их отношения, как лучший пример запечатления между оборотнями, но мы то с вами знаем, что их чувства раскрываются уже не первый год. Они многое прошли, чтобы наконец-то быть вместе, а нам остается только радоваться за эту счастливую пару и желать им гармонии и любви.
Caleb Morgan
Лучшим мужчиной месяца стал Калеб Морган. Он образец того, как может любить мужчина, готовый ради своей возлюбленной уничтожить все на своем пути. Нас восхищает его мужество, его преданность и та невообразимая сила чувств, что он испытывает к своей паре. Мы хотим пожелать ему терпения, которое так необходимо в его непростых отношениях с синеглазой волчицей.
Sophie Van Allen
Жизнь этой девушки можно охарактеризовать одним словом - падение. Еще вчера у нее было все - высшее общество, что ей восхищалось, жених, которого мечтали заполучить почти все женщины города и богатство, а котором можно только мечтать. Но сейчас ее мечты разрушены, точно карточный домик. Что ее ждет впереди?
Миссия против Сайлоса
Мало кто не знал такого человека, как Сайлос Мендоса, но мало кто знал, что он и вовсе не человек. Какие чудовищные эксперименты он проводил в своем особняке, какие планы он имел на наш чудный город? Кто-то должен был положить этому конец и мы рады, что у этой разношерстной команды все таки получилось избавить город от этой напасти. Но что они будут делать, когда узнают, что зло затаилось и среди них?

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Квартиры и пентхаусы » Квартира Дэвида Бэккера


Квартира Дэвида Бэккера

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Гостиная

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1476653090/post/741cc657adb19e4ffcc5be0c/eb368a21603072edVi5pFvmu3HKaRfKY.jpg

Кухня

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1476653086/post/741cc657adb19e4ffcc5be0c/10abf4e178085882zhgrOozTI0gsVMYr.jpg

Спальня

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1476653117/post/741cc657adb19e4ffcc5be0c/06395770c50bdaf4NWraIWYgBbUejDHu.jpg

Ванная комната

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1476653123/post/741cc657adb19e4ffcc5be0c/655333a5cb875cc7fGVKGCRcucpT28LD.jpg

0

2

Я смотрела на то, как мой любимый мужчина закрыл глаза и сжал зубы с такой силой, что на лице заходили желваки и просто не могла найти в себе сил, чтобы оторваться от него, чтобы навсегда уйти, закрыв дверь его машины. Я понимала, что этому нужно положить конец, что нельзя так истязать себя, как я делала на протяжении этих шести лет, наполненных любовью к этому человеку. Мне нужно было оставить его, нужно было уйти, но я смотрела на его лицо, в его глубокие, карие глаза, которые он наконец открыл и мое тело будто налилось свинцом. Время будто остановилось сейчас и я слышала, как гулко колотится мое сердце внутри, как жгучие слезы накатывают на глаза. Мне хотелось уткнуться в его плечо, словно маленькой девочке и умолять его не оставлять меня, остановить меня, не дать мне уйти. Мне казалось, что то напряжение, что сейчас было между нами, можно потрогать и ощутить самыми кончиками пальцев, что оно застывает в воздухе и оседает на наших лицах, словно липкая паутина. Времени оставалось все меньше, и я почти готова была отвернуться, уйти, направиться к самолету.
Когда его рука легла на мою талию я вздрогнула, подняв на него растерянный взгляд. Лицо мужчины оказалось так близко к моему буквально за долю секунды, а потом его губы накрыли мои. Сначала я замерла, словно испуганный зверек, но горячие губы были настойчивы, почти требовательно, настойчиво, но нежно заставляя отвечать на поцелуй. Это не было похоже на то робкое касание, которое подарила ему я. Не было похоже и на то безумие, что охватило его единожды в моем присутствии. В этом поцелуе была просьба, почти приказ и почти мольба, я будто слышала "не оставляй меня, не покидай меня". И я отвечала, отвечала со всей силой, на которую была способна. До тех пор, пока весь воздух не вышел из легких, пока их не обожгло огнем, пока он не отстранился, прижимаясь к моему лбу и закрывая глаза. Я слышала его тяжелое дыхание, оно смешивалось с моим и все в этом мире перестало существовать, все кроме нас двоих в узком пространстве этой машины, будто изолированной от прочей реальности. Там, за окном, спешили на посадку люди, слышался гомон толпы, кто-то провожал, а кто-то встречал, а мы словно застыли во времени, не находя сил оторваться друг от друга. Стоило мне услышать его слова, как я больше не смогла сдерживать горячих слез, что побежали по щекам, обжигая их. Мне хотелось рыдать навзрыд, как в далеком детстве, вцепиться побелевшими пальцами в лацканы его пиджака, вдыхать его запах жадно и полной грудью, наслаждаясь столь редкой близостью.
- Я тоже не хочу. Никогда не хотела.
Но разве мои слова могут что-то изменить? Разве этот мужчина, который так много лет не замечал моей любви, а потом отверг ее, решится что-то изменить? Пойдет против мнения общества, которое никогда не одобрит подобные отношения, пойдет против себя самого? Мне хотелось в это верить, мучительно хотелось, но когда он произнес следующие слова, я совсем растерялась не зная даже, что сказать. Наверное в этот момент я полностью не осознавала происходящее, ведь это могло случиться только в моих снах. Я широко распахнув глаза смотрела на то, как он заводит свою машину и отъезжает прочь от аэропорта, оставляя его позади и не верила, не могла поверить. И пусть от такой неожиданной радости у меня захватило дух, в то же время я находилась в смятении, а еще, неожиданно для себя самой, я испугалась. Что нас ждет теперь?
Еще несколько минут я сидела в тишине, прежде чем нарушить молчание. Я боялась говорить подобные слова, будто бы он мог передумать и отвезти меня в аэропорт, но все таки сказать было необходимо.
- Профессор. Но я отдала ключи от дома своей сестре, а она уехала в Лондон около часа назад.
Я думала о том, что нужно будет снять номер в гостинице, пока не вернется Лекси, но денег я взяла с собой мало, почти впритык, а из вещей у меня были лишь документы, за которыми я и приезжала - все остальное было в Лондоне, в родительском доме. Возможно любая другая девушка на моем месте просто радовалась бы, но я была практичной, даже в такой ситуации. Услышав ответ Дэвида я не поверила самой себе и своему слуху. Из его дома? Это значит, что он везет меня к себе домой? Я постаралась скрыть скромную улыбку и на миг зардевшиеся щеки, опустив голову. Мне не хотелось отвлекать его от дороги, но я все же покачала головой.
- Боюсь, что у меня нет с собой чая. Более того, у меня нет с собой даже никаких вещей. Не причиню ли я вам неудобства?
Я тихо замерла, боясь того, что он все таки может передумать в последний момент. Конечно, я могу попросить сестру отправить мне деньги на карту и купить хотя бы вещи первой необходимости, но разве это будет правильно? Правильно по отношению к ней, по отношению к родителям, которые ждут меня дома, по отношению к будущим работодателям, который согласились взять меня на дальнейшее обучение и трудоустройство? В этой жизни я часто боялась ошибиться, я всегда стремилась к тому, чтобы все за что я не бралась получалось безупречно с первого раза. Но сейчас, идя наперекор всем доводам рассудка, всем рациональным решениям я чувствовала себя такой счастливой, какой не была уже давно.
В ответ на его слова я снова улыбнулась, после чего откинулась на спинку кресла и решила больше не отвлекать его от дороги по пустякам. Я достаточно знала этого человека чтобы понимать, что пусть он порой и долго принимал какие-то решения, зато потом никогда не отступал, идя до самого конца. Дорога заняла у нас довольно много времени, потому что вечером по обыкновению были пробки, но мы хранили молчание на протяжении всего пути, будто боялись нарушить какую-то атмосферу, сложившуюся между нами. Я успела написать Алексии длинное послание в котором сообщала о своем решении и просила ее успокоить родителей, пока не объясняя истиной причины. Об этом я должна буду поговорить с ними сама. Также сестра пообещала выслать мне небольшую сумму денег, которой вполне хватит на те три дня, что я буду, видимо, оставаться дома у профессора. Когда мы все таки добрались до его дома, на улице уже стемнело, так что выйдя из машины я поглубже закуталась в куртку, чтобы не замерзнуть пока мы шли до подъезда. Быстрая поездка в лифте, тихий звон ключей, щелчок выключателя в коридоре. Сама не замечаю, как начинаю глупо улыбаться, разматывая огромный шарф на шее. Здесь совсем ничего не изменилось, все на своих местах. Как будто бы и не прошло целых пол года с моего отъезда. В ответ на слова профессора я кивнула.
- Лучше чай.
Его ответ услышать я предполагала, но по дороге сюда вспомнила, что чай у меня все таки был. Точнее, он был у него. В ответ на недоуменный взгляд я улыбнулась, дерзко глядя мужчине прямо в глаза.
- Вынуждена с вами не согласиться. Перед отъездом я оставила целую коробку, справа от упаковок подаренных вам конфет, на третьей полке буфета. Вы их не любите, так что я надеялась, что если до них когда-нибудь дойдет очередь, то чай поможет смириться со вкусом.

0

3

Автомобиль уверенно увозил нас все дальше от аэропорта, возвращая в будничную суету Эдинбурга. По обыкновению люди сейчас начинали возвращаться с работы, образовывая столпотворение на дорогах. А предпраздничная суета только усугубляла эту ситуацию. Между нами царила тишина, но не напряженная, как часом ранее, хоть и была определенная неловкость. Я не готов был снова впустить в свою жизнь кого-то, сменить тихую, практически неживую обстановку в доме на чуждые мне привычки и правила, чужой запах духов и чье-то присутствие рядом. Но осознание того, что я могу потерять эту девушку раз и навсегда не оставило мне другого выбора, оно даже не позволило мне задуматься над этим вопросом. Но я не жалел о своем решении. Элеанора Картер - студентка, что приходила ко мне каждый вечер на протяжении нескольких лет, чтобы перечитывать раз за разом одни и те же книги, которые, казалось, знала уже наизусть, которая заваривала чаи с невыносимыми запахами, а я ведь, сам не зная почему, так и не смог ни разу отказаться. Может быть мои чувства к этой девушке зародились гораздо ранее, просто я уверенно их притуплял, как, впрочем, и все другие, кроме любви к своей дочери. После ухода от Клариссы я не ставил перед собой цель найти новую спутницу жизни, но и не обозлился на весь женский род. У меня были совершенно иные жизненные приоритеты, которым я всегда следовал. Эта юная девушка в один момент смогла перевернуть мою жизнь с ног на голову, отчего я готов был сейчас рассмеяться над самим собой, ведь совсем недавно я и мыслей подобных не допускал. Порой мы слишком сильно зависим от мнения окружающих нас людей, порой даже ломаем самих себя, чтобы соответствовать статусу, положению в обществе, возрасту. А ведь порой, чтобы человеку стать счастливым достаточно лишь сделать один шаг в сторону, закрыть глаза на то, что скажут другие. Ведь люди - это такие существа, которым всегда нужно о чем то говорить или кого то обсуждать, рано или поздно им наскучит ваша тема и они переключаться на другую. Так всегда было, есть и будет. И сейчас, везя Элеанору в свою квартиру, оставляя ее в этом городе для того, чтобы быть рядом, я прекрасно понимал, что люди предвзято к этому отнесутся, но именно сейчас мне было все-равно.
Тишину разрезал тихий голос девушки. От ее слов на моих губах расплылась легкая и теплая улыбка - настойчивая, уверенная в себе и в своих знаниях, порой она могла быть милее и невиннее ангела, ее смущение и глупые вопросы не могли не вызывать теплых чувств.
- Из моей квартиры как раз выветрился запах твоего чая.
Голос мой спокоен и размерен, будто бы мы обсуждали самые естественные вопросы, о которых говорим ежедневно. На удивление, я и сам сейчас не испытывал абсолютно никакого волнения. Несмотря на то, что я шел к этому довольно долго и трудно, этот шаг оказался для меня настолько естественным, что не оставалось даже никаких вопросов на тему моих решений.
Тем не менее, Элеанора все же не верила моим действиям, а может быть просто не ожидала. Надо же, столько времени и сил убить на достижение своей цели, чтобы на самой вершине засомневаться и не поверить собственной победе. На самом деле, будь она скромнее и не такой настырной, она бы сейчас возвращалась уже в Лондон, чтобы после приступить к практике совершенно в другом госпитале. Мне хватило лишь пары секунд, чтобы перевезти взгляд с дороги на девушку, увидеть ее зардевшиеся щеки и тепло улыбнуться, чтобы снова смотреть прямо перед собой.
- Ты столько лет проводила в моем доме вечера и только сейчас задумалась о неудобствах. Если бы ты их доставляла,
то сейчас бы уже возвращалась в Лондон.

Остаток пути мы так же провели в молчании, пока наконец-то машина не завернула на парковку во дворе. Заглушив двигатель, я вышел на улицу - зима в Эдинбурге бывает еще более капризной, чем любое другое время года. Ясная и солнечная погода с легким пушистым снегом может резко превратиться в пургу с пронизывающим ветром и сотнями тысяч маленьких иголок. Сейчас же было тихо и спокойно, с неба плавно опускался снег, стоял легкий мороз, который, впрочем, не мешал молодежи лепить снеговиков и играть в снежки. Обойдя машину, я достал из багажника сумку, а после - мы направились домой.
Уже завтра нам предстоит целая куча дел с восстановлением Элеаноры в госпитале, со сплетнями, которые будут сиюминутно подхвачены на стойке администратора, но все это будет после, а сейчас - сейчас нас ожидает теплая квартира и горячий ужин. Скинув с себя пальто, я прошел на кухню, оборачиваясь к девушке.
- Будешь кофе?
По обыкновению спросил я, С момента нашего обеда прошло уже достаточно времени, а все, что я могу предложить, пока готовлю ужин - так это кофе. Конечно, совершенно не стоило сомневаться в том, что предпочтения девушки больше располагают к чаям, но, увы, у меня его не было. По крайней мере я так думал до этого момента. В какой-то момент вернулась настоящая Элеанора - из скромной и тихой девочки на свет появилась та, что никогда не оставит за тобой последнего слова, если уверена в своей правоте, в чьих глазах горит дерзкий огонек, а подбородок всегда вздернут вверх. На моих губах снова заплясала улыбка, после чего я молча прошел на кухню. Открыв шкафчик - все так же, как описала Эла, я и вправду увидел там чай и конфеты, отчего разулыбался еще больше.
- Ну, раз ты по-хозяйски оставила здесь свой чай, то вперед - хозяйничай дальше.
Я отошел в сторону, предоставляя девушке делать то, что в принципе, она умеет делать лучше всего - заваривать чаи. А сам же принялся за готовку ужина, выборочно доставая продукты из холодильника.

+1

4

Любовь к этому серьезному, суровому мужчине была тем чувством, которое билось внутри меня словно птица в клетке. Сейчас я до сих пор находилась в какой-то прострации, фантасмагории, и никак не могла поверить, что все это не сон. Что сейчас я просто не лечу в Лондон к родителям, навсегда оставляя его позади. Один час. Один час назад я отринула всю логику, весь свой здравый смысл, все доводу рассудка в своей голове и осталась с ним, рядом с ним, сейчас находясь у него дома. Я заваривала чай, по привычке добавляя все то, что не могла описать словами. Нежная амброзия, в знак оживления наших, теперь уже общих чувств. Остролистые и колючие листья репейника, как благодарность ему за принятое им решение. Миндаль, как обещание не растоптать этот хрупкий цветок доверия, распустившийся между нами. И немного ядовитого амаранта, как признание в вечной, неиссякаемой любви. Аромат с любовью составленного чая заполоняет все пространство крошечной кухни и я с ногами забираюсь на стул, вдыхая горячий дым с примесью своих чувств и из под полуопущенных ресниц наблюдаю за тем, как Дэвид готовит ужин.
Если бы меня спросили когда я полюбила этого человека, то я смогла бы назвать этот момент с точностью до минуты. Это случилось восемнадцатого сентября, ровно шесть лет назад, за пять минут до конца двухчасовой лекции. Он и сам наверное не замечал как менялся в тот момент, когда его уверенный, раскатистый голос отдавался эхом от стен лекционной аудитории, проникая в разум каждого студента, сидящего перед ним. Моя парта всегда была первой, ведь помимо того, что мне хотелось получить от своего образования все, что можно, я старалась быть как можно ближе к нему. Я следила за тем, как его пальцы перебирают указку, что он держал в руках, пока рассуждал о врачебной практике в полевых условиях, на вводном курсе истории медицины. Я видела тонкую россыпь вен на его запястьях и стоило ему приблизиться ко мне, не поворачивая даже головы в мою сторону, как я вдохнула полной грудью его запах. Аромат, который неизменно сопутствовал ему на протяжении всех тех лет, что я была рядом с ним. Обжигающий самшит, как синоним верности. Тонкая примесь клевера имеющего два значения - усердие и клятвенность. Шиповник, как стремление залечить свои раны. И наконец чертополох, как благородство. Один лишь запах, раскрывающий всю натуру этого человека. Именно в тот самый момент, я увидела за маской безразличия, язвительности и холодности настоящего Дэвида Беккера. Человека отвергнутого, глубоко одинокого и тяжело раненного. Я приняла его в свое сердце, приняла с состраданием и нежностью и полюбила со всей силой, на которую была способна. Не единожды меня ранили его колкие фразы, его колючий взгляд, но под всей этой мишурой я всегда видела глаза, с затаенной печалью. Я всегда чувствовала, как он видит во мне отражения самого себя. Сейчас я смотрела на его спину и меня обуял такой порыв трепетной нежности к этому мужчине, что на глаза навернулись слезы. Встав на ноги я несмело подошла к профессору со спины и осторожно, бережно обняла, лелея, точно раненого зверя. Уткнувшись носом в его лопатки я зажмурилась со всей силы, вдыхая его запах.
- Я люблю тебя.
Я впервые обратилась к нему на ты и пусть голос мой был робок, одновременно он оставался тверд. Мне было так сложно вынести собственную смелость, собственную бравадность, что я тут же оторвалась от него, направившись обратно к столу. Остаток времени приготовления ужина мы провели в молчании, ведь каждый из нас думал о своем. Вкуса еды я тогда так и не почувствовала, но это было и не важно. Поблагодарив мужчину за ужин я направилась мыть посуду, а он направился в гостиную и по пути мы невзначай соприкоснулись плечами, что вызвало на моем лице глупую улыбку. Неужели теперь так и будет? Скоро неловкость сгладится, мы привыкнем друг к другу и такие вещи станут для нас мелочами, если мы останемся вместе. Я не могла планировать наше общее будущее за двоих но знала лишь, что ни за что не оставлю этого мужчину по доброй воле и сделаю все, чтобы быть рядом с ним.
Закончив с уборкой кухни я направилась в гостиную, видя, как Дэвид ушел с головой в работу, смотря в экран ноутбука. Дабы не мешать ему я достала с полки одну из своих любимых книг - гордость и предубеждение, классический рассказ главные герои которого так напоминали мне нас с профессором, и затем устроилась на привычном мне диване, погрузившись в знакомую с детства историю. Сколько прошло времени? Час, или несколько? Я не знала, да и так ли это было важно? Дочитав книгу до середины я почувствовала легкую сонливость и поднялась на ноги, потянувшись всем телом и обращая взгляд на мужчину, что даже позы своей почти не поменял.
- Можно я возьму одну из твоих рубашек? Мне не в чем спать.
Как и большинство англичан я предпочитала сон в пижаме, но раз уж вещей у меня с собой не было, необходимо было искать альтернативу. Получив положительный ответ я осторожно вошла в спальню Дэвида, в ту комнату, порог которой никогда еще не пересекала. Осмотревшись и улыбнувшись, я направилась к шкафу, из дальнего угла которого вытащила небесно-голубую рубашку, хранящую легкий запах кондиционера и своего владельца. Глупо улыбнувшись, совсем как девочка, я полной грудью вдохнула ее запах, счастливо прижимая к себе, словно самое ценное сокровище. Подхватив свою невесомую ношу я направилась в душ, где позволила себе долго стоять под горячим напором воды, закрыв глаза и слушая лишь шум капель по фаянсовой поверхности. После ванны я облачилась в рубашку, вздрагивая от непривычных ощущений и распутала пальцами влажные волосы, с печалью смотря на то, как они тут же принялись завиваться в колечки. Придирчиво осмотрев себя в зеркало я печально улыбнулась. Я не была красавицей в общепризнанном понятии, у меня были правильные черты лица, но россыпь веснушек на носу, небольшая очень грудь и худые, словно мальчишечьи, бедра. Я была среднего роста, с угловатыми плечами и острыми локтями и коленками, вечно взлохмаченными кудрявыми волосами и маленькой морщинкой между бровями, от того, что постоянно хмурюсь. Мне хотелось быть привлекательной, только для Дэвида, но для меня видимо навсегда останется загадкой, что он думает обо мне на самом деле. Стоило мне выйти из ванной, как я наткнулась взглядом на пустое кресло - мужчины в нем не было, а вот в спальне горел свет. Стесняясь собственной беззащитной наготы, ведь на мне была лишь его рубашка, пусть и спускалась почти до колен, я нерешительно замерла на пороге его спальни, потупив глаза в пол. Я чувствовала, как заалели мои щеки, когда я говорила будто давясь словами.
- Мне спать в гостевой спальне или. . .
Оставшуюся часть фразы я сказать так и не смогла, чувствуя как сжимаюсь под обжигающим взглядом мужчины, но не набираясь сил поднять собственные глаза. Услышав его ответ я испытала смесь облегчения и разочарования, легкой обиды и грусти, но поспешно развернулась, возвращаясь в гостиную. Только пару минут, чтобы быстро превратить диван в собственную постель и нырнуть под спасительное одеяло. А затем накрыться почти с головой и замереть, точно кролик, прислушиваясь к тому, что происходит в соседней комнате.

+1

5

Наверное, мой поступок был неожидан даже для меня. Или же я настолько привык к присутствию этой девушки, что сейчас, находясь в одной квартире с ней, вел себя так, будто бы ничего не изменилось. Изменилось. Теперь эта квартира не будет казаться такой пустой, она заполнится ее вещами, ароматом, присутствием. С того самого момента, как я ушел от Кларисы, прошло уже немало времени и я настолько привык к одиночеству, что для меня это стало естественным, даже, я бы сказал, спасательным ощущением. Но в один момент появилась она. Элеанора. Девушка, что с первого курса смогла выделиться из толпы не то, что одногруппников, а всего университета. Ее тяга к знаниям интересовала меня и лелеяла самолюбие, как и любого преподавателя. А потом она пошла в интернатуру. Тогда даже и вопросов не вставало о том, кто будет куратором этой группы, но она единственная, кто действительно хотел знать все и даже больше. Именно тогда она впервые переступила порог моей квартиры, когда ей нужна была помощь в подготовке к промежуточному экзамену. Мог ли я тогда подумать, что эта маленькая и неугомонная девушка сможет вот так меня изменить? Изменить мое отношения к личной привязанности, к отрицанию отношений между преподавателем и его студентом. Ну, конечно, сейчас она не моя студентка, она уже вполне может быть самостоятельным врачом, но, вместо этого, она решила остаться рядом, стать моим ассистентом. Не знаю, когда чувства, что я испытывал по отношению к ней, поменялись и стали теми, от которых я пытался бежать. Может быть они были неправильными и действительно стоило отпустить Элеанору улететь в Лондон. Но мы ведь сами себя выбираем по каким правилам жить, сами выставляем для себя ограничительные рамки. Слишком долго я ограничивал себя практически во всем, с головой погружаясь в работу и тем самым закрываясь ото всех. Наверное, я бы смог смело сказать, что устал от этого. Несмотря на то, что я люблю, то чем занимаюсь и совершенно не жалею, что посвятил этому делу всю свою жизнь, но, наверное, иногда нужно пожить и для себя. Сейчас, когда я готовлю ужин, по кухне разлетается запах трав, а за спиной сидит Элеанора, я наконец-то чувствую какое-то спокойствие и облегчение. Несмотря на свою практичность, мне впервые не хочется загадывать что-то на будущее, а просто сделать так, чтобы все шло своим чередом.
Когда тонкие руки девушки обнимают меня со спины, я на миг замираю, привыкая к ее прикосновениям. Наверное, это слишком глупо, когда взрослый мужчина ведет так, но Элеанора не похожа на всех тех женщин, что бывали ранее. Даже Клариса, которую я действительно по началу любил, не имела таких прикосновений и нежности. На губах появляется усмешка, когда в голове пробегает мысль о том, что не зря множество мужчин предпочитаю молодых девушек, но я прерываю себя на этом, а когда слышу те три слова, которые сейчас говорят практически на каждом шагу, то на миг замираю. Сейчас я не могу сказать тех же слов ей в ответ. Зачем забивать ее голову пустыми словами, которых я не смогу потом ничем подтвердить? Я знаю одно, сейчас она мне не безразлична и это не мимолетное увлечение, это влюбленность, которая потом уже может перерасти в любовь. Девушка возвращается за стол, так и не получив от меня ответа. Но Элеанора слишком умна, чтобы требовать от меня его. Да и к тому же, даже если ее это задело, она не подаст виду.
Ужин прошел в тишине. Скованность и стеснение, что излучает Элеанора, кажется, что можно потрогать пальцами. Я же отчего то чувствую себя как никогда комфортно. Пока девушка принялась за хозяйственные дела, я ушел в гостиную, чтобы подготовить материал для завтрашней лекции. Снова работа, в которую я погружаюсь с головой и даже не замечаю, как в комнату заходит Эла. Привычная для нас картина - я в кресле, увлеченный работой за ноутбуком, а она - на диване с одной из книг, которую она перечитала уже не раз. Не знаю, сколько времени мы провели, каждый занятый своими делами, пока от мыслей меня не оторвал ее голос. Подняв глаза на девушку, я усмехнулся, замечая, как она снова смущается. Такое поведение не каждому дано увидеть, а уже тем более понять, что ты являешься причиной таких эмоций.
- Да, в спальне возьми.
Ответил я девушке, возвращаясь за работу. Глаза уже начали слипаться, а голова отдавать ноющей мигренью, поэтому я убрал ноутбук на стол, поднимаясь на ноги. Только сейчас я понял, как же сильно затекло тело. Потянувшись, я переместился в спальню, чтобы расправить постель и приготовить все ко сну. Когда Эла вышла из душа, останавливаясь на пороге спальни и стеснительно потупив глаза, я перевел на нее свое внимание, выжидательно глядя на нее в упор. Ее вопрос меня рассмешил, но я постарался не подавать виду, продолжая наблюдать за девушкой.
- Располагайся на привычном месте. Где одеяло, ты знаешь.
Наверное, меня многие просто ненавидят за мою тягу к сарказму, но это уже стало частичкой меня, от которой я не могу избавиться. Элеанора - та девушка, которая всегда отвечала мне, чем и превращала наше общение в нескончаемые перепалки, потому что никогда не отступала просто так. Зато сейчас она была смиренна и тиха, поэтому молча развернулась и ушла в гостиную. Я же ушел в душ, наивно предполагая, что ее упертый характер все-таки сыграет свою роль. Признаться честно, я был искренне удивлен, когда выйдя с ванной, заметил девушку действительно на привычно для нее месте. Это просто не могло меня не позабавить. Губы мои расплылись в широкой улыбке, и я тихонько покачал головой, думая о том, какой она все же порой бывает наивной. Подойдя к дивану, я на миг замер, наблюдая за этим чудом, что практически с головой укрылось одеялом. Подоткнув это самое одеяло ей под бока, я с легкостью поднял девушку на руки, будто бы она вовсе ничего не весила. Оставаясь молчаливым под ее удивленным взглядом, я принес Элу в спальню, укладывая ее на кровать. Было бы глупо предполагать, что я, забрав ее из аэропорта в свой дом, решил оставить прежние отношения, но, кажется, что Элеанора именно это и предположила. Выключив свет, я лег рядом, накрываясь одеялом.
- Спокойной ночи.
На губах продолжала играть легкая улыбка, даже когда я закрыл глаза, чтобы постараться уснуть.

+1

6

Я лежала и боялась даже дышать, хотя сама не понимала, чего именно боюсь. Тогда, захмелевшие от сангрии, в темноте моей спальни мы были словно, кем-то другим. Не вечно сдержанным профессором и его тихой студенткой, а людьми, которые будто встретились впервые. Все происходило так быстро, тяжелое дыхание, умелые пальцы, горячие ладони и губы и я вся отдалась этому порыву, робко и страстно отвечая, а сейчас, сейчас боялась, точно маленький ребенок. Я хотела быть с Дэвидом, я хотела этого так долго, что это чувство разрослось во мне, в моей душе, подобно пламени. Как и любой медик я прекрасно знала, что происходит между мужчиной и женщиной, но Дэвид был первым человеком которого я просто поцеловала, что уж говорить о чем-то большем. Я доверяла ему больше, чем собственному отцу, но этот страх неизвестности, это волнение, боязнь сделать что-то не так, неправильно, разочаровать его бился во мне пичужкой наизлет, заставляя сердце грохотать в грудной клетке. Я слышала, как мужчина вышел из душа, как выключил свет и пошел по направлению к спальне, но остановился возле дивана. Мне казалось, что весь мир замер в это мгновение, а уже в следующий момент меня оторвали от поверхности и понесли куда-то. Я щекой чувствовала горячую кожу на груди Дэвида, слышала его сердцебиение, не такое как у меня, но все же учащенное, чувствовала, как меня держали крепкими и сильными руками. Слишком быстро я оказалась на кровати и тут же судорожно глотнула воздух, что обжег легкие. Минуту я лежала не шевелясь, прислушиваясь, как подгибается кровать под весом мужчины, как он вытягивается на простынях и укрывается одеялом, а потом его тихий голос.
Разочарование обожгло меня так сильно, что к глазам подступили слезы. Я понимаю, что сейчас в эмоциональном плане была похожа на глупую школьницу, но ничего не могла с собой поделать. Наверное такой калейдоскоп чувств потому, что для меня все было впервые. Сначала я боялась, что он притронется ко мне, а теперь готова была разрыдаться от обиды потому, что он ко мне не прикоснулся.
- Спокойной.
Прошептала я в ответ и даже шепот мой, дрожащий и слабый был, наверное, ему смешон. Я ничего не могла с собой поделать, меня душили тысячи немых вопросов. А вдруг я ему не нравлюсь? Вдруг мое тело ему неприятно, я ведь далеко не красавица, более того, совсем не выгляжу женственно. Наверное он привык к искушенным женщинам в кружевном белье, с большой грудью и другими достоинствами, а тут я - дрожащая и растрепанная, в его рубашке на голое тело, коротышка, которой эта рубашка по колено. И косметикой я почти не пользуюсь, и фигура у меня совсем не округлая, коленки вот угловатые, грудь маленькая, локти острые и веснушки на носу. От жалости к себе хотелось расплакаться. Я старалась приводить самой же себе разумные доводы о том, что если бы я ему не нравилась, то он не привез бы меня к себе домой и не уложил бы на свою постель, но все это перекрывалось упрямым подсознанием. Он ценит лишь мой ум, он меня пожалел, завтра меня отправят домой. Ненавидела себя за собственную глупость, но и перестать не могла.
Я не знала, сколько прошло времени с тех пор, как я оказалась в постели Дэвида, наверное около пятнадцати минут. Все мое тело затекло от длительного лежания в одной позе, мне было жарко, потому я замирая после каждого движения, рискнула стянуть с себя одеяло, сместив его в бок, а затем осторожно перевернулась на бок, лицом к лежащему мужчине. В темноте я почти ничего не видела, лишь слышала его глубокое дыхание и все вглядывалась во тьму, стараясь забрать из ее объятий хотя бы черты его лица. Кроткая улыбка коснулась моих губ. Раньше я могла лишь мечтать о том, чтобы оказаться к нему так близко и даже если я не нравлюсь ему, даже если так, я счастлива уже от того, что просто могу быть рядом. Только я предалась наконец-то оптимистическим мыслям, как ночную тишину разрезал его голос, отчего я резко подскочила, хватаясь за одеяло, как за спасательный щит. Только сейчас до меня дошло, как это наверное выглядит со стороны. Словно безумица я лежу и улыбаюсь, глядя на его лицо. В горле сразу пересохло.
- Я, я,  я я я я, просто я. Просто мне показалось, что у вас слишком жесткое дыхание.
Господи, какую же чушь я сейчас сказала! Снова назвала его на "вы", заигралась в пульмонолога. Господи, он наверное думает, что я сумасшедшая. Щеки так алели от стыда за собственную глупость, что я резко подскочила, поворачиваясь спиной к мужчине и укрываясь одеялом с головой.
- Спокойной ночи.
Сердце бешено билось где-то в горле и я прислушивалась, готовая услышать смех над своим поведением, но ничего такого не последовало. Еле слышно скрипнул матрас, легко вздохнул мужчина. Услышав его слова я так отчаянно замотала головой, что не удивилась бы, заходи вся кровать ходуном. Мои пальцы держали одеяло так отчаянно, словно оно было единственной зацепкой за реальность. Потом снова наступила тишина. Было так жарко, что я с ума сходила, но прошло не менее пятнадцати минут, прежде чем я решилась стянуть с себя одеяло и перевернуться на спину, упираясь взглядом в потолок. Желание спать пропало безвозвратно, я прислушивалась к мерному дыханию мужчины рядом, но мне постоянно было неудобно. Сначала я согнула ноги в коленях, подтянув их к себе, потом снова выпрямила, и в итоге вышло так, что задралась рубашка. Стараясь не шуметь я стащила ее вниз и пришлось приподнять бедра, чтобы опустить ткань, потом спал один рукав и я его закатала, потом зачесалась нога. Я прекрасно понимала, что если не перестану ерзать, то разбужу Дэвида, но моя же прядь волос вдруг защекотала меня по носу и я не ожидав, чихнула, правда постаралась как можно тише. Услышав голос в ответ я снова подпрыгнула на кровати, резко садясь, отчего опять задралась трижды проклятая рубашка, так что я молниеносно потащила на себя одеяло, правда вот все перепутала и в итоге стащила одеяло с мужчины. Я была в таком замешательстве, что готова была вот-вот расплакаться, уже задрожала нижняя губа, а Дэвид все смотрел на меня, я слышала его голос.
Когда меня внезапно притянули в свои объятия, то мне на секунду показалось, что перед глазами потемнело. По всему телу точно прошел разряд тока, дрожь стеклась к низу живота, где превратилась в пылающий пожар, от которого у меня моментально сбилась дыхание, а сердце застучало с такой силой, что готово было сломать ребра. Я резко вздохнула, чуть не подавившись воздухом.
- Нет, я , я , просто мои волосы.
Получалось совсем жалко, я не могла даже двинуться, чувствуя прикосновения его рук на своем теле, его дыхание на своей щеке. Не знаю, о чем я думала в тот момент и думала ли вообще, прежде чем с языка сорвалось:
- Я тебе не нравлюсь?

+1

7

Единственной, с кем я жил ранее, была моя жена. Мы долгое время встречались прежде, чем решиться на совместное проживание. Тогда это было обдуманным решением нас обоих, поэтому все прошло гладко. Но сейчас, когда я резко поддался своим чувствам, сам того не осознавая, я привез Элу к себе, уже решив про себя, что это на совсем. Ну по крайней мере до того момента, пока ей это не надоест. Но я уже и забыл, что молодым девушкам нужно больше слов. За их плечами совсем не много опыта, а у кого то его и вовсе нет. Наверное, я сам просто не знал, как себя вести сейчас, как не досаждать и не пугать Элеанору новым этапом в ее жизни. Именно поэтому я предпочел просто провести эту ночь в спокойствии. Ключевое слово думал, ведь стоило мне погрузится в легкую полудрему, как я почувствовал на себе внимательный взгляд. Умная и во многом упрямая Эеланора Картер все же оставалась той самой юной девушкой без опыта отношений. И в те моменты, когда она находилась в незнакомых ей ситуациях, он выглядела еще более милой и нежной. Моих губ коснулась легкая улыбка, а голос раскатисто прошелся по темной комнате, что была окутана тишиной.
- Не спится?
Коротко спросил я, не меняя своего положения и даже не открывая глаз. Не думал, что способен напугать кого-то, но вот Эла тут же подскочила на кровати, укутываясь в одеяло и отворачиваясь на другую сторону постели. Я еле сдержался, чтобы не рассмеяться и не заставить чувствовать Элу себя еще более неловко, но все же улыбка стала шире.
- Ты еще пульс пощупай.
С легким уколом произнес я. Кажется, что девушка наконец-то успокоилась и комната снова погрузилась в тишину. Мое дыхание успокоилось и, кажется, я снова начал засыпать. Но, опять-таки, показалось. Эла все никак не могла успокоиться, она ерзала, переворачивалась с одного бока на другой. На удивления, сейчас меня это нисколько не раздражало. На самом деле, спать мне не особо хотелось, просто годы практики научили меня заставлять себя спать тогда, когда это нужно. Я продолжал лежать, тихо улыбаясь и стараясь не подавать виду, что не сплю. Мне просто стало дико любопытно узнать, чем все это закончится и сможет ли эта девушка наконец-то успокоиться. Когда она чихнула, я снова подал голос - так же неожиданно и так же спокойно, как и в первый раз.
- Неужто ты еще и заболеть решила?
С этими словами я наконец-то перевернулся на бок, приподнимаясь на локте и наблюдая за девушкой, чьи черты лица я с ясностью мог рассмотреть даже в темноте. На моих губах все так же теплилась добрая улыбка, когда расширилась, стоило Эле снова заговорить. Положи руку на ее тонкую талию, я с легкостью притянул хрупкую девушку к себе. Дрожь в ее теле, казалось, можно было даже увидеть, но, она не боялась. Это было волнение, которое придавало ей особые шарм и красоту. Услышав ее вопрос, я на миг замер, всматриваясь в лицо Элеаноры сквозь темноту, а после - медленно склонился, чтобы накрыть ее губы своими и увлечь в легкий и сладкий поцелуй. Я шумно втянул ее запах, прикрывая глаза, пальцы, что все это время тихо покоились на ее талии, слегка сжали мягкую кожу под тонкой тканью рубашки. Девушка отвечала мне ропотно и нежно, заставляя учащаться мой пульс. На короткий миг я заставил себя оторваться от мягкий губ. Я снова смотрел на девушку сверху вниз, чувствуя, как участилось ее дыхание.
- Такой ответ тебя устраивает?
Тихим голосом спросил я. Но, кажется, что сейчас произошел один из тех редких моментов, когда Элеанора не могла сказать ни слова. Я снова еле заметно улыбнулся. Наверное, мой план не взваливать не девушку слишком многое в первый же день совместного сожительства не состоялся. Я снова притянул ее к себе и мои губы вернулись к ее. На этот раз поцелуй был более настойчивым и требовательным. Здравый рассудок постепенно начал меня покидать, отдавая управление чувствам. Поцелуй плавно спустились с губ на шею, прокладывая тонкую дорожку из поцелуев, не оставляя и сантиметра без своего прикосновения. Ладонь, что все это время покоилась на талии, опустилась ниже, чтобы поддеть подол рубашки, а следующий миг пальцы коснулись мягкой, бархатистой кожи, что отзывалась дрожью на каждое мое прикосновение. Легкими прикосновениями рука стала плавно подниматься вверх по бедру, пробираясь под ненавистную уже рубашку и снова остановилась на талии. Кожа девушки горела, податливое тело реагировало на все мои движения и в этот момент, кажется, я перестал уже думать обо всем на свете. Легким движением перевернув девушку на спину, я накрыл ее своим телом, продолжая поцелуями опускаться с шеи на ключицы. Это тело уже было в моих объятиях, но тогда мы были слишком пьяны. А сейчас я снова изучал ее заново, исследуя каждый кусочек своими поцелуями. Вторя рука с легкостью нашла пуговицы на рубашке и тут же их расстегнула одну за другой. Осторожно я распахнул ткань, подставляя молодое тело девушки под свою полную власть. Снова вернувшись к ее губам, я на миг замер, прижимаясь к ее телу своим. Дрожь Элы, казалось, отзывалась в самих кончиках пальцев, будто бы ее пробрал жуткий озноб. Глядя на нее сквозь темноту затуманенными глазами, я тихо спросил ее, замирая у самих губ.
- Все хорошо?
Мне совершенно не нужно было, чтобы это произошло только потому что так надо мне или потому что так принято в обществе. Я не принуждал никогда Элу к чему-либо в учебе, не принуждал ее к сожительству со мной - это было обоюдным желанием. Не хочу и принуждать к тороплению событий.

+1

8

Когда горячая ладонь мужчины легла на мою талию, то мне показалось, что я забыла как дышать. Никто и никогда раньше не касался меня - так, я даже объяснить не могла как именно. С такой уверенностью в том, что я принадлежу ему и в то же время с нежностью, от которой щемит в груди и отчего-то хочется плакать. Я давно забыла как нормально дышать, а сейчас и вовсе будто оцепенела, но это был не страх, скорее, я просто привыкала к новым ощущениям. Для кого-то наверное казалось смешным, что в двадцать один год у меня еще не было сексуального опыта, но меня никогда это не волновало, просто я любила в этой жизни одного единственного человека и не могла, да и не хотела представлять себя с кем-то другим. Я полюбила его когда он еще жил с женой, любила когда у него родилась дочь, любила, хоть и думала, что мы с ним никогда не сможем быть вместе. А сейчас я лежу в его доме, в его постели и он обнимает меня, прижимает к себе, точно самое настоящее сокровище и я впервые в жизни готова разрыдаться от переполняющей меня любви.
Я не жалела о том, что задала такой глупый вопрос. Конечно я понимала, что нравлюсь ему, иначе бы он ни за что не привез меня сюда, не сделал того, что сделал там в аэропорту, не держал бы меня сейчас в своих объятиях. Но как всегда говорила Алексия, какой бы умной я ни была, я все равно остаюсь наивной девушкой, как бы ни хотела я это признать. Конечно я была достаточно умна для того, чтобы не ждать от этого мужчины каких-то громких слов или подвигов в свою честь, в этой жизни ему было достаточно потрясений. Все что я хотела, это быть рядом, подарить ему покой, заботится о нем, ведь даже самым сильным из нас порой нужна была простая поддержка и плечо рядом. Сейчас я смотрела в его лицо широко распахнутыми глазами, изучая каждую черточку, влюбляясь в него еще сильнее. Всю свою сознательную жизнь я задыхалась от нежности к этому человеку, от чувств, что переполняли меня. Я так боялась, что проснувшись утром обнаружу, что все это было просто сном, а мой самолет прибывает в Англию, где меня ждет безрадостное будущее посвященное одной лишь работе. Но даже если это было сном, мне хотелось продлить его. Когда Дэвид склонился ко мне еще ниже, я на миг будто утонула в его глубоких, темных глазах, а потом его губы накрыли мои, утягивая меня в очередной поцелуй. Обволакивающий, мягкий, нежный, он еще никогда не целовал меня так и я робко отвечала, стараясь выразить все свои чувства к нему сквозь это касание губ. Его пальцы мягко сжали кожу на моей талии, отчего сердце будто пропустило пару ударов. Мужчина шумно выдохнул, сдержанно, но я поняла, что ему действительно нравится быть рядом со мной. Нравится моя близость. Немного осмелев я подняла руку, положив ладонь на его грудь, туда, где билось сердце. Билось учащенно, почти как мое. Когда он оторвался от меня, снова прислонившись своим лбом к моему, я прикрыла глаза, тихо улыбаясь.
- Более чем.
Прошептала я в ответ, прикусывая нижнюю губу, по глупой своей привычке. Странно осознавать, что у моих губ его вкус. Все это было для меня новым, неизведанным доселе, а мне так хотелось познать эту сторону жизни, о которой все говорят так много. Любопытство исследователя граничило с легким страхом неизведанного, но если это был Дэвид, то все в порядке. Даже если это правда так больно, как говорят, меня это почти не пугает. Он просто не может причинить мне сильной боли. Будто в ответ на мои мысли Дэвид крепче прижал меня к себе, отчего я вновь забыла как нужно дышать и накрыл мои губы своими. Только в этот раз поцелуй был совсем другой. Мне уже был знаком этот напор, эта страстность, только в прошлый раз это сдабривалось алкоголем, а сейчас я была совершенно трезвой. Казалось, что все мои нервы вдруг стали оголенными проводами, я тихо таяла в его руках, теряясь под напором его настойчивых, требовательных губ. Я лишь послушно отвечала на его прикосновения своими - легкими, почти неощутимыми, когда наши языки сплетались.
Мое сердце билось, словно пичужка в клетке, мне не хватало воздуха, моя голова кружилась от переполняющих меня чувств. Его губы, его пальцы, его дыхание, все это, казалось бы сводило меня с ума. Меня, всегда такую тихую и спокойную, сейчас вдруг нежданно открывающую внутри себя женщину. А я ведь и не думала, что кто-то будет желать меня с такой силой, что его сердце будет так учащенно биться от моей близости. Когда его губы оставили мои, чтобы приникнуть к шее я тихо издала какой-то странный стон и на миг мне стало даже стыдно, но когда в ответ сильные руки прижали меня к себе еще крепче я поняла, что это правильно, что в этом нет ничего постыдного. Я прикрыла глаза, вздрагивая от каждого прикосновения, подставляя шею под его поцелуи, пока мои ладони гладили его плечи.
Наверное, никто на свете не мог испытывать столь сильных ощущений, как я сейчас. Легкий страх не желал покидать меня, но его почти заглушало тяжелое, ноющее чувство внизу живота. Мне казалось, что там разливается настоящий жар, было так нестерпимо горячо, что мне хотелось, Господи, я даже сама не знала чего. Конечно я изучала физиологию, но разве можно сейчас применить к нам знания из учебников? Одна ладонь Дэвида скользнула под подол рубашки, поднимаясь по животу вверх, касаясь моей, казалось бы, раскаленной кожи, так что я снова тихо застонала, запрокидывая голову. В следующий миг я уже оказалась лежащей на прохладных простынях, а Дэвид оказался сверху, накрывая меня своим телом. Я снова прикусила губу, немного нервничая, но старалась не подавать виду. Губы мужчины перешли на мои ключицы, а я все не знала куда мне деть собственные руки, так что в итоге я просто накрыла ладонями его плечи, осторожно прокравшись пальцами под ворот пижамы. Стоило мне коснуться его обнаженной кожи, как я судорожно вздохнула, наслаждаясь гладкостью мышц под своими руками. Он был таким сильным, что по сравнению с ним я казалась совсем маленькой и хрупкой. Еще бы, ведь я и так едва доставала макушкой до его плеча, но раньше почему-то это не приходило мне в голову. А теперь я в полной мере ощущала его силу, и наслаждалась этим ощущением.
Он начал расстегивать пуговицы на рубашке и стоило последней пуговке не сдержать обороны, как полы голубой ткани опали, открывая горящему взору Дэвида мое тело. Мои щеки залил румянец, я попыталась прикрыться, но он мягко перехватил мои руки, не позволяя мне этого сделать. Я буквально чувствовала, как его взгляд скользит по каждой клеточке моего тела, замирает на округлой груди, потом идет ниже по животу и там, где так нестерпимо жарко сейчас, опять останавливается. Я закрыла глаза, не смея выносить этого взгляда из-за собственного смущения. Я не заметила, когда он успел расстегнуть рубашку, так что сдавленно охнула, когда он в очередной раз накрыл меня своим телом и моя обнаженная кожа соприкоснулась с его. Мои глаза резко распахнулись, глядя в те, что сейчас находились напротив. Я не могла выдавить из себя даже слова, потому в ответ на его вопрос еле заметно кивнула, а затем, сократила разделяющие наши губы миллиметры и сама поцеловала его. Еще неумело, но я быстро училась, стараясь просто делать то же самое, что показывал мне он. Бедром я чувствовала его горячую, пульсирующую восставшую плоть и сама не понимая что делаю, я подалась навстречу, приподняв свои бедра и легко потеревшись ими о напряженное естество мужчины.

+1

9

Кровь пульсировала в моих жилах, сердце учащенно билось, а дыхание становилось более тяжелым. Когда губы девушки настигли мои, мне становилось все тяжелее держать себя под контролем. Я снова вдавил ее в простыни, углубляя поцелуй, делая его более настойчивым, а пальцы тем временем сминали бархатную кожу, постепенно сползая ниже. Оторвавшись от нежных губ девушки, я стал целовать ее шею, чувствуя, как учащается ее дыхание, как еле заметно дрожит ее тело под моими объятиями, но с тем же с ее уст слетают тихие, почти неразличимые вздохи, что говорит о ее желании. Пальцы накрывают гладкое лоно девушки и начинают ласкать напряженное естество медленно, так, чтобы девушка постепенно привыкала к новым ощущением. На миг отстранившись, я заглянул в лицо Эллеаноры затуманенным взглядом, следя за ее реакцией, а после снова склонился к ее коже, опускаясь до грудей. Губы взяли в плен набухший бугорок, а язык описывал круги вокруг него, лаская и дразня. Все еще немного смущенная и скованная Элла постепенно сдавалась, расслаблялась. С одной груди я перешел на другую, проделывая все то же самое, а после - вернулся к губам девушки. Я замер в миллиметре от них, ведь в этот момент пальцы мои, что томительно ласкали лоно девушки, медленно скользнули ниже. В этот момент дыхание Эллы замерло, наверное, предвкушая чего то страшного, но я лишь поцеловал девушку в тот момент, когда пальцы проникли внутрь, туда, где сейчас пылал настоящий пожар. Мои губы поймали ее тихий стон, целуя нежно и чувственно, медленно и сладко. Я делал все размеренно, позволяя девушке привыкнуть к новым для нее ощущениям, хоть сдерживать себя давалось мне с трудом. Сейчас Элеанора для меня была еще более желанна, чем тогда, когда мы оба поддались действию алкоголя. Движения мои были такими же нежными, как и поцелуи. Большим пальцем я продолжал ласкать центр сосредоточения женского наслаждения, постепенно, улавливая стоны наслаждения, ускорялся и замедлялся снова, устраивая чувственную пытку. И лишь когда ей уже не хватало воздуха, а кожа стала обжигающей, я позволил девушке достичь оргазма, утопая в ее объятиях. Моих губ тронула легкая улыбка, и я лишь легким прикосновением губ поцеловал Эллеанору, что пыталась восстановить дыхание. Поднявшись на колени, я смотрел на нее такую красивую, хрупкую, распластавшуюся на простынях и мысленно твердил себе, что я сошел с ума. Но сейчас она была со мной и это было обоюдным решением. Она хотела этого так же, как и я, разве что поняла это раньше. Стянув с тумбочки полотенце, я вытер руки прежде, чем достать маленькую упаковку с контрацептивом. Снова накрыв девушку своим телом, я встретился с ее губами и все с той же улыбкой тихо спросил:
- Все еще не хочешь спать?
Элла замотала головой, скрещивая руки на моей шее, и мне оставалось лишь тихо рассмеяться, снова увлекая упрямицу в поцелуй. Мне пришлось отстраниться от нее лишь на несколько секунд, чтобы скинуть с себя оставшиеся вещи и воспользоваться контрацептивом, после чего я вернулся к девушке. Я вошел в нее медленно и осторожно, замирая и позволяя ей снова привыкнуть к новым ощущениям, которые бесспорно могли быть болезненными. Давалось мне это с трудом. Чувствуя ее жар, ее пульсацию я чуть было не сходил с ума, но стоило девушке немного расслабиться, как я начал медленно двигаться, каждое свое движение сопровождая поцелуем. Ладони мои нежно поглаживали тонкую талию, округлые груди, наши пальцы переплетались между собой, а тяжелое дыхание каждого смешивалось воедино, наполняя собой тишину. Сейчас не только наше дыхание, сейчас мы сливались в одно целое в неописуемом танце. Это был не просто секс, это были чувства, страсть, желание каждого не отпускать другого. Все это заставляло сейчас растворяться нас в наслаждении, в наслаждении друг другом и этим моментом. По мере того, как девушка привыкала ко мне, я набирал темп и не пришлось долго ждать, ведь совсем скоро девушка сжалась вокруг моей плоти с такой силой, что я еле сдержался, чтобы не последовать за ней следом. Ее стон заполнил комнату,а тело задрожало, как кленовый лист. Несколько минут мы провели в тишине, восстанавливая дыхание. Поднявшись на локтях, я снова посмотрел на Эллу, чей блеск в глазах был виден даже в темноте.
- Ну что, снова в душ?
С усмешкой сказал я, но, кажется, что она не в силах была сейчас на какие-либо свершения. Одним легким движением я поднял девушку на руки так, чтобы она обвила меня руками и ногами, после чего понес в ванную. Включив теплую воду, я вместе с Эллой зашел под сильный напор воды. Кажется, что он это ее взбодрило, ведь девушка тут же залилась звонким смехом. Мои губы быстро нашли ее и Эллеанора даже и не думала противиться мне. С новой, не присущей ранее ей настойчивостью, девушка ответила мне, еще крепче обнимая меня за шею. Прислонив ее спиной к стене, я вошел в нее так же осторожно, но на этот раз не в силах был так долго тянуть. Наши движения возобновились с новой силой. Стоны отлетали эхом от кафеля, а пар моментально поднялся до потолка. Напряженные тела прижимались друг к другу, губы терзались поцелуями, воздуха катастрофически не хватало нам обоим и совсем скоро девушка вновь задрожала в моих руках. На этот раз я не в силах был сдерживаться, поэтому тут же последовал за ней, еще крепче прижимая ее к себе. Уткнувшись в ее лоб своим, я снова улыбнулся, наконец-то раскрывая глаза. Я опустил девушку на ноги, поддерживая ее за талию и подставляя прямо под воду и пока она мылась, стянул с себя средство защиты, кидая его в мусорное ведро. Так же быстро ополоснувшись, я последовал за Эллеанорой, что уже удалилась в спальню.
Укладываясь рядом с ней на постель, я притянул девушку к себе, целуя ее в мокрую макушку.
- Сладких снов.
Тихо прошептал я, после чего наконец-то мы оба смогли уснуть.

+1

10

Мне казалось, что время остановилось, сжимаясь вокруг нас. Воздух становился нестерпимо горячим, а собственная кожа казалась мне расплавленным металлом,  каждое прикосновение к которому обжигало нас обоих. Я никогда не знала прикосновений мужчин до Дэвида, сестра часто подшучивала над тем, что в свои годы я даже не целовалась, но это всегда казалось мне не важным. Я просто любила и просто ждала, и как оказалось, этого стоило ждать. То что сейчас происходило между нами не было просто животным инстинктом, желанием овладеть, это было... волшебно. Мне хотелось быть как можно ближе к мужчине, которого я любила всем сердцем. На каждое его нежное прикосновение я подавалась навстречу, чтобы сократить разделяющее нас расстояние, я упивалась его запахом, что сводил меня с ума. Я даже не знала, что способна быть такой. Не знала, что способна на такую страсть, на эмоции такой силы, какой испытывала сейчас. Мне не хватало воздуха.
Дэвид же продолжал углублять поцелуй и если первое время я еще цеплялась за остатки своего разума и пыталась все анализировать, то вскоре все мысли исчезли из моей головы, уступая место чувствам и эмоциям. Губы мужчины ласкали мою шею, срывая тихие вздохи с моих губ, а мои глаза закрылись, после чего я вся превратилась в одно сплошное ощущение. Джвид был везде, он окружал, казалось бы, каждую клеточку моего тела. Когда его пальцы накрыли мое тело там - внизу, где было так горячо и влажно я чуть не задохнулась, выгибаясь на простынях и закусывая собственную губу. Тихие стоны вырывались из глубин моего тела, а дрожь пронзала от каждого прикосновения пальцев к самой чувствительной точке. Дыхание мужчины обожгло мою грудь, а в следующий момент его губы обхватили одну из вершин, втягивая чувствительную плоть в рот и лаская языком. Мне казалось, что внутри меня натянута тонкая гитарная струна, которая вот-вот разорвется, от переполняющих меня ощущений. Я просто не знала, что человеческое тело способно быть таким чувствительным. Мои лопатки уперлись в матрас кровати, когда я выгнулась навстречу умелым губам, подставляя под их горячее дыхание и вторую грудь, бесстыдно и жарко.
Когда мужчина перестал ласкать мою грудь, то снова вернулся к губам и почувствовав его взгляд я тоже распахнула глаза, потонув в этой черной бездне напротив. Я ловила своими губами его дыхание, а в следующий момент он поцеловал меня, а его пальцы проникли внутрь меня, в самое естество, отчего я на миг замерла, прислушиваясь к новым ощущениям. Мне не было больно, а когда отступил стыд, а пальцы Дэвида начали движение я вновь забыла, как нужно дышать. Его губы ласкали мои, так нежно и сладко, что мои глаза вновь закрылись, а руки чуть крепче обняли его широкие плечи. Чувственная пытка пальцев заставляла жар внизу живота распаляться, обжигать меня всю, заставляли дрожать все мое тело да самых кончиков пальцев. По мере того, как движение пальцев ускорялось, давление на центр удовольствия все увеличивался, мне катастрофически не хватало воздуха и я уже не скрывала собственных стонов. Мир сжимался до крошечного горящего шара там, внизу живота и я готова была разрыдаться от остроты ощущений, как в следующий момент мир внутри меня взорвался яркой вспышкой, исторгнув из моей груди тихий крик. Мои руки сжались на плечах мужчины, голова откинулась назад, губы жадно ловили горячий воздух.
Мое тело дрожало, а Дэвид давал мне привыкнуть к новым ощущениям, не торопя и не подталкивая к дальнейшим действиям. Мне потребовалось пару секунд, чтобы прийти в себя и снова распахнуть глаза. Мужчина стоял на коленях, подле моего распластанного тела и был так красив, что дыхание замирало где-то в моей груди. Сейчас я не стеснялась собственной наготы, не пыталась спрятаться от его горящего взгляда. Никто и никогда не смотрел на меня с таким желанием, как этот мужчина. Но мне было мало того, что произошло. Я хотела принадлежать ему всецело, всем своим телом и душой. Воспользовавшись средством контрацепции Дэвид снова склонился надо мной, а его шепот обжигал мои губы, так что в ответ на это я лишь улыбнулась и замотала головой, послушно закидывая руки ему на шею и нежно обнимая.
- Ни капельки.
Меня ждал очередной поцелуй, в ответ на который я отвечала со всей нежностью, на которую была способна. Когда я почувствовала давление его плоти внизу живота то попыталась расслабиться, но получалось у меня плохо. Как бы я не хотела этого мужчину, мне было больно, тело неохотно подчинялось чужому вторжению, отзываясь ноющей пульсацией. Я сильнее зажмурила глаза и чуть прикусила нижнюю губу, уговаривая себя, что боль сейчас пройдет. Я была благодарна профессору за то, что он дал мне время привыкнуть. Я не знаю, сколько прошло времени, прежде чем боль утихла и я выдохнула, расслабляясь. Мужчина прежде ожидавший, начал двигаться, с каждым толчком, медленным и чувственным, проникая в меня все глубже. Там внутри, где раньше была боль, она сменялась томным, чувственным наслаждением. Мы не прекращали целоваться, а наши пальцы переплетались, действительно превращая нас в одно целое. По мере того, как мужчина увеличивал темп, все сильнее вдавливая меня в матрас, мое дыхание все учащалось. Внизу живота снова разгоралось солнце, опаляющее меня своим жаром и в какой-то момент этот жар достиг своего пика и я в очередной раз вскрикнула, выгибаясь навстречу возлюбленному. У меня было такое ощущение, что я вознеслась до небес, а теперь медленно возвращаюсь на землю, в горячие объятия любимого человека. Когда него оставила меня я снова открыла глаза, чтобы улыбнуться и лишь кивнула в ответ на его вопрос. Говорить сил у меня не осталось.
Я послушно ухватилась за шею Дэвида, обхватив его торс ногами и он легко поднял меня с постели, будто я вовсе ничего не весила. Стоило нам зайти в ванную, как Дэвид включил напор горячей воды и я заливисто рассмеялась, чувствуя себя такой счастливой, как никогда раньше. Улыбка еще не успела сойти с моего лица, как губы мужчины вновь нашли мои, увлекая в очередной поцелуй, а бедра тут же ответили на этот порыв свинцовой тяжестью и всплеском жара. Наверное, мне всегда будет мало его прикосновений, его ласки, его самого. Я напористо ответила на поцелуй мужчины, которого моя живость видимо порадовала, потому что уже в следующий момент моя спина уперлась в прохладный кафель, а с губ слетел тихий стон, когда плоть любимого вновь наполнила меня. Теперь Дэвид не был таким нежным, как в самом начале, но как оказалось, такой напор нравится мне ничуть не меньше ласки. Движения мужчины были импульсивными и глубокими, так что от каждого толчка я задыхалась, не в силах сдерживать стоны, что эхом разлетались о кафель в ванной. Жар от наших тел или от горячей воды превратился в пар, заволакивающий все крошечное пространство душевой белоснежным паром. В этот раз наслаждение пришло ко мне гораздо раньше и спустя пару минут я уже почувствовала, как пульсирую там, в глубине и потому со всей силой прижалась к мужчине, что вдавив меня спиной в кафель, последовал за мной. Мои ноги были ватные, потому когда пару минут спустя Дэвид отпустил меня, то без его поддержки я бы упала. Я плохо помню, как мы добрались от ванной до кровати, но стоило мне оказаться в крепких объятиях, как я тут же обхватила пальцами ладонь мужчины, переплетая свои пальцы с его, будто боясь, что все это и правда окажется сном. В ответ на его слова я лишь тихо угукнула, после чего мое несчастное сознание, опустошенное после недавно пережитых эмоций плавно погрузилось в сон.

+1

11

Утро началось с очередного звона будильника, который я тут же отключил. Эла, кажется, за всю ночь не сменила позы, все так же прижимаясь ко мне, свернувшись в колачик. У нее, в отличае от меня, сегодня был выходной, поэтому я не собирался ее будить. Осторожно вытащив руку из-под подушки, на которой мирно спала девушка, я поднялся с постели и направился прямиком в душ, чтобы смыть с себя остатки сна и взбодриться перед началом тяжелой смены. Сегодня не было операций, но было очень много консультаций с пациентами, подбор для них индивидуального лечения и, конечно же, проработка предстоящих операций. Но пока я себе позволю оставить мысли о работе до приезда в госпиталь. Вчерашний день казался настолько далеким, но в то же время я все еще не мог в него поверить. В один момент я решился на действия, которых эта девушка ждала от меня долгие года. Да, раньше у меня была жена и ребенок и я бы не стал уходить из семьи просто так, а после - после я просто окончательно ушел с головой в работу, не замечая никого и ничего вокруг. Наверное, будь в этой девушке меньше напора и упрямства, то сейчас она бы она вовсю уже работала в одном из лучших госпиталей Лондона, а я лишь сожалел о том, что потерял прекрасного ассистента. Вчерашний день оказался лишь завершением всех тех изменений, которые происходили со мной все то время, пока Элеанора Картер изо дня в день приходила ко мне домой, чтобы я помог ей с подготовкой к экзаменам, проектам или просто по привычке перечитывать одну и ту же литературу, что она выучила уже наизусть. Внутри я все еще готовился к тому, что в один момент она решит, что все это не для нее, ее молодость и горячность взыграют и она уйдет. И как бы это досадно не звучало - я приму ее выбор и спокойно отпущу, если она так захочет. Наверное, это очередная отговорка, оправдание самому себе, но мне так проще. Проще жить и не принуждать кого-то оставаться рядом. Может быть это пришло с возрастом, может быть я научился этому у своего лучшего друга. По крайней мере сейчас, впервые за долгое время, я решил наслаждаться сегодняшним днем и не думать о том, что будет завтра.
Выйдя из душа, я надел на себя брюки и рубашку, после чего отправился на кухню для приготовления завтрака. Готовить я научился еще пока жил с Клариссой - дождаться от нее какого-то разнообразия в ужине было просто невозможно, а со временем она и вовсе перестала готовить, поэтому мне и пришлось учиться готовить, ведь к правильному режиму питания меня приучили еще в самом детстве и эта привычка до сих пор следует за мной. Пока на плите жарился омлет с беконом, я заваривал кофе и даже не сразу услышал шаги за спиной. Обернувшись, я улыбнулся, глядя на еще заспанную и взъерошенную девушку.
- Доброе утро. Как спалось?
Я поцеловал Элу в макушку, после чего продолжил готовить завтрак, параллельно наливая себе кофе. Пристроившись рядом, Элеанора стала колдовать со своими чаями - только ей одной известны рецепты этих напитков, ведь каждый раз она умудряется смешивать самые различные травы - это я уже научился определять по запахам, которые снова начали заполонять мою квартиру. Словно мы не первый день проводим вместе на этой кухне, каждый из нас занимался своими делами, при этом поддерживая легкую и непринужденную беседу. Элла интересовалась работой , а я - ее планами на сегодня. Приготовление завтрака мы закончили почти одновременно. Расставив тарелки, я сел за стол,  а девушка поспешила последовать моему примеру.
- Если хочешь, мы можем вечером куда-нибудь сходить.
Приступая к завтраку, словно между делом сказал я. В какой-то степени было непривычно воспринимать Элу в качестве своей второй половины, но в то же время это было настолько естественным для меня, словно мы уже не первый год вместе. Хотя, я себе отдавал полный отчет в том, что для нее все это впервые и во многом мне придется ее учить. Про себя я с усмешкой подметил, что даже после ее выпуска, я остаюсь ее профессором. На ответ девушки, я улыбнулся, прикончив завтрак и почти залпом выпивая кружку кофе.
- Тогда с тебя выбор кафе.
Убрав посуду в раковину, я подошел к Эле, накрывая ладонями ее плечи и целуя в макушку.
- Мне пора.
На минуту я ушел в гостиную, чтобы взять с журнального столика часы и одним ловким движением застегнуть браслет на запястье, а после - отправился в коридор, где обулся и накинул на себя пальто. Когда Элеанора вышла, чтобы меня проводить, я невольно снова улыбнулся, глядя на нее. Такая чистая и искренняя она теперь была частичкой моей жизни и я действительно испытывал приятное чувство, осознавая, что вот такие завтраки у нас теперь будут постоянно. Притянув девушку к себе за талию, я накрыл ее губы своими, увлекая в легкий, но немного затяжной поцелуй, после чего с неохотой оторвался, заглядывая прямо в глаза.
- Не забудь про кафе. До вечера.
Отпустив девушку, я взял с тумбочки ключи от машины и наконец-то отправился на работу, оставляя Элеанору дома.

+1

12

Меня все начало раздражать еще с самого начала перелета. Меня мучило легкое похмелье и все что мне хотелось, это закрыть глаза и как следует поспать. Перелет из Берлина в Женеву занимал два часа и мне как раз хватило бы этого времени, чтобы немного отдохнуть, если бы не одно но - моя собственная дочь. Умом я понимала, что наверное все таки люблю Грейс, потому что я обязана ее любить, но если говорить начистоту, то этот несносный ребенок приносил мне куда больше проблем, чем радости. Она была слишком любознательной, везде совала свой нос и была нестерпимо похожа на собственного отца. Вечно выдумывала себе какие-то развлечения, наотрез отказывалась ярко и красиво одеваться, вечно капризничала при выборе еды и неохотно засыпала. Ей нравились книжки, а не диснеевские принцессы, как всем обычным девочкам. Возможно будь этот несносный ребенок чуть больше похож на меня, я относилась бы к ней теплее, но так получалось паршиво. Я сотни раз жалела о том, что сразу не отдала ее отцу, который души в ней не чаял, но мне так хотелось подпортить ему жизнь и настроение, что девчонку я оставила с собой. Сейчас я пристегнула ее ремнями и готовилась уже уснуть, как Грейс попросила в очередной раз ей почитать. Выдохнув, чтобы вновь на нее не разораться как дома, когда она копалась два часа и мы чуть не опоздали на самолет я лишь процедила.
- Учись читать сама и дай мне поспать.
Девочка обиженно надулась и уставилась в иллюминатор, так что я смогла наконец блаженно прикрыть глаза, прежде вытянув с подноса стюардессы мартини. Вот это уже хорошо, это мне нравилось. Голова немного гудела после веселой ночи, так что я еще закинула в себя пару таблеток аспирина. Дэвида я не посчитала нужным оповещать заранее о нашем прибытии. В конце-концов этот напыщенный болван так сильно любил этого ребенка, что слова против не скажет, опять провозится с ней весь вечер. Нет, я давно не любила мужа. Он сам убил во мне всю любовь своей непомерной тягой к работе, которую боготворил и обожал намного больше, чем меня когда-то. Я винила в нашем разладе его, ведь если бы он уделял мне больше внимания, я не стала бы искать его у других мужчин. Я и сама не знаю, с чего вдруг решила к нему вернуться. На самом деле с ним был неплохой секс и чего у него не отнимешь, на него можно было положиться. Он никогда не гулял налево, хорошо зарабатывал и был примерным семьянином. А мне было уже тридцать пять и было довольно проблематично найти себе постоянного спутника с прицепом на руках. Я была уверена, что если Дэвид как следует постарается, то мы сможем наладить наш общий быт, а я так уж и быть постараюсь ему не изменять. Да и родители мои были от него в восторге, даже спустя столько лет.
Мимолетный сон действительно принес мне облегчение, так что подхватив ребенка под руку я другой рукой ухватила чемодан и направилась на выход в аэропорт. Грейс постоянно отставала, разглядывая все по сторонам, что меня раздражало.
- Шевели ногами, чего уставилась. Можно подумать, что ты тут впервые.
Стоило мне выйти на улицу, как я тут же достала сигарету из пачки и затянулась, раздраженно взирая на чихающую дочь. Она явно показушничала, не может сигаретный дым так раздражать. Я дернула ее за руку, заставляя посмотреть мне в глаза.
- Расскажешь папе, получишь, поняла меня?
Девочка обиженно закивала и я порадовалась хотя бы тому, что она не так глупа, как кажется. Быстро докурив я поймала такси и усадив ребенка на заднее сидение уселась вперед, называя адрес мужа. Вообще если Дэвид до сих пор со мной не развелся, то это явно означало что у него остались какие-то чувства. В конце-концов если бы его держала только моя угроза не давать ему видеться с Грейс, вряд ли это бы его остановило. Какого нормального мужчину удержит какой-то ребенок? Так что я чувствовала себя почти победителем. Мы добрались довольно быстро и все это время я недовольно морщилась, разглядывая этот убогий городишко. И надо же, променять Берлин на эту почти сельскую провинцию Швейцарии, где вокруг ничего нет кроме рек, гор и лесов. Да уж, мой муж явно был тем еще болваном. Стоило мне оказаться в фойе, как я тут же направилась к консьержу и предъявив паспорт потребовала ключи от квартиры мужа. Старая бабка слишком долго копалась, неодобрительно на меня поглядывая, так что я нервно постукивала ногтями по стойке и тут же вырвала ключи из ее рук.
- Следует быть порасторопнее, если не хочешь потерять работу.
Фыркнула я, после чего затащила дочь в лифт и отправилась на нужный этаж. Ванная, мне срочно нужна горячая ванная. И немного алкоголя, пациенты же вечно дарят врачам алкоголь, так что это я найду без труда. Добравшись до нужной двери я тут же открыла ее, заходя внутрь. Грейс тут же устремилась вперед с воплями папа, так что я закатила глаза. Вот ведь дура, ясно же, что его тут нет. Швырнув ключи на полочку я вместе с чемоданом зашла в гостиную и мои глаза тут же округлились, а рот приоткрылся. На диване сидела какая-то лохудра, явно удивленная нашим прибытием.
- Это еще что такое. Ты что домработница?
Девушка тут же подорвалась с места, выронив на пол книгу, и я смерила этого несуразного подростка злым взглядом. Боже, неужели моего мужа потянуло на молоденьких? Мои глаза тут же сузились, а ноздри гневно затрепетали. Девчонка пыталась что-то лепетать, но я уже подошла к ней, схватив за руку и выволакивая в коридор.
- А ну пошла вон отсюда, шалава. И чтоб духу твоего не было в доме моего мужа. Увижу рядом, выцарапаю тебе глаза.
девушка пыталась сопротивляться и что-то сказать, но я сорвала женские шмотки и сумку с вешалки и вытолкнула ее в подъезд, вышвыривая вещи следом. Во мне бушевал гнев. Да как этот чертов ублюдок посмел притащить в дом девку? Еще и ту что ему в дочери годится?
- Вон.
Крикнула я, с грохотом захлапывая дверь, чем напугала Грейс, которая тут же начала реветь. Подойдя к ребенку я сорвала на ней злость, отвешивая подзатыльник.
- Быстро прекратила реветь и ушла в комнату. И чтобы до прихода папы тебя было не видно ясно?
Заплаканная морда девочки скривилась от обиды и она послушно ушла в спальню, а я же направилась на кухню, с лету находя коньяк и откупоривая его сделала пару глотков прямо из горла, а затем закурила, выглядывая в окно и видя, как девчонка уже бредет к остановке. Ну ничего, стоит мне только дождаться Дэвида, как я сразу исправлю это досадное недоразумение.

+1

13

Я не помню, что именно мне снилось, но сон явно был хороший. Я помню только, что во сне мы с Дэвидом наконец-то были вместе, что он обнимал меня, что его губы касались моих и меня переполняло пьянящее ощущение счастья. Когда я проснулась то долго не спешила открывать глаз, боясь, что сейчас проснусь в своей комнате у родителей и это все окажется лишь отголоском сна. Но набравшись сил я все же потянулась и распахнула глаза, упираясь взглядом в знакомые стены спальни. Раньше я здесь почти не бывала, но аромат любимого мужчины, что витал в воздухе развеял все мои сомнения. Внутри у меня болели мышцы, о существовании которых я раньше даже не подозревала, но это была приятная, тянущая боль, так что я уткнулась носом в подушки и лежала так еще некоторое время, прежде чем с кухни не донеслись ароматы завтрака. Я наконец поднялась на ноги, на секунду забежав в ванную, чтобы умыться и почистить зубы, а потом направилась на кухню, все еще в рубашке мужчины, накинутой на обнаженное тело. Стоило мне увидеть его, такого спокойного и красивого, как сердце снова учащенно забилось, а на щеках выступил румянец. Я слишком отчетливо помнила предыдущую ночь и немного смущалась. Мужчина обернулся на меня и тут же притянул к себе, целуя в макушку, вызывая на моем лице счастливую улыбку.
- Доброе. Спалось просто замечательно.
Видя, что Дэвид занят завтраком я тут же пристроилась рядом, потянувшись за чаем. Привычная и скрытая от других магия легко поддавалась моим умелым пальцам, превращаясь в настоящий ароматический коктейль. Цветы репейника как благодарность, чистотел, как радость, незабудка, как истинная любовь и наконец жимолость, как верность. Пока мы были заняты готовкой, то делились друг с другом планами на сегодняшний день. Я ничуть не жалела, что Дэвиду пора на работу, ведь прекрасно понимала ее важность, да и тем более мы вполне успеем провести время вместе вечером. Я же решила в его отсутствие убраться и сходить в магазин за продуктами, а потом что-нибудь почитать. Нужно было еще позвонить Лекси, сообщить что со мной все в порядке и поделиться собственной радостью, вот она удивится. Нужно было еще на днях заехать в гости к сестре, повидаться со Стивом и приехавшим Эдвардом, ведь я так соскучилась по этим неотесанным мальчишкам. А потом нужно будет возвращаться на работу, как только почтой приедут мои документы, чтобы можно было восстановиться в госпитале. Я уже предвкушала, как снова примусь за любимую работу рядом с любимым мужчиной, только теперь это будет взаимно. Стоило нам усесться за стол и приняться за завтрак, как предложение любимого вновь вызвало на моем лице улыбку. Я задумчиво прикусила краешек вилки.
- Мм, можно прогуляться по парку и зайти в кафе.
Предложила я, принимая ответную улыбку. Я чувствовала себя такой счастливой, что даже не могла описать это состояние. Я столько лет мечтала о таком простом утре вместе, о каких-то планах на ближайшее время и сейчас до сих пор не могла поверить что это реально. Меня не оставлял гнетущий и подозрительный голосок внутри говорящий о том, что это счастье очень быстро разрушится, но я отмахивалась от него. Мы быстро закончили завтрак и Дэвид снова поцеловал меня в макушку, направляясь в гостиную, а я отправилась следом, чтобы проводить его. Обернувшись перед уходом мужчина притянул меня к себе, увлекая в затяжной поцелуй и я с энтузиазмом ответила, отрываясь от него также неохотно. Но надо было его отпустить, нельзя же быть эгоистичной.
- Не забуду. Буду тебя ждать.
Стоило мужчине скрыться за дверью как я направилась прямиком в душ, доставая с сушилки свое белье, джинсы и свитер, а рубашку отправляя в корзину. Нет однозначно нужно было заехать к Лекси и взять взаймы пару вещей. Я попыталась позвонить сестре, но она не взяла трубку - может быть еще спала, а может снова забыла где-то свой телефон. Пожав плечами я направилась в душ и лишь потом, переодевшись и высушив волосы быстро навела порядок и помыла посуду. Спустившись в магазин я купила немного продуктов на те деньги, что у меня оставались и разложила все по местам. Может стоило приготовить ужин, но делать этого я не умела, да и мы все равно собирались пойти в кафе. С улыбкой я думала о том, что пора бы учиться готовить, ведь Дэвид часто занят допоздна и раз уж у него теперь есть я, то стоит позаботиться о комфорте любимого. Мне хотелось научиться чему-то новому, чтобы радовать его каждый день. Он ведь это заслужил.
Время было всего около двух часов дня, так что вытянув занятную книгу из небольшой библиотеки Дэвида я устроилась на диване, собираясь пару часов посвятить чтению, дожидаясь обратного звонка сестры. Ключей от дома у меня не было, а стучаться в закрытые двери если Лекси не было дома мне не хотелось. Я так увлеклась страницами книги что даже не услышала, как открылась входная дверь. Я улыбнулась, думая о том, что Дэвид вернулся раньше, но тут в комнату вбежала очаровательная маленькая девочка, в которой я тут же узнала его дочь. Все внутри меня похолодело и я чувствовала, как сердце будто перестает биться. Меня окутал такой страх, будто я была в чем-то виновата, я не могла даже толком пошевелиться и тут будто прямо у меня на глазах на пороге выросла женщина, которая всегда навевала на меня ужас. Жена Дэвида, Кларисса. Я знала ее не так хорошо, как могла бы, но и того что я видела и слышала вполне хватало, чтобы опасаться ее. Сейчас ее цепкий взгляд впился прямо в мое лицо и я почувствовала, что мне в прямом смысле нечем дышать. Она явно выглядела раздраженной, а в моей голове роились тысячи мыслей разом. Она вернулась, вернулась сюда с ребенком. Дэвид явно не в курсе, иначе он бы меня предупредил, по другому ведь и быть не может, правда? После грозного окрика брюнетки я тут же вскочила на ноги, чувствуя себя провинившейся школьницей. В ответ на ее вопрос я нашла в себе силы лишь покачать головой и она тут же, будто фурия налетела на меня, сжимая руку.
- Отпустите!
Воскликнула я, но та была непреклонно. Стоило мне услышать плачь испугавшейся девочки, как мое сердце сжалось от жалости к ребенку, но брюнетка уже выпихнула меня в коридор, не переставая кричать. Я пыталась что-то сказать, выпутаться из ее рук, но меня уже выпихнули в подъезд, вышвырнув следом все вещи, а потом захлопнули дверь прямо у меня под носом. Сначала я пару минут просто стояла на месте, пытаясь уложить все в своей голове. Мой телефон остался в квартире, лежать на тумбочке в спальне Дэвида, так что я даже позвонить ему не могла. Выдохнув и заставляя себя шевелиться я быстро оделась, подхватывая свою сумку и побрела вниз. Выйдя на улицу я убеждала себя, что все это недоразумение и старалась сдержать слезы, что так и накатывали на глаза. Я говорила себе, что Дэвид во всем разберется, что он все объяснит, что все это сегодня же и закончится. Я не знала что мне делать, так что побрела к автобусной остановке, чтобы поехать к сестре.

+1

14

День сегодня выдался ужасно тяжелым. Несмотря на то, что ночь мы провели хорошо, я все же не выспался, а нагрузка на работе сейчас была сумасшедшая. Ранняя весна всегда приносила за собой целую череду автомобильных аварий, ведь днем снег таял, а за ночь успевал подмерзать, создавая гололед. Очень хорошо было, когда люди отделывались просто травмами, ведь в большинстве своем в нашу реанимацию поступали люди, которых врачи пытались вытащить с того света, но все это не всегда в наших силах. Самое тяжелое в работе врача это далеко не многочасовые операции, ни целая куча знаний, которую необходимо держать в своей голове и периодически обновлять. Самое тяжелое - это выходить к заплаканным родным и близким, что молятся в палате ожидания и объявлять им, что их мужа или жену, дочь или сына, или просто друга не удалось спасти. В такие моменты, даже несмотря на то, что внешне я сохраняю абсолютное хладнокровие, сердце мое сжимается в тиски. Я никогда не был на их месте и никогда не мог представить, чтобы сам чувствовал, если бы оказался. Но всю инфантильность я всегда гнал прочь от себя, даже не допуская подобных мыслей.
Несмотря на то, что сегодня у меня в планах не было операций, а только лишь консультации, пару раз меня все-таки вызывали в операционную. Последний случай семилетний мальчик после уроков побежал играть с друзьями, но, запнувшись, полетел кубарем вниз с высокой лестницы. Итог - черепно-мозговая травма, перелом ребер и осколок кости, что едва достает до легкого. Мальчик был без сознания, у него было открыто внутреннее кровотечение, поэтому анестезиолог начал вводить наркоз сразу в коридоре, пока ребенка везли до палаты, готовя его к экстренной операции. Когда я уже был практически готов к тому, чтобы взять за скальпель, у малыша случился приступ анафилактического шока. Реакция на наркоз - очень редкое, на самое опасное явление. Его артериальное давление начала падать с немыслимой скоростью, приступы удушья. Счет шел на секунды, каждый из нас выполнял свою роль, пытаясь привести ребенка в чувства. В таких случаях 90% оказываются летальными, но сегодня удача оказалась на нашей стороне. Мальчик попал в разряд тех крошечных 10%, но расслабляться было рано, ведь впереди еще была операция.
Спустя час мы все смогли спокойно выдохнуть. Ребенка перевели в палату интенсивной терапии и теперь ему совершенно ничего не угрожает. А я же себя чувствовал так, словно прооперировал целую роту солдат после войны. Бурные эмоции всегда вытягивают очень много сил и как бы я ни старался не принимать все близко к сердцу, за жизнь каждого из своих пациентов я переживал, как за свою. Возможно кто то считал это не профессиональным, но я этого никому не показывал, поэтому, в большинстве своем, люди в этом госпитале считали меня совершенно бесчувственным.
День подошел к концу, я был вымотан, словно выжатый лимон, а завтра снова на работу. Меня радовало только то, что сегодняшний вечер пройдет спокойно. Мы с Эллой посидим в кафе, потом прогуляемся и вернемся домой. В ее компании всегда было уютно и спокойно. Эта девушка никогда не выводила меня из себя, даже улавливая себя за словесными перепалками с ней, я невольно подмечал, что меня это нисколько не раздражает, а лишь забавляет. Сейчас, когда наши отношения изменились, изменится и все остальное. Мне необходимо было решить вопрос с разводом, ведь дальше так не могло продолжаться, но я не хотел пока об этом думать, ведь там все настолько сложно и запутанно, что голова тут же начинает отзываться невыносимой мигренью.
Приехав домой, я уже практически забыл про все, что сегодня произошло, про то, что я чуть было не потерял на операционном столе ребенка, что невыносимо устал, что завтра меня ожидает еще одна сумасшедшая смена, ведь на завтра запланировано очень много операций. Я постарался оставить все свои проблемы за порогом, но стоило мне открыть дверь, как в нос тут же ударил сигаретный дым. Нахмурившись, я прошел в глубь квартиры, наблюдая за тем, как в кресле с бокалом алкоголя восседает Кларисса. Зубы мои моментально с силой стиснулись, а взгляд пригвоздил ее к насиженному месту.
- Что ты здесь делаешь?
Суха спросил я, тут же подходя к жене и выхватывая из ее рук тлеющую сигарету. Потушив ее о пепельницу, я собрался было уже выпроводить свою нежданную супругу в отель, как из спальни послышался голос дочери, а секундой позднее она уже бежала ко мне на руки. Оглянувшись, я улыбнулся Грейс, ведь по ней я действительно очень скучал. Мы не виделись очень давно, ведь ее мать только и делала, что разъезжала по курортам с очередным хахалем. Подняв девочку на руки, я снова обернулся к брюнетке.
- Где Эллеанора?
Мой тон снова изменился, стоило обратится к Клариссе. Я прекрасно знал, какая она по натуре, на что способна и каким острым может быть ее язык. Представляя реакцию Эллы в тот момент, когда моя жена заявилась сюда без спроса, я нахмурился еще сильнее, ощущая, как приступ гнева охватывает меня с новой силой. На мои руках сидела дочь, поэтому я просто не мог себе позволить сейчас повысить голос или выставить Клариссу за двери, но мне этого несказанно хотелось.
- Что ты опять выдумала? И почему не позвонила?
Сухо спросил я, отступая от супруги, но не отпуская с рук дочь. Я достал телефон, набирая номер Эллы и надеясь, что она возьмет трубку. Я прекрасно понимал, как это все выглядело со стороны. Именно этого я и боялся, боялся, что рано или поздно мой брак что-нибудь да испортит. На том конце провода мне лишь ответили, что абонент недоступен, отчего я тихо выругался, вновь бросая испепеляющий взгляд на жену.

+1

15

После того, как эта несуразная девчонка скрылась за поворотом, я захлопнула окно, затушив сигарету и залпом допила остатки коньяка. Злость все еще клокотала внутри меня, стоило мне подумать о том, как мой муж задирает эти тонкие ножки, закидывая их себе на плечи. Мне хотелось догнать эту девчонку и весь дух из нее вытрясти, пока она ясно не усвоит, что рядом с моим мужем ей делать нечего. Я всегда была спокойна зная, что у Дэвида никого нет. Он не спешил разводиться, мы изредка, но все таки общались, и я в очередной раз подумала о том, как вовремя я решила приехать и хорошо что сюрпризом, иначе он бы спрятал эту паршивку в каком-нибудь отеле. Черт возьми, да где он вообще ее взял? Хотя судя по тому, что она сидела и читала книжки, как и судя по ее возрасту, она либо его студентка, либо ассистент. Господи, никогда бы не подумала, что мой муженек, оказывается, педофил и извращенец. Или он настолько оголодал без секса? Чтож я с радостью напомню ему, что опытная жена гораздо лучше, чем безмозглая нимфетка.
- Мамочка тут телефон звонит.
Из спальни показалось лицо дочери и я тут же направилась к ней, выхватывая из рук телефон. Он разорялся звоном от контакта по имени "мама", и недолго думая я взяла трубку, тут же ответив. Женщина на том конце провода явно удивилась чужому голосу, но я поспешила ей представиться, а после попросила проконтролировать, чтобы ее дочь оставила в покое моего мужа, потому что у нас есть ребенок и мы вполне счастливы в браке, просто он ошибся, как и любой мужчина. Женщина явно не собиралась мне верить, но стоило мне назвать имя Дэвида, и на том конце провода тут же повисла гнетущая тишина, а потом женщина пообещала разобраться. На моем лице мелькнула торжествующая улыбка. Завершив звонок я брезгливо повертела телефон в руках - надо же, совсем старая модель айфона, неужели Дэвид с его уровнем зарплаты не смог купить своей шлюхе более дорогую игрушку? Или девчонка настолько глупа, что спит с ним потому что влюблена? Я рассмеялась, отсылая ребенка обратно в комнату, а сама направилась вместе с телефоном на кухню. Открыла смски и лишь убедилась в том, что эта малышка настоящая идиотка, ее сообщения сестре пестрили ванильными цитатами и "глубиной чувств". Фыркнув я открыла социальные сети, но не нашла там ничего интересного, ровно как и в фотографиях. Еще несколько минут я поигрывала телефоном, задумчиво решая могу ли еще его как-нибудь использовать, а потом не долго думая открыла список контактов, выбирая те, что явно имели отношения к работе и отправила всем одно и тоже сообщение "наконец-то профессор Беккер ответил мне взаимностью. Надеюсь, что его жена об этом не узнает". Из рассылки я предварительно убрала самого Дэвида и такие контакты как семья. Закончив я открыла окно, после чего зашвырнула телефон как можно дальше, прежде чем снова закурить. Если до девчонки после этого всего не дойдет, то придется научить ее уже по-другому. Докурив я прошлась по кухне, открывая все шкафы и перебирая содержимое, но не нашла ничего интересного, лишь поморщилась при виде чая. Дэвид всегда ненавидел чай, чем разрушал стереотип британца, видимо все эти травки принадлежали девчонке, так что они незамедлительно отправились в мусорный пакет. Дальше как бы я не старалась, вещей или следов присутствия девчонки в квартире мужа я не находила, а значит она тут не жила и просто приходила периодически, или они только съехались. Прекрасно.
Остальное время ожидания мужа с работы я провела за просмотром какого-то шоу по телевизору, попивая алкоголь и покуривая сигареты. Когда хлопнула входная дверь я улыбнулась, видя, как на пороге возникает Дэвид. Надо же, а он еще не утратил своей привлекательности, которая когда-то так привлекла мое внимание. Я раскинула руки, приветствуя мужа, а вот с его лица мигом сошли все краски. Бедняжка, небось надеялся увидеть дома эту чудную замухрышку. Но ничего, он быстро привыкнет к ее отсутствию. В ответ на его грубость я рассмеялась.
- Добрый вечер милый, я тоже очень рада тебя видеть, мы ведь уже почти год не виделись.
Мне доставляло удовольствие видеть, как его все это раздражает. Он наверное даже выгнал бы меня, но на этот случай у меня был запасной план и сейчас этот план, заслышав голос обожаемого папочки уже выскочила из-за двери, бросаясь к нему на руки. Вон какая обученная, а я то считала ее совсем безмозглой, оказывается она может и пригодиться. Я наблюдала за их искренними объятиями и становилось тошно. Поднявшись на ноги я с тоской посмотрела на сигарету, что Дэвид вырвал из моих рук и не дал докурить. Как и ожидалось, он стал интересоваться девчонкой. Элеонора, так вот как ее зовут. Точно, помню, это же та сявка, что постоянно крутилась возле моего мужа с самого ее поступления, замухрышка каких свет не видывал. Они знакомы давно, еще до того, как мы развелись. Я злобно сощурилась.
- И давно ты с ней спишь, Дэвид? Ей исполнилось хотя бы восемнадцать а? Я же ее только что вспомнила, это та самая девчонка - твой идеальный студент, ты мне о ней рассказывал. А ты ее оприходовал после нашего расставания или до?
Я видела, как его буквально трясет от гнева, но на его руках сидел мой личный метод воздействия на Дэвида Беккера, да и он не тот человек, что поднимет на меня руку. Он слабак. Потому я снова широко улыбнулась, делая еще глоток коньяка.
- Понимаешь, мы видимо не ожидали друг-друга увидеть, так что после короткого диалога она поспешила уйти.
Дэвид тут же принялся звонить девчонке, а я подумала о том, что сейчас у нее полно проблем и помимо утопленного в снегу телефона. В ответ на следующий вопрос я рухнула в кресло, закидывая ногу на ногу.
- Потому что ребенок соскучился и мы решили устроить тебе сюрприз, Дэвид. Так что давай не будем ругаться, хотя бы ради дочери. А лучше я просто приготовлю ужин и мы спокойно все обсудим.

0

16

Я сверлил взглядом Клариссу, что непринужденно восседала в кресле с видом победительницы. Я чувствовал, как напрягаются мышцы, как до скрежета стискиваются зубы, но не мог разводить скандал, пока на моих руках сидела дочь. Кто бы мог только представить, как же сильно я устал от игра своей жены, а ей ведь всегда было мало. Каждый раз, каждую нашу встречу, она, словно скорпион, пыталась ужалить и сделать больнее. Стоит ли говорить о том, что из-за своей непонятной гордости и дурных мыслей в голове она ни в какую не желала отдавать мне Грейс, а продолжала ее таскать за собой по новым мужикам каждый раз. А сейчас что? Закончились запасы? Я смотрел на брюнетку и не понимал, как она могла превратиться из доброй и милой девушки в ту стерву, что сейчас была передо мной. Я, как человек не склонный к ярким проявлениям эмоций, сейчас испытывал настолько сильное отвращение к этой женщине, что не мог с ней находиться даже в одном помещении. Говорят, что от любви до ненависти один шаг и раньше я лишь мог скептически хмыкнуть на это утверждение, но сейчас на себе прочувствовал всю силу этих чувств. Я любил Клариссу, любил так, как умею это делать. Да, я не был романтиком, возможно, мало времени ей уделял, слишком увлекаясь своей работой, но такой я человек, ведь все мы разные. Мы не сошлись характерами и обычно, в таких ситуациях, умные люди обычно расходятся, но Кларисса же решила показать всю свою желчь, которой, как оказалась, она была полна до краев. Я слишком сильно дорожил своей дочерью и боялся ее потерять, больше с ней не увидеться, именно поэтому все еще не подавал на развод, ведь моя жена умело оборачивала это в свою сторону. Чувство бессилия в данной ситуации вышибало из меня дух. Сейчас я разрывался между двух огней, а камнем преткновения оказалась Грейс. Ни в чем неповинный ребенок даже и представить себе не мог, что оказался причиной такой драмы. Забавно, что я сам в этом всем оказался замешан, ведь всегда больше внимания уделял практичности, нежели чувствам или эмоциям. На слова Клариссы я сощурился.
- Катись к черту вместе со своим ужином.
Тихо, почти безэмоционально процедил я сквозь зубы, после чего удалился в спальню. Грейс тут же принялась мне что-то рассказывать, увлекать в игру и радостно щебетать о планах на завтрашний день. Моя отдушина - действительно рядом со своей дочерью все проблемы отходили на второй план, я о них даже и не вспоминал. Но только не в этот раз. Я не мог успокоиться и отойти от того, что Кларисса нагло ворвалась в мою жизнь и начала топтать все то, что мне дорого. Я вновь попытался позвонить Элле, но на том конце провода мне снова ответили, что телефон абонента выключен. Я волновался за нее, ведь прекрасно понимал, на что способна моя жена, а ее неожиданное появление могло принести еще и кучу бед за собой.
- Хочешь прогуляться?
Неожиданно для самого себя, спросил я у ребенка. Конечно же дочь была за. Радостная, она принялась собираться на прогулку, продолжая строить свои большие планы. Не знаю зачем, но я еще раз набрал знакомый номер, надеясь, что услышу ответные гудки, но этого не произошло. А когда Грейс собралась, хватая своего огромного плюшевого зайца, мы вышли из спальни. Кларисса переместилась на кухню и действительно начала готовить ужин, видимо, надеясь, что это сможет меня успокоить. Не обращая внимания на супругу, я прошел в коридор, а Грейс счастливо сообщила, что идет со мной гулять. Кажется, что этот расклад не очень понравился Клариссе, ведь словно фурия она тут же вылетела из кухни, в своем привычном тоне поднимая голос. В то время, как я пропускал мимо ушей все ее угрозы и застегивал маленькое пальто на дочери, Грейс заметно сжалась и с ее лица сползла вся радость. Нахмурившись, я бросил взгляд в сторону брюнетки, накидывая на себя пальто.
- Успокойся уже. Ничего ты своими криками не добьешься.
Подхватив Грейс на руки, я вышел из квартиры, захлопывая за собой дверь. Благо, что работу сегодня я закончил раньше обычного и на улицах царил еще легкий сумрак, поэтому я мог без опаски поехать к Эллеаноре, чтобы убедиться хотя бы в том, что она дома и с ней все в порядке. Ну а если совсем хороший расклад будет, то мне удастся с ней поговорить. Стоило нам оказаться на улице, как настроение дочери моментально поднялось. Я усадил ее на заднее сиденье, пристегивая ремнем безопасности, а, пока она играла со своей игрушкой, я вдруг резко захотел покурить. Уже семь лет я не держал в руках зажженную сигарету, но сейчас я почувствовал настолько сильное желание, что никак не мог с этим справиться. В бордачке машины оказался портсигар с зажигалкой, когда то давно забытые Виктором, и, как оказалось, не напрасно. Подкурив одну сигарету, я почувствовал, как дым раздирает горло и медленно наполняет легкие. Голова слегка закружилась, но вместе с тем я почувствовал легкое облегчение, хоть и понимал, что оно мнимое и скорее это просто игры разума, чем реальная помощь. Но все же сейчас я поддался этой слабости.
Выкинув недокуренную сигарету, я сел за руль и, запустив двигатель, вывернул машину на проезжую часть. Ехать было недолго и даже несмотря на то, что сейчас в городе был час пик, до нужного адреса я добрался за пятнадцать минут. Припарковав машину возле подъезда, я снова набрал номер Эллы, но мне никто не ответил, поэтому мне ничего не оставалось делать, как подняться к ней. Грейс, конечно же, я не мог оставить одну в машине, поэтому взял ребенка с собой, а когда позвонил в дверь, то спустя пару минут ее распахнул Стивен, который явно не рад был моему приходу.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Квартиры и пентхаусы » Квартира Дэвида Бэккера


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC