Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
ЛУЧШИЙ МУЖЧИНА
Gabriel Wolf
ЛУЧШИЙ МУЖЧИНА
Разве могли быть у кого-то сомнения в том, что Габриэль станет лучшим мужчиной? Конечно же нет. Мало того, что он является завистным холостяком Монреаля (и не только), так он еще и прекрасный специалист в своем деле. Мы не устаем следить за тем, с каким трепетом он относится к своей работе и своим пациентам, проникаясь к каждому из них всей душой. Поздравим его с заслуженным званием лучшего мужчины и пожелаем удачи во всех его начинаниях!
ЛУЧШАЯ ДЕВУШКА
Hillary Pallmer
ЛУЧШАЯ ДЕВУШКА
Сколько энергии может уместиться в этой девушке? Ответ на этот вопрос, кажется, не знает даже она и сама. Кажется, с виду, такая ветреная и неусидчивая девушка зубами и ногтями вцепилась в главу Стоунбрука, решив, во чтобы то ни стало, заполучить его расположение. И, кажется, что у нее это начинает получаться. Кто знает, на что она еще способна?
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Lioneen Evans
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Я чувствовала, как парю над пропастью, как мир замирает, принимая меня в свои объятия, как ветер устремляется мне на встречу, в попытке подхватить и унести прочь отсюда, как можно дальше. Мои губы тронула счастливая улыбка, я ощущала себя такой счастливой, какой не была никогда. Никогда за свою короткую жизнь. Кончики пальцев покалывало от ощущения происходящего, от осознания того, что я и мир - это единое целое, что сейчас я продолжение дождя и снега, а он продолжение меня.
ЛУЧШАЯ ПАРА
Charlotte Weber и Damien Weber
ЛУЧШАЯ ПАРА
Любовь страшная, сжигающая дотла обоих. Любовь запретная, которая просто недопустима в обществе. Любовь удушающая, не позволяющая вдохнуть полной грудью. Он любит ее настолько, что готов уничтожить все на своем пути. Он страшен в своих чувствах, потому что и сам не имеет над ними управы. Она, нежная и ласковая, словно бабочка, раз за разом обжигает свои крылья об его огонь, но все-равно тянется к нему, забывая про рассудок. Шарлотта и Дамьен становятся лучшей парой, ведь их отношения заставляют затаить дыхание даже самых черствых людей.
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Sophie Van Allen и Thomas Hamilton
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Когда у людей столько денег, что они могут себе позволить абсолютно все - им становится скучно жить и тогда они стараются найти любой способ, чтобы себя развлечь. Уже на следующий же день все газеты пестрили заголовками о том, что одни из самых богатых людей Монреаля побирались в торговом центре, вырядившись в тряпье, заставляя хвататься за сердца своих родителей, ловить осуждающие взгляды среди высшего общества. Но самое главное, что они не зависят от мнения других, поэтому с наслаждением делают то, что хотят.
Дождались, свершилось!
Наконец-то погода нас радует теплыми днями.
День длиннее, одежды меньше, улыбки шире, трава зеленее.
В воздухе витает аромат приближающегося
лета, а от этого настроение становится все ярче.
Средняя погода днем составляет 18°C днем и 8°C ночью. Показатель силы ветра в мае составляет 4.2 м./с.
Что касается осадков - так тут дожди ведут
бой за равенство с ясными днями.
Если днем еще может поморосить небольшой дождик, который практически сразу же заканчивается,
то ночью нас настигает настоящее световое шоу
с яркими молниями и громом, от которого
бегут мурашки по коже.
Хватит сидеть дома! Берем друзей за руку и вытаскиваем их на улицы Монреаля.
Только не забудьте с собой взять зонтик.
Приветствуем вас в монреале - одном из
__самых красивых городов канады. наши
____двери всегда открыты для вас и мы с радо-
_____стью примем вас в нашу большую и
_______дружную семью. здесь вы сможете найти
_________друзей и любовь, а может быть даже и
__________врагов. монреаль пестрит молодыми сту-
___________дентами, которые съезжаются сюда с
____________разных концов мира, чтобы учиться в
______________университете «stonebrook», а потом про-
_______________сто не в силах покинуть этот славный
_________________город. Монреаль никогда не спит, в нем
___________________вечно бурлит жизнь и мы можем вам
_____________________гарантировать, что вы не заскучаете и
_______________________однозначно сможете найти свое место.

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Коттеджный поселок "Wiltshire" » Дом семьи Weber


Дом семьи Weber

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s1.uploads.ru/qeESg.jpg

1 этаж:

Гостиная

http://s4.uploads.ru/jnOKV.jpg

Кухня

http://se.uploads.ru/9P8fT.jpg

Столовая

http://se.uploads.ru/p0HU9.jpg

Кабинет

http://s1.uploads.ru/UeQHF.jpg

Библиотека

http://sf.uploads.ru/E8CVW.jpg

Комната отдыха

http://sd.uploads.ru/4Ckng.jpg

Уборная

http://s5.uploads.ru/23Bqt.jpg

2 этаж:

Спальня и ванная Дамьена

http://s4.uploads.ru/aDzkC.jpg
http://sf.uploads.ru/LIMku.jpg

Спальня и ванная Шарлотты

http://sf.uploads.ru/QpXus.jpg
http://sg.uploads.ru/ZpwvW.jpg
http://s1.uploads.ru/9SpLl.jpg

Гостевые спальня и ванная

http://sa.uploads.ru/TBEgM.jpg
http://s5.uploads.ru/O0imq.jpg

Гостевые спальня и ванная

http://s7.uploads.ru/NpjkQ.jpg
http://sd.uploads.ru/nmvQh.jpg

Задний двор с бассейном:

http://s0.uploads.ru/dYs8y.jpg

0

2

Любовь - это так страшно. Страшнее чем свора голодных и озлобленных псов под ногами, страшнее всех казней Египетских, страшнее войны. От любви нет спасения, от нее невозможно спрятаться и утаиться, невозможно убежать и спастись. Любовь, словно каменная длань накрывает тебя с неимоверной силой и не дает сделать даже вдоха. Грудь разрывается от боли, губы опухшие от поцелуев пытаются поймать хотя бы глоток воздуха, а в глазах темнеет от недостатка кислорода, но ты просто не в состоянии сбросить с себя эту ношу. Любовь это больно, это жестоко и неотвратимо, это муки, на которые двое обрекают друг друга. На которые ты обрек меня.
Прошло уже несколько месяцев, мой дорогой брат, как я нахожусь в твоей власти, в твоем доме и в твоей жизни. Настигший меня вновь, теперь ты боишься меня отпустить, не выпускаешь из своих объятий и из этой прекрасной клетки, которую ты построил для меня. Ворота закрыты и я знаю, что никто не выпустит меня из стен этого дома. Может показаться что я смирилась с этим, но это не так. Я прекрасно понимаю, что каждый слуга следит за каждым моим шагом, и вечером они отчитываются тебе, как священнику на пастве. Ты думаешь, что ты щедр и добр, мне позволено гулять в саду и передвигаться по всему дому, ты возлагаешь на мю шею ледяные бриллианты, осыпаешь мою кожу лепестками роз, лелеешь мое тело в своих объятиях. Да - я не могу отказать тебе. Глупо было бы говорить, что я не чувствую ничего в твоих объятиях, это не так. Когда я рядом с тобой, то весь остальной мир перестает существовать, все растворяется вокруг нас, оставляя лишь мои стоны и твои губы. Я горю в огне, беспрерывном и таком жарком, что мне больно, и пусть каждое твое прикосновение оставляет боль в моей душе, честное и нежное тело отзывается на него. Стоит тебе посмотреть на меня потемневшими от страсти глазами, как мой пульс учащается и я словно бабочка под пальцами опытного коллекционера отдаю тебе всю себя. Но брат мой, любовь моя, ответь, кому же понравится так жить? В вечном заточении, в вечном страхе, лишенным свободы? Разве можно назвать это жизнью?
Ты уходишь каждый день. У тебя тысячи дел - работа, встреча с коллегами и друзьями, но ты всегда возвращаешься домой, возвращаешься ко мне. Посреди ночи ты врываешься в мою спальню, уносишь к себе и наслаждаешься мной, засыпая с рассветом, после чего снова покидаешь меня. Нетленным призраком, тенью, я брожу по коридорам этого огромного дома, когда даже слуги стараются не общаться со мной. Они не боятся меня брат мой, они боятся тебя. Ты не замечаешь, что моя кожа истончилась, что мои ключицы вырываются вперед, что мои скулы заострились, или ты не видишь этого в обманчивых бликах огня в камине? Я почти не ем, много гуляю по саду, много читаю книг. Но я умираю, любовь моя, я умираю и лишь ты этому виной. Надеясь развеять меня ты собрал прекрасный птичник, рассадив по клеткам очаровательных певцов. Ты надеялся, что это доставит мне радость, но я проплакала всю ночь. А с утра я распахнула все клетки и выпустила их на свободу. О в какой ярости ты был, как я сама боялась тебя, дрожа от страха, пока ты швырял книги в библиотеке. Я боюсь тебя брат мой, боюсь любовь моя, ведь ты не ведаешь ни пощады не жалости и только я вижу тебя таким, только рядом со мной ты открываешься с другой стороны, с настоящей стороны. Наши родители называли тебя сыном дьявола, проклятьем, что погубит всех Веберов, и они тоже боялись тебя Дамьен. Твоя любовь душит меня, ввергает меня в ужас. Ты говоришь что любишь меня, но это одержимость, а не светлые и нежные чувства.
Когда я поранилась шипами роз в детстве, ты сжег всю оранжерею. Когда я упала с лошади, ее отравили, когда меня укусила любимая собака отца, то на следующий день утонула в пруду. Ты страшный человек Дамьен и я боюсь что когда-нибудь твоя любовь также уничтожит и меня. Я не боюсь смерти, мой любимый брат, я боюсь быть твоей пленницей всю свою жизнь. У меня никогда не хватило бы смелости наложить на себя руки, потому я выбрала способ медленно извести себя, ведь во мне не осталось желания ни есть, ни пить. Конечно слуги тебе доложили, не могли не доложить. Я вздрогнула, когда ты точно вихрь ворвался в мою комнату, сметая все на своим пути. Я расчесывала волосы перед сном и сейчас он шелковым водопадом рассыпались по плечам, спускаясь до бедер. Я вижу, как трепещут крылья твоего носа, когда ты видишь меня лишь в полупрозрачном пеньюаре, вижу, как твои глаза темнеют и наполняются огнем желания. Я покоряюсь.
- Добрый вечер, брат.
Я знаю, что ты будешь кричать. От твоего крика я вздрагиваю, но не поднимаю головы и когда на пол летят все драгоценные флаконы духов, что ты дарил мне, я продолжаю сидеть, пусть на глазах моих и навернулись слезы. Чего ты пытаешься добиться, мой возлюбленный? Чего ты хочешь получить таким способом? Я никогда не смогу полностью подчиняться тебе Дамьен, пусть у меня и нет сил выступать против тебя открыто. Ты не сможешь сломать меня, как ломаешь всех остальных и ты злишься, потому что не можешь сделать мне еще больнее. Ты как израненый зверь, который пытается укусить любимые руки, но не может. Ты привык быть Богом, брат, но тебе не стать моим мессией.
- Ты запер меня в клетке Дамьен и я приняла твое решение. Но прости, я не могу вернуть себе волю к жизни по твоему приказу.

+1

3

Когда все вокруг налаживается и жизнь начинает идти своим чередом наступает спокойствие. В такие моменты ты закрываешь глаза, прислушиваешься к своему умеренному сердцебиению и понимаешь, что наконец-то может расслабиться. Долгие годы я бежал, я шел по твоим следам, словно притаившийся зверь. Даже когда я был от тебя на далекие сотни километров, я знал о каждом твоем шаге, я знал, как чем ты живешь и что происходит в твоей судьбе, но это не дарило мне покоя ни на минуту. Крошка Лотти, представляла ли ты хоть раз себе, как я истязал себя долгими думами о тебе? О том, что ты стала совсем взрослой, что ты можешь выйти замуж и подарить себя кому-то другому? Конечно, никто из нас и не сомневался в том, что я бы изничтожил этот брак, растоптал ногами и стер с лица земли, но одна мысль о том, что к твоему телу могут прикоснуться чужие руки, что твои пухлые губы целует кто-то другой, что в чужую постель ты будешь ложиться каждую ночь заставляла сжиматься мои кулаки. Ты моя, Шарлотта Вебер, и навсегда останешься моей. В мире просто ничего такого не может произойти, чтобы разлучиться нас, ведь мы одно целое с тобой. И пусть, в наших жилах течет разная кровь, хоть ты об этом даже и не догадываешься, но мы тесно связаны плотной нитью друг с другом с самого твоего рождения. Я тяжело болен тобой, но вопреки всему - ты единственная лекарство от всех мои бед. Моя панацея, в которой я нуждаюсь больше, чем ты можешь себе только представить. Чем может себе представить кто-либо, кто хоть раз видел нас вместе. Частичка моей души - единственная частичка, которая осталась светлой, до которой весь мрак, окутывающий меня с головой, не посмел дотронуться, и я приложу все силы, чтобы тебя уберечь от него. Каждый раз, когда я возвращаюсь в наш дом, когда ты оказываешься в моих объятиях, весь остальной мир остается за закрытыми дверями, ведь только ты заполоняешь мои мысли и чувства. Когда я дотрагиваюсь до твоей гладкой кожи, когда зарываюсь лицом в твои густые локоны, когда чувствую сладкий привкус твоих губ я готов на все, лишь бы сохранить твою чистоту. Я способен даже дойти до фанатизма, оградить стенами этот дом и взращивать тебя, словно редкий цветок. Но у этого цветка есть шипы - единственное, что может ранить меня. И в любой другой ситуации я бы без раздумий срезал и острым ножом, но не с тобой. Ты единственная, кому я не смогу причинить боли, ради которой я сам буду терпеть любые удары. И сейчас, когда до меня доходят слухи о том, что ты отказываешься от еды, истязаешь свой организм, я не могу оставить это в стороне. Я зол и даже не могу с большей уверенностью ответить на вопрос - за что? За то, что ты причиняешь себе вред? Или же за то, что я до сих пор не смог возыметь над тобой полной управы? Когда дверь твоих покоев распахивается, ты снова предстаешь передо мной - такая красивая, безупречная, без единого изъяна. Только теперь я замечаю под полупрозрачным пеньюаром как заострились твои плечи, как истончилась твоя шея, как темные тени укладываются под выступающими скулами и глазами. Боже, как же я был слеп. Почему я не замечал этого ранее? Ведь ты явно ведешь себя так не первый день. Мои зубы плотно сжимаются, а гнев внутри нарастает с еще большей силой. Поддаваясь собственным эмоциям, я сношу все склянки, что расставлены на трельяже. Они со звоном разбиваются о пол и комнату моментально заполняет резкий, смешанный запах духов, но я не обращаю на это внимания. Мой голос вырывается из груди и звучит громче, чем мне хотелось бы самому.
- Какого черта ты делаешь?
Стараясь взять себя в руки, я большими шагами измеряю твою спальню, зарываясь пальцами в собственные волосы. Я дышу глубже, но это не помогает. Злость кипит во мне, словно в котле, поставленном на огонь, и я просто не в силах остановиться.
- Ты решила устроить мне саботаж? Что ты хочешь этим показать? Шарлотта, ты просто не имеешь права на то, чтобы поступать так с собой.
На звон бьющегося стекла сразу же прибежала горничная, но замерла на входе, не решаясь войти в твои покои. Заприметив ее, я с силой захлопываю дверь прямо перед ее лицо, отчего грохот эхом отражается от стен. Мне не нужны чужие взгляды, хоть я и прекрасно понимал, что уши есть далеко не у стен, а у слуг. Твой ответ заставляет меня резко повернуться в твою сторону, впиваясь прожигающим взглядом прямо между твои лопаток, что просвечивают сквозь полупрозрачную ткань. Медленными шагами я подхожу к тебе, после чего останавливаюсь в паре сантиметров. Склонившись надо тобой, я упираюсь руками в трельяж по обеим сторонам от тебя. Тяжелым, потемневшим взглядом я впиваюсь в наше отражение, мои губы находятся на уровне твоего уха и сейчас я говорю тихо и медленно, но с интонацией, которая смело заявляет, что возражений я не потерплю.
- Я сейчас же прикажу принести тебе еду и ты поужинаешь. Это не обсуждается.
Ты прекрасно знаешь, что я не переношу, когда мне перечат, но именно это ты сейчас и делаешь. Крошка Лотти, неужто ты решила затеять со мной игру? Или ты решила воспользоваться моей слабостью по отношению к тебе? Мои пальцы вновь сжимаются от одной лишь мысли, что я действительно бессилен пред тобой и сейчас, когда ты снова отвечаешь мне тихим протестом, внутри меня вновь взрывается что-то сильное, обжигающее и страшно. Схватив вазу с соседнего столика, я запускаю ее в трельяж, отчего все три зеркала тут же осыпаются на мелкие осколки к твоим ногам.
- Да я ведь для тебя стараюсь.
Снова выпалил я, но тут же осекся, увидев, как ты вздрогнула. Моя маленькая Лотти, меня разрывают сотни чувств к тебе и я просто не представляю, как с ними бороться, как управлять ими. Буря, что так моментально настигла меня, так же быстро отступила. В комнате воцарилась тишина и лишь твое сбивчивое дыхание доносилось до моего слуха. Я снова подхожу к тебе, тихо и медленно, после чего мои ладони ложатся на твои плечи, а пальцы слегка сжимаются. Я не хотел тебя напугать, не хотел до этого довести и сейчас, когда на твои ладони капают слезы я чувствую себя чудовищем, отчего мне хочется кричать во все горло.
- Прости меня.
Тихо произношу я, оставаясь за твоей спиной.

+1

4

Когда все вокруг налаживается и жизнь начинает идти своим чередом наступает спокойствие. В такие моменты ты закрываешь глаза, прислушиваешься к своему умеренному сердцебиению и понимаешь, что наконец-то может расслабиться. Долгие годы я бежал, я шел по твоим следам, словно притаившийся зверь. Даже когда я был от тебя на далекие сотни километров, я знал о каждом твоем шаге, я знал, как чем ты живешь и что происходит в твоей судьбе, но это не дарило мне покоя ни на минуту. Крошка Лотти, представляла ли ты хоть раз себе, как я истязал себя долгими думами о тебе? О том, что ты стала совсем взрослой, что ты можешь выйти замуж и подарить себя кому-то другому? Конечно, никто из нас и не сомневался в том, что я бы изничтожил этот брак, растоптал ногами и стер с лица земли, но одна мысль о том, что к твоему телу могут прикоснуться чужие руки, что твои пухлые губы целует кто-то другой, что в чужую постель ты будешь ложиться каждую ночь заставляла сжиматься мои кулаки. Ты моя, Шарлотта Вебер, и навсегда останешься моей. В мире просто ничего такого не может произойти, чтобы разлучиться нас, ведь мы одно целое с тобой. И пусть, в наших жилах течет разная кровь, хоть ты об этом даже и не догадываешься, но мы тесно связаны плотной нитью друг с другом с самого твоего рождения. Я тяжело болен тобой, но вопреки всему - ты единственная лекарство от всех мои бед. Моя панацея, в которой я нуждаюсь больше, чем ты можешь себе только представить. Чем может себе представить кто-либо, кто хоть раз видел нас вместе. Частичка моей души - единственная частичка, которая осталась светлой, до которой весь мрак, окутывающий меня с головой, не посмел дотронуться, и я приложу все силы, чтобы тебя уберечь от него. Каждый раз, когда я возвращаюсь в наш дом, когда ты оказываешься в моих объятиях, весь остальной мир остается за закрытыми дверями, ведь только ты заполоняешь мои мысли и чувства. Когда я дотрагиваюсь до твоей гладкой кожи, когда зарываюсь лицом в твои густые локоны, когда чувствую сладкий привкус твоих губ я готов на все, лишь бы сохранить твою чистоту. Я способен даже дойти до фанатизма, оградить стенами этот дом и взращивать тебя, словно редкий цветок. Но у этого цветка есть шипы - единственное, что может ранить меня. И в любой другой ситуации я бы без раздумий срезал и острым ножом, но не с тобой. Ты единственная, кому я не смогу причинить боли, ради которой я сам буду терпеть любые удары. И сейчас, когда до меня доходят слухи о том, что ты отказываешься от еды, истязаешь свой организм, я не могу оставить это в стороне. Я зол и даже не могу с большей уверенностью ответить на вопрос - за что? За то, что ты причиняешь себе вред? Или же за то, что я до сих пор не смог возыметь над тобой полной управы? Когда дверь твоих покоев распахивается, ты снова предстаешь передо мной - такая красивая, безупречная, без единого изъяна. Только теперь я замечаю под полупрозрачным пеньюаром как заострились твои плечи, как истончилась твоя шея, как темные тени укладываются под выступающими скулами и глазами. Боже, как же я был слеп. Почему я не замечал этого ранее? Ведь ты явно ведешь себя так не первый день. Мои зубы плотно сжимаются, а гнев внутри нарастает с еще большей силой. Поддаваясь собственным эмоциям, я сношу все склянки, что расставлены на трельяже. Они со звоном разбиваются о пол и комнату моментально заполняет резкий, смешанный запах духов, но я не обращаю на это внимания. Мой голос вырывается из груди и звучит громче, чем мне хотелось бы самому.
- Какого черта ты делаешь?
Стараясь взять себя в руки, я большими шагами измеряю твою спальню, зарываясь пальцами в собственные волосы. Я дышу глубже, но это не помогает. Злость кипит во мне, словно в котле, поставленном на огонь, и я просто не в силах остановиться.
- Ты решила устроить мне саботаж? Что ты хочешь этим показать? Шарлотта, ты просто не имеешь права на то, чтобы поступать так с собой.
На звон бьющегося стекла сразу же прибежала горничная, но замерла на входе, не решаясь войти в твои покои. Заприметив ее, я с силой захлопываю дверь прямо перед ее лицо, отчего грохот эхом отражается от стен. Мне не нужны чужие взгляды, хоть я и прекрасно понимал, что уши есть далеко не у стен, а у слуг. Твой ответ заставляет меня резко повернуться в твою сторону, впиваясь прожигающим взглядом прямо между твои лопаток, что просвечивают сквозь полупрозрачную ткань. Медленными шагами я подхожу к тебе, после чего останавливаюсь в паре сантиметров. Склонившись надо тобой, я упираюсь руками в трельяж по обеим сторонам от тебя. Тяжелым, потемневшим взглядом я впиваюсь в наше отражение, мои губы находятся на уровне твоего уха и сейчас я говорю тихо и медленно, но с интонацией, которая смело заявляет, что возражений я не потерплю.
- Я сейчас же прикажу принести тебе еду и ты поужинаешь. Это не обсуждается.
Ты прекрасно знаешь, что я не переношу, когда мне перечат, но именно это ты сейчас и делаешь. Крошка Лотти, неужто ты решила затеять со мной игру? Или ты решила воспользоваться моей слабостью по отношению к тебе? Мои пальцы вновь сжимаются от одной лишь мысли, что я действительно бессилен пред тобой и сейчас, когда ты снова отвечаешь мне тихим протестом, внутри меня вновь взрывается что-то сильное, обжигающее и страшно. Схватив вазу с соседнего столика, я запускаю ее в трельяж, отчего все три зеркала тут же осыпаются на мелкие осколки к твоим ногам.
- Да я ведь для тебя стараюсь.
Снова выпалил я, но тут же осекся, увидев, как ты вздрогнула. Моя маленькая Лотти, меня разрывают сотни чувств к тебе и я просто не представляю, как с ними бороться, как управлять ими. Буря, что так моментально настигла меня, так же быстро отступила. В комнате воцарилась тишина и лишь твое сбивчивое дыхание доносилось до моего слуха. Я снова подхожу к тебе, тихо и медленно, после чего мои ладони ложатся на твои плечи, а пальцы слегка сжимаются. Я не хотел тебя напугать, не хотел до этого довести и сейчас, когда на твои ладони капают слезы я чувствую себя чудовищем, отчего мне хочется кричать во все горло.
- Прости меня.
Тихо произношу я, оставаясь за твоей спиной.

+1

5

Я вздрагиваю от каждого крика и не решаюсь поднять на тебя глаз. Мой голос тих и спокоен, еле слышен, как шелест крыльев мотылька.
- Это мое тело, брат, и я имею право распоряжаться им как мне угодно.
Это мой тихий протест твоей власти, любовь моя. Я бессильна перед тобой ведь я не смогу дать тебе равный бой, но пока я в силах сопротивляться, я буду это делать. Пусть я не отважна и бравым воином мне не стать, я хочу положить все оставшиеся силы на то, чтобы показать тебе, как ты ошибаешься. Ты сам, своими руками убиваешь меня день за днем, душишь меня, не позволяя глотнуть и капли воздуха. Мое безмерное обожание, моя преданность и любовь сменяются страхом и беспрерывной тоской, в ожидании конца. Ты сам загоняешь нас обоих в ловушку, нареченный мой, но тебе не дано этого увидеть. Разум шепчет мне "решайся, иди до конца, не уступай", но знал бы кто как это сложно - противостоять тебе, моя любовь. Я была рождена для того, чтобы томиться в твоих руках, чтобы твои губы касались моей алебастровой кожи, чтобы глаза твои услаждали свой взор. Но я не хочу быть твоей птицей в этой золотой клетке, мой брат. Я не обернулась на горничную, что беспомощно посмотрела на меня и с ноткой тоски исчезла за дверью, оставляя нас с тобой наедине. Я не таю обиды, ведь я и сама боюсь тебя, боюсь твоей любви. Она сумасшедшая Дамьен, такая же как и ты сам. Ты обжигаешь меня каждую минуту, что находишься рядом со мной. Ты как раненный зверь метаешься от двери ко мне и я чувствую твой взгляд, что прожигает мою кожу между лопаток. Но я выдержу это, возлюбленный мой, я выдержу любой удар. Моя спина идеально стройна, мой подбородок вздернут, хоть глаза и опущены. Я слишком хорошо знаю, что нельзя поднимать на тебя глаз, правитель мой, как и на любого другого хищника. Ты идешь ко мне пружинистой походкой и замираешь в паре сантиметров от меня, уперевшись руками по обе стороны от моего тела, а затем склоняешься ниже, а твой голос обжигает мою кожу порывами горячего, раскаленного дыхания. Ты словно дракон, что следит за узницей в башне.
Я нахожу силы поднять глаза и встретиться с твоими в отражении и не вижу там ничего, кроме ярости. Но я не сдамся.
- Нет, брат. Я не выполню твой приказ.
Я знала, что ты не терпишь неподчинения, но не смогла сдержать дрожи, когда ты схватил вазу и запустил ее в зеркало, отчего оно разбилось на тысячу осколков, что осыпались к моим ногам. В моих глазах застыли слезы, тонкие пальцы сжались, но я не позволила себе опустить головы и склонить ее перед тобой. Ты можешь напугать меня брат, ты можешь причинить мне боль, но тебе не под силу сломать меня, как те дорогие игрушки в нашем детстве. Я не смогу жить в заточении и ты должен это понять, а если не сможешь, то потеряешь меня раз и навсегда. Очередной крик, очередная дрожь по моему телу. Мой голос тебе в ответ почти нежный, почти ласковый.
- Ты стараешься для себя, Дамьен. Ты так сильно боишься потерять меня, что запер здесь, в этом прекрасном доме, не позволяя мне выходить на свободу. Ты возвел для меня лабиринты комнат, но я здесь совершенно одна, ведь даже твои слуги боятся со мной заговорить. Я броду тенью по пустым залам и коридорам с тоской глядя за ворота, где течет настоящая жизнь, а мое время застыло. Я существую здесь лишь для услады твоего взора и твоей плоти, но я не хочу такой жизни. Лучше быть мертвой, чем скованной цепями.
Мой голос дрожал, как дрожит дорогой хрусталь, случайно задетый чьей-то изящной вилкой, но это было сейчас не важно. Я хотела чтобы ты понял меня, чтобы ты услышал меня. Я давно смирилась с тем, что я не смогу от тебя убежать, с тем, что я прикована к тебе тем мраком, что царил в твоей душе, и я не собиралась больше покидать тебя, я не смогла бы. Твои ладони накрывают мои плечи и я медленно выдыхаю, стараясь унять участившиеся сердцебиение. Каждый раз, когда ты прикасаешься ко мне, все вокруг будто замирает, перестает иметь свое значение и остаешься только ты и твои руки, твои пальцы и губы, глаза, что не дают мне покоя ни днем, не ночью. Ты используешь это в угоду себе, подчиняя мое тело, но ты не сможешь также легко подчинить мой разум, мой нареченный принц, мой венценосный брат, моя любовь и мое проклятье. Я принадлежу тебе, но тем не менее никогда не буду принадлежать. Боль пожирает меня изнутри, словно безжалостный зверь и горячие слезы срываются с моих ресниц, чтобы опуститься на твои ладони. Слезы это не слабость, ведь я не боюсь быть слабой перед тобой, это лишь эмоции, над которыми я не всегда имею власть. Ты тихо извиняешься, как извиняешься каждый раз, как только выходишь из себя, а в последнее время это происходит все чаще. Я оборачиваюсь к тебе и медленно беру твою ладонь в свои пальцы, чтобы затем поднести к своей щеке. Прижавшись к твоей раскаленной коже я опускаю глаза, не  в силах взглянуть на тебя.
- Тебе решать быть палачом моим или помиловать меня. Я в твоей власти и все чем я еще могу распоряжаться, это моя собственная жизнь, но и ее ты отнимаешь у меня с безжалостностью убийцы. Я не могу дышать в этом доме Дамьен, я гибну здесь в одиночестве, ведь даже ты рядом со мной лишь по ночам и покидаешь меня с утра.

+1

6

Твоя прохладная кожа касается моей руки, слезы стекают вниз, оставляя за собой влажную дорожку, что постепенно иссыхает. Иссыхает так же, как и наше время. Я вспоминаю, как в далеком детстве, когда мы еще не понимали, насколько сильной может быть любовь. Ты не понимала, ведь была чистым, невинным ребенком, который смотрел на этот мир широко распахнутыми глазами, улыбался каждому новому дню и ждал от него какого-то чуда. Ты была мои журавлем. Изо дня в день я смотрел на тебя и желание обладать тобой было настолько сильным, что я сходил с ума. Нет, сейчас говорю вовсе не о твоем теле, не о похоти и страсти, а о том, что я желал, чтобы ты принадлежала только мне, чтобы я занимал в твоей жизни гораздо больше места, чем было на тот момент. Но мать старалась отнять тебя, старалась увести по-дальше от моих глаз, а отец - он прогонял прочь. Я был гоним из дома, словно волк, отбившейся от стаи и наткнувшийся на охотника. А знаешь почему? Нет, конечно же нет. Милая моя, крошка Лотти, ты ведь так многого не знаешь, твою светлую память, твои знания не затронула та тьма, что происходила под боком, не оставила черных пятен. Возможно, настанет день и ты узнаешь всю правду, но для меня это будет судный день. Ведь именно тогда ты поймешь, что я не имею на тебя никакой управы, что на самом деле я тебе лгал всю твою жизнь, что оставлял тебя в неведении, хотя ты наверняка имеешь право на то, чтобы знать правду. Что происходит, когда птицу выпускают из клетки? Она улетает и в большинстве своем безвозвратно. Смогу ли я когда-нибудь тебя отпустить? Нет. Ты мой кислород, без которого я не смогу прожить и пяти минут. Знаешь сколько я грезил о том дне, когда смогу вернуться в родной дом, когда смогу вновь тебя встретить, заглянуть в твои глаза, почувствовать ту самую прохладу твоей кожи? Шарлотта, я болен тобой и это не излечить. И как же сейчас сжимается мое сердце, когда я смотрю на твои слезы. Птица с несбыточной мечтой о свободе - разве о такой участи ты мечтала в детстве, когда строила планы на будущее? Разве этого я желал, когда искал тебя?
Помнишь свою любимую сказку детства Красавица и чудовище? Когда ты, будучи еще совсем малышкой, кружилась по комнате и представляла себя той самой Белль. Могла ли ты тогда представить, что эта самая сказка воплотится в реальность и окажется не такой светлой, как ты думала? Да и ты окажешься не отважно Белль, а прекрасно розой. Ты моя роза, что спрятана в темной башне от чужих глаз, от всего, что только может нанести тебе бред. Я всегда любовался твоей долговечной красотой, твоими плавными изгибами, чувственными губами, твоим трепетом. Но сейчас, сейчас я смотрю на тебя и вижу, как нежные лепестки постепенно начинают опадать один за другим. Я злюсь и ненавижу себя за это, но преклоняю голову перед собственным бессилием. Я гоним страхом, что нас вновь могут разлучить, что я не смогу тебя видеть, слышать твой голос. Я люблю тебя до беспамятства, и я безумен от этой любви. Да, моя дорогая Шарлотта, ты права как никто другой в том, что я эгоистичен в своих поступках, но ты себе даже и представить не можешь, что разлука с тобой подобна смерти.
Я ощущаю, как под моими пальцами пробегает еле заметная дрожь и закрываю глаза, пытаясь сохранить самообладание. Я осторожно сажусь позади тебя, нас окутывает тишина и лишь еле слышное, сбивчивое твое дыхание доноситься до моего слуха. Я пытаюсь найти в себе силы, пытаюсь заставить себя раскрыть эту клетку, дать ей свободу, но все мое нутро сопротивляется здравому смыслу. Я зарываюсь в твои волосы, вдыхаю полной грудью запах, что дурманит голову, заставляет ее кружиться. Милая Лотти, если бы ты только могла представить себе, сколько имеешь власти надо мной, ты бы поняла, что узник здесь не ты, а я. Я пользуюсь своей жестокостью, как оружием, ведь стоит мне ее сбросить, как я предстану пред тобой абсолютно беззащитным. Мои пальцы сжимаются на твоих хрупких плечах, но стоит мне услышать твой робкий вздох, как тут же привожу себя в чувства, понимая, что в очередной раз делаю тебе больно. Я вновь поднимаюсь на ноги, перекладывая одну ладонь на твою щеку и смахивая с нее слезы. Одно легкое прикосновение может пробудить в каждом из нас самые сильные чувства, разве этому под силу противиться хоть кому-либо? Сейчас мой голос звучит ровно и тихо, я всячески стараюсь сдержать свои эмоции под замком, ведь и так позволил себе гораздо больше.
- Тебе пора отдыхать. Я прикажу горничной убрать здесь все.
С этими словами я склоняюсь, чтобы коснуться губами твоих волос. Одна лишь секундная задержка, чтобы молча попросить прощения.
- Спокойной ночи, Шарлотта.
С этими словами я стремительно выхожу из твоей комнаты, закрывая за собой массивные двери. Нутро разрывается от тысячи эмоций, а потому я скорее стараюсь оказаться в собственных покоях, лишь попутно направляя одну из прислуг в спальню Лотти.  Я падаю в кресло, закрывая лицо ладонями, сердце отзывается гулким сбивчивым стуком, а по всему телу разрастается напряжение. Тишину разрезает резкий звонок телефона, но раздражающая безделушка моментально летит в горящий камин на короткий момент отзываясь небольшой вспышкой. Рано или поздно все измениться, но остается лишь один вопрос - закончится ли все хорошо или плохо?

+1

7

Я слышала твое дыхание за своей спиной, я чувствовала каждое колебание воздуха, от малейшего твоего движения. Я дрожала, как дрожит лист на ветру. Мы с тобой были, точно Аид и Персефона. Жестокий и безжалостный правитель подземного царства, который настолько любил свою невесту, что не выпускал ее из темных и мрачных лабиринтов к солнечному свету, боясь потерять. Быть твоей Персефоной - трогать острые выступы камней из которых сделаны стены этого нерушимого дома, держать в руке маленькое солнце твоего сердца, дышать полной грудью, не сдерживать эмоций, носить прекрасные, летящие платья, ходить босиком, засматриваться на красивые вещи и явления, слушать музыку с закрытыми глазами, тихо напевать себе под нос, не брать последний кусочек торта, не жаловаться, гладить животных, кормить с руки пойманных по твоему приказы птиц, засыпать везде, даже в самых неожиданных местах, обнимать колени, создать сад на подоконнике, рисовать на руках, пачкать одежду красками, пить чай, когда он уже остыл, срывать ягоды с кустов, смеяться в гордом одиночестве, плавать под водой с открытыми глазами, терять заколки подаренные тобой, оставаться в постели столько, сколько хочется, опаздывать, смотреть на солнце, много улыбаться, вышивать, собирать гербарий, есть шоколад, рвать каждую пару колготок, ходить обнаженной, когда никто не видит, трогать твои волосы, создавать домик из одеял и подушек, лежать на прохладном полу, забывать поесть, теряться во времени, нуждаться в объятьях, зажигать свечи, фотографировать людей, пока они не видят, лежать в траве, держать в руке божью коровку, погружать руки в песок, готовить сладкое, которое ты не любишь.
Твоя Персефона это незатейливая прическа, легкий макияж, куча украшений в шкафчике, беспорядок на туалетном столике, очень открытый взгляд, прикосновения, стихи, запах книг, сухоцветы, чай с ароматом корицы и ванили, естественность, нетерпеливость, шкатулки, вечные драматические фильмы и театр, каллиграфия, блестки, ксилофон, звездное небо, костер, цветочные поля, мягкость, свежая выпечка, тропические фрукты, узоры, доверие, искренность, юность.
Твоя Персефона это прикасаться к тебе внезапно, лишать тебя дара речи, долго смотреть тебе в глаза, держать за руку, когда никто не видит; вести себя тихо, когда ты занят; ни за что на свете не идти туда, куда ты запретил, если только ты этого не видишь, конечно; называть тебя по имени, целовать тебя в щеку, говорить «Я твоя сестра», не показывать, что мне страшно, когда ты очень зол; помогать тебе советом, когда сам ты ничего не можешь поделать; в шутку звать тебя похитителем лета; смотреть на тебя, пока ты спишь или делаешь вид, что спишь; кусать твои пальцы, любить твой низкий теплый голос, дрожать, когда ты обнимаешь меня до хруста костей. Любить тебя так сильно, как только можно и бояться тебя невообразимо. Быть для тебя сестрой и невестой, ребенком, единственной любовью, сокровищем, но никогда не пользоваться этим. Хранить твои тайны и быть твоей слабостью. Защищать тебя перед всем миром, если это потребуется.
И я ведь готова на это мой брат, моя проклятая любовь, мое затмение, но разве ты сможешь точно Аид довериться мне и подарить глоток свободы? Разве способен ты отпустить меня из плена этой клетки? Разве можешь ли ты позволить себе не подрезать мне крылья? Нет ты не мог, и именно поэтому сейчас ты впился руками в мои плечи, прижимая к себе. Твое лицо зарылось в мои волосы и слезы вновь покатились по моим щекам от того, что ты причиняешь мне боль, мой проклятый возлюбленный. Ты словно палач, которому суждено возвести меня на плаху. Я чувствую твой страх, но чувствуешь ли ты мой? Я чувствую твою боль, но дано ли тебе почувствовать мою? Я слышу тебя, но дано ли тебе меня услышать? Все мое существо устремляется к тебе, обнять, прижать к своей груди, объяснить как сильно ты нужен мне, как необходим. Рассказать, что если бы ты доверял мне, я бы никогда тебя не покинула. Но я понимаю, что ты не сможешь понять и услышать, ты на это не способен. По крайней мере не сейчас, а потому я молчу, хоть мне и хочется волком выть, когда ты отстраняешься от меня и поднимаешься на ноги. Я прикладываю все силы, чтобы не обернуться тебе во след. Твои пальцы смахивают слезы с моей щеки, а потом ты порывисто наклоняешься, чтобы коснуться губами моих полос и тут же выходишь вон, оставляя меня одну в темноте.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Коттеджный поселок "Wiltshire" » Дом семьи Weber


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC