Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Декабрь, как это часто бывает наступил очень быстро, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке остановилась и студенты, сдавшие последние хвосты, отправились на Рождественские каникулы. В общежитии университета остались только те, кто собирается на ежегодную вечеринку в доме капитана баскетбольной команды и кстати должны вам сказать, это поистине грандиозное событие! В Стоунбруке, кстати, состоится ежегодный прием для преподавателей и отличившихся студентов, а также празднования ожидаются по всем заведениям города. Так что вперед - дерзайте и окунитесь в атмосферу предрождественского веселья! С наступающим вас!
Температура воздуха держится в рамках - 20 градусов ночью и - 14 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше - 5 градусов. Высокая влажность воздуха, частые снегопады, сильный северный ветер, что приходит с моря.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.
Melisandre Berrington
Лисса не устает из месяца в месяц поражать нас своим энтузиазмом, жизнелюбием и оптимизмом. Она словно яркое солнце, которое согревает своим светом всех присутствующих. Девушка поспевает не только на фронте карьеры, но как выяснилось, и на любовном, ведь сам Курт Вагнер не смог устоять перед ее улыбкой!
Andrew и Katrina Williams
Не все браки бывают счастливыми, к нашему великому сожалению, так получилось и у этой пары. Мужчина, который привык к одиночеству и никого не собирался пускать в свою жизнь и девушка, что полюбила навязанного судьбой мужа, несмотря на его жестокость. Что ждет их впереди? Сможет ли хотя бы Рождество подарить им надежду на маленькое чудо?
Phobos Escanor
Фобоса по праву можно назвать одним из самых загадочных людей в городе, ведь мало кто может совмещать в себе сан священника, должность бармена в ночном клубе, а также играть в популярной группе. Добавьте к этому еще и то, что он оборотень, приручивший стаю волков в лесах близ Мон-Руаяля. Интересно, какие сюрпризы он еще нам преподнесет?
Caleb Morgan и Sara Connor
Любовь бывает прекрасной и ужасающей одновременно, и эта пара яркое тому доказательство. Неспособные существовать друг без друга, умирающие от тоски в разлуке, они готовы перегрызть друг другу глотки, когда встречаются. Невозможная любовь, проклятая любовь и кто знает, наступит ли когда-нибудь затишье, в этом бушующем океане чувств.
Yoshi Shiragava
Убивать - гораздо проще чем кажется. Мне никогда не было важно, кого и за что нужно убить. Иногда мне не требовалось даже повода. Я не мучился угрызениями совести, не испытывал жалости и сочувствия, меня не трогали мольбы. Я убивал детей и стариков, женщин и мужчин, виновных и невинных. все грани стираются после того, как ты живешь в аду. Мама как-то сказала мне, что не стоит жалеть никого, ведь и нас никто не жалеет.

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Новый Монреаль » Вокзал


Вокзал

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s5.uploads.ru/pvY8M.jpg
Говорят что вокзал, видел больше искренних поцелуев, чем церковь, и отчасти это так. Ежедневно тысячи людей покидают или посещают Монреаль, так что это здание никогда не спит. От вокзала отходят как международные поезда, так и пригородные электрички.

0

2

Как часто я ненавидел свою работу? Практически постоянно. И вовсе не потому что она была слишком тяжелой или еще что-то в этом роде. Все гораздо проще и банальнее, чем казалось на первый взгляд. Все, как обычно, упирается в деньги. Не скажу, что я никогда не относился хладнокровно к тому, как живет моя сестра с ее парнем, ее подруга. Да вообще в этой семье я порой чувствую себя неловко, особенно если дело касается праздников и все друг другу дарят дорогие подарки. И я прекрасно понимаю, что Лайонин никогда не зацикливалась насчет денег и, наверное, никогда ничего и не скажет. Ее устраивает то, как мы живем сейчас, к тому же она попросту не привыкла жить на широкую ногу. Но как же тяжело жить от зарплаты до зарплаты и идти на работу в любой момент, когда тебя вызывают только из-за страха лишиться своего места. А потерять для меня работу очень страшно. Я никогда не скажу этого Лайонин, никогда не буду требовать от нее, чтобы она тоже зарабатывала. Мне вовсе не нужно этого, в том, что у нас так мало денег виноват только я сам. Львица и так много натерпелась за свою жизнь, поэтому сейчас я хочу только чтобы она жила спокойно и делала то, что ей нравится. Но как она может это делать, если даже в тот момент, когда ей нужна помощь, я бегу сломя голову на работу, перекладывая заботу о ней на собственную сестру, которой даже толком рассказать ничего не могу. Но, увы, изо дня в день я засыпаю и просыпаюсь с подобными мыслями и от этого еще большая неприязнь развивается к моей работе. Я продал Хэллоуина, хоть мы  с ним отлично сработались и, возможно, в мире спорта нас ждало бы хорошее будущее. Но у меня попросту не хватало на него времени и денег. Вот так вот получается, столько лет добиваться ее, чтобы заключить в клетке нищеты. Возможно, будь я чаще дома, то не случилось бы этого приступа. Я бы смог заметить, что кто-то тогда пробрался в дом, оставил эту чертову шкатулку на прикроватном столике. Но прошлого не изменишь и нам остается только стараться устроить будущее.
Я был благодарен Доминике, что она примчалась тут же, стоило мне ей позвонить. Она была взбалмошной и непоседливой, но если дело касалось чего-то серьезного, она могла взять себя в руки, а сейчас мне это было просто необходимо, и Лайонин тоже. На работе я не находил себе места, практически не слушал напарника и постоянно отвлекался, что его несказанно злило. Но сегодня я никак не мог сконцентрироваться на работе, мои мысли были там, дома, рядом с Львицей. Когда я уходил, она еще спала и я даже представить себе не мог, в каком состоянии она сейчас находится. Но Доминика бы обязательно мне позвонила, если бы что-то произошло, а потому я беспрестанно крутил телефон в руках, то и дело снимая его с блокировки и ставя обратно. От паранойи меня спас рев рации, оповещающий о вызове. Мы с напарником тут же поехали на указанный адрес. Ничего особенного, очередная семейная драка. Таких вокруг полно, жены вызывают полицию, потому что их пьяный муж разбушевался, его увозят в тюрьму, а через пару часов она прибегает и забирает заявление, расцеловывая мужа, словно Бога. Странные люди. Зачем напиваться и избивать того, кого ты называешь любимым? Зачем терпеть подобное отношение к себе, зная, что оно наврятли измениться. Все это всегда было и останется непонятным. Как по мне, так в первую очередь любовь вырастает из взаимоуважения.
Когда мы доставили несчастного забулдыгу в участок и вернулись в машину, мой телефон разрывался от звонков. Звонила Доминика, которая описала мне всю произошедшую ситуацию. Ушла. В моей голове моментально закрутился целый вихрь мыслей и предположений. Я не знал в каком она сейчас состоянии, куда она собирается и что хочет сделать. Не обращая внимания на напарника, я передал по рации описании Лайонин с просьбой дать знать, если кто-то ее увидит. Сам же направился патрулировать улицу возле дома, надеясь все-таки найти девушку до того, как с ней что-то случится. Как вы считаете, каков процент найти человека в городе, численность жителей которого составляет почти пол миллиона? Правильно, очень мал. Но сейчас мне повезло куда больше, чем могло бы. Спустя пол часа из рации снова раздался голос. Это был патруль, что находился возле вокзала и мне описали девушку точь в точь похожую на Лайонин. Недолго думая, я развернул автомобиль, направляясь в сторону вокзала, что находился в черте нового города. Коллеги же сообщили, что видели девушку в той части, где находился автовокзал. Попутно я поспешил объяснить напарнику в чем, собственно, дело, чтобы он хотя бы немного успокоился, а сам же бегом направился к автобусной остановке.
Я оглядывался по сторонам, всматриваясь в лица людей в надежде увидеть одно единственное. Но я понимал, что это бесполезно, ведь сейчас как раз приехал один из рейсов и еще три готовились на посадку. Добежав до кассы, я дрожащими пальцами нашел в телефоне фотографию Лайонин, я показал ее диспетчеру с расспросами о том, видела ли она эту девушку. Сегодня удача явно была на моей стороне. Получив подробную информацию о том, куда эта девушка купила билет, на какой автобус и где он стоит, я тут же направился в его сторону. Уже происходила посадка и только подбегая к автобусу я заметил, как Лайонин начинает заходить внутрь. Подхватив ее за талию, я снял ее со ступенек, отставляя в сторону. Легкие обжигало жарким пламенем, горло раздирало, а воздуху катастрофически не хватало. Прохожие зеваки столпились вокруг, глядя на нас широко распахнутыми глазами, даже водитель автобуса вылез, но я лишь махнул ему рукой, давая понять, что можно ехать. Не отпуская девушку из своих рук, я заглядывал в ее лицо.
- Что ты делаешь? Куда ты собралась?
Мое тело пробило все легкой дрожью, а самому мне хотелось кричать от собственного бессилия. Я не знал, как мне поступить со всем этим, что мне делать и как помочь Лайонин. Кажется, что постепенно я и сам начинал сходить с ума, день и ночь думая об этом.

0

3

Дальше, как можно дальше.
Быстрее, чем раньше из города, тем лучше. Сбежать от этого всего. Конечно, так лучше. Так намного лучше.
Она устала, она так устала от всей этой суеты вокруг; от вечно спешащих куда-то людей. 
Иногда даже у Лайонин кончалось всякое терпение. 
Ей просто надоело.
Так случалось время от времени. 
Скорость автобуса на максимум, и можно спокойно вздохнуть. 
Нет, она не боится разбиться в аварии. Она вообще ничего не боится. Слишком серьёзная, слишком внимательная.
Особенно сейчас.
Вокруг ещё как-то свежо и по-летнему зелено. 
Но осень уже успела заявить о своих правах: температура резко снизилась, дул промозглый прохладный ветер, а когда-то тёплое солнце скрылось за тучами.
Середина октября.
Зима близко. Так из раза в раз, из года в год. В этой цикличности время, кажется, течёт быстрее воды в ручье.
Лайонин не любит, когда спешат. Вся её натура таит в себе приятное спокойствие.
Смысла в жизни не было и нет. Всё равно всё рано или поздно закончится прахом.
Эванс откидывает голову на спинку кожаного кресла и тихо вздыхает. Тут же собирается и снова переводит взгляд на дорогу, несущуюся впереди. В салоне автобуса, к удивлению, стоит абсолютная тишина.
Она направляется куда-то навстречу осени. Ей совсем не чужды ей прохладные объятия. Сейчас она нуждается в них как никогда.
Лайонин и осень. Ей нравится это время года. Ей нравится окунаться в этот лёгкий холод и ждать зиму.
А зима придёт. Она всегда является в своё время. Как раз тогда, когда Львица больше всего в ней нуждается.
Вокзал уже близко. Скорость на максимум. 
Вокруг спешат люди. Спешат и раздражают этим, хотя она и сама спешит. Распахнутая куртка, смешная шапка на волосах, вязанная и белая, как пенистые барашки на гребне морских волн. Лайонин улыбается, как маленький ребенок. Будто видит себя со стороны.
Я знаю, что скоро все закончится. Давно пора было положить конец этому бессмысленному существованию. Мне хотелось свободы, хотелось этого пьянящего ощущения радости, до дрожи в кончиках пальцев. Хотелось раскинуть руки, над бескрайними лесами Мейфера и бежать, бежать пока не кончится воздух в легких, пока коленки не начнут дрожать от напряжения, пока вдали не покажутся бескрайние холмы с могилами и склепами, раскиданными вокруг старенькой церкви, точно игрушечные. Я любила этот безграничный полет. Стоит лишь бегом направится к кассам, кутаясь в куртку, как в небе меня провожают чайки. Кричат надрывно, будто вот вот бросятся на землю, чтобы разбиться. Я тоже чувствовала себя птицей, которая потерялась и запуталась. Я не знала, не понимала что происходит вокруг меня. Я знала только, что впереди меня ждет дорога с тихой музыкой в наушниках, сменяющиеся пейзажи, тихий говор людей, что тоже едут в Лондон. Всех их тянут какие-то дела, дом или работа, встречи или расставания. Мне нравилось наблюдать за ними, сталкиваться плечами в узких проходах, касаться ладонью чужих ладоней, будто бы нечаянно. А еще я знала, что у меня слишком мало времени. Я чувствовала, что меня уже ищут и не хотела, чтобы меня нашли. Всю мою жизнь кто-то пытался решать за меня, останавливать, оберегать. Я хотела просто сделать выбор, просто решить сама. Я устала. Устала от теней, что клубятся под потолком, от цепкого взгляда в спину, от чувства угрозы, нависшего над моей головой. Устала видеть боль в глазах человека, который любил меня больше всего на свете. Мне так не хватало тишины, не хватало покоя не хватало уединения. Когда-то мне хотелось сбежать в Аокигахару, где ежегодно сотни таких как я находили свой покой. В Японии нельзя мешать человеку, который пытается совершить самоубийство, так как это вмешательство в его личное пространство. Люди придумали такое забавное слово - суицид.
Оно режет слух и заставляет злиться. Разве это так плохо - самостоятельно решить, когда тебе нужно уходить? Мы можем встать и уйти с нелюбимой работы, от нелюбимого человека, из нелюбимого дома. Так почему, черт возьми, кто-то диктует нам, когда нам уходить? Я не собираюсь играть по правилам Бога. Никогда не собиралась. Стоит мне отправиться на автобус, как легкие заволакивает сигаретным дымом. Мне нравится курить, нравится, как фильтр обжигает пальцы. Словно маленькая девочка я бегу к распахнутым дверям, чтобы закинуть ноги на ступеньки. Я знаю, что этот ярко-алый автобус увезет меня в пригород Лондона, где я выйду в полях Мейфера. Пройду до ближайшей деревеньки, где аккуратные домики выстроятся в ряд чтобы поприветствовать меня, как родную. Где усыпанная гравием дорожка вьется к лесу, к старой церкви. Но стоит мне сделать еще шаг, как чьи-то руки подхватывают меня и стаскивают вниз, не позволяя вырваться. Я слышу обеспокоенный голос человека, который слышала уже тысячу, сотни раз. Но я не вижу его, я вижу только двери автобуса, которые закрываются. Он уезжает без меня. Я не знаю, откуда в этот момент берется столько гнева. Я не вижу, как смотрят на нас люди. Я кричу и начинаю вырываться, будто смогу еще догнать этот автобус, будто смогу что-то исправить. Я знаю, что он снова запрет меня дома, что он снова не позволит мне двинуться с места, осуществить задуманное. Не позволит мне стать свободной. Это он, он со своей проклятой любовью.
- Отпусти меня!
Кричу так громко, что окружающие люди осуждающе качают головой, смотря на Максима. Но мне без разницы, мне безразлично их мнение. Я вырываюсь и отступаю на шаг, смотря на него с такой ненавистью, что у меня подгибаются ноги и мне становится трудно дышать.
- Ненавижу тебя, ненавижу твою любовь! Ты душишь меня!
Обхватываю себя руками, не позволяя подойти ближе, не позволяя себя трогать. Мне хочется сбежать на край света, лишь бы он меня не касался. Я вижу боль и тоску в его глазах, обреченность и страх.
- Я никогда тебя не полюблю, слышишь?! Никогда! Не смей снова запирать меня!
Кто-то видимо пытается вызвать полицию, но максим показывает свое удостоверение и люди вроде бы успокаиваются, а я успокоиться не могу. В моей голове пульсирует ярость, горячая, она раскаляет меня изнутри и мне хочется вцепиться в его волосы. Я отбегаю на пару шагов, не позволяя ему себя коснуться и кричу, кричу и кричу, как сумасшедшая. Но постойте, я и есть сумасшедшая, правда? Пускай ему будет стыдно, пускай он меня боится, пускай ему будет больно. Мне плевать, плевать на него, на его семью, на его сестру.
- Думаешь ты сможешь меня запереть?! Думаешь размахивая своим значком ты заткнешь мне рот?! Я каждый день мечтаю о том, чтобы ты не вернулся. Я так хотела наконец убежать от тебя! Ненавижу тебя, ненавижу! Оставь меня в покое!

0

4

Каждое ее слово ударяло словно плетью по оголенной коже. Сердце сжималось до боли, а голова готова была разорваться на части от собственных мыслей. Я из последних сил старался убеждать себя в том, что она просто не в себе, что она не понимает, о чем говорит и не стоит все ее слова воспринимать всерьез. Но это было чертовски сложно. Наверное, я бы не смог ее просто так отпустить даже если бы она говорила мне это все, сохраняя здравый рассудок. Я столько раз ее отпускал и терял, что просто уже не смог бы пережить еще одну ее потерю. Да и сейчас я просто не имел права ее отпускать, позволять делать то, что говорят голоса в ее голове. Мои руки крепко обнимали тонкое тело девушки, что так рьяно желало вырваться на свободу. Отпустить ее сейчас - означало потерять ее навсегда.
Вокруг было уже полно зевак. И даже мой напарник не совсем понимал, что происходит, хоть и пытался отвадить любопытную толпу. Нужно было заканчивать этот концерт и скорее помочь Лайонин.
- Прости.
Тихо обронил я наперекор крикам девушки. Я знал, что это довольно грубо и может вызвать только большую волну ненависти, но сейчас у меня не оставалось другого выбора. Продолжая одной рукой крепко сдерживать рыжеволосую, второй я достал наручники и в течение нескольких секунд ловко застегнул их на тонких белесых запястьях. В ответ полетели очередные крики, но, кажется, у Львицы уже заканчивались силы, поэтому слова быстро пошли на спад, а вместо этого из глаз покатились слезы.  Ловко подхватив девушку на руки, я отнес ее в машину, где бережно усадил на заднее сиденье, присаживаясь рядом. Подоспевшего напарника я попросил отвезти нас домой. Мне следовало бы его отблагодарить за то, что тот не задавал лишних вопросов, хоть и было видно невооруженным глазом, как его переполняет любопытство.
Девушка же тем временем успокоилась окончательно, было слышно лишь ее неровное дыхание. Она уснула на моем плече и от приступа пятиминутной давность остались только следы слез на щеках и немного нахмуренные брови. Осторожно, чтобы ее не разбудить, я снял с ее рук браслеты, позволяя лечь удобнее и слегка растирая ее запястья.
Приступы становились все чаще и страшнее. Я понимал, что пора действовать кардинально, что я не смогу помочь ей так, как это смогут сделать специалисты. Хотя, судя по тем записям в ее карте, эти самые специалисты могут сделать только хуже. Выбор, что сейчас стоял передо мной, был самым сложным в моей жизни. Я понимал, что на данный момент, в моих руках находится жизнь Лайонин и только я сейчас смогу решить, как поступить дальше, ведь от ее родителей уже давно нет вестей и неизвестно, интересуются ли они жизнью своей дочери или нет.
По дороге я позвонил начальнику и взял отгул, ссылаясь на дурное самочувствие, а когда мы подъехали к дому, то коротко поблагодарил своего напарника, после чего снова взял Лайонин на руки и понес в квартиру.
Только сейчас я вспомнил о том, что дома еще запертая сидит моя сестра, которая невольно оказалась свидетелем происходящего. Честно, я бы все отдал, чтобы никто не знал о том, что происходит с Лайонин, чтобы ни у кого не было ни малейшего повода смотреть на нее косо. Она достойна нормальной, полноценной жизни. Я понимал, что с темпераментом Доминики и ее любви к болтовне, о произошедшем уже через пол часа узнает вся ее новая семья, даже я буду просить об обратном. Но за это грех на нее злиться, она всегда была такой, и я знал, на что шел, когда просил ее приехать.
Зайдя в квартиру, я бережно отнес рыжеволосую в спальню, где уложил в постель и накрыл одеялом, предварительно сняв всю верхнюю одежду. А после этого отправился вызволять свою сестру. На удивление, стоило мне открыть ванную, на меня не посыпался град расспросов - а лишь округленные большие глаза и немой вопрос. Я не стал вдаваться в подробности, моих слов о том, что Лайонин нездоровиться для Доминики оказалось достаточно и это сейчас очень облегчило мне задачу. Попрощавшись с сестрой, я отправился на кухню, где заварил крепкого ромашкового чая с добавлением успокоительного на тот случай, если Лайонин вновь проснется не в себе.
Как поступить и что сделать - вопросы, которые не дают мне покоя, от которых хочется бежать, ведь они вызывают тошнотворное чувство страха, от которого не избавиться. Страха сделать неверный выбор, страха потерять ее навсегда. Мне уже начинало казаться, что и в моей голове что-то или кто-то поселился, ведь виски ломило с неведанной силой, а мысли путались невпопад. А может быть это было связано с тем, что я не спал уже более суток.
Когда я вернулся в спальню, Лайонин так же мирно спала. Оставив чашку с чаем на прикроватной тумбочке, я скинул с себя форму, переодеваясь в домашнюю одежду, а после - прилег к рыжеволосой, осторожно притягивая ее к себе. Как же все-таки жесток человеческий рассудок по отношению к самому себе. Что он способен вытворять с человеком и к каким последствиям привести? У меня оставалось еще целая куча вопросов, на которые я, возможно, никогда не найду ответы, а на некоторые из них просто боюсь узнать.
Веки мои тяжелели, но я из последних сил старался бороться с собственной усталостью. Лайонин могла очнуться в любой момент и было бы лучше, если бы я находился рядом. Но, как бы я ни старался, глаза мои все-таки закрылись, после чего я погрузился в беспробудный сон.

0

5

В клуб я вернулась пару дней назад и как же было круто осознавать, что я снова могу заниматься тем, что мне нравится. Ну как сказать, если быть точнее, то подобием того, что мне нравится. Однако, наблюдать за тем, как бабы при виде меня вновь начинают ходить по стенке - бесценно. Правда тут появилась одна рыжая сука, которую мне неимоверно хотелось размазать по стенке, однако Джо меня предупредил сразу, еще одна выходка и даже Эзер мне не поможет вернуться обратно, а терять насиженное место мне не хотелось, поэтому приходилось сдерживаться и выпускать весь пар в спальне с евреем, хотя кулаки от этого меньше не чесались.
Пока я сидела дома, то успела проработать несколько программ, так что второй день подряд гоняла баб так, что у них жопа в мыле была. В перерывах между собственными танцами, я не переставала следить за ними. И пока я стояла возле сцены, наблюдая за тем, как эта рыжая раскидывала свои ноги, мне на плечо кто-то положил руку. Я уже хотела было разораться, но стоило мне обернуться, как тут же вздрогнула, замирая на месте. Рей - один из главных прихехешников Сайлоса. Он периодически заглядывает в клуб, но никогда не подходит поздороваться. Если Рей идет к тебе, то это значит, что ничего хорошего ожидать не стоит. Я у Сайлоса давно нахожусь на коротком поводке, слишком много денег я ему задолжала и Рей не перестает мне об этом напоминать, но сейчас у меня складывалось впечатление, что он пришел ко мне по другому вопросу. Я последовала следом за ним, бросая взгляд на парней, что сидели сейчас на своем насиженном месте. Кажется, что его никто не видел пока, потому все были достаточно спокойны. Я вновь уставилась в спину Рея.
- Как будто ты не мог поговорить со мной там.
На самом деле я не боялась Рея, я боялась Сайлоса. Если Альваро только убивал, что в моем случае было бы напротив, лучшим выходом, то Сайлос был просто ненормальным. То, что он делал с другими, выходило за все рамки, люди после него превращались просто в бездушные сосуды, в призраков. Это еще хуже, чем сдохнуть в помойной яме от передоза. Когда Рей вновь заговорил, я почувствовала, как внутри расползается леденящий ужас. У меня не было причин не верить Рею. Хоть он и был правой рукой Салойса - он всегда был человеком дела. Ну почти человеком. Но я не понимала, зачем ему было предупреждать меня.
- С чего ты решил помогать мне?
Я внимательно изучала лицо мужчины, стоящего передо мной. Давно я не чувствовала себя настолько встревоженной. Страх мой отступил на второй план и я действительно перестала бояться чего либо, но сейчас, это едкое и омерзительное чувство стало постепенно наполнять меня до краев. Когда он заговорил про Сару, я бросила на него встревоженный взгляд. Мы с Сарой были подругами, но не теми, что созваниваются друг с другом каждый день. Я не видела ее достаточно давно, но думала, что у нее просто очередные разборки с Морганом, но оказалось все в разы хуже.
- Сара у него? Что он с ней сделал?
Уже не скрывая волнения в голосе спросила я. Я не понимала толком о чем он говорит, на миг я даже забыла об угрожающей мне опасности, желая получить больше информации, пока Рей не сказал мне тех слов, что заставили меня моментально замолчать. Этого я боялась больше всего. Боялась обзавестись человеком, жизнь которого будет для меня важна. Сколько бы я не ссылалась на то, что наши отношения с Эером - это лишь развлечение, я почувствовала, как меня сковывает ужас лишь при мысли о том, что его могут убить. Я не стала больше спорить.
- Хорошо.
Мой голос задрожал, но я старалась сохранить спокойствие. Я выскользнула из чилаута незаметно, стороной обходя ложе, где восседали парни. Мне хватило лишь пары минут, чтобы забежать в гримерку и переодеться. Клуб я покидала быстро, не оборачиваясь. Я не знала, действительно ли мой побег сможет уберечь ребят, но у меня не было времени в этом разбираться. Если уж у меня и был шанс сделать хоть что-то для них, то я им воспользуюсь.
У меня было с собой немного денег, хватит на то, чтобы доехать хотя бы до соседнего города, а там уже разберусь. Я тут же села в такси, что, кажется, ожидало другого пассажира, но водителю было все-равно, кто заплатит ему деньги, поэтому он повез меня прямиком на вокзал.
Людей здесь было немного, подойдя к кассе, я взяла билет на ближайший рейс, после чего накинула капюшон и вновь вышла на улицу, закуривая сигарету. Сейчас, когда мои мысли немного улеглись в голове, я почувствовала тяжелую грусть, что кошкой сворачивалась внутри. Я привыкла к клубу, привыкла к ребятам, к Эзеру, мне не хотелось уезжать от них, но и остаться я не могла. Я действительно знала, на что способен Сайлос, ему не составит труда убить каждого из них - он даже глазам не успеет моргнуть, а подвергать их опасности из-за того, что я просто привыкла - это не честно. Я всего-лишь наркоманка, помойная крыса, которая сможет найти себе приют на любой помойке.
Вскоре к остановке подъехал мой автобус, отправив бычок в урну, я направилась к нему. Я уже практически зашла внутрь, как меня сняли с подножки, как какую-то вещи, а затем дверь перед моим носом закрылась. Меня резко развернули к себе и только тут я поняла, что это Эзер. В какой-то миг мне захотелось его обнять, но потом я разозлилась на него настолько сильно, что с силой стряхнула его руки со своих плеч.
- Какого черта ты тут делаешь?
Мне хотелось прибить его, придушить собственным руками, не дожидаясь, пока до него доберется Сайлос.
- На мир захотела посмотреть, а ты, блядь, мой автобус отпустил!
Я боялась и даже не за себя, я вдруг ощутила такой острый страх за Эзера, что действительно разозлилась на него с силой, граничащей практически с ненавистью. Идиот, ну вот какого хрена? Мне хотелось ему влепить затрещину, чтобы у него мозги на место встали, только вот незадача - он гребанный вампир и от моего удара ему ни холодно, ни жарко.
- Потому что у меня времени не было. А если ты все знаешь, тогда какого хрена притащил сюда свою задницу!?
Блядь, и его еще считают самым умным? Услышав его ответ, я уже не выдержала и со всей силы ударила его в грудь.
- С кем ты разберешься? С Сайлосом? У тебя совсем мозгов нет?
Честно, давно у меня не было такой истерики. А если быть точнее, то никогда. Я чувствовала, как меня трясет от злости, а Эзер мне сейчас вовсе напоминал барана. Не знаю, что на меня нашло, может быть перенервничала, но я вдруг замерла на месте, глядя снизу вверх из-под капюшона на этого идиота, что притащился сюда за мной, а по щекам потекли слезы.
- Он убьет тебя.
Парень прижал меня и я обвила его торс руками так крепко, как могла. Я действительно боялась его потерять. Я так долго убеждала себя в том, что никогда и ни к кому не буду испытывать подобных чувств, как сама не заметила, что привязалась к Эзеру. Я слушала его, а потом вновь отстранилась, грозно глядя на него снизу вверх, а потом вновь зарядила со всей силы, на этот раз по плечу.
- Ты, гребанный еврей! Ты еще находишь время шутить? Да я тебя сама быстрее придушу, чем Сайлосу позволю это сделать!
Я не успела среагировать, как меня уже подхватили на руки и, наградив быстрым поцелуем, перекинул через плечо. Иногда я ненавижу его силу и что он вот так вот делает. Недолго думая я начала колотить его по заднице, продолжая кричать.
- Я никуда с тобой не поеду! Я сейчас начну кричать, что ты пытаешься меня изнасиловать!
У меня вновь проступили слезы на глазах и я наконец-то угомонилась. Я послушно села в машину и немного помолчав, повернулась к парню, глядя на него с мольбой во взгляде.
- Эй, а может просто уедем вместе?
Я знала, что Эзер не бросит парней и его слова стали тому подтверждением. Ярость улеглась и на ее месте появилась боль, неуемная, новая для меня, пожирающая изнутри. Я подалась вперед, обнимая лицо парня ладонями и прижалась к его губам с такой жадностью, словно это и вовсе был последний поцелуй. Слезы вновь покатились по щекам, а я не могла перестать его целовать. Мне казалось, что если я его сейчас отпущу, то он больше не вернется. Несколько минут мы сидели так, пока я наконец то не прервала поцелуй, прижимаясь к его лбу своим.
- Ты ведь понимаешь, что в случае чего я тебя даже в аду достану?
На его слова я тихо рассмеялась сквозь слезы, после чего вернулась на пассажирское кресло, глубже натягивая капюшон и отворачиваясь к окну. Больше я ничего не говорила, Эзер тоже молчал. На душе скребли кошки, а внутри все больше и больше разливалось желание дернуть за ручник, а потом заставить парня ехать обратно.

+1

6

В последнее время творилось что-то неладное и я это чувствовал. Не знаю как объяснить, но все вокруг меня словно были на нервах. Джек стал срываться на нас, Джо стал более серьезным, даже обстановка в клубе накалилась. Конечно причина была понятна, недавно люди Сайлоса заходили на огонек, чтобы потребовать платить им втрое больше, а иначе разговаривать будут по другому. Для нас это было неприемлемо, ведь хоть клуб и приносил хорошую прибыль, проще было просто подарить Мендоса Алькатраз, чем работать себе в убыток. Да еще и мы остались без администратора, которого я сейчас временно подменял, поскольку Калеб додумался прийти к Джо домой и устроить разборки. Эти оборотни порой хуже шелудивых собак, особенно когда дело касается их баб. Хотя, в чем-то я отчасти их наверное понимал. Хотя такая привязанность не означала ничего хорошего, стоило только посмотреть на Фобоса, который бегал за этой чудной девочкой по всему клубу и вздыхал. Нет уж, такое было точно не для меня. Меня больше устраивали те отношения, которые у нас были с Тео. Если это можно было так назвать.
Сегодняшний день не предвещал ничего необычного, но стоило ему войти в наш клуб, как я почувствовал напряжение, исходящее со всех сторон. Я знал его слишком хорошо, знал что он из себя представляет. Рейнард Альваро, самая преданная шавка Сайлоса. Я практически ненавидел его, хотя лично мне ничего плохого этот мужчина не сделал. Но я слишком хорошо знал, как он решает вопросы. Я наблюдал за тем, как он куда-то уводит Тео, а та потом вылетает из клуба стрелой, но меня звал Джо, так что я не мог последовать за девушкой и выяснить что там у них случилось. Рей ушел, а Джо принялся рассказывать нам о том, что нам предстоит сделать. По мере того, как я слушал его, я чувствовал, как по моим жилам растекается страх. Не за себя - за каждого из них. Вскоре к нам присоединилась Иви и сообщила о том, что намерена помочь. В конце-концов она была вампиром, сильным вампиром и переубеждать сестру я не стал, она была не маленькой девочкой, да и все равно это было бы бесполезно. Мы некоторое время обсуждали то, что вечером нам предстоит встретиться дома у Рея, а после Йоши покинул нас, чтобы предупредить свою пару. Я тоже сделав глубокий вдох, посмотрел на Джо, сообщив, что приеду позднее.
Я не знал, куда направилась эта маленькая девчонка, но спасибо моей проницательности - месяцев ранее я установил на телефоны всех, из моего близкого круга общения GPS, а судя по его данным, она сейчас как раз направлялась на вокзал.
- Черт.
Выдохнул я, а после сел за руль, резко трогаясь с места. Нужно отдать должное моей машине, она была быстрой и маневренной - никогда не подводила, но подводили вечерние пробки. С горем пополам я добрался до вокзала, сверяясь с навигатором - до Тео оставалось каких-то пару метров через толпу. Было опасно пользоваться слишком быстрой скоростью, так что я просто побежал вперед, расталкивая всех. Черт я и сам не знал, почему вдруг сорвался за ней, почему это было так важно, почему было так необходимо, но я просто не мог позволить ей сбежать. Я не хотел ее отпускать, и как бы это не звучало, я не был к этому готов. Да она заноза в заднице, наркоманка и бывшая шлюха, но все это было неважно. Рядом с ней я чувствовал себя так, как не чувствовал никогда и мне было похер, как это называется. Я успел ее догнать, она уже собиралась сесть в автобус и я резко стащил ее за плечи с подножки, а водителю дал знак рукой, после чего двери закрылись и он уехал. Девушка развернулась в моих руках и я на миг я увидел в ее глазах оттенок радости, но после его сменил гнев. Она стряхнула мои руки со своих плеч, а после гневно пошла на таран, только вот отступать я не собирался. Я тоже повысил голос, вторя ей.
- Тоже самое хотел спросить у тебя. какого черта ты собралась в Квебек?!
Я был зол. Зол на то, что она ничего мне не сказала, что собиралась вот так уехать, оборвав все связи. Она не имела на это права. Она вновь принялась орать, а я снова встряхнул ее за плечи, внимательно вглядываясь в ее лицо.
- Тео! Почему мне ничего не сказала?!
Я должен был быть тем, к кому она придет за помощью. Не убежит на вокзал, не помчится в никуда. А придет ко мне! Мне хотелось встряхнуть ее еще сильнее, хотелось, чтобы она поняла что натворила, чтобы она извинилась блять в конце-концов!
-  Потому что никуда ты нахер не поедешь. Ты будешь сидеть дома и ждать пока я разберусь, поняла меня?
Это я сказал уже тише, потому что мы и так привлекали к нам достаточно внимания. Я тяжело дышал, как будто пробежал стометровку. Она вдруг со всей силы ударила меня в грудь, но я этого почти не почувствовал, даже не шелохнулся. Она была человеком. Слабым человеком.
- Да хоть с чертом рогатым!
Рявкнул я в ответ, но тут же пожалел о своей резкости. Она тряслась от злости, а после вдруг замерла, поднимая на меня глаза из под капюшона. Я никогда не видел, чтобы Тео плакала. Как бы паршиво ей не было, она всегда натягивала ядовитую улыбку или хмурилась, но никогда, никогда я не видел ее слез. И сейчас понимая, что она плачет из-за меня, я вдруг прижал ее к себе так крепко, что наверное причинил боль. Я уткнулся губами в ее макушку, целуя и зажмуривая глаза. Я не смог бы ее отпустить. Не смог бы потерять. Только не ее.
- Не убьет. Я буду не один. И более того, если я сдохну, то не смогу содрать с тебя квартплату, а ты итак мне должна. Чем не повод выжить?
Я всегда отличался саркастичным чувством юмора, вот и сейчас наш случай не стал исключением. Я старался разрядить обстановку, потому что не мог видеть ее слез. Меня никогда не трогала вода из глаз девушек, но ее мне хотелось защитить. Успокоить. Впервые в жизни. Это подействовало, она снова отпрянула от меня, в очередной раз ударяя. Ее лицо нахмурилось. Она так забавно ругалась, что я неожиданно для самого себя подхватил ее под мышки, быстро целуя, а после перекинул через плечо, унося на выход.
- Мы идем домой.
Она принялась кричать, так что я хлопнул ее по ягодицам, в ответ на ее попытки меня ударить. Я слушал ее крики и улыбался, хотя только сейчас понял, что мне страшно. Страшно не вернуться к ней. Не увидеть ее. Никогда бы не признался, но мой голос дрожал.
- Будешь кричать и я никогда больше не повезу тебя в парк, слышишь? И в океанариум, в зоопарк и на каток, никуда, поняла?!
Я нес ее до машины, ощущая, чувствуя, что она плачет, и сам пытался сдержать свои эмоции внутри себя. Я загрузил девушку в машину и сам сел рядом, а она тут же прижалась ко мне, жадно целуя в губы, обхватив мое лицо ладонями. Она почти умоляла меня сбежать. Я не мог.
- Я не брошу братьев. Не брошу Джо.
Она снова заплакала и я пытался вытереть ее слезы, отвечая на ее поцелуи. Мне хотелось прижать ее к себе и никогда не отпускать, но я не мог. Я никогда ничего не боялся, мне всегда было плевать на то, что случится со мной, но сейчас я правда хотел выжить. Любой ценой. Она прижалась ко мне лбом и я закрыл глаза, чувствуя ее дыхание на своих губах. Я должен был отвезти ее домой.
- Конечно, чтобы отдать квартплату.
Она рассмеялась и я тоже улыбнулся, а после привез ее домой. Я в последний раз поцеловал ее, а после прошептал.
- Иди. Успокой собак. А мы с Иви вернемся, вот увидишь. Обязательно вернемся.
Я подождал, пока девушка исчезнет в подъезде, а после завел мотор, уезжая по направлению в загородный поселок.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Новый Монреаль » Вокзал


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC