Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Декабрь, как это часто бывает наступил очень быстро, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке остановилась и студенты, сдавшие последние хвосты, отправились на Рождественские каникулы. В общежитии университета остались только те, кто собирается на ежегодную вечеринку в доме капитана баскетбольной команды и кстати должны вам сказать, это поистине грандиозное событие! В Стоунбруке, кстати, состоится ежегодный прием для преподавателей и отличившихся студентов, а также празднования ожидаются по всем заведениям города. Так что вперед - дерзайте и окунитесь в атмосферу предрождественского веселья! С наступающим вас!
Температура воздуха держится в рамках - 20 градусов ночью и - 14 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше - 5 градусов. Высокая влажность воздуха, частые снегопады, сильный северный ветер, что приходит с моря.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.
Melisandre Berrington
Лисса не устает из месяца в месяц поражать нас своим энтузиазмом, жизнелюбием и оптимизмом. Она словно яркое солнце, которое согревает своим светом всех присутствующих. Девушка поспевает не только на фронте карьеры, но как выяснилось, и на любовном, ведь сам Курт Вагнер не смог устоять перед ее улыбкой!
Andrew и Katrina Williams
Не все браки бывают счастливыми, к нашему великому сожалению, так получилось и у этой пары. Мужчина, который привык к одиночеству и никого не собирался пускать в свою жизнь и девушка, что полюбила навязанного судьбой мужа, несмотря на его жестокость. Что ждет их впереди? Сможет ли хотя бы Рождество подарить им надежду на маленькое чудо?
Phobos Escanor
Фобоса по праву можно назвать одним из самых загадочных людей в городе, ведь мало кто может совмещать в себе сан священника, должность бармена в ночном клубе, а также играть в популярной группе. Добавьте к этому еще и то, что он оборотень, приручивший стаю волков в лесах близ Мон-Руаяля. Интересно, какие сюрпризы он еще нам преподнесет?
Caleb Morgan и Sara Connor
Любовь бывает прекрасной и ужасающей одновременно, и эта пара яркое тому доказательство. Неспособные существовать друг без друга, умирающие от тоски в разлуке, они готовы перегрызть друг другу глотки, когда встречаются. Невозможная любовь, проклятая любовь и кто знает, наступит ли когда-нибудь затишье, в этом бушующем океане чувств.
Yoshi Shiragava
Убивать - гораздо проще чем кажется. Мне никогда не было важно, кого и за что нужно убить. Иногда мне не требовалось даже повода. Я не мучился угрызениями совести, не испытывал жалости и сочувствия, меня не трогали мольбы. Я убивал детей и стариков, женщин и мужчин, виновных и невинных. все грани стираются после того, как ты живешь в аду. Мама как-то сказала мне, что не стоит жалеть никого, ведь и нас никто не жалеет.

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Коттеджный поселок "Wiltshire" » Дом Калеба Моргана


Дом Калеба Моргана

Сообщений 31 страница 47 из 47

31

Я смотрел на девушку, жизнь которой уже никогда не станет прежней и чувствовал всепоглощающее чувство вины. Если бы я отпустил ее домой, если бы сказал ей уходить прочь, то ничего этого с ней бы не случилось. Она осталась бы человеком, обычным человеком, а что ее ждет сейчас? Быть оборотнем не так здорово, как пишут об этом в книгах. Да ты медленно стареешь, ты почти бессмертен, но мало кто знает как сложно порой контролировать свое звериное начало, как много ограничений это накладывает на твою жизнь, как ты каждый раз боишься выйти из себя и навредить тем, кто находится рядом. Как тебя тянет к лесу, как тебя тянет стая, как сильны любые узы привязанности, которые ты испытываешь. Ты всегда находишься в приграничье, потому что ты уже не человек, но ты и не зверь. А однажды с тобой могут поступить также, как поступили с моей сестрой. Мне было больно. Больно от того, что я видел ее такой, но она же смогла узнать меня. Смогла вспомнить. Мне хотелось вместе с Калебом бежать за ней туда, в лес, вернуть ее домой, вернуть ее себе. Она была моим миром, центром моей вселенной. Я никогда в жизни не любил никого так сильно, как ее. Моя история началась с Сары. Когда-то, с ней и закончится. Сара. Полна секретов, мой спаситель, мое бремя, моя муза. Моя возлюбленная, моя сестра, мое проклятие. Никому и никогда я не смог бы, и не смогу объяснить всю силу чувств, которую я испытываю к Саре. Мое безумие, что поглощает меня каждый день, оживая в моих мыслях даже тогда, когда ее нет рядом.
Но сейчас помимо Сары у меня была Летти. Я чувствовал, что моя привязанность к ней, та симпатия, что я испытываю, были не просто так. Лишь обратившись в волка я понял это окончательно, но пока не знал, что следует с этим делать. Она и сама вскоре поймет, что связана со мной также неотрывно, как связаны Сара и Калеб. И кто знает, что это принесет нам обоим. У нее больше нет выбора. Не будет выбора, если мы с Сарой решим покинуть город, не будет выбора, кроме как следовать за мной, в любой ситуации. Я не хотел этого. Не хотел ей такой судьбы. Я накрываю пальцами лоб девушки, чувствуя, как поднимается ее температура. По моим губам скользит улыбка.
- Все будет хорошо. Старайся не двигаться. Раны затянутся.
Мне вновь хотелось плакать. Слезы готовы были сорваться с моих глаз, потому что я жалел это несчастное создание, что стало лишь очередной жертвой моей сестры, что год за годом утягивала за собой в омут не только меня. Сара калечила жизни других, врывалась вихрем, принося с собой запах снега и леса, принося с собой боль и жестокость, а я слепо следовал за ней, как за сестрой, как за матерью, как за любовью. И видел как вянут цветы, растоптанные ее лапами, вырванные из земли ее когтями, разорванные в клочья ее клыками.
- Не останутся. У тебя больше никогда не будет шрамов, только если от серебра.
Я видел ее непонимание, видел затаенный страх в ее глазах и страдал вместе с ней. О том, как ее будет поглощать тьма.
- Ты станешь одной из нас. Укусы оборотня не проходят бесследно.
Мне было больно. Я чувствовал боль, страх, непонимание. Ее, свое, а теперь, кажется еще и Сары. Столько чувств разом терзали мой разум, мое тело, мое сердце и я тихо застонал, прикусив до крови губу, а после отстранился от девушки, садясь на пол и обхватывая голову руками. Слишком много чувств, слишком много эмоций. Я не способен это контролировать, не способен терпеть. Боль пульсировала в крови.
- Кричать, причинять другим боль, биться в агонии, потому что ты даже не представляешь себе, что это значит.
Сдавленно прошептал я, закрывая глаза и видя перед собой лишь лес, бесконечный заснеженный лес и синие глаза, что влекут к себе. Я собирался ответить Летти, собирался рассказать, но тут раздались шаги, там за окном и я понял что она рядом еще раньше, чем открылась дверь. Она стояла в проеме и кожа ее была также бела, как снег за окном. Длинные волосы цвета воронова крыла спадали до самых бедер, окутывая ее тело, точно в погребальный саван. Ее губы были белы, но глаза горели ярче сапфиров, на ее утонченном лице. Я видел, как слезы окутывают ее взор и тут же бросился навстречу, забывая о том, что может существовать что-то еще. Она была слаба. Слаба, точно хрупкая орхидея, поражающая всех своей красотой. Я баюкал ее в своих руках, обнимая, точно ребенка, наслаждаясь ее присутствием, ее лаской, которую я не чувствовал так долго. Она захлебывалась слезами, цепляясь за мои плечи, и я плакал вместе с ней, прижимая ее к себе так бережно, как прижимал бы свое собственное дитя. Я гладил ее по мягким волосам, в которых таяли снежинки, укачивал ее в руках.
- Я рядом Сара. Я рядом, все хорошо. Я больше тебя не отпущу.
Я хотел стать сильнее. Хотел стать сильнее ради нее. Сильнее Калеба, сильнее Сайлоса, сильнее всех, кто когда-либо мог причинить ей боль. Я хотел уберечь ее от целого мира, заслонить собой от любого клинка и любой пули. Потому что в жизни не было ничего важнее. Калеб ушел прочь, а я чувствовал ее дрожь, ее боль, ее муку, которая ее терзала. Я вдыхал ее запах, запах зверя и запах леса, снега и хвои и не мог насытится им.
- Я люблю тебя.
Вторил я ей в ответ.
- Господи как я боялся тебя потерять.
Я не смог бы жить без нее, я знал это как непреложную истину. Мы были связаны не только узами стаи и узами крови, это было нечто гораздо большее. Абсолютная любовь, невозможная любовь, иррациональная, не поддающаяся никакой логике. В ней не было пошлости, не было желания обладать друг другом, но это была связь настолько неразрывная, что мы задыхались друг без друга. Ей было холодно, мне необходимо было ее согреть, потому я поднялся на ноги, потянув ее за собой. Совсем скоро я стану взрослее, стану сильнее, встану на ноги окончательно и смогу брать ее на руки, прижимая к себе, не отпуская ни на миг в те моменты, в которые она во мне так нуждается. Я отвел ее в ванную и включил горячую воду, наполняя ее до краев, а после мягко позволил сестре опуститься в воду. Она жалась ко мне, льнула к моей руке, а я гладил ее плечи губкой, смывая грязь и кровь с ее совершенной кожи. В ответ на ее слова я грустно улыбнулся. Если бы я мог, то уехал бы с ней так далеко, как только было возможно. Но я еще не был достаточно силен, чтобы защитить ее. Защитить от самой себя. Я покачал головой.
- Он твоя пара. Я не смогу пойти против этого. И ты не сможешь, сестра...
Если бы это было возможно, если бы я мог избавить ее от ее ненависти, я бы это сделал. Но это было выше моих сил. Я не мог разбить пару, никто не мог, хотя я понимал, что моя сестра несчастна. Я не считал Калеба плохим человеком - я уважал его и старался подчиняться ему, как вожаку, но я чувствовал ненависть Сары к нему и это отражалось и на мне. Хоть этого и я не хотел. Я видел ее слезы и она меня терзали. Закончив мыть ее волосы и тело я помог ей выбраться из ванной и укутал в халат, а после мы вместе вернулись в гостиную. Она направилась к Летти и сейчас я чувствовал нежность, исходящую от нее к девочке и мне становилось теплее. Я нуждался в том, чтобы сестра приняла ее. Летти теперь была моей парой, она была связана на всю жизнь со мной, а значит и с Сарой. Я тоже подошел ближе, улыбаясь и опуская руку на плечо сестры. Я не вмешивался в их разговор, а когда Сара ушла, я помог Летти подняться на ноги.
- Давай я проведу тебя в спальню. Тебе лучше будет пожить с нами, некоторое время. Если ты не против.
Я старался не слышать крик Калеба, хотя меня тут же начинала переполнять ярость. Он никогда не был добр к Саре, на ее ненависть он отвечал ненавистью, и это было бесконечным, замкнутым кругом. Это не приведет ни к чему хорошему. Никогда не приводило. Но я подожду, я стану сильнее. Любым способом я стану сильнее его, даже если мне придется изучить те книги, что он принес домой и тщательно спрятал. Я найду способ защитить от него Сару, Летти, всех нас. Я видел, с какой ненавистью он смотрел на мою пару и от этого мне хотелось растерзать его. Я не позволю ему причинить ей боль, как он причинял ее мое сестре. Она никогда не почувствует того страха. Я не позволю. Я проводил девушку до спальни, которую раньше занимала Сара и помог ей лечь на постель, после чего сел рядом. Она свернулась в клубок, укладывая голову на мои колени и я начал поглаживать ее по волосам, прикрывая глаза. Ее присутствие дарило мне покой и радость. Сейчас, или так было всегда?
- Не плохо. Но твое первое обращение будет болезненным. Боль будет такая, что ты не сможешь ее терпеть и когда ты подумаешь, что наконец умираешь, это будет лишь половина пути. Я не смогу тебе этого объяснить.
Я промолчал, слушая ее слова в ответ, ощущая ее страх. Я прижал ее крепче к себе, чтобы успокоить.
- У всех по разному. Обычно это происходит в тот момент, когда ты испытываешь сильные эмоции. Страх, злость, желание защитить любимых, желание спрятаться и убежать. Это может быть что угодно. И твой зверь. Все зависит от того, едины вы будете сразу или же будете искать точки соприкосновения в дальнейшем. Первый вариант удается не каждому. Я не смог, а у Сары получилось. Второй гораздо сложнее. Твое сознание будто заперто где-то далеко и ты наблюдаешь за всем со стороны. Не в силах ничего сделать. Это страшно.
Я помнил, как это было. Но не хотел вспоминать. Я склонился к девушке, укрывая ее одеялом.
- Тебе нужно отдохнуть. Я отвечу на любые твои вопросы, но сначала просто отдохни.
В ответ на ее просьбу я улыбнулся, а после прилег рядом, сжимая ее руку в своих ладонях. Сара зашла следом, точно тень. Она выключила свет и легла с другой стороны кровати, обнимая Летти, как обнимала меня когда-то в далеком детстве. Я тоже прижался к девушке, отчего мы все трое тесно переплелись точно единый организм и тогда я наконец-то смог уснуть.

+3

32

Когда парень подошел ближе, мне стало чуть спокойнее. Это было странное чувство, ощущать себя в безопасности. На какой-то миг я даже забыла о том, что произошло совсем недавно, что меня чуть было не убил огромный волк, что вообще существуют оборотни. Мне вдруг стало так уютно, когда Шон присел рядом, на короткий миг я даже забыла о боли, что все еще разливалась по телу, что мои чувства стали обострены, словно у меня поднялась температура. Хотя, она, наверное, все же поднялась, я чувствовала, как от меня исходит жар. Он улыбается и я не могу не улыбнуться в ответ.
- Конечно затянутся, правда наверняка останутся шрамы.
Сил у меня еще мало, поэтому я даже говорила тихо. Но несмотря на то, что Шон старался мне улыбаться, я чувствовала его грусть. Не знаю как, я видела ее в его глазах, ощущала, словно на его сердце лежит тяжелый камень. А потом он вновь заговорил. Его голос был убаюкивающим, но все же слова не смогли меня не зацепить. Я слегка нахмурилась, поднимая на парня недоуменный взгляд.
- В каком смысле?
Я не понимала о чем он говорит, поэтому с нетерпением ждала разъяснений его слов. Но, если честно, я пока не знала, готова ли была услышать то, что услышала. Я замерла, смотря на него внимательно, даже забывая моргать, после чего все-таки переводя взгляд. Мысли путались в голове, а осознание того, что я теперь оборотень слишком медленно укладывалось. Я была растеряна, я не знала, что сейчас чувствую. Страх неизведанного, полное непонимание, а еще немой вопрос - что меня ждет дальше. Я молчала долго прежде, чем вновь заговорить.
- Я даже не знаю, как на это реагировать.
Но парень тихо застонал, словно от сильной боли, после чего сполз на пол, зарываясь пальцами в собственные волосы. Он отвечал на мои вопросы, но сам словно находился где-то за сотни километров отсюда. Я вновь посмотрела на него, укладывая дрожащие пальцы на его плечо.
- Расскажи, что это значит.
Боль начинала усиливаться, она пульсировала в моих венах, я совершенно не понимала, с чем это связано, почему мне становится так больно. Словно что-то произошло, что сейчас доставляло боль нам обоим. Но мой вопрос остался без ответа, а в следующий момент я услышала чьи-то шаги со стороны кухни. Они раздавались так четко, словно я находилась там, а после - подскочил на ноги Шон, устремляясь на звук. Превозмогая боль, я все же поднялась сначала на локтях, а после, цепляясь за спинку дивана, смогла сесть. Кости ломило так, словно у меня начиналась ломка. Я не знала, может быть так и было, ведь несколько дней о наркотиках я даже и не задумывалась. Я бросила взгляд на кухню и только сейчас увидела Сару в объятиях ее брата. Они сидели на полу в объятиях друг друга и глядя на то, как они рады друг другу, мое собственное сердце сжималось. Я, вдруг неожиданно для самой себя, почувствовала облегчение и радость. Я не понимала, откуда у меня взялись столь сильные чувства к Саре. Да, она была ко мне добра, она помогла мне не подохнуть, но я даже и не начинала относиться к ней с подобным теплом, а теперь мне самой захотелось ее обнять. Но они ушли, как ушел и Калеб, а я осталась одна. Я еще долго сидела в одиночестве, прислушиваясь к собственным ощущениям, мыслям. Я продолжала перекручивать в своей голове тот факт, что теперь я одна из них, теперь я тоже волк. Я ничего об этом не знала, совсем ничего и поэтому даже представить не могла, что меня ждет. Но, наверное, хуже, чем уже было, наверное, и быть не может?
Я почувствовала присутствие сначала Шона, а затем и Сары. Девушка села рядом, распутывая пальцами мои волосы. Я смотрела на нее так, словно она тоже была мне сестрой, хотя мы даже не разговаривали даже толком. Каждый раз, когда она приходила к Шону, я оставляла их наедине и возвращалась лишь тогда, когда ее уже не было, но сейчас все было иначе. Она просила прощения, на что я лишь качала головой. Мне не нужны были ее извинения, она не виновата. Я не знала, что именно с ней произошло, но понимала, что это было что-то слишком ужасное, чтобы она могла это контролировать.
- Как ты себя чувствуешь? Тебе лучше?
Но Сара ничего не ответила, она вновь начала просить прощения. Я понимала, что многого еще не знаю, что мне еще предстоит перенести все, что пережили эти двое, но я не хотела, чтобы Сара извинялась. Она подняла мою повязку и я опустила глаза, видя, как на том месте, где совсем недавно были огромные рваные следы от зубов вновь была гладкая кожа.
- Тебе не за что просить прощения. Ты не отняла у меня ничего, что могло бы быть мне дорого.
И это было правдой. У меня давно нет семьи, у меня нет дома, нет друзей и нет нормальной полноценной жизни. Той жизни, которой должна жить девушка в моем возрасте. Мне уже давно нечего было терять, ведь когда-то я сама все разрушила. Сара подняла мое лицо, поглаживая по щеке большим пальцем. Это было приятно, словно что-то родное было сейчас так близко. Я слегка улыбнулась, склоняя голову на бок и прислоняясь к ладони девушки.
- Я не вижу ничего хорошего в том, что быть человеком. Ты ведь прекрасно знаешь, какой была моя жизнь. Я до сих пор удивляюсь, почему вы тогда вытащили меня из притона, ведь я никогда и никому не была нужной.
Сара поднялась на ноги, оставляя нас с Шоном наедине. Он помог мне подняться на ноги, а я лишь крепче сжала пальцами его ладонь. Сейчас он стал моей опорой, мне казалось, что стоит ему отступить хотя бы на шаг, то я упаду. Причем ноги меня слушались, они не подводили, хоть слабость и растекалась по всему телу, но мне просто было важно, чтобы он оставался рядом.
- Это все настолько серьезно?
Спросила я Шона, поднимаясь на второй этаж. Он не спешил отвечать на мои слова. Может быть подбирал слова, а может быть просто готовил меня к тому, что я могла услышать. А я не торопила. Если честно, то я правда не знала, хочу ли я это слышать, но у меня уже не было пути назад, в любом случае мне предстоит это узнать. Я легла на постель, продолжая сжимать его руку и была рада, когда он не отстранился. Осторожно я уложила голову ему на колени, вдруг почувствовав себя кому-то нужной. Он оставался рядом и у меня было стойкое ощущение того, что он делает это не из жалости. Он не прогонял меня, лишь поглаживал по волосам, после чего наконец-то ответил на мой вопрос. Я взвешивала его слова, пыталась понять, что же меня все-таки ожидает, после чего подняла на него взгляд.
- А когда будет это первое обращение?
Мне было сложно понять и принять то, что я сейчас слышала. На каждый ответ Шона в голове появлялось десять вопросов, но мне нужно было время, чтобы все понять в полной мере и я понимала, что большую часть пока не испытаю на себе - не пойму.
- Почему то я сейчас жалею, что не задала тебе вопросов сразу. Их стало еще больше.
Я осторожно перебралась на подушки, после чего парень заботливо укрыл меня одеялом. Он собирался уходить и вдруг мне стало на миг страшно. Я чувствовала какую-то непонятную, физическую потребность, чтобы он оставался рядом. Словно, если он выйдет за дверь, может произойти что-то страшное.
- Можешь побыть немного со мной?
Хотя бы немного. Я была благодарна, когда Шон остался. Стоило ему лечь рядом, как я прижалась к нему чуть ближе, утыкаясь лбом в его грудь. В комнате появился еще кто-то. Тихая, еле слышная поступь - это была Сара. Даже не открывая глаз я почему то ее узнала. А после, кровать позади меня слега продавилась и девушка обняла меня. Я не отталкивала ее, мне не хотелось. Словно два оберега они легли по двум сторонам, прижимая к себе и мне было настолько спокойно, что не хотелось размыкать этих объятий. Я вдруг почувствовала себя частью их маленькой семьи. Если ради этого чувства мне придется пройти через испытания - я согласна. Меня переполняли эмоции, теплые чувства, от который на глазах появлялись слезы. Я прижалась к Шону с Сарой, закрывая глаза и стараясь наконец-то уснуть.

+2

33

Мы уснули втроем и на самом деле я давно не чувствовал себя так спокойно и умиротворенно. У меня всегда была Сара, которую я любил со всей силой, на которую был способен, но даже несмотря на эти всепоглощающие чувства я понимал, что чего-то мне не хватало. И только сейчас, обретя Летти я понял, что я так отчаянно искал все это время, стараясь рассмотреть это в Джессике или в ком-либо другом. Но воспоминания о белокурой племяннице директора развеялись точно дым и сейчас я едва ли мог сказать о том, что любил ее. Когда влюбляется волк, когда он делает свой выбор, это совсем другое - иная степень чувств. Я никогда не мог понять этого в полной мере, пока не прочувствовал сам. Я засыпал с мыслью о том, что теперь у меня есть две самые дорогие волчицы и я никому не отдам ни одну, ни другую.
Стоило мне открыть глаза как я понял, что обеих девушек в спальне нет. Я прислушался к своим ощущениям, понимая, что они где-то дома. Потянувшись я поднялся с кровати, ощущая, что на ногах держусь уже гораздо увереннее, более того, они почти не болят. Калеба я дома не чувствовал, и наверное так было лучше, обстановка в последнее время была накаленная, а этого мне не хотелось. Я направился в душ и быстро освежился, а после переоделся и вышел на кухню, откуда уже раздавался аромат блинчиков. Я пошел на запах и замер в дверях, видя Сару и Летти, которые с интересом колдовали у плиты. Я нахмурился, проходя дальше и садясь за стол.
- Я все еще во сне, или вы готовите еду?
Стоило мне увидеть улыбку Летти, как я и сам улыбнулся в ответ. Никогда бы не подумал, что от вида этой картины мне станет так.... как будто бы я дома. Я не помнил, когда Сара в последний раз готовила и выглядела так умиротворенно, но чувствовал, что к Летти она тоже питает самые нежные чувства. Будто это девчонка объединила всех нас еще ближе, сделала почти нормальной семьей. На самом деле я хотел бы, чтобы Калеб тоже это видел, чтобы понял, что мы можем быть другими, но наверное он не поймет. Он ослеплен ненавистью ко всем, кто как-либо был связан с миром наркотиков и не делает разницы. Но я чувствовал, что Летти хочет начать сначала. Хочет измениться, как изменилась Сара, бросив героин. Я наблюдал за тем, как они колдуют у плиты, а потом эти хитрюги поставили блинчики на стол, и сами сели, но вот лукаво смотрели на меня.
- Ага, то есть я у вас подопытный кролик да?
Сара засмеялась и смех ее был такой спокойный, такой радостный, что я тоже не мог не улыбнуться, а после ответа Летти рассмеялся и сам.
- Ну дааа, как же.
Я пододвинул к себе тарелку и полил блины кленовым сиропом, после чего бесстрашно откусил кусок. Оборотня было не так-то просто отравить, так что я не боялся. Они долго смотрели на меня, пока я не усмехнулся.
- Вкусно-вкусно, можете сами есть.
Им будто и приглашения не требовалось, они тут же водрузили на стол большую чашку, и мы стали уплетать. Я отложил и для Калеба, вдруг он придет и захочет поесть. Наверное на кухне его дома еще никогда не царило такой гармонии, как сегодня утром. Раз уж девушки готовили завтрак, то я решил помыть посуду. Сара ушла переодеваться, а Летти осталась со мной. Я выдохнул, скосив на нее взгляд.
- Спасибо тебе.
Тихо сказал я, сосредоточенно намыливая тарелку. Я и сам не знаю, почему мне так необходимо было ей все это сказать.
- До того как ты появилась у нас все было.... иначе. Ты вошла в нашу семью так легко и принесла с собой то, чего у нас не было очень давно. Уют, спокойствие, ощущение целостности. Это как вернуться домой после долгого отсутствия. Я давно забыл как это.
В последний раз я чувствовал что-то подобное еще при жизни родителей и никогда не верил, что смогу испытать эти чувства снова. Да мы были ненормальными в глазах обычных людей, в наших отношениях сам черт ногу сломит, но несмотря на все это мы были семьей и Летти помогла нам это осознать. Мне сейчас стало неважно ее прошлое, неважно все, что было до. Ценность имело лишь то, что есть сейчас. Я улыбнулся.
- Потому что волки чувствуют иначе. Сара обратила тебя и теперь она всегда будет тебе как старшая сестра или как мать. А для меня ты...
Я выдохнул.
- Для меня ты нечто другое.
Я не знал, стоит ли объяснять ей про пару, про запечатление, про все это. Не знал, как она отреагирует. Я внимательно вглядывался в тарелку, которую мыл уже наверное раз пятнадцатый. Отложив ее в сторону я принялся за остальную посуду.
- Быть волком, значит найти пару на всю жизнь. Это больше чем любовь, больше чем привязанность, больше чем что-либо. Это настоящее родство, такое же по силе, как и кровное. Тебе не будет покоя, если ты не будешь рядом со своей парой. Все остальные влюбленности, все что было до, они стираются из памяти, потому что только твоя пара создана для тебя. Только с ней ты познаешь истинные чувства. Будешь чувствовать настроение, мысли, эмоции. От этого невозможно сбежать, это нельзя игнорировать.
Я замолчал, не зная, какой реакции мне ждать от девушки. Я боялся, что ее может это напугать. Я знал волков, что всю жизнь бегают от своей пары, примером была Сара, но я не хотел такой жизни. Не хотел раздоров, не хотел ненависти, я от нее устал. В ответ на ее слова я пожал плечами, бросая мимолетный взгляд на ее лицо. Я чувствовал смятение.
- Нет, вовсе нет. Но у любой медали есть обратная сторона. Если волки не могут сосуществовать вместе, то начинается ад. Сара пара Калеба, но ты видишь, чтобы этот дом лучился счастьем? Но я никогда не хотел чтобы было так. Я долгое время думал, что нашел свою пару в другой девушке, но оказалось, что я ошибался. И нет, я не жалею, хотя думал что буду.
Я всегда считал, что человеческого во мне больше, что мои чувства к Джессике настоящие, но оказалось, что я пытался обмануть самого себя. Я наконец закончил с посудой и убрал последнюю чашку, стараясь не смотреть в глаза Летти. Я боялся увидеть там сожаление. Но услышав ее слова я подошел ближе, положив руку на ее плечо. Тихая улыбка скользнула по губам.
- Как видишь, все в точности да наоборот.
В ответ на ее тихий смех я убрал руку и отошел на шаг, чтобы посмотреть в окно. Эта новость ее огорошила, я это понимал. Более того я знал, что глупо было требовать чего-то от новообращенной, но все равно чувствовал сожаление. Я поджал губы.
- Никак. Ты со временем во всем разберешься, тем более я не Калеб и никогда не буду заставлять кого-то быть со мной.
Я думал о том, что она сейчас уйдет, но вместо этого она напротив приблизилась ко мне, остановившись за спиной. Я внимательно слушал ее, чуть склонив голову, а после резко обернулся. Я глядел в ее лицо, в ее глаза насыщенно фиалкового цвета, а после осторожно притянул ее к себе, чтобы обнять. Я вдохнул аромат ее волос, что пахли яблоком и прикрыл глаза.
- Я никогда бы не стал над тобой смеяться. Ты видела меня слабого и сломленного, в истинном обличье, злого и хмурого, видела мои слезы. И ты ни разу от меня не отвернулась, все время была рядом. Это гораздо больше, чем я заслуживал.
Девушка робко обняла меня в ответ и я замер на миг, прежде чем тихо сказать:
- Спасибо.
Мы некоторое время стояли, просто привыкая к ощущению друг-друга рядом. Нам многому предстояло научиться вместе, по маленьким шагам, методом проб и ошибок. Но это тот путь, который мы обязаны были пройти. Когда на кухне появилась Сара, на ее губах скользнула улыбка. Она подошла ближе, кидая мне куртку. В ответ на ее слова я посмотрел на Летти.
- Ну что, готова?
Я понимал, что это будет для нее тяжело и очень больно, но это то, через что она опять же таки должна пройти, иначе было нельзя. В ответ на слова девушки я крепко сжал ее ладошку, а с другой стороны ее за руку взяла Сара.
- Не бойся, мы будем рядом. Всегда.
Тихо сказал я, пока мы быстрым шагом направились в чащу.

+3

34

Я долго думал о том, что мне вообще сейчас делать с Тео. Домой ее везти было нельзя - во первых там был наш смертный ведущий, с которым моя сестра крутила шашни, во вторых мне была дорога квартира и недешевый ремонт, а в третьих собаки, которых точно не стоило есть на ужин. Я пообещал Тео отвезти ее к подруге и подумал, что это действительно не такая плохая идея. В конце-концов Калеб был среди этой песьей своры важной шишкой, и я подумал о том, что могу использовать его дом в качестве собачьего отеля. Дорога заняла много времени из-за вечерних пробок, так что добирались мы уже в полной темноте. Я знал адрес Моргана, потому что он был работником клуба, так что без особого труда нашел его дом, и припарковал машину. Вокруг было слишком тихо, свет горел только на первом этаже и мне оставалось надеяться, что тут еще никто не спит. Я не знал вернул ли он Сару, да и что вообще там сейчас происходит тоже, а потому вышел из машины, беря Тео под руку. Мы вместе поднялись на крыльцо и я позвонил в дверь. Никто не отвечал, но я не собирался уезжать вот так - я не зря потратил деньги на бензин и свое время. Мне пришлось звонить достаточно долго прежде, чем дверь наконец открыли с такой силой, что она чуть не слетела с петель. Морган выглядел не очень хорошо - с голым торсом, с не зажившими еще ранами. Но мне было как-то все равно.
- Вечера тебе.
Нерасторопно сказал я, оглядывая что творилось за спиной мужчины. С удивлением я увидел Летти, девчонку, что жила у нас некоторое время. И она собака, расплодились тут. Я кивнул ей, а следом за ней вышел мальчишка, очень похожий на Сару, такой же синеглазый, видимо ее брат, а после и сама Сара, жива и здорова. Я  усмехнулся, а после выдвинул Тео чуть вперед.
- Я вам тут гостью привез.
Тео тут же пошла в дом, по направлению к Саре, и я тоже зашел, закрывая за собой дверь. Сара увела девушку на кухню, дети бабочки двинулись следом, а я посмотрел на Моргана, устало убирая руки в карманы.
- Ее укусили и сегодня она обернулась, кинулась на своих, получила от Джо. В общем деть мне ее некуда.
Мне действительно было еще не очень хорошо физически и больше всего я сейчас хотел уехать домой и принять ванну, оценить ущерб, нанесенный моему имуществу этим самым Кэмом, а потом просто лечь спать на ближайшие сутки. И еще предстоит вернуться к работе в клубе, посмотреть что там делала Бьянка и как вообще идут дела. И все это уже завтра, так что у меня было не особо много времени. В ответ на слова Калеба я усмехнулся, ну потому что действительно забавно. Может следует ее повесить.
- Ну ты же теперь их альфа или что-то типа того. Вот и забирай.
Я плохо разбирался в псиной иерархии, да если честно мне это и не было нужно. Мне главное было избавить себя и Тео от лишних проблем, потому что мне бы не хотелось, чтобы кто-нибудь свернул ей шею, а самому с ней возиться не было времени и желания. В ответ на его слова я внимательно вгляделся в его лицо - надо же, злится что он не главный кобель на собачьей свадьбе.
- Нет ему я не доверяю. Тебе конечно тоже, но он та еще сука. Глядишь пойдет по пути своего короля и сделает из Тео ливретку.
В ответ на слова Тео я махнул ей рукой.
- Ты не подслушивай, между прочим я пытаюсь исправить то что ты натворила.
В ответ на слова Моргана я посмотрел на какой-то странный люк в полу.
- Это что, действительно как номер в собачьем отеле?
Я подошел ближе, откинув люк, а после спрыгнул вниз, оглядывая помещение. Ничего нет, только кровать, прибитая к полу, решетки на окнах, видимо серебряные. И больше ничего. Ну это с правой стороны, которая за решеткой, видимо тоже серебряной. С левой то обычный хлам. Я присвистнул, вылазая обратно и окидывая Калеба прищуренным взглядом.
- Нет перина стоит дорого и содержать ее - головная боль. И тут пойдет. Никогда бы не думал, что у тебя такое забавное хобби.
А с виду он всегда казался очень адекватным. Видимо у всех оборотней что-то странное с головой, ну кроме Йоши и Фобоса, они видимо исключение. Не зря же что белые посреди этих черношерстных. Мне бы в голову не пришло превращать подвал своего дома в тюрьму.
- Да, да, сейчас только попрощаюсь.
Вяло ответил я оборотню, не особо обращая внимания на его плохое настроение, в хорошем я его ни разу не видел. Я зашел на кухню, где Тео курила очередной косяк. Сара как заботливая мамочка увела своих малышей подальше, а я подошел к этому мелкому пиздецу.
- Останешься тут ненадолго, пока не научишься себя контролировать.
Это было ради ее же блага, это она должна была понимать. Никто не дает гарантии, что в следующий раз я смогу также легко отозвать ее от кого-то, а если это будет кто-то еще помимо Бьянки?
- Нет Тео, я не шучу. Ничего он тебе не сделает, твоя синеглазая сучка ему не позволит.
Интересно, а Сара грустит, что потеряла титул лучшей суки года? Калеб то теперь не главный. Ну ладно, спрашивать я пожалуй не буду. А то мало того что тут неадекватный волчара, его самка так еще и дети кукурузы, что смотрят в такт. Жутко, как в фильмах Кинга.
- Они тут все гривастые, как и ты. Посмотришь, научишься. Тебе даже комнату выделили.
С этими словами я взял ее за руку, поведя по коридору. Мне не хотелось ей врать, но выбора не было, самовольно она туда не сунется. Я открыл люк, подзывая ее к себе и усмехнулся.
- Ага. Радуйся, что не попадешь сюда. Ты видела, что этот маньяк тут держит?
Мы спустились вниз и услышав слова Тео я хмыкнул, а после на миг замешкался. Я протянул руку, прижимая девушку к себе и целуя ее в губы, а в следующий момент оттолкнул назад и быстро захлопнул за собой дверь решетки.
- Прости, но так надо. Ради общего блага.
Тео сначала закричала, а после резко обернулась и тут же врезалась лбом в решетку. Она заскулила и я склонился, глядя в ее глаза.
- Я заберу тебя домой, но позже. Ты не умеешь себя контролировать Тео. Ты напугала Алису, понимаешь? Даже ее, а она тебя любит.
Она долгое время еще смотрела на меня, а после отвернулась и пошла в дальний угол, оседая на пол. Я еще некоторое время смотрел ей вслед но понимал, что что бы я сейчас не сказал, это ей не поможет. Я выдохнул, а потом выбрался наверх, под взглядом Моргана.
- Если что случится, звони. Я сразу приеду.
Услышав его ответ я недоуменно поднял брови.
- Что ты имеешь в виду?
Я конечно не собирался бросать Тео, я к ней привык и мне было с ней не так, как с другими, но чувствовался мне в словах этого черного какой-то подвох и мне это не нравилось. Я пытался вспомнить, чего я могу не знать об оборотнях такого жизненно важного. Я осторожно продолжил.
- Смотря о чем.
Я знал о том, что их можно убить серебром, что можно свернуть шею, что они любят плохо прожаренное мясо, у них не бывает линьки. Что блять я еще должен был знать такого важного? Я был вампиром и не особенно интересовался собачьим родом. Даже если они братья.
- Что она сделала прости?
И точно, тут я вспомнил. Фобос рассказывал мне о том, что волки мол выбирают пару раз и на всю жизнь и бла-бла-бла.
- Я же не оборотень.
Мне всегда казалось, что это блажь только хвостатых, и я никогда не буду иметь к ним никакого отношения. Я внимательно выслушал слова Моргана, пытаясь уложить все это в своей голове. С Тео мне было неплохо и я чувствовал к ней нечто большее, чем к любым бабам вместе взятым, но мысль о том, что мы теперь должны взявшись за руки пройти всю жизнь не очень-то мне нравилась. Но и убивать я ее не собирался. Я некоторое время молчал, раздумывая, а потом усмехнулся, глядя на Моргана.
- Я выбираю четвертый. Мы ее дрессируем и я так и быть буду держать ее возле себя.
Чего я не собирался делать, так это разговаривать с Калебом на тему своей жизни, так что с него сойдет и такой ответ.
- Я заеду завтра, напишу как соберусь.
С этими словами я направился на выход, а после кивнул на прощание Саре и вышел за дверь, направляясь к машине.

+3

35

Впервые за долгое время мой сон был спокоен и отчасти даже безмятежен. Я проснулась рано утром, от странного ощущения тоски и поняла, что Калеб скорее всего уходит. Выйдя в коридор я посмотрела на мужчину, что действительно обувался. Мне хотелось спросить куда он направляется, но я лишь молча прошла мимо, закрывая за собой дверь ванной. Вчера все эмоции, что я пережила в заточении излились на него, но мне не хотелось ничего исправлять. Я слишком устала от постоянного бега, а он устал от погони. Мне просто нужно было время, чтобы решить, что делать дальше. Помимо Шона теперь у меня была еще и Летти, так что я не могла больше слепо убегать. Нужно было обдумать все. Когда я привела себя в порядок, Калеб уже ушел, и я вернулась в спальню, как увидела, что Летти не спит. Чтобы не разбудить брата я поманила ее рукой, и лишь прикрыв за собой дверь улыбнулась, подвязывая собственные волосы в хвост.
- Выспалась? Как ты себя чувствуешь?
То что я чувствовала к этой девочке, было больше всего похоже на материнский инстинкт. Я знала, что теперь я за нее отвечаю как знала и то, что она пара моего брата, а значит часть моей семьи. Волки чувствуют иначе, чем люди, она стала моей стаей, близким мне существом и я не противилась этим чувствам. Было в ней что-то, к чему я тянулась. Мне хотелось оберегать ее, учить, защищать. Как ребенка, которого у меня никогда не было и вряд ли когда-нибудь будет. Я никогда раньше не задумывалась о том, что буду матерью, ведь и сестрой я была паршивой, но сейчас все было иначе. Я была рада, что тогда Тео приволокла ее ко мне домой. Даже рада тому, что укусила ее. Я обхватила Летти за плечи, утягивая ее в ванную. Включив горячую воду я добавила туда пару капель хвойного масла.
- Это нормально. Первое обращение - редкостная херня. Тебе будет еще паршивее, но ванна ненадолго снимет боль. Отдохни, а потом мы с тобой попробуем приготовить завтрак, как считаешь? Я правда хреново готовлю, но мы можем постараться.
Я села на бортик ванной, пробуя воду рукой - горячая, как раз то, что нужно. Ведь обычная температура воды покажется ей прохладной, в относительности к температуре тела. Я поднялась на ноги, доставая свои вещи из стирки - ей должны были подойти.
- Вот, надевай потом. Я тебя на кухне подожду.
Но девчонка взяла меня за руку, и я улыбнулась, глядя в ее лицо.
- Не за что. Хочешь я посижу с тобой?
Я помню, как тяжело мне было с моим обращением. Я заперлась в комнате и мне было так плохо, что хотелось лезть на стены. Родители были против моих отношений с Калебом и не пускали его ко мне, так что мне пришлось справляться самой. Никогда не забуду это мерзкое ощущение безысходности, когда ты просто сходишь с ума от одиночества и страха. Я улыбнулась, усаживаясь на пол и облокачиваясь на бортик ванной.
- Нет, не сложно.
Девчонка разделась и опустилась в воду, а я достала сигарету и одну протянула ей, а вторую закурила сама.
- У тебя наверное много вопросов?
Я знала, что хочу все ей объяснить, потому что не могла сделать ее такой, а потом швырнуть разбираться со всем самостоятельно. Хорошо, что Морган меня такой не видел, он бы решил, что Сайлос заразил меня вирусом бешенства или чем похуже. Сара Коннор и играет в маму. Забавно.
- Начни с того, что волнует тебя больше всего.
Я выпустила дым, а после поднялась на ноги и приоткрыла форточку, снова усаживаясь на пол. Мы некоторое время молчали. Да, вопросов у нее действительно было много. Я решила рассказать ей все, что знаю сама.
- Как жить? Да как обычно. Просто знай, что теперь у тебя есть я и есть Шон, и что за тебя мы готовы порвать кого угодно. Ты больше никогда не останешься одна, теперь у тебя есть семья и мы всегда ей будем, даже если тебе это надоест. От этого тебе не убежать. Мы живем, учимся и работаем почти как все остальные. Только вот живем очень долго, порядка двухсот лет, и при этом не стареем. Вернее мы не стареем, пока оборачиваемся волками, а если перестаем, то становимся сухофруктами на глазах и умираем очень быстро. Еще мы не болеем простудами, раком и любой другой ерундой, но серебро сделает тебе очень и очень больно, а еще тебе можно свернуть шею - по другому нас не убить. Еще на нас все заживает как на собаках, но это ты уже поняла. Даже если ты грохнешься с высоты пары этажей, есть шанс выжить, косточки срастаются. А еще ты будешь есть за десятерых, особенно непрожаренное мясо, это теперь твое любимое. И если увидев зайчика в зоопарке ты захочешь выпустить ему кишки, это очень даже нормально. Насчет контроля, тут смотря с какого раза договоришься с волком. У меня получилось сразу, у Шона не получается до сих пор. Все будет зависеть от того, насколько вы разные и насколько разнятся ваши желания. Если все совпадает, то круто, а если нет, то будешь делить сознание пополам. Шону вот не нравится. Если кого цапнешь, то заразишь, это тебе на заметку. А еще тебя ждет охренительный бонус, в волчьем облике ты будешь слышать мои и Шона мысли - так мы общаемся, единый разум на всех. Но помимо меня и Шона есть еще Калеб, он у нас тут главный и от этого никуда не деться. Его тоже будешь слышать, а еще ему придется подчиняться. Даже если не захочешь, пеерчить не сможешь. Ну вернее сможешь, но ломать будет хуже чем с героина, серьезно. Лучше не пробуй.
Пока я говорила, девушка уже успела принять ванну и переодеться. Мы вышли на кухню и я дала ей время все уложить в своей голове. Достав из холодильника продукты я загуглила рецепт блинов.
- Смотри, вроде не сложно. Давай попробуем.
Летти согласилась и мы принялись сначала колдовать над тестом, а потом все жарить. Получалось вроде неплохо, так что когда на пороге возник Шон я улыбнулась ему, а в ответ на его шутку тихо посмеялась. Нечасто моему брату доводилось шутить в последнее время. Мы сняли блинчики с плиты и поставили на стол, но переглядывались и ждали, пока попробует Шон.
- Конечно, а ты думал что в сказку попал?
Рассмеявшись спросила я, но он попробовал, сказал что вкусно, так что и мы пододвинули к себе тарелки, уплетая за обе щеки. Когда с трапезой было покончено, Шон пошел мыть посуду, а Летти осталась с ним. Я не рассказала ей о паре, посчитав, что брат должен сделать это сам, так что оставила их, чтобы пойти наверх и переодеться. Я растягивала время, а стоило мне вернуться, как они уже стояли в обнимку. Я была рада тому, что Шон наконец-то сделал правильный выбор, потому что ту его девчонку я бы не приняла никогда. Она не стала бы мне семьей.
- Голубки, давайте двигать в лес.
Сказала я,  пошла обуваться. Когда меня догнали я подхватила Летти под вторую руку, и мы втроем двинулись в чащу.

+2

36

Даже во сне я ощущала себя в безопасности. Сон мой был легким и спокойным,я чувствовала тепло по обеим сторонам и проснулась только тогда, когда одни руки перестали меня обнимать. Я раскрыла глаза и увидела перед собой Шона - он по-прежнему спал, так умиротворенно, а вот тихие шаги Сары скрылись за дверями комнаты. Я еще долго лежала, даже не шевелясь и прислушиваясь к своим ощущениям. Все чувствовалось иначе, даже осязание, словно меня перенесли в другое тело, хотя он ведь по-прежнему было моим. А еще боль нарастала постепенно, от которой сводило зубы, но Шон меня предупреждал, что это будет сложно и больно. А еще у меня обострялся слух, поэтому я слышала даже то, что происходит на улице - это начинало сводить с ума, поэтому когда Сара вернулась, я была рада отвлечься. Она тихо поманила меня за собой и я выпуталась из объятий парня, стараясь его не разбудить и так же тихо вышла вслед за девушкой.
- Вроде бы выспалась, но кости ужасно ломит.
Когда я впервые увидела этих двух девушек, они мне казались такими похожими, словно были сестрами, но сейчас я видела, как сильно отличается Сара от Тео, как будто две противоположности. Сара относилась ко мне, словно я была частью ее семьи, такой же родной, как и Шон. Это было непривычно и отчасти я даже пока не знала, как себя вести, но была действительно благодарна за то, что она рядом. Я чувствовала себя защищенной, словно находилась в доме, где меня ждут. Девушка приобняла меня за плечи, уводя за собой в ванную, где тут же включила горячую воду, от которой пар практически моментально стал подниматься до потолка.
Услышав слова брюнетки я сначала рассмеялась.
- На самом деле я готовлю не лучше.
Меня никто и никогда не учил этому, а сама я не особо стремилась стать прилежной домохозяйкой, да и незачем мне это было, ведь в притонах, где я проводила все свое время совсем другие правила и понятия о той, какой должна быть жизнь, но сейчас все менялось так же, как менялась и я сама. Девушка собралась было уходить, но мне не хотелось оставаться одной, потому я вдруг взяла ее за руку, еле заметно улыбаясь.
- Спасибо тебе большое.
Мне действительно было за что ее благодарить. Пока я жила у Эзера с Тео, на меня толком никто не обращал внимания, но стоит отдать должное парню за то, что он действительно помог мне поступить в университет и даже оплатил первый месяц учебы, но Сара дала что-то большее. Она попросила меня присматривать за ее братом, когда тот приходил в чувства после операции, она была рядом сейчас, помогая мне легче переносить то, что со мной сейчас происходит, она сделала меня частью своей семьи, в которой я так долго нуждалась.
- Если тебе не сложно.
Тихо ответила я на вопрос девушки, после чего скинула с себя одежду и осторожно опустилась в горячую воду. Я ощущала, как от нее исходит жар и раньше бы даже притронуться к ней не смогла, но сейчас эта температура была приятной для моего тела и она действительно немного успокаивала ноющие кости. Сара протянула мне сигарету, которую я приняла с благодарностью, после чего выпустила дым из легких к потолку, вновь слыша ее вопрос.
- Ты себе не представляешь сколько, даже не знаю с чего начать.
Брюнетка оставалась рядом, и когда она вновь заговорила, я тихо выдохнула и немного помолчала, прежде чем действительно решить, что меня сейчас интересует больше всего.
- Как жить с этим дальше. Как контролировать себя, что вообще принесет с собой волчья сущность. Я о волках то ничего не знаю,что уж говорить об оборотнях.
Я действительно не знала, как теперь сосуществовать с тем, что зародилось внутри меня. Я не имела ни малейшего представления о том, что буду чувствовать дальше, как буду жить, ведь несмотря на то, что сейчас мне говорила Сара, я понимала, что так, как было раньше уже не будет. Я старалась запомнить все, что говорила мне девушка и при этом не запутаться. Много фактов меня удивляло, например то, что теперь я буду слышать чужие мысли, что жить буду очень и очень долго. Я знала, что не смогу принять все это сразу, на это потребуется время, но меня никто не торопил.
К концу рассказа Сары я уже успела принять ванную. Надев ее одежду, я последовала за ней на кухню, все еще думая о том, что она мне сейчас рассказала. Брюнетка уже достала все необходимые продукты, после чего мы приступили к готовке. Кажется, что вроде бы у нас начало получаться, но пробовать мы не торопились. Я почувствовала присутствие Шона еще до того, как он показался на пороге кухни. Это было странно, вот так сильно кого-то ощущать - это был еще один вопрос, который меня интересовал, но пока я не торопилась его озвучивать. Я улыбнулась на его слова, в пол оборота глядя на парня.
- Мы пытаемся.
Это было так непривычно, как будто мы действительно были нормально семьей, что проводит совместные выходные, а та чернь, что было до - просто осталась позади, как страшный сон. Я не знала, будет ли так и дальше, но пока меня это не волновало, пока я наслаждалась тем, что имею сейчас. Мы уложили блинчики на тарелку и поставили ее перед Шоном, а сами сели напротив, не переставая улыбаться. Мы переглядывались с Сарой и ждали реакции парня, потому что действительно обе не умели готовить, а тут еще вытворили совместное блюдо.
- Нееет, просто мы для тебя старались.
Сдерживая смех ответила я на вопрос Шона. Он все-таки приступил к еде и мы с Сарой обе замерли в предвкушении его вердикта, а когда он усмехнулся и сказал, что вкусно, мы тут же водрузили на стол остальные блины, принявшись их уплетать. Надо же, действительно получилось не так ужасно, как я думала.
Когда мы закончили с завтраком, Сара удалилась, а я помогла Шону навести порядок на кухне. Пока он мыл посуду, я убирала остатки продуктов обратно в холодильник и протирала стол. На его слова я замерла, непонимающе глядя на него.
- За что?
Я слушала его внимательно, после чего облокотилась на кухонную конторку, глядя куда-то в глубь гостиной, что располагалась сразу после кухни. Я тихо усмехнулась.
- Я думала, что это вы подарили мне эти ощущения, ведь у меня до этого тоже все было иначе.
Шон вновь заговорил, на последнем слове оборвал свою речь, я думала, что он продолжит, но он молчал. Я посмотрела на него с интересом и затаенным напряжением, потому что мне действительно было важно знать, кем он меня считает, потому что мои чувства, казалось, только усилились после того, как я стала одной из них.
- Кто я для тебя?
Я мягко подтолкнула Шона к тому, чтобы он продолжил говорить. Я смотрела на него внимательно, только вот он не решался поднять на меня глаза, что не могло меня не волновать. Но когда он вновь заговорил, я вдруг почувствовала облегчение внутри себя, а еще радость. Да, то, что он мне сказал - кардинально отличалось от нормальной, привычной для всех жизни, но меня это не сильно волновало. Уголки моих губ дрогнули в легкой улыбке, но Шон был по-прежнему озадачен, поэтому я вновь нахмурилась, чувствуя, как будто внутри появляется некое сожаление.
- А разве плохо найти пару на всю жизнь?
Наверное он был не рад этому так, как радовалась я и от этого становилось немного не по себе и грустно. Я была в смятении. Если честно, этот разговор ничего не прояснял, а лишь больше путал. Я не могла понять, что чувствует Шон, потому что видела, как он сам сосредоточен, как нервничает. Я опустила глаза, вновь заговорив, но на этот раз тише.
- Ты мне понравился давно. Задолго до того, как все это произошло, но я просто думала, что такая как я не пара тебе.
Я действительно не видела себя рядом с ним. Он - молодой и целеустремленный парень, который строит большие планы на будущее, а я наркоманка, которая сама разрушила свою жизнь и довела ее до того, что готова была лечь под любого, у кого будет доза или деньги. Такие, как Шон не встречаются с такими, как я и на исключение я даже не надеялась, но все перевернулось с ног на голову. Парень наконец-то подошел ближе, укладывая руку на плечо и я подняла на него свои глаза. Я тихо рассмеялась скорее от растерянности, нежели от того, что мне действительно было весело.
- Я не была готова к такому развороту событий и теперь даже не знаю,как реагировать.
Но кажется, что мои слова задели Шона. Он вновь отвел взгляд, отходя к окну, а я поспешила объясниться.
- Нет, ты меня не так понял. Просто я всегда думала, что ты будешь отталкивать меня или посмеешься над моим признанием, но ты этого не сделал. На самом деле я очень рада.
Я подошла к нему чуть ближе, замирая за его спиной, а когда он резко обернулся, обнимая меня, я тихо выдохнула, прикрывая глаза и несмело обнимая его в ответ. Я тихо покачала головой на его слова.
- На самом деле ты заслуживаешь гораздо большего. Ты гораздо сильнее,чем сам себе кажешься.
Я говорила тихо, уткнувшись в его плечо, но этого было достаточно для того, чтобы он меня услышал. Я не пыталась пустить ему дым в глаза, я действительно считала его сильным, сильным морально, потому что не каждый сможет пережить то, что пережил он, его жизнь далеко не сахар, а он не переставал сдаваться, продолжал строить планы на будущее. Это много стоит.
Вскоре на кухню вновь вошла Сара и мы прервали наше краткое сближение. Я почувствовала, как меня вновь начинает переполнять страх, стоило Шону задать свой вопрос. Я оттягивала этот момент, думала, что он настанет еще нескоро, но что-то внутри больно сжалось, словно в предвкушении свободы. Я посмотрела на парня, тихо пожимая плечами.
- Если честно, то не очень.
Он улыбнулся и взял меня за руку, а потом подошла Сара, вставая по другую сторону. Я сжала их ладони крепче, после чего последовала за ними на выход из дома.

+2

37

Я не мог уснуть - в голове было слишком много мыслей, а тело по-прежнему изнывало от боли. Я еще никогда не чувствовал себя настолько ослабленным, а мои раны не заживали так долго. Мне это не нравилось, не нравилось терять силу и становиться уязвимым, но я надеялся, что отдых пойдет мне на пользу, поэтому всячески старался заснуть, хотя выходило чертовски плохо. Однако,  у меня все же начало получаться, я погрузился в легкую дрему, когда в дверь раздался настойчивый звонок. Я нахмурился, даже не думая шевелиться, потому что все остальные были дома, но, кажется, никто даже и не думал открывать, а в дверь продолжали звонить. Чертыхнувшись, я все же поднялся на ноги, на которых стоял еще не так уверено после ночной пробежки и поплелся вниз. Вся троица сидела в комнате Шона и высунулась только Летти, которую я смерил взглядом и сам пошел открывать дверь. Я ожидал увидеть на пороге своего дома кого угодно, но только не Эбенезера собственной персоной. Я даже и предположить бы не смог, что его еврейское величество после того, как чуть не сдохло притащится ко мне. Но стоило мне бросить взгляд на Тео, как я сразу же понял, что его сюда привело. Вот кого-кого, а ее мне точно здесь не нужно. Я ее не хотел видеть, пока она была человеком, а став неадекватным оборотнем она точно не заслужила моего расположения. Эта парочка бесцеремонно вошла внутрь, а я смерил Тео недовольным взглядом, после чего уставился на Эзера.
- На кой черт мне такие гости.
Сказать, что я был недоволен - ничего не сказать. Меня не заботила жизнь ни Тео, ни этого вампира, ни всех остальных из их шайки. Мне нужен был чертов отдых, а они тут решили штамповать новых волков и свешивать их на меня. Я сощурился, глядя на вампира и наконец-то захлопывая дверь за его спиной.
- Ты увидел на моем доме табличку - приют для бездомных оборотней?
Из гостиной все резко испарились, оставляя нас с Эзером наедине. Я все еще не мог понять, почему из всех оборотней он выбрал меня, а не своих белобрысых друзей, как тот тут же ответил на мой немой вопрос.
- Альфа теперь Рей. Можешь отвезти ему.
Заниматься новообращенными - удел вожака, ну или того, по чьей милости это создание обернулось, я совершенно не имел никакого отношения к этой наркоманке и заниматься ее обучением тоже не собирался. Хотя, судя по тому, что Сара у нас в последнее время превратилась в заботливую мамочку, может быть она уделит свое драгоценное время Тео, ведь она всегда за нее так заступается. Я нахмурился, когда с кухни вновь потянулся дым марихуаны.
- Кормить и выгуливать будешь сам, мне не нужны эти заботы.
Я кивнул в сторону подвала, в котором в свое время Сара избавлялась от героиновой зависимости. Я не собирался бегать за каждым оборотнем, который не в силах себя контролировать и на все решение у меня было одно - а если не нравится, то могут валить из моего дома вместе со своими проблемами. Глядя на реакцию Эзера, я невольно фыркнул.
- Ты все еще можешь забрать ее домой и уложить на пуховую перину.
Если уж они собираются еще выбирать условия для проживания, то точно обратились не по адресу. Насколько я уже успел увидеть - с Летти, вроде как, никаких проблем не возникало, зато зная, насколько неадекватная Тео, понимал, что не безопасно отпускать ее бродить по дому в полном доступе. Сарказм Эзера начинал действовать на нервы, поэтому я нахмурился еще сильнее.
- Иди к черту, пока я тебя следом там не закрыл.
Пока Эзер увлекал Тео в подвал, я вышел на заднее крыльцо, чтобы покурить. Было прохладно, но сейчас холодный ветер был,как бальзам для моего тела - он немного успокаивал ноющие раны, да и мои эмоции приводил в порядок, хотя не нервничать сейчас было достаточно тяжело - весь дом пропитался злостью и агрессией. Через стеклянные двери я заглянул на кухню, наблюдая за тем, как дети послушно следуют за Сарой, а она улыбается. Улыбается так тепло и искренне, что сердце сжимается от тоски. Слишком давно я ее не видел такой и сейчас я понимал, что как бы я ни старался, я не мог вызвать от нее таких чувств, улыбается она так не мне и даже девчонка, которую подобрали с улицы - стала ей роднее. Я не чувствовал ревности, лишь разочарование. Разочарование во всем, что когда-либо делал. Докурив, я вновь вернулся в дом, так же молча проходя мимо них, а стоило мне оказаться в гостиной, как я бросил взгляд в сторону подвала. Надо же, еще одна пара, которая может искалечить жизни обоих, либо же сделать их счастливыми - время покажет.
Вампир выбрался обратно в гостиную и я закрыл люк за ним, на его слова я тихо выдохнул.
- Хорошо.
Я слышал, как заскулила волчица и наблюдал за тем, как равнодушно уходит парень. Я знал, что новообращенным оборотням тяжело находится на расстоянии от своей пары, это тяжело даже таким, как я, а их эмоции и вовсе зашкаливают. Мне вдруг стало интересно,либо он ничего не знает, либо ему действительно все-равно. Еще одной неадекватной волчицы нам точно не нужно было.
- Поздравляю, Эзер, теперь ты от этой хвостатой никуда не денешься.
Глядя на его удивленное выражение лица, я понял, что он действительно ничего не знает. Это было удивительно, если учесть тот факт, что в их шайке есть два оборотня.
- Твои друзья тебе ничего не рассказали?
Если Эзер сказал, что Тео напала на своих, значит наверняка все выжили, а уж Йоши с Фобосом наверняка должны были заметить, поэтому было странно, что они ему ничего не сказали.
- Она ведь запечатлилась на тебе. Думаешь за красивые глаза перед тобой так смиреет?
Парень действительно не понимал и глядя на то, как до него это все постепенно доходит, я еле удержался, чтобы не закатить глаза, но все же объяснил ему, хоть и не так развернуто и подробно, как следовало бы.
- Это не важно, главное, что она волчица и она тебя выбрала. Теперь у вас два варианта, либо страдать и ненавидеть друг друга всю жизнь и жить так, как живем мы с Сарой, либо жить в гармонии и взаимопонимании. Ну есть еще третий вариант - убить ее, потому что от тебя она не избавится - скорее сама сдохнет.
Вампирам в этом плане гораздо легче - они не чувствуют такой сильной связи, не сходят с ума от ревности или разлуки. Запечатление - проклятие оборотней. На его слова я лишь равнодушно пожал плечами. Их отношения - не мое дело, я лишь посчитал нужным сказать то, что действительно в данный момент играет сильную роль, а с остальным пускай разбираются сами. Попрощавшись с Эзером, я закрыл за ним дверь, а сам поспешил вернуться в свою спальню.

+3

38

Мы втроем двигались по лесу до тех пор, пока не вышли на опушку. Вокруг лежал снег, что приятно хрустел под ногами, слышались птичьи голоса. Я вдохнул морозный воздух полной грудью, на миг прикрывая глаза. За очень долгие годы это был первый раз, когда я решил дать волку свободы, и я чувствовал, как он радовался внутри меня. Мы остановились и я повернулся к девушкам. Сара уже говорила Летти о том, что следует раздется, и я отвернулся, дабы не смущать Летти, к наготе сестры я привык давно. У оборотней это воспринимается иначе, после обращения и чаще всего до него мы остаемся без одежды, если не хотим потом щеголять нагишом. Я заступил за дерево, чтобы скинуть с себя одежду, а после закрыл глаза, чувствуя, как жар растекается по телу. Пара глубоких вдохов и я чувствую, что стою уже на четырех лапах, а запахи, звуки - все усиливается. Я не спешу открывать глаза, прислушиваюсь к своим ощущениям, стараюсь понять где я, а где мой волк, но мы больше не разные.
Не знаю, как описать это чувство, просто я - это я, в любом облике. Открываю глаза и вижу, как краски меняют свои цвета, как они немного смазываются и в то же время становятся ярче и четче. Прижимаю уши, делаю пару шагов, видя, как отпечатки гигантских лап остаются на снегу. С ветки на меня осыпалась снежная пелена, и я встряхнулся, а после вышел из-за дерева. Я тут же увидел сестру, а рядом с ней и Летти и на миг замер. Она была мельче нас, но очень красивая. Длинная, белоснежная шерсть спадала мягкими волнами, а на очерченной будто углем морде ярко горели насыщенные, аметистовые глаза. Я махнул хвостом, подходя ближе к волчицам.
- Ты очень красивая.
Мысленно сказал я, видя, как она удивляется, ощущая мой голос в своей голове. Мы все были черны - Сара, я и Калеб. Только у нас с Сарой глаза горели яркими сапфирами, синими, точно воды моря, а у Калеба глаза были черными, как ночь. Летти выделялась, но мне это нравилось. Сразу вспоминалась песня, которую мне пела Сара в детстве, кажется она была на цыганском языке, и там пелось что-то про "белым горностаем, средь черных спин". Сейчас эта ассоциация подходила ей как нельзя кстати. Сара фыркнула, а после двинулась в чащу и мы последовали за ней. Я поравнялся с Летти, касаясь ее боком. Мне нравилось, что я был выше и крупнее, хотя до Сары мне все равно чуть чуть не доставало, а до Калеба и подавно. Но я знал, что еще расту и это нормально. Я надеялся хотя бы сравниться в будущем размерами с сестрой.
- Ничего, все придет со временем. Это помогает, если мы на расстоянии или если нужно срочно друг друга отыскать.
Я чувствовал спокойное, хоть и собранное сознание сестры, и мысли Летти, что водились круговоротом. Я усмехнулся.
- Со временем ты научишься отделять мысли, но чаще всего это и есть стая. Никаких секретов, все твои чувства, мысли, эмоции, все становится общим. Когда тебе больно, больно и нам. Мы - единое целое. Стая сильна силой волка, а волк силой стаи силен.
Сара подала голос и я вдруг сощурился, чувствуя, как лапы наливаются силой. Клацнув зубами в воздухе я легко толкнул Летти в бок, припарашивая ее снегом, а после устремился вперед, кусая Сару за холку. Она рыкнула в ответ, попыталась поддать мне лапой, но вместо этого под раздачу попала Летти. Был бы в образе человека, засмеялся бы, но вместо этого я рванул вперед, поднимая тучи снега и слышал, чувствовал, что волчицы последовали за мной. Я обернулся ушами назад, весело фыркая.
- Поначалу возможно, но потом ты открываешь для себя и плюсы.
Сара догнала меня и легко толкнула в сугроб, куда я повалился, но тут же выпрыгнул, настигая Летти и опрокидывая уже ее. Словно щенки мы бесились в снегу, направляясь непонятно куда, наслаждаясь бегом и игрой. Я так давно не чувствовал себя таким расслабленным. Голову дурманил аромат хвои и леса, и стоило нам добежать до ручья, который еще не успел замерзнуть, как я склонился к воде, жадно утоляя жажду. Волчицы догнали меня и при вопросе сестры о моих лапах я дерзко усмехнулся.
- Никогда еще не чувствовал себя настолько сильным. Я снова могу бегать...
Я повернулся к Летти, которая тоже склонилась к ручью, надеясь попить, но пыталась понять как это сделать. Озорно махнув хвостом я тут же положил лапу на ее затылок, макая в воду, а потом отпрыгнул, чтобы не получить сдачи. Сара шутливо бросилась ее защищать и повалила меня в снег, а Летти навалилась следом и они начали меня трепать. Я болтал лапами, стараясь от них избавиться.
- Это нечестно, вас двое, а я один!
Поскуливая взмолился я и волчицы меня наконец отпустили. Поднявшись на лапы я встряхнулся, а после мы двинулись дальше. Летти изучала мир вокруг, прислушивалась и приглядывалась ко всему, и мне нравилось, что ее это не пугает. Я и сам заново вспоминал, что такое лес. Сара вдруг замерла, остановившись и поджав переднюю лапу, точно охотничья собака. Я тут же почувствовал ее азарт и тут же замер подобно ей. Впереди нас на поляне резвились зайцы, обычные лесные зайцы. Сара напомнила Летти о каком-то разговоре, а после пригнулась к земле, припадая на передние лапы. Я усмехнулся и оглянулся на Летти, делая тоже самое, а она последовала за нами. Мы крадучись подползли к зайчикам, а потом Сара взмыла вверх, тут же приземляясь и прихватывая одного лапой, а другого зубами. Я последовал ее примеру, и Летти тоже вспрыгнула, а дальше мы гоняли зайцев по поляне, пока не переловили по парочке каждый. Это было весело, азарт кипел в крови и мы тяжело дышали, потому что зайцы были мелкие, а мы большие и поймать их было трудно. Набив трофеями пасти мы двинулись обратно к дому - для первого обращения пары часов в лесу хватит за глаза. Как только мы добрели до одежды, то обернулись и я почувствовал, что Летти это приносит боль, и оттого мне стало больно и самому. Натянув на себя вещи я подхватил зайцев, а после мы смеясь и обсуждая нашу охоту двинулись домой.
- Ну да, мне понравилось как ты поднырнула под Сарой и попыталась схватить зайца, а он тебе дал лапами по носу, видела бы ты свой моську!
Мы все смеялись, на улице постепенно клонилось солнце, было около пяти часов. На крыльце уже стоял Калеб, настороженно глядя на наше трио. Мы были раскрасневшиеся, счастливые и вообще довольные собой, но при виде Калеба Летти тут же присмирела, а я успокаивающе взял ее за руку. Мы подошли к крыльцу и я оттряхнул снег с воротника, снимая с плеча зайцев и показывая Калебу.
- Мы тут наловили ужин.
Я видел удивление мужчины, потому мы все по очереди всучили ему зайчиков, с веселым смехом. Сара с Летти прошли в дом, а я остался на крыльце, постоять немного с мужчиной. Обернув взгляд на лес, я пожал плечами.
- Саре приспичило поохотиться, это было весело. Знаешь, я чувствую, как все меняется. Не знаю Летти тому причина, или я, или сама Сара, но... Раньше я не мог выносить ее состояния, а сейчас все стало проще. Я надеюсь, что все наконец наладится.
Я немного помолчал, а потом посмотрел на Калеба.
- Не важно кто вожак там, в этом доме вожак ты. И потому по поводу Летти. Она теперь наша, Калеб. Моя и Сары, а значит и твоя. Мне бы хотелось, чтобы ты об этом помнил. Даже если тебе она не нравится.
Я улыбнулся в ответ на слова мужчины, а после прошел внутрь дома, стряхивая снег.
- Спасибо.
Я зашел внутрь дома и пошел стаскивать с себя вещи, а после мы уселись пить чай, делясь впечатлениями о сегодняшнем походе. После мы пошли в комнату, стараясь держаться вместе. Пока мы все чувствовали в этом необходимость, по крайней мере, пока Летти твердо не встанет на лапы. Сара решилась помочь ей с домашним заданием, потому что несмотря на то, какую жизнь вела сестра, с первых двух курсов универа она еще что-то да помнила, да и вообще была умной, только вот не любила это использовать. Сам я тоже засел за учебники. Мы провалялись так весь вечер и если я правда учился, то девушки вскоре отложили учебники и решили почитать про какие-то психологические тесты в журнале, смеясь с того, что я якобы выходил по их тестам каким-то Дон Кихотом, а они черт пойми кем еще. Мы даже не сразу услышали, как звонят в дверь, а после спустились вниз следом за Сарой. Увидев на пороге вампира я напрягся, а после перевел взгляд на Тео. Она стала волком? Тео? Я тут же выступил вперед, неосознанно оказываясь чуть ближе к ним, чем Летти, но угрозой от них не веяло. Летти объяснила мне что этот тот самый, у которого она жила и я успокоился. Пока Калеб решал вопросы мы также держась за руки последовали на кухню за Сарой и Тео.
- Здравствуй, Тео.
Тихо сказал я, чуть склонив голову на бок. Она была напряжена, от нее исходила злость и нервное истощение и мне это не нравилось. В нашей семье только все улеглось и я меньше всего хотел, чтобы она вносила раздор, такие же чувства, я был уверен, испытывает и Калеб. Но она была подругой Сары и выгнать ее мы не могли. Мне оставалось надеяться, что она не потащит мою сестру вновь в этот ад, который ее окружал.
- Спасибо, я и сам не ожидал, что инвалидность не мешает расти.
Усмехнулся я, без тени злобы. Мне не за что было на нее злиться. В ответ на ее слова я загадочно улыбнулся, сжимая руку Летти.
- Она моя пара. Теперь она наша семья.
Этим я на всякий случай, осторожно дал понять, что обидеть Летти, значит обидеть всех нас, даже Калеба. И Тео придется смириться с этим. Но напряжения не последовало и я тихо рассмеялся, глядя на Тео, а потом переводя взгляд на вампира в коридоре.
- Ну как тебе сказать. Хотя, пусть лучше сестра скажет сама. Удачи тебе, Тео.
С этими словами я пошел из кухни, увлекая Летти за собой и уводя в свою комнату.
- Им нужно о многом поговорить, а еще Тео ждет подвал.
Я вздрогнул, вспоминая те дни, когда там была заточена Сара и почувствовал, как дрожь идет вдоль позвоночника. Я никому бы не пожелал такого, даже Тео, но сейчас понимал, что выхода не было. Калеба волнует безопасность его семьи и в этом он прав. Я повернулся к Летти.
- Да. Там в подвале... Когда Сара была еще под героином, Калеб оборудовал там...клетку. Это был единственный способ, чтобы защитить ее от себя самой и помочь преодолеть это. Там ничего нет, решетки из серебра и кровать прибитая к полу. Я тогда ощущал все на своей шкуре, ее боль, это чувство, когда ты заперт в клетке и сходил с ума вместе с ней. Но тогда она чуть не убила себя и это был единственный выход.
Мне не нравилось это вспоминать. Я взял первую попавшуюся книгу и сел на кровать, оставляя место и Летти. Она тут же села рядом, касаясь меня ногами и я выдохнул - ее присутствие меня успокаивало. В ответ на ее слова я покачал головой.
- Нет ты лучше себя контролируешь, а Тео и Сара... Тут все иначе. Ломка добавляется к природной озлобленности и получается адская смесь. Насколько я понял из разговора, Тео бросилась на кого-то из своих, ты так не поступишь, я уверен. Я не хочу, чтобы ты была там. Мы попробуем помочь тебе справиться с этим по-другому. Ты не только наша с Сарой семья, Калеб тоже часть семьи. Он никогда не поступит с тобой так без веской необходимости. Несмотря на то, каким он кажется, он справедлив.
В ответ на слова Летти я выдохнул, думая о том, вправе ли все рассказывать. Но решил, что часть - могу.
- У нас была не слишком сладкая жизнь, Летти. Сара встретила Калеба, когда была совсем маленькой. Он уже тогда я думаю понял, что запечатлен на ней. Они начали встречаться когда она подросла, и я не знаю в какой момент он обратил ее. Наверное ей было около шестнадцати. Я конечно тогда ничего не знал, а сестра заперлась в комнате и ни с кем не общалась, даже с ним. Мы мало говорили об этом, но мысли не скрыть и когда я стал волком, я смог разобраться. Он обратил ее без ее согласия, кажется это вышло случайно. То ли он плохо себя контролировал, то ли видел в этом необходимость. Он не оставил ей выбора.
Я выдохнул, прикрывая глаза.
- У нас всегда была хорошая семья. Заботливый мать и отец, мы жили в Новом Орлеане, ни в чем не знали нужды. Но однажды... однажды все изменилось. Наши родители погибли в автокатастрофе, в ней же мне отдавило ноги и я остался инвалидом. Мы были очень обеспечены и за нас начали грызться все дальние родственники и в итоге выиграл дядя. Я тогда так замкнулся в себе, что ни на что не обращал внимания. С первых дней появления в нашем доме, дядя установил свои порядки. Сару он превратил в служанку - она делала все, что раньше делала домработница и даже больше. Приходя со школы она не успевала даже делать уроки, потому что ей нужно было бесконечно готовить, убирать, чистить и мыть все, что находилось в поле зрения дяди. Меня он не трогал, ведь я был бесполезен. После было хуже. Я не знаю, когда именно это произошло, что сподвигло дядю, но Сара перестала быть для него лишь рабочей силой. Я был слишком невнимателен, слишком лелеял свою обиду на сестру и не сразу заметил, как все чаще он приходит к ней в комнату по ночам, когда думает, что я уже сплю. Она никогда не кричала. Наверное не хотела, чтобы я знал. Ей было четырнадцать. Четырнадцать. Этот ублюдок...
Я хрипло выдохнул.
- Сара сопротивлялась. Я видел синяки, но она всегда улыбалась и говорила, что все в порядке. Наверное, он решил, что будет проще, если накачать ее. Я не замечал, лишь удивился длинным свитерам и ее внезапной покладистости. Когда был первый срыв, мне стало ясно. Я нашел ее в ванной, когда она пыталась вскрыть себе вены - видимо не выдержала. Это продолжалось минимум год, тут каждый сойдет с ума, а что говорить о пятнадцатилетней девчонке. Тогда дядя не позволил мне вызвать скорую, сам забинтовал руки, а потом избил, чтобы не видно было следов. Дальше хуже. Больше наркотиков, чтобы не выбивалась из под его контроля. Как то раз, он привел с собой друзей, обещая отличное развлечение за деньги. Человек пять не меньше. После этого Сара сорвалась второй раз, она хотела сбежать, собиралась рассказать Калебу, но не успела. Дядя успел раньше. С тех пор мы были под постоянный контролем. В один момент я смог дозвониться до службы по борьбе с наркотиками, тогда его наконец посадили. А мы оказались предоставлены сами себе. Буквально за пару дней перед этим Сара встречалась с курьером, чтобы забрать наркотики, а Калеб за ней проследил. Наверное именно в тот момент он потерял контроль, домой сестра вернулась в крови, а Калеба упекли за решетку за торговлю наркотиками. Она не стала его оправдывать, даже не пришла на суд. Отчасти ради того, чтобы у нее не забрали меня, а отчасти наверное хотела его наказать. Мы уехали, после она обратила меня, а дальше было хуже. Она связалась с героином еще крепче, но не могла умереть от передозировки, как мечтала - героин ее не брал. Мы несколько лет жили как придется, а потом Калеб вернулся, нашел нас. Сара не может простить ему того, что он сделал, не может простить того, что его не было рядом, когда он был ей нужен. Что он не защитил ее, не уберег, не спас. Это все очень сложно объяснить. Я понимаю ее, но понимаю и Калеба. Я просто хотел бы чтобы все было как раньше.

+3

39

За всю дорогу мы не обронили больше ни слова. Я чувствовала, как постепенно укладывается злость Эзера и от этого становилось легче, но не сильно. У меня все болело настолько сильно, что хотелось кричать, но вместо этого я лишь подтянула колени к груди, утыкаясь в них лбом, а голову закрывая руками. Это все неправильно, так не должно быть, я никогда этого не хотела, я противилась тому, что сейчас со мной происходила и волчица из-за этого злилась, а ее злость передавалась и мне. Она ломала мои ребра изнутри и мне приходилось прикладывать немало усилий, чтобы сдерживать ее, но я понимала, что нахожусь на грани. Мы ехали к дому Калеба и согласилась я на это только благодаря тому, что там была Сара. Я не знала толком, что с ней сделал Сайлос, но если Эзер так уверенно говорил о том, что она там, значит с ней все было хорошо. Мы ехали слишком долго, а у меня тем временем болеть начали даже зубы. Мне уже сложно было различать, где боль от ломки, а где от самой волчицы, что никак не хотела сидеть смирно. Черт, надеюсь Сара даст мне энциклопедию на тему того, как дрессировать волка.
Когда мы наконец-то приехали и вышли из машины, Эзер взял меня за руку и я чуть крепче сжала ее в ответ, словно ребенок прижимаясь ближе. Это выглядело странно, если учесть то, как я веду себя обычно, но парень ничего не говорил по этому поводу и не отталкивал, за что я была благодарна. Мы замерли на крыльце, пока Эзер продолжал звонить в дверь, которую нам не спешили открывать. Я слышала голоса в доме и один из них точно принадлежал Саре, только вот почему он был таким... радостным? Она что, опять вернулась к наркоте? Когда дверь перед нами распахнулась, на пороге показался Калеб и выглядел так, словно мы их с Сарой оторвали от бурных утех, да еще и злился. На его вопрос я закатила глаза, проходя в глубь дома и продвигаясь навстречу Саре.
- Специально, чтобы тебя позлить.
Нет, ну серьезно, Калеб вечно был, как заведенная бомба, которая в любой момент может взорваться, потому я не особо удивлялась его плохому настроение и вообще уже давно перестала хоть как-то на него реагировать. Я прошла на кухню, куда тут же пришли и Сара и молодая парочка следом. Только тут я сообразила, что вижу перед собой Летти и она, что? Волчица? Ну охренеть теперь. Надо вызвать санэпидемстанцию, чтобы провели профилактику на предмет бешенства, а то тут уже куда ни плюнь - одни сплошные волки. А еще я заметила, что Шон ходит сам, охренеть.
- Привет, красавчик. Поздравляю, ты наконец-то поднялся на ноги. Я думала ты будешь ниже.
Я выдавила из себя улыбку, стараясь свое собственное бешенство держать под контролем. Хотя, стоит заметить, что волчица здесь стала чувствовать себя спокойнее, родни видать почуяла.
- Она еще и не помешала тебе обзавестись подружкой.
Я обратила внимание на то, как Шон держит трепетно Летти за руку и просто не смогла промолчать на этот счет. Не знаю, почему вообще тогда вытащила эту девчонку из притона, на миг просто почувствовала, что должна это сделать, а в итоге вон оно как все закрутилось. Надо будет прийти к Фобосу и сказать, что я теперь могу быть монашкой. Интересно, монашкам можно сидеть на героине и трахаться с прихожанами? От подобных идиотских мыслей меня отвлек Шон и на его слова я усмехнулась.
- Какие вы все милые. Надеюсь это не заразно?
Ага, и это говорит баба, которая рыдала в три ручья и не хотела отпускать Эзера на погибель. Парень мне что-то ответил прежде, чем покинуть кухню на пару со своей блондинкой, а Сара тем временем протянула мне косяк, который я тут же закурила с наслаждением, откидываясь на спинку стула. На вопрос подруги я рассмеялась.
- Сара, я в огромном минусе.
Мои мысли отвлеклись на мужиков, что стояли и спорили на мой счет. Бесят. Как будто я товар какой-то.
- Вы не охренели меня делить, как мясо на базаре?
Эзер лишь отмахнулся от меня, а я сощурилась, переводя взгляд обратно на подругу.
- У меня ебанутая волчица. Она увидела Эзера и решила, что он ее, как добыча какая-то. Осталось только взять его в зубы и утащить на свое место в углу. Она даже на Иви обозлилась, когда та к нему подошла.
Я вновь сделала очередную затяжку, задерживая дым в легких, а когда Сара засмеялась, я покосилась на нее.
- Мне не нравится твой смех.
Я внимательно посмотрела на девушку, забыв уже даже о том, что там творится в гостиной. Я, конечно, знала, что оборотни немного повернутые, но никогда не вдавалась в подробности, потому что меня это не касалось, а сейчас я вдруг обязана стала выучить все их правила. А вот стоило Саре ответить на мои слова, как я тут же подскочила на стуле, чуть ли не роняя косяк на пол.
- Да, мать твою, ты издеваешься!
Я вообще никогда не задумывалась о том, какие у нас сложились отношения с Эзером. Ну жила я у него, спали мы в одной кровати, ну чувствовала я к нему что-то непонятное, но блядь не создавать же пару на всю жизнь! У меня вообще было в ближайших планах сдохнуть где-нибудь, а не вот это вот все. А подруга тем временем продолжала меня поддевать, моему возмущению не было предела. Зато вот волчица, кажется, была очень даже довольна.
- И как я по твоему должна ему сказать о том, что нам предстоит сейчас взявшись за руки пройтись по радуге в сторону счастливой и ванильной жизни? Блядь, он вампир, Сара!
Я уже начала задыхаться от возмущения, которое меня переполняет, ведь я прекрасно уже была осведомлена на тему того, что такое запечатление - Сара мне в подробностях рассказала. Ну теперь зато все вставало на свои места, я понимала, почему так отчетливо ощущаю эмоции Эзера в то время, как на остальных мне по барабану. Сара тут же поднялась на ноги, покидая кухню, а я перевела взгляд на Эзера, который показался в проходе. К моему негодованию он еще добавил порцию масла в огонь. Я нахмурилась, глядя на него.
- Тут? С ним? Да ты издеваешься!
Все так же на повышенных тонах ответила я, но тут же осеклась. Черт, ну серьезно? Не уверена, что стоит Эзеру говорить, что он действует на меня, как валерьянка на кота. Я присмирела, глядя на парня и потушив косяк о пепельницу.
- И чем жизнь под одной крышей с этим мудаком поможет мне научиться самоконтролю?
Я по-прежнему была раздражена, но сейчас больше походила на обиженного ребенка, которого родители пытаются оставить у бабушки, пока сами уезжают на отдых. Мне, конечно, этого не знать, но я уверена, что происходит именно так. Следующие слова парня меня удивили. Я вскинула брови, бросая на него недоверчивый взгляд, но на ноги все же поднялась, подходя ближе.
- Да ладно? И откуда столько гостеприимства?
Эзер вновь взял меня за руку, уводя в дальнюю часть коридора, где открыл люк. Я с интересом наблюдала за его действиями, гадая при этом, с чего он вдруг решил мне устроить экскурсию по дому Моргана. Но стоило мне увидеть то, что там внизу, как я чуть склонилась к лестнице, чтобы лучше разглядеть.
- Нет,я конечно знала, что он больной ублюдок, но не настолько.
Я напряженно озиралась по сторонам, пока спускалась вниз по лестнице, как меня вдруг резко притянули к себе. Интересно, у Эзера такие больные наклонности давно, что его возбуждают подобные строения? Но не успела я ответить на его поцелуй, как меня тут же толкнули, а в следующий момент перед моим носом захлопнули решетку. На миг я даже растерялась, не понимая, что происходит. Внутри вдруг затаилась обида, словно меня предали. Обманным путем затащить меня сюда, как какую-то собаку и запереть в клетке? Я непонимающе посмотрела на парня, пытаясь понять, зачем он так поступает, но злость волка взяла надо мной верх. Я даже не успела понять, как мой разум сдвинулся на второй план.
Он не имел права так со мной поступать, он обязан был нас отсюда выпустить. Зарычав, я бросилась на решетку, прикладываясь со всей силы к ней лбом, но она обожгла, словно огонь, поэтому, заскулив, я отскочила в сторону, внимательно глядя на парня. Он говорил, но легче не становилось. Я пыталась принять то, что я не подхожу для этого мира, что он меня изолирует на благо всех остальных и отчасти была даже согласна с этим, хотя внутри все-равно все разрывалось на части. Стоило ему заговорить про Алису, как я прижала уши, опуская голову. Мы любили Алису. Больше, чем кого-бы то ни было и ей хотели навредить меньше всего. Я понимала, что нужно отступить, поэтому медленно попятилась назад, после чего отвернулась и улеглась на пол в дальнем углу, наблюдая, как парень поднимается вверх по лестнице, после чего захлопывается люк, отчего света становится здесь еще меньше. Мне становится больно, когда он уходит и эта боль сливается с той, что и без того терзает нас последние дни. Я тихо скулю, но никто не приходит.
Я лежу так долго, пытаюсь отключиться от боли, но выходит паршиво. Поднявшись на лапы, я начинаю ходить из стороны в сторону, надеясь, что это хоть как-то поможет, но я постепенно схожу с ума. Эти стены - они давят на меня, мне невыносимо находиться взаперти и я чувствую, как неуправляемая агрессия начинает застилать глаза. Когда люк вновь открывается, я уже плохо соображаю, кто передо мной находиться. Она там,за решеткой, но не делает ничего, чтобы выпустить меня отсюда. Я с остервенением бросаюсь на клетку, впиваясь в нее зубами. Это серебро, оно обжигает язык, зубы, губы, но я дергая клетку до тех пор, пока мой болевой порог не ломается. С громким визгом, я отрываюсь тут же падая на пол. Кости выкручивает, становится нестерпимо больно так, что лапы сводит и я невольно поджимая их к животу. Наверное единственное, что может сейчас нас избавить от этого - только смерть. Мне тяжело дышать, все это просто сводит с ума. Девушка что-то говорит, но я лишь отдаленно слышу ее голос и совсем не различаю слов. Выгнувшись, я вытягиваю морду и из горла вырывается протяжный, хриплый вой. Я действительно начинаю молить о том, чтобы меня убили, но этого никто не делает. Не знаю, сколько так лежу, пока меня не отпускает. Я устала, поэтому я отхожу на второй план.
Я чувствую под своей холодной кожей холодный бетон, но не спешу подняться на ноги, а лишь продолжаю лежать, свернувшись в клубок и обняв собственные колени. Слышу, как Сара по-прежнему сидит за моей спиной.
- Сара, мне нужна доза. Я не выдержу, я с ума сойду, если так продолжится и дальше.
Мой голос тихий и дрожит, мне страшно даже пошевелиться, потому что я боюсь вновь почувствовать эту боль.

+2

40

Мы долгое время просто шли по лесу, прислушиваясь к звукам окружающей природы. Снег скрипел под нашими ногами и я смотрела в синюю высь, между деревьев, гадая о том, смотрит ли кто-то на нас в ответ? Ладошка Летти в моей руке была такой теплой, что отвлекала от других мыслей, от которых я пыталась избавиться перед обращением, не хотелось мне особо, чтобы о них еще кому-то стало известно. Мы шагали до тех пор, пока не углубились в чащу, и тут я уже остановилась, глядя на Летти.
- Готова?
Тихо спросила я, положив руку на тело девочки. Она еле заметно вздрогнула, подняв на меня лицо и я постаралась улыбнуться как можно спокойнее. Шон отошел за ближайшее дерево, а мы разделись и я подошла ближе к Летти, погладив ее пальцами по щекам.
- Все что тебе нужно, это закрыть глаза. Закрыть и представить себе, что ты - уже не ты. Представить, как пламя плавит кости, как под кожей течет огонь, как все вокруг меняется. И дышать.
Она последовала моему совету и я видела, как ее согнуло от боли. Она упала на колени, и я села рядом, наблюдая, как ее начинает выворачивать наизнанку. Я знала это чувство, я никогда бы его не забыла. Пот выступил на ее лице и теле, от нее пошел пар, а в следующую секунду она тихо взвыла, чтобы не закричать. В мгновение ока ее тело изменилось, и вот передо мной уже стояла белоснежная волчица. Не слишком крупная, но очень красивая, с густой и длинной шерстью, очерченными черным губами и глазами, что ярко горели фиалками. Я улыбнулась, погладив ее по лбу, а после сама на миг прикрыла глаза, чувствуя силу. Я думала, что после того, как я стала прежней, то и сила моя уйдет, но ее остатки еще были и видимо останутся навсегда - Сайлос не зря накачивал меня каким-то дерьмом. Я боднула Летти головой.
- Ты похожа на белый одуванчик.
Она растерялась, слыша мои мысли, а тут показался и Шон, обескураживая ее еще больше.
- Она сейчас с ума сойдет.
Выдохнула я, слыша одновременно мысли и Шона и Летти. Непривычно, но не более того. Слыша, как мой брат расточает комплименты я насмешливо фыркнула, а после двинулась вперед, запоминая, где мы бросили вещи. Мелкие веточки ломались под лапами, но мне нравилось снова чувствовать себя в лесу и при этом в ясном уме. Я любила быть волком, я смирилась с этим сразу же, как меня укусили, потому у меня никогда не было проблем, за исключением тех, что устроил мне Сайлос. Я то и дело оборачивала уши назад, прислушиваясь к шагам волчат.
- Шон ты говоришь так, как будто мы в клубе анонимных алкоголиков.
Усмехнулась я, подначивая братца. Он видимо развеселился, так что рванул вперед и прикусил меня, за что получил рык. Я хотела наподдать ему лапой, но вместо этого случайно зарядила Летти, которая смешно тявкнула и чуть не перевернулась.
- Ой ой ой, сорянушки.
Брат рванул вперед и я коротко и отрывисто рявкнула, подзывая Летти следом и мы пустились в погоню. Мне не нравилось, что он так напрягает лапы, но видимо ему было легко. Мы гнались друг за другом, то и дело перекликаясь отрывистым воем или рычанием, поднимая тучи снега и ломая тонкие ветви кустов на пути. Догнав Шона я легко толкнула его в сугроб, а он вынырнул и опрокинул белоснежную. Мы дурачились как дети и я снова чувствовала себя счастливой, впервые за долгое время. Мы остановились возле ручья и я тоже опустила морду, делая пару глотков. Я повела ухом в сторону брата и скосила на него глаза.
- Ты не боишься напрягать лапы?
Но Шон поспешил меня успокоить, так что я не стала больше волноваться. Шон разыгрался и мотнул Летти головой в ручей и я тут же зарычала, шутливо прыгая на него и отгоняя прочь, а после и вовсе повалила в снег, а Летти прыгнула следом. Мы принялись легко кусать и трепать Шона, пока он не взмолился о пощаде, так что мы уступили. Я гордо вскинула морду, глядя на него сверху вниз.
- Потому что суки правят миром, милый.
Дальше мы снова спокойно двинулись вперед, но стоило мне почуять аромат лесной живности, услышать шорохи впереди, как я напряглась, смотря вдаль и видя зайцев, что резвились на поляне. Мысль пришла в голову внезапно и я тут же пригнулась к земле, припадая к снегу. На брюхе я поползла вперед, видя, как волчата делают тоже самое. Не знаю зачем мне взбрело в голову охотиться, мы вообще редко это делали, но это было весело.
- Помнишь я тебе про зайчиков говорила, мм?
Спросила я Летти, а в следующий момент вдруг вспрыгнула вверх, приземляясь на поляне и прихлапывая одного зайца лапой, а второго пытаясь схватить зубами. Они были мелкие, разбегались в разные стороны, так что мы все втроем принялись их ловить, а Летти даже прилетело по морде лапами, пока она ныряла под моим брюхом. Лишь переловил пол дюжины ушастых мы наконец остановились, тяжело дыша. Мне было смешно и весело, но постепенно вечерело - пора было возвращаться в дом. Я больше не чувствовала себя в безопасности в лесу ночью, особенно когда Рей стал вожаком. По крайней мере я не стала бы ставить под угрозу детей. Мы подхватили добычу и вернулись к исходному пункту, откуда начинали, а после переоделись и направились к дому. Мы смеялись на весь лес, размахивая руками, делясь впечатлениями.
- О да, а ты был таким героем, когда погнался за зайцем и врезался в ствол дерева...
Подначивала я брата в ответ, задыхаясь от смеха. Но стоило нам приблизиться к дому, как я увидела Моргана, что тут же впился взглядом в мое лицо. Сначала я испытала напряжение, но после поняла, что не хочу ничего выяснять и ругаться тоже. Я отдала в его руки зайцев, а после подхватила Летти за плечи, уводя ее в дом. Шон остался поговорить с ним, но это было не мое дело. Мы разделись и я прошла на кухню, чтобы заварить чай. Вскоре Шон к нам присоединился и мы поели, а затем отправились в комнату. Летти попросила меня помочь ей с домашкой и я стала вспоминать, что я вообще знаю из учебы, пока брат залип в книгу. Учиться нам надоело быстро и мы открыли какой-то журнал с тестами на соционику и принялись гадать кто тут из нас кто. Было весело, так что мы не сразу услышали стук в дверь, но вот другого волка я почувствовала быстро и тут же нахмурилась. Тео? Да быть не может. Мы все втроем спустились вниз и я увидела Эзера, почувствовала напряжение Калеба и Шона, занервничала сама, это передалось Летти, а еще на нас повеяло неврозом от Тео. Отлично. Чудесный коктейль. Тео тут же двинулась ко мне и мы направились на кухню. Я снова поставила чайник, пока Тео с Шоном болтали, но вскоре он увел Летти и мы с подругой остались наедине. Я видела, что ей реально паршиво, и прекрасно понимала почему. Ломка, еще и волк. Жуткое сочетание. Я протянула ей косяк с травкой, больше у меня ничего не было, с героином я завязала, а после событий с Сайлосом решила еще и завязать быть барыгой, а заодно и уволилась из Алькатраза, сообщив об этом по телефону Бьянке - она там теперь админ. Не то чтобы это было ради Калеба просто, мне не хотелось больше иметь ничего общего со всем этим дерьмом. И хотелось оградить от этого семью.
- Я так понимаю, что по десяти бальной шкале, ты где-то ниже минус десяти да?
Усмехнулась я, тоже закуривая. Травкой я еще баловалась, но не считала это слишком серьезным. Пока Тео отвечала я видела, как она выкрикивала ответ в адрес Эзера и Калеба, но не обращала особого внимания. Но вот стоило Тео поделиться со мной следующими откровениями, как я вдруг расхохоталась, отрывистым и лающим смехом, задыхаясь дымом от самокрутки. Тео смерила меня взглядом, но я не могла ничего с собой поделать. Подумать только она столько говорила мне свалить от Калеба, а сейчас поймет каково это.
- Добыча...о нет, тут дело в другом...
Ответила я, а после ее прищуренного взгляда, постаралась стать чуть серьезней, хотя не переставала улыбаться.
- Еще бы. Помнишь я рассказывала тебе про пару на всю жизнь и все такое?
Соображалка у подруги хорошо работала, так что она тут же вскочила на ноги, гневно разоравшись на всю кухню. Я снова засмеялась.
- Я? Нет. Не я же выбрала парой на всю жизнь вампира, а твой волк.
Тео продолжала бесноваться, и я могла ее понять. Я тоже злилась, когда впервые все осознала.
- Ну блин, по моему все не так и плохо.
Вскоре на кухню пришел Эзер, а я пошла проведать детей. Калеб направился в свою комнату, с ним мы больше не говорили. Я видела, как Эзер обманом затолкал Тео в подвал, слышала, как она там беснуется, чувствовала ее тревогу. Я спустилась к ней где-то через час, принесла бутылку с водой и села рядом. Она была красивая, чем-то похожа на Калеба, только рычала и кидалась в клетку. Я сама когда-то делала также. Лишь когда ее волк ослаб, она снова обернулась и я поставила между прутьями бутылку, задвигая ее внутрь и стараясь не обжечься. В ответ на ее слова я села на пол возле клетки, прислонившись спиной к стене и прикрывая глаза.
- У меня нет дозы. Я больше не барыга и не собираюсь к этому возвращаться. А даже если бы и была бы - не дам. Быть оборотнем наркоманом это слишком. С этим нельзя справиться, это нельзя совмещать, поверь - я то знаю. Знаешь скольких я убила под приходом? А ведь многих из них я знала. Неужели ты хочешь также? Тебе надо слезть. Да тебе будет казаться, что ты щас сдохнешь, и так будет долго, но так надо.
Я понимала, что ей тяжело, но в одном Калеб был прав тогда со мной - так будет лучше. И для Тео тоже.

+2

41

Я сжимала две ладони в своих руках все крепче, когда мы углублялись все дальше в лес. Мне было страшно и, видимо, Сара с Шоном это чувствовали, потому что успокаивающе переглядывались на меня. Сердце билось сильнее в предвкушении чего-то нового, неизведанного, а внутри все замирало и с трепетом ждало этого. Я ощущала всем телом тягу к лесу и это было непривычно, ведь я привыкла к бетонным коробкам и никогда не отличалась особой любовью к природе. Но все меняется и меняется так быстро, что я даже не успеваю за всем уследить. Стоило нам остановиться, как Шон отпустил мою руку, уходя за ближайшее дерево. Я напряглась, ощущая, как желудок от волнения подскочил куда-то к горлу и еле заметно вздрогнула, когда Сара положила ладонь на мое плечо. Я обернулась на нее, оставляя слова без ответа, потому что на самом деле я не была готова, мне было страшно и я даже и предположить не могла, что меня ожидает дальше, но они оба мне сказали, что пути назад нет, поэтому я постаралась улыбнуться. Я последовала примеру Сары и скинула с себя одежду - никогда не думала, что буду стесняться своей наготы, но сейчас чувствовала себя неловко, стоя посреди леса полностью обнаженной. Я внимательно выслушала, что мне говорит девушка, после чего сделала глубокий вдох, прикрывая глаза. Внутри начало разгораться пламя. Сначала оно было еле уловимым, отзывалось приятным теплом, но довольно быстро стало наполнять все мое нутро, пока мои кости действительно не взвыли, словно меня окунули в лаву. Мне стало нестерпимо больно, ноги подкосились и я рухнула коленями на прохладный снег, что тут же растаял под моей горячей кожей, кости стало выворачивать и мне хотелось только одного - чтобы это скорее закончилось. Я зажмурилась еще сильнее, упираясь ладонями в мерзлую землю и изо всех сил старалась не закричать, но из горла все-равно вырвался сдавленный стон.
Все закончилось резко. Боль отступила, словно кто-то заботливо смахнул ее рукой с моего тела. Я не торопилась открывать глаза, лишь тяжело дышала и прислушивалась к своим новым ощущениям. Ветер нежно трепал шерсть на моем теле, снег жалобной скрипел под лапами, слух стал еще более острым и я невольно водила ушами в сторону криков птиц. Когда я наконец-то раскрыла глаза, мир вокруг преобразился в совершенно иные краски. Они стали ярче, словно кто-то добавил оттенков,слегка размытыми, но при этом я прекрасно могла отделить одно от другого. Я услышала голос Сары и обернулась в ее сторону, подмечая, что она стала гораздо меньше по сравнению со мной, но ненадолго - спустя пару секунд передо мной уже стояла крупная черная волчица. Сейчас я ее не боялась, ее глаза веяли теплом и заботой, но стоило мне услышать ее мысли, как я обескураженно на нее посмотрела, теряясь в собственных, а в следующим момент из-за дерева вышел Шон, чьи мысли тоже были в моей голове. Сара говорила мне об этом, но все-равно это было непривычно, это путало и вносило еще больше сумятицы в мое сознание.
- Спасибо.
Так же мысленно ответила я, пытаясь привыкнуть к новому способу общения.
- Кажется мне нужно время, чтобы привыкнуть к вашим мыслям.
Мы двинулись вперед и я осторожной поступью шла по снегу, оглядывая все вокруг, чувствуя, как по моим венам течет сила, которой у меня никогда не было. Она делала меня увереннее, меняла меня, теплыми объятиями осторожно забирала от моего прошлого мира, из которого я не видела выхода. Страх отступал по мере того, как я начинала привыкать к новым ощущениям. Я чувствовала себя в безопасности, ощущала себя нужной и мне это приносило покой. Мы шли с Шоном бок о бок, пока Сара вела нас вперед и прислушивалась к тому, что он мне говорил.
- А еще учит не думать о чем попало.
Насмешливо ответила я в ответ на его слова. На самом деле жутко, когда кто-то может читать твои мысли, ведь порой ты действительно можешь думать о том, что никогда не скажешь вслух, а тут просто тебе уже ничего не утаить.
- Это не сводит с ума?
Поинтересовалась было я, но тут услышала Сару и Шон поспешил прихватить ее шутливо за холку. Я на миг растерялась и в следующий момент мне по морде зарядили лапой, отчего я чуть было не рухнула на землю, оседая на задние лапы. Сара с Шоном веселились и их настроение передавалось мне, поэтому стоило им пуститься вперед, как я тут же рванула следом, стараясь за ними угнаться. Я еще плохо координировала свои движения, скорее двигалась интуитивно, поэтому не сильно отличалась ловкость в отличие от Шона с Сарой. Волчица быстро догнала своего брата, толкая его в сугроб, а я даже и не подумала, что мне стоит ожидать какого-то подвоха, но неожиданно Шон выпрыгнул, настигая меня и теперь мы вместе повалились в снег. Я весело прикусывала его за черную шерсть, отпихивая лапами и тут же к нам присоединилась Сара. Словно дети мы бесились в снегу, поваливая то одного, то другого, а сердце так бешено стучало от радости, что все страхи испарились, остались где-то там позади.
Я поднялась на ноги, стряхивая снег со своей шерсти и двинулась следом за Сарой и Шоном. Когда мы добрались до ручья, то двое черных волков сразу же припали к воде, жадно ее глотая и поспешила последовать их примеру - пить хотелось ужасно. Я склонила морду к ручью, пытаясь понять, как вообще мне теперь пить, но тут же меня окунули в студеную воду, отчего капли попали в нос и я расчихалась. Сара в шутку стала за меня заступаться и я тут же поспешила тоже дать сдачи. Мы вдвоем накинулись на Шона, принимаясь его трепать до тех пор, пока он не взмолил о пощаде. Мы отпустили волка, после чего вновь двинулись вперед. Смятение заменилось спокойствием, страх - радостью. Я постепенно привыкала к новому миру и понимала, что он больше меня не пугает, что он влечет к себе все больше и больше, словно я плавно погружаюсь в сладкую патоку. Мы двигались нерасторопно, но вдруг Сара замерла на месте и ее примеру последовал Шон. Я подошла ближе, наблюдая на поляне зайцев и что-то внутри меня задрожало, побуждая к тому, чтобы подхватить азарт этой пары. Животные инстинкты все-равно брали верх надо мной и если в обычной жизни я бы пожалела несчастных кроликов, то сейчас я, подобно Саре и Шону припала к земле,медленно подкрадываясь к поляне. Первой с места сорвалась Сара, тут же прихватывая сразу двух зайцев, следом Шон, а затем уже и я. Напуганные, они тут же побежали в рассыпную, поэтому я только и успела, что проскользнуть под брюхом черной волчицы. Когда добыча была уже совсем близко, я звонко клацнула зубами, но мне не хватило пары сантиметров, чтобы дотянуться, зато вод заяц больно ударил меня по морде и тут же скрылся в кустах. Не знаю, сколько времени мы провели, как ошалевшие ловя зайцев, но вскоре каждому удалось поймать по паре. Это было весело, настроение у каждого было приподнятым даже несмотря на то, что каждый немного устал, хоть у меня энергии пока было меньше всех. Тяжело дыша, мы направились обратно, таща в пастях бедных зайцев, но сейчас чувство жалости отошло на второй план, что-то внутри ликовало от маленькой победы и делало меня довольной.
Мы добрались до опушки, где оставили свою одежду. Шон вновь скрылся за деревом, а я прислушалась к Саре, вновь делая то, что она говорит. Мне вновь было больно, но уже не так сильно и обернуться обратно получилось гораздо легче. Одевшись, мы все направились в сторону дома, делясь впечатлениями. Мне пока было гораздо спокойнее просто говорить, нежели думать о том, что все вокруг читают мои мысли, хотя и с этим, мне кажется, я вскоре уже свыкнусь.
- Я гонялась за зайцем. Отлично. Я ожидала чего угодно, но только не того, что мне будут кролики по морде лапами бить.
Смеясь ответила я парню. Если честно, то я вовсе не ожидала того, что буду охотиться, хотя Сара меня предупреждала. Но мне нравилось это неподдельное чувство веселья. На самом деле - я давно так не смеялась, как сейчас. Мы продолжали болтать, пока на пороге дома не увидели Калеба. Он вновь был слишком хмурым и я чувствовала, как от него веет нервозностью, потому тут же сникла. Я всегда чувствовала себя неуверенно, находясь рядом с ним. Он был злым, очень злым и сейчас, когда мои чувства обострились, я ощущала это как никогда. Шон взял меня за руку и я крепче сжала его пальцы, стараясь следовать чуть позади, словно прикрываясь за его плечом. Мы с Сарой вручили Калебу зайцев, после чего сами вошли  в дом, а Шон остался на улице. Скинув с себя одежду, мы с Сарой пошли заваривать чай, а вскоре к нам присоединился и парень. Мы продолжали разговаривать о времени, проведенном в лесу, а потом с кухни перебрались в спальню Шона, где тот сел за книгу, а мы с Сарой за мое домашнее задание. Я не отличалась особой тягой к знаниям, хоть и старалась учиться прилежно, чтобы не вылететь из университета - в конце концов, тем шансом, что мне выпал было грех не воспользоваться. Но, Сара тоже, видимо, не особо горела желанием вникать во всю эту тягомотину, по-крайней мере не сейчас, поэтому, не сговариваясь, мы отложили учебники в сторону и тут же притянули к себе журналы, принимаясь проходить самые разные тесты. Это было непривычно, вот так вот сидеть с кем-то, обсуждать какую-то немыслимую чушь и искренне смеяться, ведь у меня никогда не было подруг. Ощущение, что я действительно обрела новую семью делало меня счастливой.
Нашу идиллию прервал стук в дверь, а затем снова и снова и мы все втроем поднялись на ноги, чтобы спуститься вниз. Дверь уже распахнул Калеб и на пороге я увидела Эзера с Тео. Если первый выглядел, как обычно, хоть и не без тени усталости на лице, то Тео вовсе была на себя не похожа. Пока я с ними жила, я видела живую девушку, которая не давала покоя парню, устраивала шабаши с его сестрой и вообще редко сидела на месте, а сейчас она была истощенной, с кругами под глазами, слишком бледной и злой - это чувствовали все. Я ощутила напряжение Шона, а следом он встал перед нами, но я осторожно взяла его за руку, объясняя, что эти люди ничего плохого не сделают. По-крайней мере мне хотелось так думать, ведь они дали мне временную крышу над головой, а Эзер вообще устроил меня в университет. Я ответила на его приветствие кивком головы, после чего мы вчетвером ушли на кухню. Я привыкла к тому, что Тео не обращает на меня внимания и даже сейчас она говорила только с Шоном, но я и не нуждалась в общении с ней, поэтому, дождавшись, пока парень с ней поговорит, я проследовала следом в его спальню. Шон вдруг вновь заговорил и я ощутила его дрожь на себе, поэтому удивленно подняла на парня глаза.
- Подвал?
Я не понимала о чем он говорит и почему это заставляет его нервничать, но брюнет поспешил мне рассказать. Я не видела этого места, но ощущала напряжение парня и его рассказы заставляли меня практически прочувствовать это место на себе, становилось жутко.
- Я тоже еще не окончательно завязала с наркотиками. Меня тоже ждет подвал?
Осторожно поинтересовалась я у Шона. Я знаю не по наслышке, что такое героиновая ломка и прекрасно понимаю, что люди перестают себя контролировать, а что уже говорить об оборотнях? Мне не хотелось, чтобы кто-то пострадал в этой семье лишь потому что у меня была эта больная зависимость.
Шон сел на кровать и я пристроилась с ним рядом, облокачиваясь спиной на подушки. Парень все продолжал говорить и я молча его слушала. Он был уверен в том, что я не сделаю ничего плохого, а я так не думала. Я только сегодня впервые обернулась в волка, я еще не знала предел своего контроля и не понимала, смогу ли справиться сама, но пока свои опасения приберегла при себе. Шон вновь заговорил о Калебе и я не могла понять, почему его чувства всегда так разнятся. Сейчас он говорил о нем спокойно, даже с каким-то уважением, но стоит ему оказаться в обществе Сары, как я чувствую его ненависть и ее тоже. Это все слишком сложно, но рано или поздно я должна все-таки понять.
- Почему Сара его так ненавидит?
Она действительно испытывала к нему чувства, как к самому злейшему врагу, но я не понимала почему, ведь сейчас Шон описывал его совсем иначе. Когда он начал свой рассказ, я молчала, внимательно слушая историю Сары. Это было ужасно и несправедливо. Я понимала ее чувства, понимала ее ненависть. Я никого не винила в собственной жизни, потому что сама ее такой сделала, но у Сары не было другого выбора, она действительно была жертвой.
- Может когда-нибудь они смогут разобраться в своих отношениях.
Мне было не так легко понять их обоих, но все же пока я предпочитала оставаться на стороне Сары. Наш разговор прервал вой, доносящийся из подвала и я невольно сжалась, представляя, насколько сейчас больно Тео и понимала, что отчасти меня ждет тоже самое, но пока мне не хотелось об этом думать. Я перевела взгляд на Шона.
- Когда ты планируешь пойти в университет?
Шон наконец-то встал на ноги и теперь мог посещать Стоунбрук, как полноценный студент. Я уже успела понять, насколько для него важна учеба, поэтому тепло улыбнулась в ответ на его слова.
- Волнуешься?
Его целеустремленности действительно оставалось только завидовать. В то время, как другие ноют о том, что их уже все достало, бросают все и пускаю на самотек, он даже оставаясь прикованным к коляске продолжал учиться и пытаться добиться своей цели.
- Тогда тебе стоит набраться сил, в понедельник тебя ждет масса эмоций.
Я склонилась к парню, оставляя легкий поцелуй на его щеке. Это было каким-то трепетным чувством, чистым и лишенным всей той грязи, к которой я привыкла и мне хотелось уберечь его. На слова парня я улыбнулась еще шире, сползая с его кровати.
- Согласна. Именно поэтому я иду спать. Спокойной ночи.
Попрощавшись с Шоном, я поднялась на второй этаж в спальню, в которой мы ночевали прошлой ночью, после чего избавилась от одежды и забралась под одеяло.

+2

42

Я слушала подругу и понимала, что так действительно будет лучше. Я за один миг умудрилась лишиться всего, что у меня было - клуба, который стал мне дорог, ребят, к которым слишком сильно привязалась, хоть и не давала об этом никому знать. Я умудрилась даже напугать Алису и теперь даже не знала, как она будет относиться ко мне дальше, хотя Джо прекрасно дал понять, чтобы я к ней не приближалась. Со мной оставался только Эзер и то я не была уверена, что со всем этим дерьмом, что сейчас происходит, он вообще решит оставить меня под своим боком. В конце концов, он просто засунул меня в эту клетку и уехал. Внутри клокотала злость, но на удивление - я совершенно никого не винила, даже Сару, хотя сейчас готова была убить кого угодно за одну жалкую дозу. Я вдруг вспомнила мать, ее иссохшиеся черты лица, дешевую косметику, приторный запах дешевых духов, что смешивался с никотином и получалось адское зловоние. Иногда я думала, что мне нет до нее дела, что я давно оставила ее в прошлом, но каждый раз, как я пускала по вене эту хрень, как ложилась под очередного мужика - я думала лишь о том, как однажды вернусь в тот дом, где она делала вид, что растила меня, и убью ее. Я была зла, агрессивна, но никогда не желала кого-либо убить. Могла искалечить и избить до кровавого месива, но не более, того, а к ней испытывала сильные и неподдельные чувства.
На дрожащих руках я оторвалась от пола и переползла ближе к решетке, стараясь ее не задеть и села, облокотившись голой спиной к холодной стенке. Открыв крышку бутылки, я осушила ее практически до конца, после чего тяжело выдохнула.
- Что этот псих с тобой сделал?
Перед моими глазами до сих пор стояла картинка того кровавого побоища - горы трупов человеческих и волчьих, повсюду кровь, на которой мы с Иви скользили и безмолвные тела парней. Сара была там и была гораздо дольше, поэтому я не знала, что Сайлос с ней сделал, но стоило ей рассказать, как на моих губах появилась злая усмешка - я вдруг пожалела, что не увидела его смерти, а так хотелось.
- Видать таких как мы игла будет преследовать вечно.
Горько усмехнулась я, после чего обернулась в сторону клетки. Сару я не видела, но чувствовала ее напряжение. Странно это, ощущать кого-то. Если с Эзером еще все более ли менее было понятно, то по поводу Сары - совсем непривычно, хоть ее я чувствовала гораздо слабее. Может у нас затесался тройничок?
- Как ты сейчас себя чувствуешь?
Я тихо выдохнула на слова девушки, допивая воду из бутылки.
- Не знаю, я чувствую твое напряжение. На тебе я тоже запечатлилась?
Я пожала плечами, вновь прихватывая за собой черный юмор. Я слушала подругу, прикрыв глаза и тихо покачала головой.
- Я не хочу этого и никогда не хотела. Я не хочу бегать по лесу на четырех лапах, мне не нужна стая, не нужно это запечатление, из-за которого я буду зависима от кого-либо. В конце концов я вообще собиралась сдохнуть в ближайшие пару лет, а не вот это вот все.
Черт, да оборотню даже суициднуться не так то легко, как хотелось бы. Я понимала, что мне теперь придется смириться, но не могла. Внутри меня все протестовало этому, подобной жизни, а слушая Сару - только подпитывалось большим негативом. Я тяжело выдохнула, вновь зарываясь пальцами в волосы.
- У тебя есть брат, который всегда рядом. И знаешь, я еще не видела, чтобы ты так улыбалась.
Несмотря на то, какие у них с Калебом были отношения, он всегда ее вытаскивал из любой задницы, про их отношения с Шоном я и вовсе молчу - эти двое всегда были эликсиром друг для друга. У Сары всегда был кто-то, кто готов был ей помочь, даже если она думала, что осталась совсем одна против всего мира. Ее следующие слова меня удивили.
- Ты так обрадовалась приобретению щенка?
Усмехнулась я. Надо же, я и не думала, что Сара сможет испытать теплые чувства к кому-то еще помимо своего брата. Но Сара вдруг зарычала, заставляя меня удивиться еще больше, а потом вновь заговорила. Я слушала ее внимательно и пыталась понять, какой ее там хренью напичкали у Сайлоса, но потом все-таки сообразила, что это такой ебанутый мозг у оборотней. Я сделала глубокий вдох, не сразу отвечая на вопрос девушки.
- Я уже поняла, что у оборотней в голове черти что, так что смеяться не буду.
Я немного помолчала, после чего вновь подала голос.
- Но можно теперь звать тебя мамочкой?
Я тихо рассмеялась и вдруг оказалась рада, что нас отделяет решетка. Сара пригрозила мне блохами, отчего я рассмеялась еще больше.
- Ну маам, ну не ругайся.
Мы еще немного попререкались с Сарой, пока боль вновь не начала о себе напоминать. Мне не хотелось, чтобы Сара сейчас уходила, иначе я с ума сойду. Я слушала, как в доме царит тишина, молодая парочка в комнате о чем-то болтает, Калеба вовсе не слышно - везде какое-то странное и непривычное спокойствие.
- Что у вас с Калебом? Я слышала ты умудрилась переспать с Джо.
Если честно, я не особо пока понимаю, как ведут себя оборотни в подобных ситуациях, но если учесть тот факт, что Калеб попытался прикончить Джо - не очень хорошо. Хотя, Калеб сам по себе ебанутый, может быть это природное.
- Маниакальный псих убийца с завышенным чувством собственного достоинства. Разве нужны еще ответы, зачем он тебя притащил?
Никогда не любила Калеба - если в клубе он еще пытался быть хорошим, то за его пределами показывал всю свою истинную сущность. Их отношения с Сарой напоминали вечно извергающийся вулкан. Я бы на ее месте давно бы ему башку оторвала.
- Сама то жалеешь, что он от Сайлоса вернулся живым?
Сара всегда бежала от него и я прекрасно понимала почему, но он каждый раз ее возвращал домой. Наверное, было бы действительно лучше, если бы он просто исчез, потому что Сара рассказывала, что из-за запечатления он хрен куда денется от него. Наверное, эту сильнодействующую херню можно только смертью разрушить. На ответ Сары я закатила глаза.
- Черт, тебя понять можно только под приходом. И то не всегда.
Я слушала подругу и понимала, что все прелести этого запечатления мне стоит еще познать, так что мне теперь тоже оставалось только смириться.
- Это все потому-то у оборотней психика неадекватная.
Никому не приходит в голову выбирать себе пару на всю жизнь. Даже вампиры, у которых брак может разрушить только смерть, не особо будут горевать, если прикончат своего суженного, а у этих хвостатых все через одно место.
- Ага, охренеть ты меня обрадовала. Я даже не знаю, как сказать ему обо всем этом, ты ведь в курсе, что он не особый сторонник моногамии.
Услышав ответ Сары, я вдруг замерла на миг, чувствуя, как внутри все леденеет. Я немного помолчала прежде, чем ответить чуть тише.
- Ну тогда не удивительно, что он так быстро свалил.
Если честно, я совсем не знала, что делать дальше. Рано или поздно из этой клетки меня все-таки выпустят, в клуб мне дорога закрыта, а какая будет реакция у Эзера я даже не знаю и думать об этом не хочу.
- А кто сказал, что мне хреново? Еще я по евреям не страдала.
Страдала и еще как, но не буду ведь я об этом кричать на каждом углу. Даже Эзер хрен еще увидит от меня столько слез.
Сара еще немного посидела со мной, после чего поднялась на ноги и, попрощавшись, ушла наверх. Стоило люку закрыться, как вокруг все вновь стало темно и неуютно, разве что тусклая лампочка одиноко горела на потолке. Я долгое время еще сидела, прижавшись к стенке, чувствуя, как нарастает боль, пока она снова стала нестерпимой.
Несколько часов я металась по комнате, пытаясь спрятаться от чувства ломающихся костей, пока наконец-то не опустила тяжелую голову на лапы, проваливаясь в сон.

+2

43

Я сидела прислонившись спиной к холодной стене и наблюдала за тем, как подруга поглощает воду. Я понимала, что ей плохо. Понимала и то, что скоро ей станет еще хуже. Я не чувствовала ее ощущения так остро, как Шона или Летти, и уж тем более не так, как Калеба, но все равно достаточно, чтобы вновь вспомнить то, что переживала сама. Меня Калеб приковывал сначала серебряными наручниками к батарее в спальне, а когда понял, что я скорее отгрызу себе руки, чем там останусь, то перетащил меня в подвал. Интересно, он думал о том, что эта тюрьма ему пригодится еще для кого-то, помимо меня? Я прикрыла глаза, слушая собственное сердцебиение и прислушиваясь к Тео. Услышав ее вопрос я не удивилась. Скорее меня постоянно удивляло почему об этом не спрашивали Калеб или Шон. Я вспоминала, с каждым днем вспоминала все больше, хотя предпочла бы не помнить. Но память въедалась в меня, точно кислота и приносила за собой отвращение к своей природе. Я пожала плечами.
- Я помню не все. По большему счету я лежала в какой-то комнате без окон, связанная серебряными цепями, не могла даже двигаться. Помню, что не могла обратиться обратно и как постепенно все забывала. Старалась помнить, но будто ластиком стирали. Вот у меня был брат, а вот я не помню его лица и имени. И злость, ненависть, они заполоняли все. Мне что-то кололи, чем-то поили. А потом кормили человечиной. Никогда бы не подумала, что смогу это есть. У меня даже была миска.
Я хмыкнула, вспоминая как услуживала Сайлосу, вспоминая во что он меня превратил. Злости во мне уже не было, лишь огорчение и усталость.
- Лишь бы не на столе у ветеринара.
Усмехнулась я в ответ и переплела свои пальцы. В ответ на слова Тео я удивленно вскинула брови.
- Достаточно хреново, а что?
Мы не были девочками, которые любят поговорить по душам и встретить такой вопрос было довольно странно. Но выслушав ее слова я усмехнулась и успокоилась, ей еще ко многому предстоит привыкнуть.
- Это нормально, ты будешь чувствовать всех волков рядом с собой. Также как и свою стаю.
Не всегда приятные ощущения, это я знаю по себе. Я внимательно выслушала ее слова, а потом мне на миг стало... Отчасти почти радостно. Какое-то мрачное удовлетворение от того, что не я одна это пережила. Что не мне одной хуево. Херовая я подруга. Очередная усмешка.
- Ну теперь ты не сдохнешь еще минимум лет сто, если тебя не прибьют, по лесу тебе бегать придется чтобы не съехать с катушек, а от Эзера ты никуда не денешься даже если он будет пинать тебя ногами. Поздравляю ты выиграла в лотерею.
Я сказала это грубее, чем планировала, а потом промолчала. Это было неправильно. Она не была виновата в том, что случилось со мной. Я выдохнула, а потом заговорила снова, уже тише.
- Я понимаю тебя лучше чем ты думаешь. Я тоже не хотела такой жизни. Думала героин меня прибьет, колола больше и больше и ничего. Жива...даже Сайлос не убил, хотя я в какое-то время на это надеялась.
Тео мне ответила и меня тут же снова наполнила злость.
- Да, брат которому я боялась перегрызть горло во время каждого обращения, когда меня злило все на свете. Очень легко.
Я слишком хорошо помнила, что пережила по вине Калеба. А он ведь был в тюрьме и никто ничего мне не объяснял, я справлялась сама пробуя все варианты узнавания своей сущности из различных книг. Было не очень радужно. Но услышав ее следующие слова я вдруг успокоилась и снова улыбнулась. Таким как я нельзя было иметь детей. Нельзя было создавать себе подобных, и если бы жив был дедушка Калеба, то наверняка попытался бы меня убить, ведь по кодексу древних и рожденных, женщина не имела права создавать. А я создала брата, а потом и Летти. Я должна была убить ее, перекусить пополам, или добить, чтобы она не переживала все то, что пережила я, но стоило мне взглянуть в ее глаза, почувствовать ее запах, услышать ее сердцебиение, как любовь окутала меня.
- Это из-за Летти...
Тихо сказала я, прислушиваясь и к ней и к Шону. Стоило Тео невинно пошутить, как я тут же зарычала, хрипло и яростно.
- Она моя!
Мне хотелось немедленно прижать Тео к земле и трепать, пока она не взвоет. Чувство было такой силы, что сводило с ума. Мне на миг показалось, что все мое тело наполнилось исступленной яростью всего волчьего племени. Я готова была разорвать на части любого, кто осмелится поднять лапу на этого ребенка. Она была моей, моей до последней капли крови. Я никому не позволю ее забрать. Это чувство сходило волнами, постепенно, оставляя за собой спокойствие. Я дышала глубоко и размеренно.
- Это сложно объяснить. Знаешь, никогда не хотела детей, даже представить себя матерью было странно. Но я ее обратила и она... Она мне как ребенок. Мой ребенок. Не знаю, но чувства такой силы, что если ей будет угрожать опасность я сама пойду хоть против десяти Сайлосов. Абсолютная ярость. Никогда не знала что такое материнский инстинкт, а сейчас понимаю в полной мере. Посмеешься надо мной?
Я и сама горько усмехнулась, но Летти была почти единственным хорошим из того, что случалось за последнее время. Тео, надо отдать ей должное, эту тему развивать не стала, за что я была ей благодарна. Я еще не привыкла жить со столь сильным чувством и на многое реагировала слишком остро. В ответ на следующие слова подруги я фыркнула.
- Еще раз услышу и натравлю на тебя блох.
На самом деле блохи это очень неприятно, а вывести их не просто. Этому я тоже научилась на горьком опыте. Бр, как вспомню....Мы некоторое время просто разбрасывались прирекательствами, а после на некоторое время замолчали. На вопрос про Калеба я тяжело выдохнула.
- Ага ему назло. Ты же знаешь я все делаю ему на зло. А так ничего - на кой-то черт вернул меня в сознание и притащил домой, хотя я просила дать мне сдохнуть наконец.
Всем было бы легче, если бы он убил меня. и Мне в первую очередь.
- Он не может меня убить. Парадокс. Скорее он убьет себя.
Я знала, что все это из-за запечатления, как и та любовь, о которой он говорил. Я любила его, когда-то, но это были совсем не такие чувства, как сейчас. Не омраченные ненавистью и болью. На слова Тео я задумалась. Нет, смерть Моргана не принесла бы мне облегчения. Я часто грозилась убить его, жаждала этого с маниакальной жадностью, но не пережила бы - наверняка не смогла бы пережить.
- Нет. То что я ненавижу его не значит, что я хочу чтобы он сдох. Хотя желаю ему это постоянно.
Я знала, что это сложно понять и не надеялась, что Тео сможет. Никто не мог, кроме меня и Моргана. На следующие слова Тео я усмехнулась.
- Ну типа того. Надейся что Эзеру ты не наскучишь, потому что жить ты будешь охренеть как долго, и без него охренеть как херово.
А ее ответ. Я даже не знала стоит ей говорить или нет. Не знала насколько с вампиром у них все серьезно.
- Он знает, Морган ему сказал.
Она долго молчала, а ее ответ был слишком сдавленным. Мне стало ее жаль.
- Эй, у тебя просто не может быть все также хреново, как у меня.
Тео разразилась бравадой, но ее голос дрогнул и я поняла, что ее следует оставить одну. Нас очень объединяло одно качество - мы ненавидели быть слабыми на людях. Потому я поднялась на ноги, отряхивая джинсовые шорты и кивнула на пару бутылок воды, что оставила у решетки.
- На ночь хватит, а утром я приду.
После я направилась в комнату к Летти, где теперь временно обитала. С ней стены не давили на меня и мне было проще. А дальше дни потекли своим чередом. Брат с Летти вернулись на учебу, я же сидела с Тео днями на пролет, почти не появляясь наверху и не видясь с Калебом. Иногда приходил Эзер и я отправлялась слоняться по Уилтширу, а после возвращалась. С Морганом мы за все время не перекинулись и словом. Я не знала в какой момент я поняла, что мне пора уходить. Наверное в тот, когда увидела, что Тео лучше. Сначала я поговорила обо всем с братом и Летти, потом с Тео, а после собрала небольшую сумку своих вещей. Я хотела попробовать жить без пары, забыть про запечатление, забыть про волков. Я любила лес, любила свою силу, но я хотела жить по другому. Попробовать по другому. Найду работу, сниму жилье, а если все получится, если я справлюсь, то я заберу детей и никогда больше не попадусь Моргану на глаза. Но уходить без предупреждения я не могла - он мог снова броситься в погоню, а я этого не хотела. Поздний вечер, Шон и Летти спят, но он не спит, я чувствую. На мне джинсы и легкая кофта, сумка стоит у порога, я взяла только самое необходимое. Как давно я не была в его спальне? Пока иду, провожу кончиками пальцев по стенам, касаюсь шершавых обоев, запоминаю ощущения. Скорее всего я никогда не вернусь в этот дом.
Дверь открывается почти неслышно. Я тенью скольжу по еле освещенной комнате, но слышу его прерывистый вздох, понимаю, что он только что открыл глаза. Я села на край кровати, смотря на раны на его обнаженной спине - они еще не заросли полностью. Как долго. Я протянула руку, касаясь кончиками пальцев его горячей кожи, отчего по всему телу тут же начинают бежать мурашки. Это животный магнетизм, бешеное притяжение, с которым так сложно бороться. Я делаю глубокий вдох, а голос мой совсем тихий и хриплый.
- Больно?
Его сухой ответ меня не смутил. Я и сама не была настроена на наше вечное противостояние. Я пришла прощаться, потому осторожно стянула с тумбочки крем, а после окунула в него пальцы, чтобы потом коснуться его ран. Плавно, отчасти нежно я втирала мазь, что пахла травами - видимо один из тех рецептов, которым научил его дед. А он ведь не был доволен его выбором. Человеческая девка, и его-то внуку, наследнику такой династии. Я вдруг злобно усмехнулась думая о том, как вытянулась бы морда у этого старого хрыча. В ответ на его слова я усмехнулась.
- А что, нельзя было приходить?
Закончив втирать мазь я вернула ее на тумбочку, а сама втерла остатки в свои ладони - теперь они пахли можжевельником. Вопросы, вопросы, Морган никогда не умел затыкаться. В ответ на его слова я вдруг потянулась и легла на его спину, пряча лицо у него между лопаток. Сделав глубокий вдох я втянула его запах, стараясь его запомнить. Снова тысячи мурашек пробежали по моему телу, мои волосы рассыпались по его плечам. Мы некоторое время лежали в тишине, прежде чем я распахнула глаза, глядя в окно.
- Знаешь, когда я по крупицам теряла память, ты был последним, кого я забыла. Я всегда думала, что это будет Шон или родители, а оказался ты. Я уже не помнила твоего имени, твоего запаха, но помнила твои глаза. Мне казалось, что это дает сил. И я звала тебя. Каждый раз, когда открывала глаза. Каждый раз, когда цеплялась за обрывки прошлого. Верила, что ты придешь за мной. А ты не приходил.
На его слова я промолчала, а потом злостно усмехнулась. Злостно и очень горько.
- Когда я была маленькой я любила тебя. Мне всегда казалось, что ты защитишь меня от целого мира. Но ты не смог. Не смог спасти от дяди, не смог спасти от наркотиков, не смог от Сайлоса. Ты всегда приходил слишком поздно. Всегда приходил лишь на пепелище, когда угли уже прогорели и не осталось возможности их разжечь. Я верила в тебя как в Санту, а ты оказался Крампусом. Забавно, да?
Мы не разговаривали по душам около пяти или семи лет и это было странно. Я не знаю почему мне захотелось завести этот разговор. Не знаю зачем мне захотелось объяснить. Наверное мне хотелось, чтобы он это помнил. Помнил, даже когда я исчезну. Потому что память это боль.
- Я ненавижу тебя. Ненавижу за то, что ты сделал меня такой. Ненавижу за то, что обрек на эту жизнь, за то что когда я хотела сдохнуть - я не могла. За то что когда пыталась разобраться со всем этим дерьмом тебя не было рядом. Ты просто швырнул меня в этот гребаный волчий мир, ничего не объяснив, не спросив, не предупредив. Ты дал мне силу, которая меня сломала. Я ненавижу тебя за то, что тебя не было когда ты был мне нужен. За то, во что превратилась моя жизнь. Ненавижу за то, что люблю какой-то больной, невообразимой любовью.
Я сползла с его спины, просто укладываясь рядом. Мои пальцы пробежались по его руке, погладили мозолистую ладонь.
- Я ухожу. Я пришла попрощаться.
Я знала, что в этот раз он не будет меня останавливать. И пусть что-то внутри меня скулило от боли, раздирало все живое, скреблось и требовало остаться, требовало его остановить меня, я знала - он этого не сделает. Не в этот раз. Он устал, мы оба устали. Так будет правильно. Эта любовь не принесла нам ничего хорошего. И никогда не приносила, просто мы были слепыми щенками, что тыкались носами друг в друга. Я повернулась к нему лицом, внимательно слушая его слова, а после протянула руку, касаясь пальцами его лица, обводя его скулы и губы.
- Мне уже не может быть больнее. Ты не спрашивал, что делал со мной Сайлос. Не хотел слышать, или тебе было это неважно. Эксперименты, так он это называл. Я предпочла бы не помнить, но ты вернул меня, вернул мою память из своего эгоистичного желания вернуть себе свою Сару. Знаешь сколько может выдержать человек? Так вот оборотень может выдержать гораздо больше. Препараты, от которых можешь только биться головой о стену потому что не можешь выдержать этой боли, а сознание не отключается. Серебро которое жжет тебя днем и ночью. Пустота, голод, жажда и постоянная боль. Боль от воды с серебром, что разъедает желудок но ты пьешь, потому что иначе сдохнешь. Боль от человеческого мяса. Ты когда нибудь ел человечину? Она сладкая, очень сладкая, как кролик, но нежнее. Боль постоянна. Она перетекает из одной формы в другую, боль от раскаленных щипцов, чтобы выявить как быстра будет регенерация. Боль от того, как растут кости. Растут в течении десяти минут. Я больше не боюсь боли. Чего угодно, только не ее.
Я видела его взгляд даже в темноте и его глаза были чернее самой ночи. Я больше никогда их не увижу. Он закрыл их, стиснув кулаки и я подалась вперед, касаясь губами его лба, его щек, его подбородка. Я запоминала его таким. Запоминала навсегда. В конце я накрыла его губы своими, и поцелуй мой не был жестоким, не был для того, чтобы причинить ему боль. Он был нежным. Будто извиняющимся. А когда он ответил... В его поцелуе было столько ласки, столько нежности, столько боли и любви, что я почувствовала, как в моем горле встает ком. Я сама не заметила, как по моим щекам покатились слезы, падая на его руки, его губы. Я оторвалась первой, не открывая глаз.
- Прощай, Морган.
С этими словами я поднялась на ноги и стремительно вышла из комнаты, бегом спустилась по лестнице и накинув куртку выскочила за дверь, захлапывая ее за собой. Я понимала, что если я не побегу, не побегу со всей силы, то никогда не смогу уйти. Закинув сумку в машину я села за руль, а после резко тронулась с места, выезжая на трассу и набирая скорость. Я не могла вернуться. Я должна была покончить с этим.

+2

44

В последнее время моя жизнь более менее пришла в норму. Тео я оставил на попечении у волчьей обители, а сам вернулся домой, где сука мой дом умудрились превратить в полный пиздец. Я скрупулезно и с матами оттирал все поверхности квартиры потому что даже знать не хотел, что на них происходило, гонял Кэма, который кормил собак пиццей, орал на Иви, которая устраивала жаркие оргии на всю ночь и мешала мне спать. Хорошо, что я не привез сюда Тео, она бы точно откусила этому ведущему всю задницу. Но выгонять я его не спешил, пусть Иви строит свою какую-то иррациональную личную жизнь, в конце-концов она моя сестра, а этот шут не позволил псам умереть с голоду, да и квартира была достаточно большая. Правда вот со дня на день должен был вроде как приехать наш папаша с Сетом, ну так даже лучше. Чем больше треша увидит старик, тем быстрее он отсюда свалит. Пару раз за неделю я заезжал к Тео, сам даже не знаю зачем. Я постоянно думал о той херне, которую мне сказал Морган. Уточнял у Фобоса и Йоши, но до сих пор не особо понимал, что мне с этим делать. Да с Тео мне было хорошо, но я не считал наши отношения серьезными - мне нравилось, что она рядом, но я не горел желанием чтобы она превращалась в тоскующую дворнягу, что будет ходить за мной по пятам, скулить и строить глазки, мне этого хватало от фанаток. Вся прелесть жизни с ней была в том, что по факту никто и никому ничем не был обязан. Я никогда не собирался строить семью, заводить отпрысков да и в принципе задерживаться на всю жизнь с одной девушкой, я был для этого не создан. Конечно я не стремился макать свой член куда попало, как Джек, но смысл был не в этом.
Но и как ее бросить с этой ее одержимостью? Блять, час от часу не легче, лучше бы ее ужалила змея и она стала анакондой. Хотя нет, ей она была до того как стала пуделем. Черт бы все побрал. Сегодня мне позвонил Морган со словами о том, что Тео пора бы забирать и мне не оставалось ничего другого, кроме как поехать в этот собачий отель. Да-да, если честно, я соскучился, но по прежней Тео, а не той садовой лейке, которую сюда увозил. Я ненавидел ревущих баб, она действовали мне на нервы, и я очень надеялся что она попридержит коней.
Стоило мне появиться на пороге, как я глянул на Моргана.
- Ну здравствуй. Все, аренда чудесной комнаты закончена?
- Надеюсь ты обзавелся поводком и намордником, а то я не ставил ей прививки.
В ответ на его слова я фыркнул, проходя в дом.
- Не поверишь купил книжку "содержание оборотня в условиях квартиры". А где ее сиделка? Я бы ей пару баксов накинул за труды.
- Там не указано, что оборотню рекомендуется отдельный вольер где-нибудь на отшибе города? На данный момент я ее сиделка, обойдусь без чаевых.
Сары действительно не было видно, что странно, обычно она-то меня и встречала, буквально пару дней назад. Но сейчас в доме кажется никого кроме самого Моргана и не было, по крайней мере я сердцебиения больше не слышал. В ответ на его слова я пожал плечами.
- Как скажешь дважды не предлагаю. Нет там сказано какой лучше купить шампунь и как выводить блох.
Ответил я, а после по привычке спустился в подвал, подходя к решеткам. Я усмехнулся.
- Ну что торчок, домой поедешь?
Выглядела она уже не так жутко, как в первое время. Ее тут походу даже кормили, потому что от состояния скелета она слава Богу отошла, тени под глазами ушли, да и в принципе выглядела она гораздо лучше. И руки стали чистыми, будто в отбеливатель ее макнули. Я подошел к решетке, открывая засов и распахивая дверь. В ответ на ее слова я рассмеялся.
- Вся? А если меня интересуют только конкретные части?
Давненько у меня не было хорошего секса. Не то чтобы я не мог перепихнуться где-нибудь в клубе, просто мне не хотелось. Надо наверстать упущенное по приезду домой. Тео с разбегу запрыгнула мне на руки, так что я ее подхватил и невозмутимо понес наверх.
- Ну не знаю, надо посмотреть поближе и потом выберу.
Мы наконец поднялись наверх и я потащил девчонку на выход, по пути кивая Моргану. Он захлопнул за нами дверь и я понес Тео в машину, после чего запихнул на переднее сидение. Сев рядом я закурил, а потом и ей протянул сигарету.
- Ну ты как? С наркотой завязала или опять примешься за героин?
Я слушал ее и после ее слов улыбка исчезла с моего лица. Я сделал пару затяжек, прежде чем начать говорить.
- Кстати насчет этого. Скажу прямо я не в восторге. Я не собирался вышвыривать тебя на улицу и переезжать в Сиэтл, но надеюсь ты не будешь строить себе иллюзий насчет того, что мы будем вместе навек и будем как семейка симпсонов. Мне с тобой нормально, но это не значит что мы возьмемся за руки и пойдем по радуге. Чтобы не было потом истерик ладно?
Я никогда не был ламповым Фобосом, который мог часами что-то объяснять и стараться быть мягче, я говорил то, что думал. Возможно жестко, но я был таким и она это знала. Даже если у нее там в голове что-то перевернулось из-за того, что она теперь хвостатая, я в этом не виноват. Но после ее слов мне стало легче. Вот она та Тео, к которой я привык. Я снова улыбнулся, а после притянул ее к себе и поцеловал.
- Пони нам не нужны, запрячь можно Кэма, он все равно нас с Иви уже заебал. Правда меня в ином смысле.
То что моя сестра конченая нимфоманка я знал, а вот что смертный может трахаться как кролик к этому был не готов. Я его даже зауважал. Немного. Но ему я все равно об этом не скажу. Надо отдать ему должное, Иви еще никогда так надолго ни кем не увлекалась. Тео обняла меня в ответ и я усмехнулся, выкидывая бычок в окно, а после прикусил ее за губу, чуть потянув на себя.
- Отлично, приедем домой и решим, кто скучал больше.
С этими словами я завел мотор, выезжая с парковки перед домом Моргана и устремляясь в сторону города.

+2

45

Все сейчас было слишком странно. Я видел, как поменялась Сара, чувствовал ее любовь к Летти и удивлялся тому, что эта девочка смогла с собой принести в этот дом. Я ощущал себя лишним в этой идиллии, но не злился. На удивление, моя агрессия спала, сейчас я был спокойным. Возможно, это было связано с тем, что я просто решил спрятать сейчас все эмоции как можно глубже. Пусть и на короткий миг, но моя семья стала счастливой и мне не хотелось это растоптать собственными ногами. Шон запечатлился на Летти и эта девочка действительно старалась измениться, так что у меня не могло быть к ней претензий. Иногда мне казалось, что только у нас с Сарой что-то пошло не так, какой то сбой в системе, потому что каждый оборотень, который мне попадался на пути - в оконцове все-равно находил счастье со своей парой, если, конечно, не брать в расчет Рея. Я часто приезжал в его дом и пусть не видел его женщину, чувствовал, сколько негатива исходит из-за дверей ее комнаты. Надо же, они бы с Сарой нашли много общих тем для разговора. Я чувствовал, что это спокойствие, что улеглось на ковре в нашей гостиной, надолго не задержится. В углах по-прежнему шипели тени, которые норовили в скором времени вновь погрузить этот дом в черноту, но мне оставалось только ждать, когда этот день настанет.
Он настал сегодня. Я долгое время лежал в своей спальне, прислушиваясь к тому, что происходит в доме. Я слышал ее, слышал, что она куда-то собирается, а потом она показалась на пороге комнаты. Неслышной поступью она скользнула внутрь, а я чувствовал тяжесть на ее сердце, какую-то тоску и от этого мне самому становилось тяжелее. Осознание того, зачем она пришла, стучалось в мой разум, но до последнего я не хотел его впускать. Я делаю глубокий вдох, чтобы вновь удержать в узде собственные эмоции. Когда девушка садится рядом, легко касаясь моей кожи, я еле заметно вздрагиваю. Я отвык от ее ласки, от столь нежных прикосновений и готов был отдать многое, чтобы они не заканчивались, но я понимал, что это лишь затишье перед очередной бурей.
- Нет.
Отвечаю я сухо на ее вопрос. Мне не хочется говорить, потому что каждый наш разговор рано или поздно перерастает в ругань. Мы давно разучились жить в спокойствии и мире, нам гораздо привычнее было причинять друг другу извечную боль, кричать друг на друга и питать какую-то ненависть, смысла которой уже давно потеряли, но она, словно опухоль, проросла во всем организме. Мне не хотелось сейчас все этого, мне хотелось насладиться минутной лаской, в которой я, понял, что нуждался так давно. Я знал, что Сара не изменится, что слишком сложно пробиться сквозь ту броню ненависти и агонии, которой она сейчас обросла, чтобы вновь увидеть ту самую девочку с ясными глазами, что смотрела на меня доверчиво и робко. А может быть та самая девочка и вовсе умерла давным давно.
- Зачем ты пришла?
Не выдержав сладкой пытки спросил я. Я знал, что она пришла не просто так, что она либо хотела сделать мне еще больнее, либо что-то сказать. Я продолжал лежать неподвижно, пока она втирала мазь в мои раны. Я прислушивался к ее ощущениям, надеялся найти в них хотя бы отголосок привычной мне агрессии, но ее не было, лишь горечь и какой-то неприятный осадок.
- Ты не приходишь ко мне просто так.
Тихо отзываюсь я на слова Сары. Она молчит, после чего осторожно укладывается на мою спину, пристраивая голову промеж лопаток. Я ее не отталкиваю, потому что я слишком сильно соскучился по ее прикосновениям, по ней самой. Мне хочется побыть рядом, хочется прижать ее к себе и просто полежать так до самого утра, но я понимаю, что пришла она не за этим. Мы долго молчим прежде, чем она вновь начинает говорить. Ее слова задевают за живое, я вновь перемещаюсь в тот день, когда перестал ее чувствовать, когда не понимал, что с ней произошло. Мне вновь стало слишком больно, но я чувствовал еще и ее боль, а помимо этого горькое сожаление. Я некоторое время молчал, прежде чем ответить на ее слова.
- Сначала я перестал тебя чувствовать. Затем потерял твой след. Я не знал где ты и что с тобой, но был уверен, что ты жива. Я обрыскал весь город, весь лес в поисках тебя. А нашел лишь тогда, когда Рей привел меня к Сайлосу.
Если бы в тот день я знал, что она отправится к Сайлосу, я бы не позволил ей и шага за порог ступить. Мы бы вновь поссорились, перевернули все в этом доме, но она бы не попала к нему, не пережила всего того, что с ней произошло.
- Я не знаю, как мне успевать вовремя. Пока я пытаюсь разгрести последствия - наступает новая беда и потому я каждый раз прихожу на пепелище. Как бы я ни пытался - у меня не получается встать в колею.
Я запутался в этой паутине, из которой нет никому выхода и вовлек в нее же всех остальных. Пытаясь разорвать одну нить, я не замечаю, как паук уже плетет другую. Я правда стараюсь, правда пытаюсь наладить нашу жизнь, но просто не справляюсь с этим. Забавно. Волк, который должен был по наследию стать вожаком крупной стаи не в силах навести порядок в собственной семье. Я тяжело выдохнул, вновь прикрывая глаза. Сара вновь заговорила и она изливала мне душу. Я привык слышать слова ненависти из ее уст, но сейчас все было иначе. Она говорила это спокойно, словно вновь раскрывалась передо мной и признавалась в чувствах. Раньше мы были всегда открыты друг для друга, Сара могла рассказать мне обо всем, что ее беспокоило, но в один момент это все оборвалось. Она стала скрытной, перестала со мной делиться чем-либо, а в итоге все вылилось в то, что вылилось. Ненависть, наверное, единственное, что питало ее все последнее время в отношениях со мной. Мы оба погрязли в этом чувстве и, казалось, что из этой трясины уже не выбраться. Я оставил слова Сары без ответа и спустя некоторое время она сползла с моей спины, укладываясь рядом. Мои пальцы чуть дрогнули, когда она коснулась моей ладони, а затем она наконец-то произнесла эти слова в слух. Я ощущал, как боль внутри начинает нарастать, ломать меня, но ничего не мог с этим сделать. Я должен был ее отпустить, потому что такая жизнь погубит не только нас, но и всех, кто нас окружает. Этот дом давно пропитан ядом, что медленно отравляет каждого, кто оказывается под его крышей. Рано или поздно этот день должен был настать, мы за столько лет не смогли ничего изменить и я не был уверен в том, что это получится.
- Это будет очень сложно. И больно. Больнее, чем все то, что ты перечислила. И от этого можно сойти с ума. Но я больше не буду тебя останавливать. Я столько раз пытался тебя удержать в стенах этого дома, что все это привело к той жизни, которая у нас есть сейчас.
Она вновь осторожно коснулась моего лица и я внимательно вглядывался в ее очертания. В комнате было темно, но мне это не мешало. Я слушал ее и понимал, что больше всего хотел бы обернуть время вспять, чтобы избежать всего того, что произошло. И если бы была такая возможность, я бы не вернулся в тот день, когда она последний раз ушла из дома. Я бы вернулся на несколько лет назад, чтобы не допустить такой жизни. Наша любовь разрушала нас и так продолжится и дальше, поэтому, как бы мне не хотелось сейчас ее остановить, я не мог этого сделать. Я долго молчал, стиснув зубы, кулаки сжимались до хруста, а глаза были зажмурены. Мне было сложно произнести то, что я собирался, но это необходимо было для нас обоих.
- Если ты решила уйти, то лучше это сделать сейчас иначе я тебя не отпущу. Второго шанса не будет.
Она прикоснулась к моим губам, целуя так, как делала это впервые. Я замер, стараясь запомнить вкус ее губ, после чего ответил так же нежно, вкладывая в них всю ту боль, что меня сейчас переполняла, тоску и горечь от того, что все вышло именно так. Отсчет шел на секунды и я действительно еле сдерживался, чтобы не прижать ее к себе и не сказать в сотый раз, что никуда ее не отпущу. Она отстранилась так скоро, что я на миг даже потянулся следом, не желая разрушать этой связи, а потом она ушла. Я откинулся на подушки, впиваясь взглядом в потолок и старался свыкнуться с мыслью, что больше ее не увижу. Не увижу ту, что всегда называл своим проклятьем, что была моим ядом и лекарством одновременно. Боль ломала грудную клетку изнутри, растекалась по жилам и я еле сдерживался, чтобы не взвыть. Все внутри меня протестовало, это было неправильно, это было против волчьей воли, но помимо этого мое сердце просто разрывалось на части. Я любил ее, любил бы даже если бы не было запечатления, именно потому она сейчас закрыла за собой входную дверь, поэтому садилась в свою машину, чтобы уехать прочь от этого дома. Мне было невыносимо, словно от меня на живую отрывали важную часть. Мое тело прошлось легкой дрожью и я даже и сам не заметил, как подскочил на ноги, в мгновение ока оказываясь на крыльце дома. Я видел,как удаляется желтый хамер и все внутри побуждало к тому, чтобы догнать ее, остановить и вернуть назад, как я это уже не единожды делал. Но мы расставили все точки над i, мы оба решили, что так будет лучше. Противореча собственный ощущениям, я ушел на задний двор, где тут же направился в сторону леса. Мое тело за считанные секунды изменилось, сейчас по лесу шел черный волк, что тяжелой поступью ломал сухие ветви под лапами. Моя грудь широко и часто вздымалась, из пасти валили клубья пара, а боль все не унималась, она становилась только сильнее, практически невыносимой. Я уходил все глубже в лес в противоположном направлении, чтобы не искать пути отступления. С каждым шагом мне становилось все тяжелее и я думал, что вот-вот начну сходить с ума. Не знаю, сколько времени я так брел, пока наконец-то не остановился, вскидывая к небу косматую голову. Закрыв глаза, я взвыл, громко и протяжно, взвыл от боли и тоски, от того, что не смог уберечь самое ценное, что у меня было, не смог сделать ее жизнь лучше. Напуганные столь резким звуком птицы взмыли вверх, а я все продолжал выть, пока в легких не закончился воздух.

+1

46

На самом деле я думала, что слезать с героина я буду гораздо дольше, но умудрилась управиться всего за неделю. Да, первые дни для меня тянулись, словно месяцы и я тысячу раз просила, чтобы меня наконец-то прибили, но на это не согласился даже Калеб. Зато теперь я чувствовала себя как никогда хорошо, конечно, если не брать в расчет того, что я сижу в четырех стенах в подвале, вокруг куча серебра, которая неприятно жжется и два раза в день меня выпускают в сопровождении до ванной. Хотя, к этому самому подвалу я уже даже начала привыкать постепенно, правда стала больше походить на Харли Квин. Еще бы прикрепили ткани к потолку, чтобы могла на них танцевать - вообще прекрасно было бы. На третий день моего курортного пребывания здесь Сара благополучно собрала вещички и свалила восвояси по-дальше от Калеба. Мне было интересно, получится ли у нее все-таки избавиться от этого запечатления или нет, но на эту тему мы не разговаривали ни с Шоном, ни с Летти - видите ли тут Калеб подслушивает. Надо будет по выходу отсюда разыскать ее. К моему собственному удивлению ко мне даже заглядывал Эзер, рассказывал про пиздец, который творится в его доме, отвечал на мои подъебы и вновь уходил.
Сегодняшний день не отличался от всех предыдущих, разве что настроение было отличным. Я сидела на кровати (между прочим дико неудобной), скрестив ноги в позе лотоса и читала какую-то книжку, которую мне дал Шон. Не скажу, что я любила читать, но делать все-равно было нечего. Я улыбнулась, когда почувствовала его в доме, а стоило ему показаться перед решеткой, как улыбка стала еще шире. Откинув книгу в сторону, я раскинула руки.
- Забирай. Я вся твоя.
Стоило ему распахнуть решетку, как я тут же подскочила на ноги и с разбегу запрыгнула парню на руки, обвивая его торс ногами.
- Какие именно?
Все с той же улыбкой поинтересовалась я. Черт, мог бы кто-нибудь представить, что я так соскучусь по этому еврею? Сейчас вряд ли что-то вообще могло испортить мне настроение, даже хмурое лицо Калеба, который, видать, все еще продолжал страдать по Саре. На слова Эзера я рассмеялась.
- Это уже некрофилия какая-то. Давай лучше всю забирай.
Мы выбрались из подвала, где нас проводил Калеб. Помахав ему на прощание ручкой, я вновь вцепилась в шею парня, чуть прикрывая глаза и наслаждаясь свежим, морозным запахом леса, от которого даже мурашки по коже пробежали. Неделю я безвылазно сидела в помещении, где даже окна не открываются. Надо будет взять Эзера за шкирку и потащить гулять как-нибудь, мои кости слишком сильно затекли и требуют движений. Меня запихнули на переднее сиденье, где я тут же устроилась по-удобнее, дожидаясь, пока парень сядет рядом. Я приняла из его рук сигарету, делая глубокую затяжку и раздумывая над его словами. Нет, к героину я точно больше не вернусь. Если раньше он был способом, чтобы приблизить собственную смерть, то сейчас ничего подобного мне не светит, а вновь влезать в долги, а потом вот так корежиться на полу от боли и думать, что вот-вот сердце не выдержать - занятие не из приятных. Я усмехнулась.
- Если мне вновь захочется почувствовать ломку, я свалю от тебя куда-нибудь по-дальше.
Если отношения у оборотней оцениваются только по шкале ванильности, то я действительно лучше со скалы сброшусь, чем стану бабой, готовящей блинчики с утра и называя Эзера самыми ласковыми прозвищами. Я никогда любила подобные отношения и меня от них воротит примерно также, как и самого Эзера. Я не обижалась на его слова, потому что он ведь был прав. Начнем с того, что он наказал мне сидеть дома, а не тащиться в эту богадельню к Сайлосу, где меня в итоге и цапнули и теперь я сама отвечаю за всю ебанутость своего волка. Парень вдруг посерьезнел, словно действительно решил, что я на это надеялась. У всех бывают дни, когда ты превращаешься в инфузорию. Мои страдальческие дни прошли и я вновь теперь прежняя Тео и все, что мне сейчас хотелось, так это по-скорее свалить от этого дома, поесть и заняться хорошим сексом. Я громко рассмеялась,выпуская дым из легких.
- Черт, а я только хотела попросить тебя заехать за пони, чтобы по радуге было веселее идти. Ты все обломал.
Серьезная моська Эзера вдруг разгладилась и он вновь улыбнулся, словно именно это и хотел услышать, а после - притянул меня к себе и поцеловал. В моих глазах тут же заплясали черти - еще никогда я так сильно никого не хотела. На его слова про Кэма я улыбнулась еще шире, обвивая его шею руками.
- Правильно, для этого есть я. Ты себе даже не представляешь, как я соскучилась.
Эзер прикусил меня за нижнюю губу, после чего вернул обратно на пассажирское сиденье. Окинув его озорным взглядом, я дождалась, пока он вырулит на трассу, после чего дразняще прошлась ноготками по внутренней части бедра, останавливаясь у самого паха, сжимая пальцы на его плоти и наблюдая за тем, как начинают блестеть его глаза.
- Ага, только сначала ты должен меня покормить. Я капец какая голодная.
Мои руки не переставали блуждать по его телу на протяжении всей дороги, словно я превратилась в ту же Иви-нимфоманку, хотя всегда могла спокойно жить без секса - один черт удовольствие я получаю только от самого процесса.

0

47

Давно забытое спокойствие мягкой вуалью укладывалось где-то внутри. Мы ехали молча, не обронив больше ни слова, но не ощущалось между нами привычного напряжения. Это было странно, но мне это нравилось. Правда, я не знал, сколько это продлится, но пока не хотелось об этом думать. В моей голове в последнее время в принципе слишком много мыслей и мне хотелось небольшого затишья, отдыха, не знаю, как это еще назвать. И сейчас, когда Сара была рядом, когда не пыталась убежать, я мог немного расслабиться.
Добравшись до дома, мы так же молча дошли до двери. Вокруг царила тишина и свет горел только в спальне Шона - они с Летти всегда засиживались допоздна. Стоило двери распахнуться и нам пройти внутрь, как перед нами тут же нарисовались оба ранее упомянутых. Помимо радости от возвращения Сары домой, на их лицах так же читалось и недоумение. Скрывая улыбку на своем лице, я скинул пальто, вешая его на вешалку.
- Я дам знать, когда на горизонте покажутся четыре всадника.
С усмешкой ответил я на слова парня, после чего прошел на кухню, пока Сару облепили дети. На плите стоял готовый ужин, так что я включил чайник, чтобы заварить свежий чай. Я не торопился нарушать их счастливое воссоединение, потому что по-прежнему ощущал себя лишним, а может быть мне просто казалось так. Этот дом давно начал пропитываться каким-то уютом, которого никогда не знал, но я все-равно чувствовал себя чужим. Как бы мне не хотелось быть вместе с ними, я не мог избавиться от той мысли, что мое место не здесь, оно еще не найдено. Я очень долгое время мечтал о том, чтобы в наш дом наконец-то пришло умиротворение, чтобы мы стали каким-то подобием нормальной семьи, но сейчас, когда это стало почти что реально - мне по-прежнему чего-то не хватало. Внутри продолжала колоться какая-то тревога. От мыслей меня отвлекло присутствие Сары. Я не спешил к ней оборачиваться, лишь разливал чай по кружкам. Когда она обняла меня со спины, я замер, накрывая одной ладонью ее руки. Я усмехнулся, отвечая спокойно на ее слова.
- Нет, я начну об этом думать завтра, а пока я пытаюсь привыкнуть к чему-то новому в этом доме.
Я развернулся, облокачиваясь на кухонную стойку и увлекая в кольцо своих рук девушку. Я улыбнулся ей в ответ, убирая за ухо прядь ее волос и вскользь проходя кончиками пальцев по ее лицу. Некоторое время я молчал, вглядываясь в синеву ее глаз, после чего вновь улыбнулся.
- Если вспоминать давно забытое старое, то сейчас нам остается сделать горячий шоколад и посмотреть вместе какой-нибудь фильм. Только боюсь, что в таком случае Шон вызовет психиатрическую неотложку.
В ответ на слова Сары я рассмеялся, тут же подхватывая ее под ягодицы и прижимая крепче к себе.
- Ну пока стоит?
Я усмехнулся на ее слова, после чего поцеловал, проникая языком в ее рот, утягивая ее язык в танец, прикусывая его и получая такой же укус в ответ. Пульс моментально участился у обоих, страсть усиливалась тем, что мы как никто другой ощущали друг друга. Я углублял поцелуй, сжимая ее талию со всей силой, не позволяя даже шелохнуться в моим объятиях, но она не перечила, ей это нравилось. Нравилась эта животная страсть, грубость, безумие, которое уже давно взяло над нами верх. Не опуская Сару на пол, мы покинули кухню, забыв про ужин и стынущий чай. В гостиной мы прошли мимо Шона с Летти и девушка не без удивления пожелала нам спокойной ночи, я усмехнулся, Сара пожелала ей того же, а после мы скрылись на втором этаже, тут же захлопывая за собой дверь моей спальни. Повалив девушку на кровать, я навис над ней, наконец-то отпуская ее губы из плена и переходя поцелуями на шею. Я обжигал светлую кожу поцелуями, прикусывал ее до боли и тут же сглаживал следы укусов языком, наслаждаясь тихими стонами Сары. На пару секунд отстранившись от нее, я избавил ее тело от одежды и снова вернулся к тому месту, на котором остановился. Такими же грубыми и в то же время страстными поцелуями я прокладывал дорожку все ниже, переходя к груди. Одной рукой я скользнул под поясницу девушки, прижимая ее к себе, а второй накрыл грудь, сжимая на ней свои пальцы, вторую же я стал исследовать своими губами, вбирая в рот набухший сосок, слегка прикусывая его, заставляя Сару вскрикивать и тут же лаская его языком. Когда ее ногти стали сильнее впиваться в мои плечи, требуя большего, я стал целовать линию ее ребер, плоский живот, спускаясь все ниже, пока мой язык не коснулся нежной плоти. Сара вновь застонала и попыталась выгнуться, но я накрыл ладонью ее живот, не позволяя дергаться, а сам принялся за томительные пытки. Ощущая, как она уже готова к завершению, я замирал, а через несколько секунд вновь возобновлял свои действия. Так продолжалось до тех пор, пока с ее губ не стали срываться еле слышимые проклятья в мою сторону. Скользнув ладонью по внутренней части ее бедра, я проник в девушку пальцами, усиливая ее ощущения и стал двигаться более настойчиво. Ей не потребовалось много времени, чтобы кончить. Поднявшись перед ней на колени, я замер, разглядывая ее совершенно тело, что сейчас было освещено лишь легким светом луны, что падали в окно. Мое проклятье - прекрасное и ужасное в то же время, совершенное, непредсказуемое. Мое.
Стянув с себя одежду, я перевернул Сару на живот, тут же поднимая ее на колени и прижимая обнаженную спину к моей груди. Она запрокинула голову на мое плечо в то время, как мои ладони очерчивали плавные изгибы ее тела, пока не добрались до ее шеи, на которой пальцы мягко сжались. Я проник в нее, заставляя вновь застонать и тут же начал двигаться не очень быстро, не жестко, заполняя ее до самого края и практически полностью покидая ее тело. Одна рука так же продолжала сжимать ее горло, пока вторая вжимала ее локти за спиной, заставляя выгибаться мне навстречу. Я целовал ее плечи, ее шею, губы, прикусывая их вновь до крови, постепенно ускоряясь. Наш секс всегда был грубым, но Саре это нравилось. Даже сейчас она с жадностью ловила бедрами мои выпады, а ее стоны просили еще и еще. И так продолжалось еще некоторое время, пока на грани с сумасшествием мы оба не кончили. Придерживая Сару, я осторожно опустил ее на простыни, укладываясь рядом. Пару минут мы молча восстанавливали дыхание, после чего я с усмешкой заговорил.
- Там, кажется, Шон с Летти ужин приготовили.
Сару не нужно было долго ждать и совсем скоро она уже поднялась на ноги, натягивая на себя одежду. Я последовал ее примеру и мы вышли из спальни, спускаясь на первый этаж, что полностью был погружен в темноту. Дети, кажется, уже спали, поэтому мимо комнаты Шона мы постарались пройти тихо, тут же закрываясь на кухне и включая свет. Пока я заваривал новый чай, Сара уже вытащила всю еду, что была в холодильнике, расставляя ее на столе. Наблюдая за тем, как она накладывает себе всего и побольше, я снова усмехнулся.
- Кажется, завтра тебе придется опять идти на охоту.
Усевшись рядом за стол, я пододвинул к себе свою порцию, но к еде не спешил приступать. Посмотреть на Сару, я перестал улыбаться, а взгляд мой вновь стал серьезным. Я понимал, что переубедить ее в чем-то сложно, она всегда верна своим убеждениям, но все-таки даже после смерти Сайлоса вокруг царит опасное время.
- Не зарывайся. Рей ненамного лучше Сайлоса и все прихвостни покойного теперь ходят под ним.
Спокойствие продлилось недолго. Я чувствовал, как вновь начинаю злиться. Переведя взгляд с Сары на тарелку, что стояла передо мной, я даже и не заметил, как начал стучать вилкой по столу, желваки заходили ходуном.
- Тебя жизнь совсем ничему не учит?
Я вновь устремил взгляд на Сару, спустя минутное молчание. Она так ничего и не понимает. Я отшвырнул вилку в сторону, что со звоном рухнула на пол.
- Я не прошу тебя сидеть под замком, я прошу тебя начать думать головой, а не своими эмоциями.
Я старался сохранить спокойствие, чтобы вновь не превратить здесь все в хаос, но давалось мне это с адским трудом. Меня выводило из себя бесстрашие Сары, она всегда считала, что ей море по колено, что ей нечего бояться и терять. Я вновь приковал ее взглядом.
- Нет, Сара, ты всегда следуешь своим эмоциям. Тебя ничему не научило то, что уже произошло и даже сейчас ты готова бросить вызов целой стае только потому что считаешь себя сильной.
Я сощурился, слушая ее слова. Вновь те же ошибки, что и всегда.
- Ты можешь хотя бы раз довериться мне? С самого начала наших отношений ты пытаешься сделать все сама, решить все проблемы самостоятельно и тем самым создавая еще больше новых. Ты давно не одна и не нужно пытаться прыгнуть выше головы.
Ничего не изменилось, абсолютно. Если в начале у меня была хоть какая-то надежда, что все будет иначе, то сейчас она была растоптана в пыль. Я долго молчал, глядя на Сару уставшим взглядом. Выдохнув, я поднялся на ноги, убирая еду в холодильник.
- Ты должна уже понять, что не все тебе под силу, а я не всегда смогу быть рядом. В итоге одна ошибка может привести к тому, что в итоге, защищая, ты потеряешь все, что тебе дорого.
Я снова с силой стиснул зубы, чувствуя, как в венах закипает злость. Вряд ли когда-либо мы сможем найти общий язык. Мы любим друг друга до безумия, но в то же время мы настолько разные, что не можем находиться рядом друг с другом слишком долго. Я сделал глубокий вдох, прикрывая глаза и приказывая себе успокоиться. Очередная ссора, все как обычно. Я старался нащупать внутри себя крупицы оставшегося терпения, но их словно ветром сдуло. Пара секунд, а после я резко разворачиваюсь и ударяю по холодильнику с такой силой, что в нем моментально образовывается огромная вмятина. Слова Сары я оставляю без ответа, лишь прожигаю ее тяжелым взглядом прежде, чем вновь скрыться на втором этаже.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Коттеджный поселок "Wiltshire" » Дом Калеба Моргана


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC