Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Декабрь, как это часто бывает наступил очень быстро, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке остановилась и студенты, сдавшие последние хвосты, отправились на Рождественские каникулы. В общежитии университета остались только те, кто собирается на ежегодную вечеринку в доме капитана баскетбольной команды и кстати должны вам сказать, это поистине грандиозное событие! В Стоунбруке, кстати, состоится ежегодный прием для преподавателей и отличившихся студентов, а также празднования ожидаются по всем заведениям города. Так что вперед - дерзайте и окунитесь в атмосферу предрождественского веселья! С наступающим вас!
Температура воздуха держится в рамках - 20 градусов ночью и - 14 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше - 5 градусов. Высокая влажность воздуха, частые снегопады, сильный северный ветер, что приходит с моря.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.
Melisandre Berrington
Лисса не устает из месяца в месяц поражать нас своим энтузиазмом, жизнелюбием и оптимизмом. Она словно яркое солнце, которое согревает своим светом всех присутствующих. Девушка поспевает не только на фронте карьеры, но как выяснилось, и на любовном, ведь сам Курт Вагнер не смог устоять перед ее улыбкой!
Andrew и Katrina Williams
Не все браки бывают счастливыми, к нашему великому сожалению, так получилось и у этой пары. Мужчина, который привык к одиночеству и никого не собирался пускать в свою жизнь и девушка, что полюбила навязанного судьбой мужа, несмотря на его жестокость. Что ждет их впереди? Сможет ли хотя бы Рождество подарить им надежду на маленькое чудо?
Phobos Escanor
Фобоса по праву можно назвать одним из самых загадочных людей в городе, ведь мало кто может совмещать в себе сан священника, должность бармена в ночном клубе, а также играть в популярной группе. Добавьте к этому еще и то, что он оборотень, приручивший стаю волков в лесах близ Мон-Руаяля. Интересно, какие сюрпризы он еще нам преподнесет?
Caleb Morgan и Sara Connor
Любовь бывает прекрасной и ужасающей одновременно, и эта пара яркое тому доказательство. Неспособные существовать друг без друга, умирающие от тоски в разлуке, они готовы перегрызть друг другу глотки, когда встречаются. Невозможная любовь, проклятая любовь и кто знает, наступит ли когда-нибудь затишье, в этом бушующем океане чувств.
Yoshi Shiragava
Убивать - гораздо проще чем кажется. Мне никогда не было важно, кого и за что нужно убить. Иногда мне не требовалось даже повода. Я не мучился угрызениями совести, не испытывал жалости и сочувствия, меня не трогали мольбы. Я убивал детей и стариков, женщин и мужчин, виновных и невинных. все грани стираются после того, как ты живешь в аду. Мама как-то сказала мне, что не стоит жалеть никого, ведь и нас никто не жалеет.

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Коттеджный поселок "Wiltshire" » Дом Phobos Escanor


Дом Phobos Escanor

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1500898359/post/db01180a4b9c69a8b566e44a/bcefc385a13b3f1ePUT1E4X33HWt1lta.jpg


Первый этаж:

Прихожая и коридор

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1500898362/post/db01180a4b9c69a8b566e44a/ed000246a4c61e7dHP4WJjCviEiLY1M8.jpg

Гостиная

http://s6.uploads.ru/kApOJ.jpg

Кухня-столовая

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1494500351/post/60ff66e702b5ffb97e9f5381/3df6328c06df14f3xuoQkTYraVgPfcfS.jpghttps://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1494500357/post/60ff66e702b5ffb97e9f5381/de39b0895421b4f0IDGtm8YX5PvQqJoU.jpghttps://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1494500355/post/60ff66e702b5ffb97e9f5381/08cb93211921fd65QbHxWh2m2GPIEDRD.jpg

Рабочий кабинет

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1494500366/post/60ff66e702b5ffb97e9f5381/519f7caad7a87ec7u3pTNGaxjt6LbugY.jpg

Ванная комната

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1494500375/post/60ff66e702b5ffb97e9f5381/6f9d165929df6a31pI8LkFk7hhvNhy9a.jpg

Второй этаж:

Гостевая спальня

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1494500374/post/60ff66e702b5ffb97e9f5381/6aa8a67340a1dc931AqJiLiNy67ziNS9.jpg

Ванная комната

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1494500378/post/60ff66e702b5ffb97e9f5381/23fcc7535322fdefLl3i4RQ1zpYgxmWF.jpg

Малая гостиная

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1491591822/post/456a791988980f334df196d4/fe2a14ee82a38e39q92mz92TalUfCyE1.jpg

Библиотека

https://turbo.network/hqroom/image/upload/c_limit,f_auto,h_10000,w_1600/v1505808235/post/5504019da706123bc76b9bcb/435d26838a05475915tdGtzjJyMTHBDk.jpg

Спальня хозяина

http://s5.uploads.ru/BMRpC.jpg

0

2

На слова девочки о том, что она сразу же съедет я не обратил особого внимания ведь прекрасно понимал, что это не так. Я и сам отчасти не понимал, почему так сильно злился на этого несуразного ребенка, но пальцы упрямо сжимали руль. На заднем сидении моей машины еще и щенок восседал, такой же неловкий и нескладный, как и сама девочка, впрочем. Мне слишком не нравилось, когда меня принуждают что-либо делать, а я ведь изначально совсем не собирался помогать ей. Возможно не выбери она работу в клубе, приди в другое время, я бы постарался пристроить ее к кому-то из прихожан, но никак не везти в свой дом. Я слишком ценил уединение, нам с Иезекиилем было вполне комфортно вдвоем, мы вели тихую и спокойную жизнь. Я предполагал, что с появлением в доме девочки все изменится. Конечно я не избегал женщин, но никогда ноги ни одной из них не было в моем доме, ведь это было что-то личное, мой отдельный мир, не связанный с двумя другими, в котором я мог оставаться наедине с самим собой и не носить никаких масок. А сейчас в него нагло и бесцеремонно вторгались.
Дорога не заняла много времени и уже вскоре я припарковал импалу возле дома, после чего заехал в гараж. Выйдя из машины я захлопнул дверь, сверху вниз глядя на девчонку.
- Иди за мной.
Должен сказать, что Джо постарался на славу и если честно я не всегда понимал, зачем для меня одного он купил такой большой дом, но стоило проявить благодарность. Мне здесь нравилось, я кое-что переделал в своем стиле, но в остальном все было прекрасно. Дом находился на окраине поселка, прямо на границе с лесом, не был огорожен заборами которые я так не любил. Сюда было долго добираться, местные почти не ходили мимо и мы с волком жили в уединении. Сейчас Иезекииля дома не было, иначе бы он уже вышел навстречу. Распахнув дверь я разулся, ожидая, пока девочка сделает тоже самое. Прихожая, как и весь дом в целом была отделана деревянными панелями, а люстра представляла собой красивое скопление светящихся шаров, что напоминали гроздья винограда. Хоть интерьер и был лаконичным, здесь чувствовался вкус хорошего дизайнера. Священники редко проживают в таких коттеджах, потому что просто не могут себе это позволить. Девочка все держала на руках щенка, будто боясь его отпустить на мраморный пол. Я усмехнулся и пошел вперед, проводя ее через все комнаты первого этажа и рассказывая, а также показывая и давая напутствия.
- Гостиная. Камин сама не зажигай, дабы не устроить пожар и будь добра, не пуская собаку на мебель, особенно на кожаную. Дальше кухня, деревянные панели это с одной стены шкаф, с другой холодильник. Плита газовая, так что если не знаешь как пользоваться, я объясню. Дальше кабинет - здесь есть выход во двор и если ты где-то учишься, то здесь можешь заниматься. Ну и ванная. Она здесь своеобразная, но не бойся, главное не упади. Полотенца и все прочее  тебе выдам.
Девочка внимательно слушала меня, не перебивая, так что затем я повел ее на второй этаж, также открывая двери.
- Это гостевая спальня, ты и твой щенок будете жить здесь. Вещи разложишь в шкафу, дальше еще одна ванная - самая обычная, пользуйся той, которая тебе удобнее, мне без разницы. Маленькая гостиная с выходом на балкон, затем библиотека, брать можешь любые книги, но ложи на место по алфавиту, как они расставлены сейчас. Ну и наконец моя спальня, сюда тебе вообще заходить не следует без веской причины. Вопросы есть?
Я внимательно смотрел на девочку, что наконец-то отпустила щенка с рук, и я тут же закрыл перед его носом дверь в свою комнату. Я ничего не имел против животных, но не слишком доверял маленькому пятнистому сорванцу. Не думаю, что он был сильно обучен правилам поведения. Девочка меж тем поспешила ответить и я на миг выдохнул.
- Мне не нужна помощь, убираюсь я по вторникам и субботам, будешь помогать с уборкой. Готовлю через день, тоже тебя не ограничиваю, но старайся не спалить дом, пожалуйста. Собаке я куплю лежанку, как я понимаю у тебя ее нет. Миски поставишь на полу на кухне, выгуливать можешь в лесу, только не заходи слишком далеко, тут есть волки.
Будто в доказательство моих слов сзади послышался тихий шорох, а спустя пару мгновений мне в руку уже уткнулась тяжелая, косматая голова огромного черного волка, который с напряженным любопытством взирал на незнакомцев. Щенок вообще не вызвал у него никакого интереса и когда пошел знакомиться, то был встречен полным игнорированием со стороны волка. А вот девочка - другое дело, люди у нас в доме бывали редко. Видя замешательство Скай я запустил пальцы в черный мех.
- Его зовут Иезекииль, и как ты видишь, это волк. Тебя и твоего щенка он не тронет, но не советую тебе пытаться его погладить или прикормить - не получится. Всегда следи, чтобы входная дверь не была заперта, он не любит долго оставаться дома. И пожалуйста, не пытайся кормить его, особенно собачьим кормом, он прекрасно живет питаясь мясом. И да, ему не нравятся когда сокращают его имя.
Не каждый держит дома волка и удивление девочки было понятно, главное чтобы она не вздумала шарахаться от волка на каждом углу, ведь это кого угодно выведет из себя.

+1

3

На протяжении всего пути Фобос не проронил больше и слова, так что я смогла немного успокоиться, ссылаясь на то, что у него, по всей видимости, был просто плохой день. Понго спокойно сидел на заднем сиденье, уткнувшись мокрым носом в стекло и наблюдая за тем, как меняются пейзажи. По его подобию я так же разглядывала, как старинные, вымощенные булыжником улицы сменяются трассой и бескрайней полосой леса. Мы возвращались в загородный поселок и мне только оставалось гадать, где проживает загадочный священник. Пока мы проезжали мимо самых разномастных домов, я оглядывалась по сторонам, с интересом подмечая то, насколько все-таки Уилшир огромный. Я пробыла здесь от силы всего месяц и, конечно же, не успела еще много увидеть.
Мы миновали немалое количество домов прежде, чем добраться практически до края поселка. Здесь находилось очень мало домов, а через пару десятков метров уже располагалась вторая часть леса. Я очень любила природу, поэтому данная обстановка не могла меня не порадовать, хоть я и понимала, что задержусь здесь совсем ненадолго. Когда мы подъехали к дому молодого человека, то я не могла не выразить своего удивления. Я редко судила людей по внешности или по работе, но все же предполагала, что священники, подрабатывающие ночью барменами в клубе, зарабатывали не очень много, чтобы позволить себе такое жилище, но все же, свои наблюдения решила оставить при себе.
Когда машина остановилась в гараже, я вышла наружу, выпуская щенка и тут же подхватывая его на руки. Понго сидел смирно и с таким же интересом наблюдал по сторонам. Я прекрасно знала, что стоит мне его отпустить, как он тут же отправится на разведку и обязательно куда-нибудь залезет, поэтому пока не торопилась давать ему столько свободы. На короткий указ парня я среагировала незамедлительно и тут же поспешила следом за ним, прохода под своды огромного дома. В доме, что остался после моего отца обстановка была более современная и немного грубоватая, но в этой присутствовал какой-то теплый уют, который, я не могла сказать, что мне не нравился. Я озарялась по сторонам, но при этом не переставала слушать парня, что давал мне наставления. Я не перебивала его и лишь кротко кивала головой, показывая, что все поняла.
Поднявшись на второй этаж, я наконец-то отпустила Понго на пол, что, кажется, уже замучился сидеть у меня на руках. Конечно же, первым делом он направился исследовать комнату хозяина, но перед его носом захлопнули дверь и обиженный щенок уселся, расставляя в разные стороны лапы. Дослушав Фобоса, я подняла на него глаза, пожимая плечами. Вопросов не было, разве что только один, который я тут же озвучила.
- Чем я могу помочь за приют?
Конечно же я не собиралась сидеть сложа руки в доме у человека, который согласился пойти мне на встречу. Я хотела его отблагодарить, но пока не знала как. Меж тем, парень раздал мне несколько указаний, но зациклив свое внимание на последних словах, я заметила, как оживился Понго и тут же из-за спины парня вышел волк. Я не смогла сдержать своего удивления, смешанного с восторгом. Волки - одни из тех животных, которых я любила. Чтение многочисленных рассказов о них занимало треть моего свободного времени, но, к сожалению, мне никогда не доводилось познакомиться с этими прекрасными животными настолько близко. Я знала, насколько сильно они свободолюбивы и была удивлена тем, что он так спокойно находился в доме, да еще и без какой-либо опаски подходил к людям. Я на миг испугалась за щенка, но Иезекииль, как его звали, не обратил на него совершенно никакого внимания. Его взгляд был приставлен ко мне, а морда слегка вытянута вперед, ведь волк принюхивался к моему запаху.
- Никто и никогда не будет мечтать о полной луне так, как мечтают о ней волки.
Тихо процитировала я одну из строг тех самых рассказов. Я осторожно протянула вперед руку, не с целью, чтобы погладить животное, а чтобы он мог со мной познакомиться. Я не могла сказать, что совершенно его не боюсь, ведь волки - это не домашние животные. У них есть нрав и свои правила, но все же я настолько была восхищена этим прекрасным созданием, что не могла не улыбнуться, глядя на него.
- Как тебе удалось его приручить?
Я подняла на парня широко распахнутые глаза, что были наполнены восторгом. Животных я любила всех и без исключения. С самого детства я доводила маму до паники, когда начинала гладить бездомных псов, что на тот момент были с меня ростом, а когда зачитывалась рассказами о волках, то мечтала о том, что когда-нибудь смогу приютить волчонка, который будет выходить ко мне из лесу без страха и сомнений. Примерно так же, как сейчас Иезекииль стоял подле Фобоса.
Вскоре, животное покинуло нас, а я с тем же изумлением провожала его взглядом, пока он не скрылся на первом этаже. Понго, пытаясь последовать за ним, свалился с последних пары ступенек, но не обратил на это особого внимания, однако, нового соседа догнать не смог, поэтому пошел изучать новое жилище, а я снова обратилась к парню.
- Почему у тебя нет семьи?
Неожиданный вопрос, который мог смутить его. Но мне все же было интересно. Фобос жил в этом огромном доме, но, несмотря на хороший интерьер, здесь было пусто, что говорило о его одиночестве.

+1

4

Я смотрел на то, как девочка тянут руку к Иезекиилю и не препятствовал, ведь он не был агрессивен. Он редко проявлял интерес к людям, вот и сейчас не стал подобно собаке тянуться к руке, чтобы понюхать, его обоняние и так давало ему достаточно информации. Волк еще некоторое время наблюдал за Скай, пока она говорила довольно странные вещи. Я оставил ее фразу без комментария, поскольку и не думал, что она в нем нуждается. Еще с пару секунд волк простоял рядом с нами, а после отправился на первый этаж. Девочка же с восхищением во взгляде повернулась ко мне.
- Я нашел его еще волчонком, охотники убили его маму. Остальные волчата погибли без еды, а он еще держался, был самым крупным и сильным. Вот я и взял его. Хоть Иезекииль и живет со мной, он абсолютно свободен и может покинуть меня в любой момент. Оставаться рядом  - его выбор.
Тихо ответил я, чуть склонив голову на бок. Ее интерес был мне понятен, в конце-концов не каждый день встречаешь домашнего волка. Ей предстояло привыкнуть к нему, коли она вознамерилась здесь жить. Как и ко многому другому тоже. А вот следующий ее вопрос мне не очень понравился, я не сильно любил, когда кто-то вмешивался в мою личную жизнь. Семья... При этом слове я невольно вспомнил отца, который за малейшую провинность с моей стороны наказывал мою мать, чья жизнь и без того была полна страданий. Я нахмурился.
- У меня есть братья - Джоэль, Джек, Эбенезер и Йоши, всех их ты знаешь из клуба. Они - вся моя семья и другой мне не надо.
С этими словами я развернулся и направился в свою комнату, остановившись на пороге.
- Ванная по коридору и направо, слева небольшая гостиная, дальше библиотека и в конце коридора моя спальня. Можешь ходить где хочешь, если будут вопросы обращайся.
Наверное, я не был слишком радушным хозяином, но отчасти это потому, что гостей у меня практически не бывало, даже ребята из клуба заезжали ко мне редко, обычно мы собирались у Джо. Наверное это потому, что мой дом во первых находился дальше всех, во вторых, я не любил громкую музыку и алкоголь в стенах своего жилища. Мой дом был светлый, уютный и здесь царила атмосфера тишины и покоя. Это было место, где я отдыхал от всей мирской суеты. Сейчас, закрыв за собой двери своей спальни я опустился на кровать, раскинув руки и вглядываясь в потолок. Наверное, мне все же не следовало приводить девочку к себе в дом. Я очень давно жил один и был уверен, что стороннее присутствие перевернет всю мою жизнь с ног на голову, а перемены я не любил и всегда воспринимал их очень тяжело. Вздохнув, я закрыл глаза, чтобы немного расслабиться.
Когда я проснулся, то в комнате уже был полумрак и бросив взгляд на часы я увидел отметку в 20:15, уже вечерело. Потянувшись всем телом я поднялся на ноги, выходя в коридор и прислушиваясь к звукам в доме - на кухне слышался шум. Нахмурившись я направился вниз, чтобы застать девочку за готовкой.
- Ты времени даром не теряешь, да?
Тихо сказал я, подходя к Скай со спины и смотря за тем, что она делала. Кажется она готовила пасту, потому недолго думая я открыл холодильник и достал оттуда овощи, принявшись нарезать салат. Некоторое время мы провели в молчании, пока я первым его не нарушил. Не то, чтобы мне было действительно интересно, но...
- Расскажи мне о себе. Откуда ты, зачем приехала сюда, почему осталась без крыши над головой. И главное, почему устроилась на работу именно в Алькатраз.
Я не считал клуб плохим местом, нам всем он стал вторым домом, но были люди, которым он не подходил. Невинные души, или они только казались таковыми? Эта девочка не была похожа на Тео или Сару, которые корнями проросли в этом заведении, в ней не было разврата или жажды наживы, по крайней мере я этого не видел. Возможно ей срочно нужны были деньги, но даже в таком случае есть сотни вакансий лучше, чем официантка в ночном клубе. Выслушав ее историю я некоторое время молчал.
- Не стоит быть такой наивной. Скорее всего, у твоего отца не было никаких долгов, а квартиру у тебя отписали попросту тебя одурачив. Мир полон людей, которые отличаются от тебя. Ты сказала что ты учишься, на кого?
Ее наивность действительно меня поражала, а когда я услышал, на каком факультете она учится, то не смог скрыть легкую усмешку, что сорвалась с моих губ. Врач, ну конечно.
- Corpus animae insania sanasti agemus. (лечим тело, пытаемся лечить душу)
Тихо сказал я девушке и увидел недоумение на ее лице. Она видимо пыталась перевести то, что я сказал, но не понимала всех слов. Странно, казалось бы, что на втором курсе нужно знать латынь.
- У тебя проблемы с латинским? Или из-за работы не остается времени на учебу?

0

5

Наверное, мой вопрос на тему семьи оказался бестактным, но отчего то он сам сорвался с языка. Этот человек поразил меня с первого взгляда своей чистотой во взгляде и добрый словом. Даже вторая его часть, которую я увидела позже тем же вечером не смогла рассеять моих убеждений или разочароваться в Фобосе. Многие люди носят маски - кому то это выгодно, кто-то подстраивает под окружающих, а кто-то просто не нашел себя. Но все хорошее, что есть в человеке, просто невозможно скрыть, это чувствуется и ощущается в мельчайших деталях. Я не могу вам этого объяснить, просто находясь рядом с этим человеком я чувствую себя словно в безопасности, даже в те моменты, когда он пытается меня прогнать. Я заметила, как брови блондина нахмурились, как его говор вновь стал резким и торопливым. Семья - понятие лично и дорогое каждому и каждый человек семьей считает разных людей. У кого-то это родители и дети, у кого-то любимый человек, а у Фобоса - это друзья. Не могу судить хорошо ли это или нет, ведь сама я никогда не имела близких друзей, большинство людей считают меня странной, ведь мои мысли и рассуждения не вписываются в рамки, установленные обществом, а другие остаются лишь знакомыми, которые уходят из моей жизни так же быстро, как и уходят. В клубе я работаю всего пару дней и не могу судить о тех парнях, что всегда собраны вместе в вип ложе заведения, поэтому я ничего не стала говорить Фобосу, лишь внимательно слушая его последние наставления и бросив напоследок короткое:
- Спасибо.
Когда за Фобосом закрылась дверь его спальни, я медленно направилась дальше по коридору, открывая двери одну за другой и осматривая помещения, пока не наткнулась на гостевую спальню. Внутри оказалось довольно светло, что не могло меня не радовать - я очень любила большие окна в комнатах, чтобы как можно больше света попадало внутрь. Пройдя глубже, я осмотрелась по сторонам, вспоминая, что у меня совершенно нет вещей, а буквально через час в мой бывший дом заедут нове жильцы. Собравшись, я спустилась на первый этаж, где меня встретил звонким лаем Понго. Прицепив поводо к ошейнику, я повела щенка на улицу. Дом Фобоса находился не так далеко от дома моего отца, поэтому я вполне могла добраться до него пешком. Щенок весело бежал рядом, то и дело пытаясь отобрать у меня поводок, а я наблюдала за домами, что находились по обе стороны от широкой дороги. Шаг за шагом, все ближе я подходила к тому дому, где несколько последних своих лет прожил мой отец - наверное, самый дорогой человек для меня. Меня настигла грусть при осознании того, что последнее, что меня бы с ним связывало - уходит в чужие руки. Войдя в дом, я будто бы вошла в другой мир - тут было тихо, даже слишком. Напольные часы, что стояли в гостиной, остановились и теперь даже их тиканье не разрушает эту тишину. Тут было холодно, будто бы из дома ушла вся жизнь и от этого становилось не по себе. Поднявшись на второй этаж, я собрала свои вещи, которых было не так много, а напоследок положила в сумку папин медальон, который он всегда носил с собой. Вновь взяв Понго на поводок, я покинула дом, на этот раз навсегда.
По возвращению, я вновь окунулась в теплую и светлую обстановку. Из гостиной за нами наблюдал волк, но, кажется, без особого интереса. Самого же Фобоса нигде не было видно - скорее всего спит. Разобрав свои вещи, я спустилась на кухню, чтобы приготовить ужин, ведь уже вечерело, а Фобосу сегодня еще предстоит работать. Проверив содержимое холодильника и ящиков, я принялась за готовку пасты. Понго скорее всего уже где то обустроил себе место и заманчиво сопит, а я погрузилась в свои мысли и даже не заметила, как Фобос вошел на кухню. От его резкого появления я даже слегка вздрогнула.
- Должна ведь быть от меня хоть какая то польза.
Без доли иронии ответила я парню, который встал рядом и так же взялся за готовку. Обычно парень был немногословен, а потому я даже слегка растерялась, когда от него последовало сразу столько вопросов. Немного помолчав, я начала ему рассказывать.
- Я из Амстердама, сюда перебралась, чтобы быть поближе к отцу, но пока я уладила все свои дела с бумагами, случилось так, что приехала к нему на кладбище. У него остался дом, но как выяснилось позже - он задолжал много денег и в итоге пришли люди, которые решили покрыть его расходы тем, что заберут дом. А что касается Алькатраза - мне нужна была работа, с которой я смогла бы посещать все занятия. В большинстве своем все официанты работают днем, поэтому мне ничего не оставалось, как пойти в клуб.
Я никогда не видела особого смысла что-то скрывать от людей или приукрашивать свои рассказы, поэтому ответила честно на каждый заданный вопрос, а вот когда парень высказал свое мнение по поводу дома, то я на миг оторопела, переводя на него взгляд. Внутри что-то кольнуло от обиды, а в горле встал ком - одурачили? Но не могла ведь я отдать все то, что создал отец только лишь потому что кто-то решил меня обмануть? Эта мысль плотно засела у меня в голове, поэтому когда Фобос задал следующий вопрос, я ответила на автомате.
- На врача.
Я постаралась сослаться на то, что это было лишь предположение Фобоса и это не могло быть гарантированной правдой, поэтому постаралась поддержать разговор с парнем. Правда, когда он заговорил на латыни, мне потребовалось несколько секунд, чтобы разобраться в сказанных им словах, но у меня ничего так и не вышло. А его последующие слова заставили меня немного поникнуть. Я всегда старалась учиться хорошо, но работа действительно отнимала слишком много времени и сил и, кажется, Фобос это понимал.
- Я просто не привыкла не спать всю ночь, поэтому пока это несет неприятные последствия, но думаю, что скоро я свыкнусь.
Тем временем паста была готова и я разложила еду по тарелкам, расставляя их на столе. Сев напротив парня, я внимательно посмотрела на него прежде, чем вновь заговорить.
- Фобос,
мягко позвала я парня, что практически сразу поднял на меня глаза.
- Тогда в соборе ты так и не ответил на мой вопрос. Для чего тебе столько разных образов?
Мне действительно было интересно узнать этого человека, увидеть его настоящего, а не бросающегося из крайности в крайность. Увидеть его золотую середину.

0

6

В ответ на слова девушки я усмехнулся.
- Так может стоит сменить работу, а не привыкать? Алькатраз не для таких как ты. Он сожрет тебя, скомкает и выплюнет с перемолотыми костями, да так, что потом будет крайне сложно восстановиться. Поверь мне, я знаю о чем говорю. Тебе и твоей подруге там не место.
Я сел за стол, пока девушка раскладывала еду по тарелкам и притянул к себе свою порцию, задумчиво опуская вилку в пасту. Девочка села напротив, внимательно глядя на меня небесной синевой своих глаз. Я тут же поднял взгляд, встречаясь с ее. Мое имя в ее устах звучало так, необычно, так странно, что я почувствовал, как что-то теплое, какое-то давно забытое ощущение назревает в области затылка. Это было странно, непривычно, но приятно. Ее ответ заставил мои глаза напитаться льдом.
- Мир, Скай, не делится на черное и белое, это скорее градации серых цветов. В клубе есть, как ты отзываешься, более светлый оттенок серого, только он существует для тех, кто живет в совсем ином мире - алкоголь, беспорядочные связи, наркотики. За этим люди приходят туда и это получают. Мы лишь дарим им то, к чему стремится их пагубная натура. Я не буду больше поднимать эту тему, но когда ты убедишься в моих словах сама, не роняй слез.
Я приступил к еде, но как оказалось, девочка не собиралась останавливаться на сказанных ею словах. Услышав ее вопрос я замер, а затем со вздохом выпрямился, откладывая вилку и постукивая пальцами по столу.
- У меня нет образов. Я - это всегда я. и впредь не пытаясь играть со мной в закадычных друзей. Ты чужой для меня человек и останешься таковым. Если захочешь исповеди, то приходи на паству.
С этими словами я поднялся на ноги, убирая еду в холодильник. Аппетит у меня пропал. Я не знал, как относиться к этому почти ребенку и это смущало меня. Обычно я был довольно добродушным человеком, иди по крайней мере нейтральным, но что-то в ее взгляде, в ее словах делало меня безоружным, а оттого я позволял себе такие эмоции, как злость. И это не нравилось мне. В ответ на ее слова я смерил ее холодным, колючим взглядом.
- То, что я этого не хочу. Я не тот человек, который будет вести с тобой откровенные беседы и посвящать тебя в свою жизнь. Я не сближаюсь с людьми, потому что не хочу этого. Спасибо за ужин.
С этими словами я покинул столовую и направился в свою комнату, захлопнув дверь. Сев на кровать я выдохнул, стараясь успокоиться. Я и сам не знал, почему в присутствии этой синеглазой девочки я вел себя именно так. Мне казалось, что она буквально проникает мне под кожу и весь я противился этому, хотя какая-то часть меня, упрямо к ней тянулась. Я откинулся на кровати, раскинув руки и лежал, прислушиваясь к звукам в доме. Вот она закончила трапезу и видимо делала уборку, вот ушла гулять со своим щенком, вот вернулась и закрыла дверь в свою комнату. На улице темнело, а я все вглядывался в потолок, пока Иезекииль не потянул меня за штанину, убеждая покинуть постель. Точно, я совсем забыл. Выйдя из своей комнаты я направился по коридору, на миг замирая у дверей девочки, но там стояла тишина. Спустившись на первый этаж я открыл двери холодильника, самый нижний ящик, откуда достал черные целлофановые пакеты, наполненные заранее расфасованным мясом. Один за другим я достал все шесть, в каждом из которых было по десять килограмм. Перевязав их между собой я закинул ношу на плечо, открывая дверь и выходя из дома. Иезекииль семенил следом, так что по проторенной уже тропе мы направились в чащу леса, минуя поваленные деревья или топкие болотца. Я подкармливал волков с тех самых пор, как приехал сюда. Я знал, что хищникам бывает тяжело найти добычу, особенно когда волчата еще не доросли до переярков и не могут охотиться. Местная стая приняла меня не сразу, лишь спустя пару месяцев мне было разрешено приближаться, и то скорее всего благодаря Иезекиилю. Стоило нам остановиться на небольшой поляне, как я опустил мешки на землю и увидел блики желтых глаз между деревьями. Они всегда приходили сразу, сопровождали меня весь путь, а потом собирали остальную стаю. Вот и сейчас серебристые тени отделялись от деревьев, устремляясь ко мне. Вожак всегда подходил первым, но его я не трогал, соблюдая иерархию, а вот молодые волчата с радостью льнули к рукам, покусывая пальцы. Я улыбался, гладя совсем еще пушистый мех. Луна ясно освещала поляну, а волки все шли и шли, пока вся стая, а это двадцать три зверя с учетом четверых малышей, не оказалась на поляне. Тогда я начал развязывать пакеты, вытряхивая мясо на землю и отходя на пару шагов, давая волкам насытиться. Я кормил их пару раз в неделю, чаще не нужно было, ведь они должны охотиться и самостоятельно. Сам я сел в отдалении, положив руку на косматую спину своего волка. Хищники насыщались, а после некоторые подходили, чтобы лечь неподалеку, позволяя гладить серебристый мех. Я любил волков, понимал их, считался с ними. Благодаря тому, что они были сыты, то не нападали на домашний скот, а значит, имели гораздо больше шансы выжить. Насытившись, одна из волчиц стаи вскинула морду к небу, озаряя пространство своим мелодичным воем. Ей стали вторить остальные, присоединился Иезекииль, а затем и я. За столько лет я научился подражать их голосам, так что теперь мой звучал в унисон со всей стаей. Здесь с ними, я чувствовал себя свободным от всего, что было за пределами леса. И наверное, я был счастлив.

+1

7

Мне хотелось узнать Фобоса ближе. Он мало походил на тех, кто обычно заполоняет улицы. Да, у каждого есть своя история, своя книга, которую они пишут каждым шагом, действием или словом, но отчего мне казалось, что книга, написанная этим человеком будет для меня гораздо интереснее. Я наблюдала за ним, не сводя глаз и, может быть, это было бестактно, но он молчал, а мне нравилось наблюдать за его жестами, за малейшими изменениями в его мимике.
- Не может ведь быть все настолько плохо? В каждом месте и человеке есть что-то хорошее, стоит только лучше разглядеть. К тому же, моя учеба порой может занимать целый день, а деньги мне нужны, я ведь не могу жить у тебя до конца своего обучения.
Я не видела ничего плохого в ночном клубе и в людях, что его переполняли. Да, у нас с ними могли быть разные взгляды на мир, но это не говорит о том, что все они плохие и, если честно, я была не согласна с взглядами на мир Фобоса, но говорить об этом не стала. Каждый имеет право на свое собственное мнение.
Стоило мне вновь заговорить о нем самом, как его брови тут же нахмурились, а глаза налились уже привычном льдом. Я не понимала, почему он так порой реагирует на мои слова, ведь я действительно не хотела ничего плохого. Но он уже поднялся из-за стола, убирая свою порцию в холодильник.
- Что плохого в том, что я просто хочу узнать тебя?
Но ответ на мой вопрос последовал такой же грубый и резкий, так что я в ответ лишь промолчала, опуская глаза на свою тарелку. Парень ушел, а я поднялась на ноги, чтобы навести порядок на кухне. Аппетит у меня тоже пропал, поэтому я последовала примеру блондина и убрала свою порцию в холодильник, а затем помыла посуду и выбросила мусор. За окном смеркалось и вместе с тем дом наполнялся каким-то мрачным одиночеством. Подхватив щенка, я вышла с ним на улицу, где он немного побегал. Небо начинало затягивать тучами и поднялся небольшой ветерок. Какое-то чувство пустоты забралось под самую кожу, заставляя дрожать. Не знаю, с чем это было связано. С погодой ли, или же с таким отношением человека, который изначально мне показался таким светлыми и чистым, а потом просто стал пытаться меня оттолкнуть. Взяв Панго на руки, я вернулась в дом, где заперлась в гостевой спальне, которую мне позволили занять. Забравшись на постель, я притянула ближе к себе учебники, ведь мне необходимо было освежить память перед началом учебного года.
За книгами я всегда теряла счет времени, поэтому когда снизу послышались шорохи, то подняла голову и увидела, что на улице практически совсем стемнело. А затем хлопнула входная дверь и в доме вновь воцарилась тишина. Поднявшись на ноги, я подошла к окну, наблюдая за тем, как Фобос удаляется в сторону леса с большими черными мешками. Кажется, Панго тоже стало интересно, но щенка я оставила дома, а сама же направилась по пятам по тропинке, что явно была протоптана тут уже давно. Я шла медленно, все больше и больше погружаясь в темноту леса. Было довольно прохладно, поэтому мне приходилось натягивать рукава кофты как можно сильнее и обнимать себя руками. Наверное, идти за человеком с черными большими мешками в лес, когда солнце практически скрылось за горизонтом - не самая лучшая идея, но я никак не могла унять своего любопытства, а ноги сами меня вели по тропе.
Совсем скоро до меня донесся вой волка. Сначала я подумала, что это Иезекииль, но к одному вою прибавился еще один, а потом еще и еще. Наверное, мне должно было это напугать, но оказалось все совсем наоборот. Я только сегодня впервые увидела в живую волка, а что уж говорить про саму стаю. Я много читала про волков и знала, что не стоит подходить к ним слишком близко, особенно если в стае есть маленькие щенки. Я сделала пару шагов, но потом резко замерла, когда рядом послышался хруст сухих веток, а затем в темноте показался свет двух желтых глаз. Я стояла словно завороженная, не шевелясь и наблюдая за тем, как эти глаза приближаются ко мне все ближе и ближе. Вой стих. Чувство страха я почувствовала лишь тогда, когда послышалось утробное рычание, от которого даже внутри все отозвалось резонансом. Позади мелькнули еще тени, а я все продолжала стоять на месте, не в силах даже пошевелиться.

0

8

Волки неслышными тенями мелькали в промежутках между деревьями и лунный свет серебрил мохнатые шкуры. Они все были серыми, только Иезекииль отличался черной шкурой и большими габаритами, ведь был воспитан и выращен в суровом климате Шотландии. Мой волк мог бы остаться в стае и стать ее вожаком, но предпочитал оставаться со мной, навещая своих собратьев лишь в то время, как я отсутствовал. Этими нечастыми встречами в лесу, этим рандеву под луной я не могу поделиться ни с кем, ни с теми людьми, что стали мне братьями, ни с церковной паствой. Они бы не смогли этого понять, сочли бы меня безумцем, но наверное, отчасти так и было. Я был в двух мирах одновременно и пожалуй, не принадлежал ни одному из них полноценно. Опустив голову на колени я вдохнул запахи волчьего меха, вспоминая свою мать. Она была единственной женщиной, которую я любил по-настоящему. Мама, дитя природы, как сейчас было уже не принято говорить. Она была волшебной, была непостижимой. Мне всегда казалось, что она обладала какой-то магией, ведь могла усмирить любое животное, даже если оно было в запале. Ей будто бы подчинялись растения, оживали даже иссушенные ветви, под ее нежными руками.
Насколько же я любил свою мать, настолько же ее ненавидел мой отец. Ему претило все, во что она верила, все, чему она меня учила. Мать постоянно готовила какие-то настойки на травах - они облегчали головную боль, помогали женщинам зачать ребенка, успокаивали искалеченную душу. Даже слова ее успокаивали, а ее глаза. Эта пронзительная синева, такая чистая, такая искренняя. Такая же, как я видел у той девочки, что жила сейчас со мной. Как так получилось?
- О мама...
Тихо прошептал я.
- Что же мне делать?
Наверное, эта боль никогда не исчезнет, она навечно останется внутри меня, в моей душе и сердце. Я находился в смятении, ругая себя за глупость и за слабость одновременно. Корил себя за жестокость к этому ребенку и одновременно слышал отцовский голос, что повторял мне, что все это лишь отзвуки голоса дьявола. Я запутался. Окончательно запутался. Я и не заметил, как в глазах встали слезы. Я знал, что мужчинам не положено плакать, но много-много лет я носил это в себе, не способный с кем-то поделиться. Все чувствуют боль. Все, что дышат и ходят по земле. Я втянул полной грудью аромат ночного, влажного леса, который дышал будто единый, живой организм. Мне казалось порой, что я могу уйти дальше, в эти густые дебри, казалось бы что я не для этого времени и мира, что я нахожусь здесь по ошибке. Противоречивость к церковным молитвам, ведь в глубине души я верил в то, во что нельзя было верить. И видел то, чего видеть не должен был.
Я почувствовал неладное еще до того, как Иезекииль обернул уши назад, еще до того, как волки смолкли. Несколько из них скользнули вниз, по тропинке откуда я пришел и я услышал утробное рычание. Нахмурившись я поднялся на ноги, прыжком долетая до земли и пригибаясь. Я крался вперед, бок о бок со своим волком и только настигнув волков выпрямился в полный рост, видя этого ребенка, который последовал за мной в дебри леса.
- Что ты тут делаешь?
Волки стекались сюда со всей поляны. Они, как это им привычно, обступали Скай плотным кольцом, но не приближались. Рычание доносилось почти отовсюду, они не были рады непрошеным гостям, но ей повезло, что они были сыты. Волчата изумленно выглядывали, вытягивая морды из-за материнских лап. Волки не нападали. Волки выжидали. Я сделал шаг по направлению к девушке и Иезекииль двинулся следом, опуская холку, подавая пример остальным, что девочку не стоит воспринимать как угрозу.
- И что? Ты удовлетворила свое любопытство?
Я говорил спокойно, размеренно, хотя впервые за долго время мне хотелось повысить голос. Какой же глупой она была, раз пришла сюда, и стояла спокойно, будто не осознавая всей опасности. Неужели она действительно считает, что ничего плохого с ней не случится? Я подошел ближе, взяв ее за предплечье, больно сжимая пальцы, заглядывая в глаза.
- Мы возвращаемся. И чтобы не звука.
Я потащил ее за собой, проходя мимо волков, которые все еще рычали, но расступались, открывая нам дорогу. Я шел медленно, не делая резких движений, а мой волк неслышным спутником двигался рядом. Лишь когда горящие глаза зверей остались позади, я ускорил шаг, так что девчонке приходилось бежать за мной, перепрыгивая через коряги. Когда мы оказались возле дома я влетел внутрь и только тут отбросил ее руку от себя. Я зашагал по кухне, меряя ее шагами от злости.
- Кто давал тебе право идти за мной? Почему ты все это делаешь?!
Меня раздражал ее голос, ее чистые, невинные глаза, которые умоляли все им простить, раздражало, что она ворвалась в мою жизнь. В обе моих жизни, а теперь посягала на третью, в которой, в единственной, я могу быть спокоен и счастлив. Она узнала то, что никто не знал. Стала свидетелем того, что никто не должен был видеть. И это злило меня. Ее ответ меня разозлил.
- Не кричать?! Ты бесцеремонно вторглась в мою жизнь, в мой дом, а теперь еще и в мой лес. Никто об этом не знал, понимаешь? Никто! И не должен был знать! Почему ты лезешь мне под кожу? Что тебе от меня нужно?! Это мои волки, это моя жизнь, это МОЙ мир и в нем нет тебе места!
Наверное, если бы сейчас меня видел кто-то из братьев, то не поверили бы своим глазам. Я всегда оставался спокоен и безучастен, сохранял нейтралитет, но сейчас я был разъярен и двигался как зверь, запертый в клетке. Иезекииль глухо зарычал, прижимая уши. Мое настроение передавалось и ему. Я вдруг замер на месте, прикрыв глаза и стараясь дышать размеренно. Я приказывал себе успокоиться.
- Завтра.
Мой голос дрожал.
- Завтра ты уйдешь отсюда. Ты слышишь меня? Убирайся откуда пришла.

+1

9

Рычание волков доносилось со всех сторон, волки обступили меня плотным кольцом и даже среди тени деревьев, там, где мое зрение уже не справлялось, все-равно мелькали парные огоньки глаз. Страх присутствовал, ведь было бы глупо, если бы я не испытывала этого чувства, нарушив покой стаи. Но вместе с тем меня переполняли удивление, восторг, восхищение от прекрасного. Наверное, мне бы следовало думать о том, как выходить из этой ситуации, как спасаться от волков, но мои мысли были заняты иным. Широко распахнутыми глазами я медленно скользила взглядом с одного зверя на другого. Их рык отзывался легким резонансом где-то внутри, заставляя сердце биться чаще, отчего эмоции чуть ли не лишали меня последнего рассудка. Послышался хруст сухих веток и сначала мне показалось, что это еще один волк, но вскоре я увидела рядом с ним Фобоса, отчего мои глаза распахнулись еще шире. Он был настолько спокоен среди волков, словно это была неотъемлемая часть его жизни, а я еле сдерживалась, чтобы не забросать его расспросами. Это было настолько здорово вот так вплотную познакомиться с дикими зверями, стать их частью, что моих губ тронула легкая улыбка, но голос парня был, как всегда холодным и колючим, заставляя меня житься, словно от порыва ветра.
- Я просто увидела, как ты уходишь в лес посреди ночи и мне стало любопытно.
Неуверенно ответила я блондину на его вопрос. Мне так хотелось разделить с ним интерес, но он вновь был от меня закрыт, как и всегда в последнее время. Под его испепеляющим взглядом становилось неуютно, поэтому я даже глаза опустила, не решаясь вновь поднять их на него. Он говорил спокойно, но в каждом слоге слышалось напряжение, как у натянутой струны. На его последующий вопрос я ответила коротким:
- Угу.
А после он схватил меня за руку с такой силой, что я невольно нахмурилась, но перечить не стала. Мне не хотелось его злить еще больше, ведь он и без того все чаще срывался на меня, хотя я искренне не могла понять за что. Больше я ничего ему не говорила, лишь послушно кивнула головой в ответ на его слова и поплелась следом. Сначала мы шли спокойно под пристальными взглядами волков, но стоило им остаться позади, как Фобос мгновенно ускорился, а мне пришлось перейти на семенящий бег, чтобы поспевать за ним. Пару раз я запнулась и чуть было не упала, но мертвая хватка парня продолжала сжимать мою руку и максимум, что я бы получила, если бы все-таки не удержалась на ногах, так это вывих.
Стоило нам оказаться в доме, как меня наконец-то отпустили. Я рефлекторно накрыла ладонью место, где все это время сжимались пальцы Фобоса. Неприятно ныло, скорее всего останется синяк, но меня это не пугало. Большее волнение меня вызывал Фобос, что сейчас, словно загнанный в клетку зверь, мерил шагами кухню, его всегда тихий и размеренный голос сейчас веял раздражением и я впервые услышала, как он кричит. От этого мне хотелось сжаться и стать настолько маленькой, чтобы легко было спрятаться от пронзительного взгляда, что пускал молнии в мою сторону.
- Прости, я просто не смогла удержаться.
Тихо ответила я, опуская глаза. Я честно не знала, чем вызвала такой гнев с его стороны. При нашей первой встрече мне показалось, что мы будто бы понимаем друг друга с полуслова и можем разговаривать часами, но теперь, кажется, одно мое присутствие могло привести его в бешенство. От этого становилось нехорошо, а сердце отчего-то сжималось в маленький тугой комок. Осмелившись поднять на парня глаза, я сказала тихо, стараясь скрыть проступавшую в голосе дрожь.
- Не кричи, пожалуйста.
Признаться честно, я не привыкла, что на меня кричат, а потому сейчас мне было действительно страшно. Забавно, правда? Я не испытала должного страха перед стаей диких волков, но зато дрожала, словно осиновый лист при Фобосе, что, кажется с каждым моим словом злился только сильнее. Он продолжал говорить и с каждым его словом я понимала, что дотронулась до того, что ему было дороже всего. Но ведь я сделала это не со зла, я ведь не собиралась ничего отбирать у него. И я хотела ему это объяснить, но слезы, что медленно подступали к горлу, начали меня душить, поэтому я не смогла выдавить из себя и слова. Я прикусила дрожащую губу, чтобы не расплакаться прям здесь, ведь боялась, что это может еще больше разозлить Фобоса, хотя ресницы уже намокли от слез. Последние слова были произнесены уже более тихо, хоть и без скрытого раздражения, но заставили меня распахнуть глаза и посмотреть на парня так, словно меня только что ударили плетью. Меня не мучили сейчас мысли о том, куда мне идти, меня съедал лишь один вопрос - за что?
- Я не хотела для тебя ничего плохого.
Тихо, чуть ли не шепотом произнесла я. Но, кажется, решение Фобоса было окончательным, а продолжать диалог он не был намерен. Подступившие слезы все же не удалось сдержать и пара капель скатились по щекам, но я тут же их смахнула, вновь опуская голову.
- Хорошо.
Последнее, что я сказала парню прежде, чем пройти мимо него и удалиться в выделенную мне комнату. Забравшись под одеяло, я так и не смогла уснуть. До самого утра меня терзали странные, неприятные чувства. Мне было обидно и страшно, грустно и отчего то даже больно. Мне бы хотелось поговорить с Фобосом, объяснить, что я не собираюсь отнимать у него его жизнь или того хуже - что-то в ней менять, но его взгляд, что так и не выходил у меня из памяти, заставлял меня думать, что он не пожелает меня слушать.
Когда солнце уже поднялось над макушками деревьев, а в коридоре послышались шаги, я тоже поднялась с постели, чтобы собрать свои вещи.

0

10

Я был зол, ужасно зол на себя, что был так неосмотрителен и неосторожен, на девчонку, потому что она невзирая на опасность, решилась пойти за мной в лес из своего праздного любопытства. Я подкармливал волков, которые льнули ко мне как собаки, потому что чувствовали во мне силу, как чувствовал ее и Иезекииль. Я был оборотнем с самого рождения и никто, кроме моего отца и ребят не знал об этом. Я скрывал это, как скрывал и зверя внутри себя, иногда давая ему волю, а потому я и уходил в лес. В этот раз я не оборачивался, хотелось просто немного посидеть с теми, кто был моим миром, настоящим миром. Иногда мне хотелось уйти в леса навсегда, но в отличии от волков я буду жить в этом облике вечно и мне не будет покоя, потому что я волк только на половину - на другую половину я просто человек. Я тщательно охранял свой секрет, а приведя в свой дом эту девочку, поставил под угрозу все свои тайны. А еще я злился, что она поставила под угрозу себя. Мысль о том, что с ней могло что-то случится, заставляла мои пальцы сжиматься в кулаки, мне хотелось отправить ее как можно дальше.
Я видел, что напугал ее, видел слезы в ее глазах и зверь внутри заскулил, внушая мне чувство вины. От этого я разозлился еще больше, потому когда она сказала что завтра уйдет, я отпустил ее в свою комнату. Сам же я направился на улицу, чтобы выкурить пару сигарет, уж чего-чего, а рака мы могли не бояться. Я понемногу успокаивался, так что уже спустя пол часа направился в свою спальню, чтобы тут же уснуть. Сон мой был неспокоен, мне снилась мама, которая обнимала меня, прижимая к себе. Снилось, как будучи совсем маленьким я доверчиво льнул к ее светлой шерсти, вдыхая запах леса и моря, как кутался в ее мех, точно в одеяло. Сон закончился внезапно, также, как начинался. Я резко открыл глаза, почти тут же поднимаясь с постели. Умывшись я вышел в коридор, а оттуда на кухню. Моя злость почти полностью утихла, так что я сделал чай, а после подумал о том, что был вчера слишком груб с этим ребенком. Вздохнув, я направился наверх и открыл дверь девушки, чтобы застать, как она собирает свои вещи. Пальцы тут же сжали дверной косяк.
- Не нужно уезжать.
Как и ожидалось, она не могла оставить мои слова без внимания, а потому в ответ на ее вопрос я снова вздохнул и прошел в комнату, усаживаясь на край кровати. Я посмотрел на чемодан, что разверзнул свою пасть. Волк внутри меня навострил уши в ее сторону.
- Я вчера был слишком груб. Я не должен был на тебя кричать.
Я опустил глаза, а потом вновь поднял их, встречаясь с ней взглядом.
- Я всегда жил один с тех пор, как уехал из отчего дома. Мне трудно свыкнуться с тем, что под крышей живет кто-то еще, кроме меня и Иезекииля. И уж тем более я не привык, чтобы кто-то отправлялся за мной следить. Это очень злит. В первую очередь потому, что это та часть моей жизни, куда я тебя не звал. Во вторую потому, что ты могла пострадать. Волки не собаки, они не подпускают чужих, а особенно к волчатам. Если бы меня там не было, то от тебя остались бы только кости. Понимаешь?
Она кивнула, а глаза у нее снова были на мокром месте. И почему она постоянно готова расплакаться? Повинуясь внезапному порыву я поднялся на ноги, положив ладонь ей на плечо.
- Оставайся здесь столько, сколько тебе будет нужно. Я постараюсь вести себя сдержаннее. Так что разбирай обратно вещи, а я сделаю завтрак.
Оставив девушку и ее щенка в комнате я спустился вновь на кухню, ставя на плиту сковородку, чтобы закинуть туда овощи и мясо, для того, чтобы потушить. Я заварил кофе, поставил тарелки и стоило мне начать раскладывать еду, как появилась и сама девушка. Я поставил перед ней тарелку с овощным рагу, налив в стакан воды - соков или чего-то подобного я для себя не покупал.
- Я сейчас поеду в церковь и если тебе нужно на учебу, то могу тебя отвезти, это все равно по пути. У тебя сегодня смена на работе, так что домой тоже поедем вместе.
Я быстро расправился со своим завтраком, чтобы затем помыть тарелку.
- Одевайся и собирайся, я подожду тебя в машине.

+1

11

Понго лежал у подножья кровати и безмятежно грыз свою игрушку, пока я укладывала вещи в чемодан. Их у меня было немного, поэтому времени это особо не займет, но я медлила, пытаясь придумать, куда нам сейчас пойти. Денег, что мне удалось накопить, не хватит на квартиру, лишь на пару ночей в гостинице и то не факт, что меня туда пустят с собакой, но попытаться стоит. А потом я все же попытаюсь переговорить с руководством в университете, чтобы мне выделили комнату в общежитие, хотя изначально мне дали понять, что мест свободных уже нет и я обратилась слишком поздно. К тому же сегодня придется пропустить учебу. Надеюсь только сегодня.
Так же меня продолжали терзать мысли насчет Фобоса. Я все еще не понимала, чем вызвала у него такое отношение к себе. Я думала об этом всю ночь и, если честно, то у меня уже начинала болеть голова, хотя, это скорее всего от недопсыпа.
Я уже практически собрала все вещи, как дверь спальни распахнулась, а на пороге появился Фобос. Мы с Понго одновременно обернулись в его сторону, а стоило ему заговорить, как я удивленно вскинула брови. Его смена настроения не переставала меня удивлять, за считанные дни я смогла увидеть этого человека чуть ли не со всех сторон. В церкви он добрый, от него исходит тепло, которое обволакивает тебя и заставляет довериться. В клубе он отстраненный, грубый, словно проявляет себя совершенно в другом свете, холодном и жутком. Я даже не уверена, что в своем доме рядом со мной он показывает себя настоящего. Не знаю, сколько тайн у него за плечами, почему он ведет себя так, как ведет, отчего ему приходится подстраиваться под его окружение. У меня целуя куча вопросов, но ни один я не решусь задать, ведь он уже дал понять мне, что его не устраивает мое присутствие. От этого становится грустно, но с самой первой встречи меня будто что-то притягивает в этом человеке и я больше, чем уверена, что на самом деле он совершенно не такой, каким пытается себя показать.
- Не уезжать?
Переспросила я, сначала подумав, что мне показалось, но Фобос прошел в комнату, усаживаясь на постель передо мной, а я следила за ним, не отводя глаз и стоило ему поднять на меня свои, как я вновь словно пропала. Не знаю, с чем вообще можно сравнить эти чувства, ведь испытывала их впервые. Сейчас он был другим, он не злился и даже его взгляд был более мягким, ну или мне так хотелось думать. Я слушала его внимательно и после его слов внутри появилось чувство вины, от которого стало как-то не по себе и на глазах вновь проступили слезы. Боже, ну почему я вечно плачу? Стоило ему подняться на ноги и положить руку на плечо, как на том месте словно укололо маленьким разрядом тока, отчего я невольно обернулась на его ладонь. А еще она была очень теплой, почти горячей, но мне нравилось. Как я и говорила, тепло, которое словно обволакивает тебя.
Парень ушел, не дожидаясь моего ответа, а я вытерла глаза, вновь возвращая вещи обратно в шкаф. Наверное, я должна была радоваться, что меня не выставили на улицу, но мои мысли никак не хотели крутиться вокруг обычных бытовых вещей, а все время возвращались к Фобосу. Разобравшись со своими вещами, я спустилась на кухню, а Понго весело последовал за мной, таща в зубах мячик. Я села за стол и передо мной тут же поставили ароматное блюда, правда кусок в горло не лез, но стоило все-таки позавтракать, ведь впереди и впрямь тяжелый день. Щенок не отставал от Фобоса и уселся возле его ног, глядя на него во все глаза, а я слушала парня, опустив глаза в тарелку.
- Спасибо, это было бы здорово.
Парень управился с едой достаточно быстро, в отличие от меня и собрался уже было уходить, как я вновь подняла на него глаза, произнося его имя. Дождавшись, пока он обернется, я снова заговорила.
- Прости. Я правда не хотела нарушать твои привычные устои. Я поняла, что ты не хочешь, чтобы я лезла в твою жизнь, больше этого не повторится.
Когда Фобос ушел, я постаралась как можно скорее разобраться с завтраком, после чего так же помыла тарелку и поднялась в спальню, чтобы захватить свой халат и сумку с учебниками. Понго я предусмотрительно заперла в спальне, ведь Фобос гооврил, что не запирает одну из дверей специально для своего волка.
Спустившись на улицу, я села в машину, в которой уже находился парень. Я молчала, хоть меня и терзали сотни вопросов, но я обещала не лезть в его жизнь. К тому же я боялась, что вновь неверно сказанное мною слово может его разозлить.

0

12

Стоило мне посадить девочку на стул, как она тут же доверчиво прижалась ко мне, обнимая. Я вздохнул, на миг замирая, когда ее личико уткнулось в мою шею. Я не привык к ласке, я крайне редко отвечал даже на поцелуи девушек с которыми уходил из бара, поскольку поцелуй не имел ничего общего с физической близостью, которая происходила дальше. Это было просто удовлетворение потребности, первобытный грех и не более того. Но сейчас, когда стоило бы ее оттолкнуть, хоть и мягко, я позволил себе немного насладиться этим теплом. Это было приятно и складывалось ощущение, что где-то внутри меня распускается огненный цветок, который греет своими лепестками. Я сделал еще один глубокий вдох, а после просто положил ладони на ее плечи, немного отстраняя ее и заглядывая в глаза.
- Все в порядке. Ты можешь посидеть здесь, пока тебе не станет лучше. Если еще что-то будет не так, то сразу подойди, хорошо?
Я мягко улыбнулся, после чего поднялся на ноги и вернулся на бар. Я знал, что нельзя вести себя с ней так, нельзя давать ей лишнего повода чувствовать ко мне еще большую симпатию, ведь я прекрасно знал, что ее итак ко мне тянет, как мотылька на огонь. Но также я знал, что если она предназначена мне судьбой, то сделать я с этим все-равно не могу. Я помню как мама рассказывала мне о том, что такая пара дается раз и на всю жизнь, дается Богом и отрекаться от нее было то же самое, что отрекаться от Господа. Но она была лишь маленькой, хрупкой смертной девочкой. Она вошла в мою жизнь слишком быстро, без предупреждения и я просто не знал, как вести себя с ней. Мне хотелось оберегать ее, защищать ее и быть с ней рядом, но в то же время я не привык пускать кого-то в свою жизнь. Мне нужно было разобраться в самом себе. Остаток смены на работе прошел спокойно и Скай подождала меня, пока мы с Джеком закончим уборку бара. Мы ехали домой и снова молчали, потому что я не знал о чем говорить, а она видимо слишком устала. Стоило нам оказаться дома, как девушка выгуливала щенка, пока я готовил еду, а после мы поужинали и разошлись по своим комнатам. Сон сморил меня почти мгновенно.
Проснулся я около полудня, и перво наперво прислушался к звукам в доме, но стояла тишина, Скай видимо уехала на учебу. Я поднялся и направился сначала в душ, а потом на кухню, чтобы приготовить обед. Несмотря на то, что девочки не было здесь, ее присутствие ощущалось повсюду, как и ее запах, который казалось бы впитался даже в стены. Иезекииль тихо рыкнул, давая понять, что нам пора бы уже собираться в лес. Сегодня у меня был выходной, Скай не вернется до вечера, так что и правда можно было уйти. Закончив готовить еду и оставив ее в холодильнике я разделся, убрав свои вещи в шкаф, а после вышел на улицу. Я закрыл глаза и почувствовал привычное пламя, что разлилось по всему телу, совершенствуя его, превращая в нечто более сильное и крепкое. Это занимало не более пары секунд и стоило мне открыть глаза вновь, как мир привычно изменился. Цвета стали ярче, но чуть более размытыми, запахи острее, как и звуки. Я отряхнулся, видя свои лапы облаченные в привычную мне, белую шерсть. Я плавно двинулся к лесу, в сопровождении своего волка. Чаще всего в волчьем облике я навещал стаю, которую подкармливал или же просто бродил по лесу, чувствуя себя частью его жизни. Я знал, что помимо меня были еще оборотни, но не спешил с ними сближаться. Такими были Калеб с Сарой и Йоши, других я не встречал лично, но постоянно чуял их в лесу. Мне не нужна была компания таких, как я, мне хватало и обычных волков. Скрывшись под сенью леса, мы резко нырнули в самую чащу, легко и быстро минуя преграды на пути. Я наслаждался тем, как мои лапы касаются осенней хрустящей листвы, как ветер путается в шерсти, как сила растекается по венам. Стая всегда встречала меня как одного из своих, не важно, в чьем облике я приходил, вот и сейчас оглядел волков, тихо втягивая их запахи. Больше всего мое сердце всегда радовали волчата, но те что родились в начале весны уже стали переярками, а новые малыши появятся только в начале марта. Время текло незаметно, пока я не учуял сладкий, нежный запах девочки, непонятно откуда вновь взявшийся в лесу. Волки насторожились, но я лишь тихо фыркнул и оставил их, направляясь в другую сторону. Зачем она опять пошла в лес?
Конечно еще не стемнело, но я же говорил ей не ходить сюда. Но злости на нее во мне не было, лишь умиротворение. Мне не составило труда нагнать ее и еще какое-то время я просто наблюдал за тем, как она собирает цветы, уходя все дальше и дальше от дома. Глубоко вздохнув я обошел ее и осторожно вышел из-за деревьев впереди, не приближаясь к ней больше чем на десяток шагов. Я не знал, как она отреагирует, потому просто замер, вдыхая ее запах и чуть прижимая уши давая понять, что я не опасен. Я никогда и ни перед кем почти не показывал своего облика волка, но почему-то был уверен, что она не узнает меня, а даже если и узнает, то никому не расскажет.

0

13

Я уже свыклась со своим режимом и для меня стало нормально спать по три-четыре часа в сутки, даже на выходных я встаю довольно рано. Поэтому и сегодня после очередной смены в клубе я поднялась в шесть часов утра, чтобы собраться на учебу. Фобос еще спал, поэтому я старалась даже по дому передвигаться тихо, чтобы его не разбудить. Погуляв с Понго, я оставила его в доме, после чего сама направилась на остановку. В последнее время я думала о том, что скоро мне придется съезжать. Я пообещала Фобосу, что как только мне выделят место в общежитии или я накоплю денег на съемное жилье, я сразу же покину его дом - таковы были наши условия, но мне, если честно, не хотелось покидать этого места. Здесь все было иначе, словно пропитано волшебством. Мне очень нравился лес, чьи листья пели колыбельную ветру по ночам, нравилась сама атмосфера природы, что царила вокруг. В общежитии этого не было, там было слишком много людей, чтобы проникнуться тем ощущением, которое мне было присуще здесь. А еще мне не хотелось покидать Фобоса. Да, он был нелюдим и часто вел себя отстранено по отношению ко мне, но мне приятно было его присутствие, словно от него исходило какое-то тепло, которого я не могла почувствовать в других людях. Оно передавалось и мне, обволакивало и утешало, заставляло чувствовать себя уютно даже в таких местах, как клуб, где от уюта нет и следа.
Я просидела несколько пар, а с оставшихся нас отпустили по той причине, что преподаватели уехали на какую-то конференцию, поэтому и домой я вернулась тоже достаточно рано. Бредя по тропинка поселка, я вдруг увидела, как в тени деревьев горят желтым пламенем цветы - последние в этом году. Не в силах пройти мимо такой красоты, я свернула на узкую тропинку, подходя ближе. Они действительно были прекрасны и мне захотелось поделить этой красотой с Фобосом, чтобы они украсили его домой - наверное ему понравится. Сорвав несколько цветков, я увидела, как их становится все больше и больше, если пройти вглубь леса. Я и не заметила, как последовала за ними, собирая небольшой букет и тут мое внимание привлек хруст сухих веток. Подняв глаза, я увидела, из тени выходит волк. Он был не похож на тех, что я видела тогда в лесу, он был крупный, очень крупный - даже выше меня, его шерсть была белоснежной, словно первый снег, а глаза горели цветом неба. Я вдруг замерла на месте, не в силах отвести от него взгляда, но и он не торопился подходить. Я совершенно не боялась, как в присутствии той стаи, словно я была уверена, что он не причинит мне вреда. Чуть склонив голову, я наблюдала за столь удивительным созданием, что сейчас был передо мной. Мне хотелось подойти ближе, запустить пальцы в его белоснежную шерсть, но я не решалась. Но волк сам сделал первые шаги в мою сторону, медленные и осторожные и стоило ему подойти ближе, как он замер, буквально на расстоянии вытянутой руки. Он потянулся ко мне мордой и я осторожно протянула вперед руку, кончиками пальцев проходясь по его морде и наблюдая за тем, как он прикрывает глаза. Положив ладошку на его голову, я сделала осторожный шаг ближе, поглаживая его за ушами и опускаясь рукой на его шею. Ладонь моя тут же утонула в густой и мягкой шерсти, а на губах моих мелькнула улыбка.
- Ты такой хороший.
Тихо сказала я, не переставая его поглаживать осторожными движениями. Я смотрела на него с восторгом, потому что он действительно был великолепен - совершенно создание, о которых только и писали разве что в книгах. Мы некоторое время стояли вот так, пока волк осторожно не подтолкнул меня носом. Не обирая руки с его шеи, я развернулась в ту сторону, куда он меня подталкивал, после чего мы вместе пошли по заросшей тропинке. Мы шли не торопясь и все это время я не могла избавиться от ощущения, похожего на то, что испытывала, находясь рядом с Фобосом, только сейчас оно было гораздо сильнее - то же обволакивающее тепло, ощущение безопасности. Я чувствовала себя настолько хорошо рядом с этим волком, что мне совершенно не хотелось его покидать. Вскоре деревья стали расступаться и я увидела, как показывается дом Фобоса. Интересно, он сейчас дома? Он любит волков, я была уверена, что этот тоже ему несомненно понравился бы. Он замер практически у самого крыльца и я обернулась напоследок, укладывая ладошку на его щеку, осторожно проходясь пальцами по белоснежной шерсти.
- Надеюсь, что мы еще увидимся.
Я улыбнулась чуть шире, после чего наконец-то вошла в дом. Здесь было тихо и я пока не знала, дома ли Фобос. Скинув с себя верхнюю одежду, я прошла на кухню и попыталась найти вазу для цветов, что успела насобирать. Не найдя ничего подобного, я достала небольшую банку, тут же набирая в нее воду и погружая в нее небольшой букет. Я взглянула за окно в надежде еще раз увидеть этого волка, но его уже не было.

0

14

Домой мы возвращались почти в полной тишине. Скай ни о чем меня не спрашивала и я ей был за это благодарен. Я вел машину достаточно быстро для того, чтобы мы буквально за пол часа добрались до Уилтшира. Стоило припарковать машину, как мы выбрались из нее и зашли внутрь. Лишь оказавшись дома, подальше от всех событий я ощутил, что сил у меня на самом деле еще не так много, как мне бы того хотелось. Нужно было что-то съесть, чтобы восстанавливаться быстрее. Я сразу прошел на кухню, а Скай следовала за мной. Открыв холодильник я начал вынимать продукты, мельком то и дело поглядывая на девушку. Я вдруг тепло улыбнулся.
- Поможешь приготовить ужин?
Девушка тепло мне улыбнулась, становясь рядом и берясь за продукты. Она прикусила слегка губу и мне не составило труда понять, что она о чем-то думает. И я даже предполагал о чем. Но отвечать на ее вопросы мне не хотелось. Не потому, что я не доверял ей - она заслужила доверие хотя бы тем, что помогала нас всех выхаживать, просто... Мой мир не был светлым и теплым местом, в котором ей было бы комфортно. Напротив, это было слишком опасно и я сомневался, что со смертью Сайлоса опасности будет меньше. Я уже успел понять, что для Скай все представлялось в теплом свете, я не собирался лишать ее этих иллюзий, не собирался и не хотел опускать ее с небес на землю. В ответ на ее вопрос я выдохнул.
- Какой волк? Ты снова ходила в лес без разрешения?
Сейчас лучшей тактикой было дать ей понять, что она ошибается. Ей не следовало мечтать о волках, не следовало гулять по лесу. Тогда я ее вывел, но в следующий раз рядом могу оказаться не я. Этот мир не для нее, ей нечего в нем делать. Она была ребенком, наивным и чистым помыслами ребенком, жизнь которого слишком хрупкая, словно редкий цветок. Я не мог ее потерять, но понимал, что не всегда смогу защитить, если она вольется в мое окружение, если подвергнет себя опасности. И я слишком хорошо знал, чем оканчивается союз волка и человека.
- Как так вышло? Я же просил тебя не ходить в лес. Скай - волки, не собаки. Почему ты не можешь этого понять?
Да, я чувствовал, как снова начинаю злиться. Мне нравилась ее доброта и простота, но ее наивность выводила из себя, потому что она бездумно подвергала себя опасности, хотя я просил ее этого не делать. Точно глупый мотылек она летела на огонь. Я не мог постоянно быть рядом с ней, не мог думать за нее, не мог оградить ее от всего в этом мире, хотя хотел. В ответ на ее слова я вдруг ударил ладонью по столу.
- Нет Скай, он не хороший. Волки - дикие животные, которые питаются мясом, в том числе и человеческим. А если пойти в лес, можно заблудиться, и умереть с голода или холода. Там никто не поможет тебе выбраться, ты понимаешь это?
Я знал, что не имею права повышать на нее голос, что она этого не заслужила, но ее глупость просто выводила меня из себя. Я чувствовал ее обиду, и одновременно хотел утешить ее и в то же время хотел, чтобы она поняла мою тревогу. Это было невыносимо. Аппетит у меня пропал и я убрал продукты обратно в холодильник, хлопнув дверцей. Я повернулся к ней спиной, и стоило ей заговорить со мной, как я почувствовал себя виноватым. Ее голос был таким тихим. Мне не нравилось, как я веду себя с ней. Я всегда был спокойным, меня было почти невозможно вывести из себя, но ей удавалось делать это с такой легкостью, будто она просто щелкала пальцами. Я терялся, я чувствовал себя некомфортно и злился из-за этого, но ничего не мог с собой поделать. Быть привязанным к смертной - это гораздо сложнее, чем мне казалось. Я выдохнул и повернулся к девушке, глядя на нее сверху вниз. Мне показалось, что в ее глазах дрожали слезы.
- Скай пойми, я не всегда буду рядом, чтобы тебя защитить. Мир не безоблачное место, где все желают тебе только добра. Мы живем не в мультфильме, мир во многом жестокое и опасное место. Твоя наивность делает тебя лишь его жертвой.
Она не понимала. Даже если делала вид, что понимает, то в глубине души была со мной не согласна. Я устало выдохнул, после чего направился к двери, накидывая на ходу кофту. В ответ на слова девушки я пожал плечами.
- Я иду возвращать Иезекииля. Не. Ходи. За. Мной.
Я повторил последние слова раздельно, чтобы она уловила всю их серьезность. Стоило мне оказаться вне дома, как я направился в лес и уже там на ходу сбросил с себя одежду, оборачиваясь и устремляясь в чащу. Стоило мне завыть, как десятки голосов отозвались, и среди них голос моего волка. Я бросился вперед, легким бегом, чувствуя, как лес лечит меня - раны затягивались быстрее. На поляне меня уже ждали, волчата и волчицы, переярки и старики, стая встречала меня, а среди них и Иезекииль. Я пробыл с ними пару часов, пока луна не скрылась за облаками, а после мы с черным волком направились домой. Я думал, что Скай еще спит, но стоило мне запрокинуть голову, как я увидел ее в окне. Выдохнув я зашел под крыльцо и обернулся, снова натягивая на себя одежду. Стоило мне зайти в дом, как я услышал как она бегом спускается с лестницы и замирает на ступеньке, глядя на меня. Я убрал руки в карманы, ногой закрывая дверь. В ее глазах светился восторг.
- Довольна, что твои догадки оказались правдой?
Она некоторое время молчала, а я снова почувствовал вину. Выдохнув я пошел к раковине, чтобы налить себе воды.
- Ты не мешаешь. Ты злишь меня и одновременно восхищаешь, заставляешь чувствовать вину и благодарность. Никто до тебя не мог вывести меня из себя, а тебе это удается играючи. Я запутался во всем этом.
Я слышал, как девочка подходит ближе, как останавливается за моей спиной. Я повернулся к ней, глядя в глаза.
- Ты можешь просто быть не столь доверчивой? Меня сводит с ума мысль, что с тобой что-то случится.
Я снова сделал глубокий вдох, выслушивая ее слова и все больше мрачнел. Бесполезно. Все бесполезно.
- Мы не в сказке Скай. Мой мир таков, что любой может воткнуть серебряный нож тебе в спину. И тебе нет в нем места, потом что первый же волк, к которому ты бросишься с распростертыми объятиями оскалит пасть, смыкая клыки на твоей шее. Оборотни, вампиры, это не нежные создания, которых нужно жалеть. И твоя доброта ни спасет ни меня, ни кого бы то ни было из нас.
С этими словами я прошел мимо нее, поднимаясь по лестнице на второй этаж.
- И не пытайся видеть хорошее там, где его нет. Особенно во мне. Я не могу сказать кто ты для меня, но поверь, если бы ты не была такой, то я никогда не протянул бы тебе руку помощи. Не стал бы тебя защищать. Не вывел бы тебя из леса. Никогда.
С этими словами я направился в свою комнату, закрывая за собой дверь.

0

15

Десятки, сотни, тысячи вопросов сейчас роились в моей голове. Мне было интересно узнать больше, почувствовать этот мир, ведь я всегда мечтала столкнуться с нечто подобным, но никто не отвечал на мои вопросы, даже Фобос вновь молчал, поэтому я не осмеливалась начать говорить первая.  Сначала тот волк в лесу, затем то, что я увидела в доме у Джоэля. Картинка в голове медленно складывалась, точно паззл и догадки о том, что тот волк был именно Фобосом становились все правдоподобнее.
Мы добрались до его дома в полной тишине, а стоило нам оказаться внутри, как я проследовала за парнем на кухню, усаживаясь на стул. Панго стал донимать его и пытаться утянуть в игру, а я видела, что Фобос не в самом лучшем расположении духа, поэтому кинула щенку мячик, чтобы хоть как-то его отвлечь. Когда Фобос ко мне обернулся, тепло так улыбаясь, я и сама не смогла сдержать улыбки.
- С радостью.
Я поднялась на ноги, вставая рядом с ним. Любопытство мое не унималось и все подталкивало меня задать тот вопрос, что так и вертелся на языке. Я закусила губу, после чего все же подняла на Фобоса глаза.
- Фобос, а тот белый волк... Это ведь ты был?
Но он ответил неоднозначно и вдруг все мои иллюзии рассыпались. А мне казалось, что все так схоже, а еще Фобос, кажется, вновь начинает злиться. От его теплой улыбки не осталось и следа, а глаза вновь заволокло холодом. Мой голос стал чуть тише.
- Я не специально, так просто получилось.
Я не понимала, за что Фобос на меня всегда злиться. Мне хотелось поделиться с ним стольким, рассказать о том волке, рассказать о своих впечатлениях, но я боялась, что если начну, то он разозлится еще больше. Я не понимала, что его терзает, что заставляет быть таким, какой он есть, ведь я видела каким он может быть, я знаю, что на самом деле он очень светлый человек, хоть и пытается это скрыть. Я подняла на него провинившиеся глаза, ведь и правда обещала ему больше не ходить в лес.
- Я честно не специально, просто увидела цветы, последние в этом году и захотелось собрать их. А тот волк - он правда хороший.
Он вдруг резко ударил по столу, отчего я вздрогнула и тут же вся сжалась. Глаза заблестели от слез, а потому я опустила их. Я внимательно слушала, что он мне говорит и понимала, что это действительно может быть опасно, но ведь я старалась на заходить далеко и со мной ничего не случилось. Но я чувствовала себя виноватой.
- Понимаю. Прости, я больше не буду ходить в лес.
Во многом я могла бы поспорить со словами Фобоса, но мне этого не хотелось, не хотелось его злить еще сильнее. Мне становилось плохо и больно, когда он пребывал в таком настроении, особенно, если это было из-за меня. Мне казалось, что я делаю все не так, как нужно и хотелось бы изменить все, но я просто не знала как, а Фобос только и делал, что все мне запрещал. Когда он резко развернулся и направился к выходу, я неуверенно вновь подала голос.
- Ты куда?
Парень ушел, а я послушно направилась в свою комнату. Слезы вновь покатились по щекам и я старалась стереть их следы, но получалось не очень хорошо. Я не понимала, почему он так ко мне относится. Он может окутывать меня теплом и заботой, быть самым светлым человеком, а в следующий момент обжигать холодом. Рядом с ним я всегда находилась в подвешенном состоянии и не знала, как себя вести, но при этом чувствовала какую-то странную тягу, словно на этом человеке сошелся весь мир. Взяв первый попавшийся учебник из сумки, я забралась на подоконник, раскрывая страницы. Мне, наверное, следовало бы отвлечься от всего того, что произошло, но давалось это с трудом. Я и строчки не смогла прочитать, так что отложила книгу в сторону, устремляя взгляд за окно. На улице была уже ночь, лес окутался мглой и лишь отражение луны на снегу давало хоть немного освещения. Где-то вдалеке раздался волчий вой, что заставил внутри все задрожать от восхищения. Вот бы мне довелось с такой же легкостью обитать среди диких зверей.
Не знаю, сколько времени я провела вот так, просто глядя в окно и мечтая о том, что рано или поздно передо мною раскроются все секреты и я смогу прикоснуться к тому миру, что так влечет к себе. Из-за деревьев показался силуэт и сначала я увидела Иезекииля, а затем и того самого белоснежного волка. Они вместе подошли к дому и лишь на самом пороге я увидела, как на месте волка встает Фобос. Мои губы вновь коснулась улыбка, значит мне не казалось и все это правда. Тут же спрыгнув с подоконника, я устремилась на первый этаж, но тут же замерла на последней ступеньке. Парень встретил меня раздражением и я вновь поникла. Некоторое время я молчала, опустив глаза.
- Фобос, если я настолько сильно тебе мешаю, почему ты просто мне этого не скажешь?
Я последовала за ним на кухню и внимательно слушала, что он говорит. Неуверенно я подошла ближе, замирая за его спиной. Голос по-прежнему был тихим.
- Я не желаю тебе ничего плохого. Так же как и не хочу, чтобы ты чувствовал себя плохо из-за меня. Может быть я что-то могу сделать для тебя?
Наши взгляды во многом расходились и я не хотела его переубеждать в его мыслях, но так же не хотела, чтобы и он меня пытался исправить. Я смотрела на этот мир совсем иначе, я видела свет там, где его нет и я не хотела переставать этого делать, ведь стоит потерять этот лучик, как все вокруг погрузится во мрак.
- Я не знаю, как это - не доверять людям. Я знаю, что тебя раздражают мои взгляды, но мне сложно видеть в человеке только зло. В каждом есть что-то хорошее и если он сам перестал это в себе замечать, должен быть кто-то, кто это заметит.
Я хотела, чтобы он меня понял и принял мои мысли так же, как делает это, когда облачается в рясу, но он этого не делал и на сердце вновь укладывалась тяжесть. Слова Фобоса о самом себе были ужасными и я отказывалась в это верить, он не был таким, каким себя выставлял. Но я не перечила, я больше ничего не ответила, а он поднялся в свою комнату. Мне не нравилась вся эта негативная обстановка вокруг, она угнетала и заставляла чувствовать себя плохо. Наверное, если Фобос не нравятся то, как я мыслю, то просто не стоит с ним этим делиться, чтобы не заставлять лишний раз нервничать. Мне хотелось с ним помириться, наладить отношения, потому что мы ведь только и делали, что вступали в какие-то перепалки. Немного постояв, я открыла холодильник и достала оттуда продукты, а после принялась за готовку, ведь Фобос так и не поужинал.
Спустя некоторое время, когда все было приготовлено, я поднялась на второй этаж и тихо постучала в дверь его комнаты. Я не знала, спит он или нет и будить его не хотелось, на и заходить туда он мне тоже запретил. Услышав его голос, я осторожно приоткрыла дверь, замирая на пороге.
- Я приготовила ужин.
От его сухого ответа вновь пробежался холодок по спине. Я опустила глаза, на миг замявшись на пороге.
- Извини. Я правда не хотела тебя злить.
Тихо вздохнув, я все же подняла на него глаза.
- Может быть мне правда пора уже съехать? С самого начала ты только и делаешь, что злишься на меня.
Голос мой вдруг дрогнул и я осеклась, стараясь не заплакать. Я вообще не знала, как себя вести.
- Что...
Я хотела было спросить, что мне сделать, чтобы он перестал злиться, но потом вспомнила все его слова, что он произнес ранее и вновь опустила глаза.
- Я постараюсь быть менее доверчивой.
Я чувствовала себя провинившимся ребенком, которого ругают за проказы. Да, мне было сложно переступать через себя, переступать через свои взгляды, но мне хотелось сделать этого человека счастливым, чтобы он улыбался чаще, а не хмурился и, наверное, если это поможет, то я постараюсь сделать так. Я осторожно прошла вглубь комнаты, когда Фобос позвал меня к себе, а после забралась на кровать. Некоторое время мы молчали, после чего я подняла на него глаза. У меня было много вопросов, которые хотелось ему задать, но ни один из них я не решалась задать. Он первый прервал тишину. Я чуть тепло улыбнулась.
- Все хорошо.
Немного помолчав, я добавила.
- Знаешь, мне нравится когда ты улыбаешься, искренне. Улыбка столь редкий гость на твоем лице. Мне хочется сделать что-нибудь для тебя, чтобы ты мог радоваться чуть чаще, только я не знаю что.
Я внимательно разглядывала его лицо, а после его слов осторожно заговорила.
- Но ведь что-то хорошее всегда может перекрыть плохое.
Я не решалась спросить, что именно его так сильно тревожит, ведь я уже успела понять, что лишние вопросы только рушат наше хрупкое перемирие. Мне нравилось сидеть с ним вот так, разговаривать и не хотелось вновь прерывать это одним вопросом. На его слова я улыбнулась чуть шире.
- Ну вот, ты снова улыбаешься, а говоришь, что это невозможно.
За окном уже забрезжил рассвет, а я все еще не сомкнула глаз. Конечно, клуб научил меня спать всего по паре часов в день, но выходные давались именно для того, чтобы я смогла дать организму возможность отдохнуть.
- Я все-равно буду стараться.
Улыбнулась я, после чего собралась уже было уходить, как вновь остановилась. Я обернулась к Фобосу, вновь заговорив чуть менее уверенно.
- Раз ты снова рядом, мне можно будет вернуться в клуб?
Я на следующий же день, когда он не вернулся, исполнила его просьбы - отпустила Иезекииля и покинула клуб, но деньги мне были нужны, а другого заработка я не знала. На его вопрос я пожала плечами.
- Мне нужно зарабатывать, а с учебой я больше ничего не могу совмещать.
Я посмотрела на парня с удивлением и на миг даже растерялась.
- Это будет уже наглостью с моей стороны. Ты и так дал мне крышу над головой.
Я улыбнулась и даже сама понять не успела, как склонилась к Фобосу, оставляя легкий поцелуй на его щеке.
- Добрых снов.
Я сползла с его кровати, после чего покинула спальню парня, осторожно прикрывая за собой дверь. Стоило мне забраться под одеяло, как сон тут же настиг меня.

0

16

В своей комнате я долго лежал на кровати, просто глядя в потолок. Темнота успокаивала меня, Иезекииль улегся на полу и пальцы моей свесившийся руки легко гладили черную шерсть. Я зарывался в нее пальцами, чувствуя, как напряжение и раздражение уходит. Я знал, что неправильно было вести себя с этой девочкой. Она отличалась от меня, отличалась от всех созданий моего мира. Она несла в себе свет. Также как моя мать, на которую она была так похожа. Я долго думал о том, почему такая ярость душит меня рядом с ней и только теперь все встало на свои места. Моя матушка - как она верила в мир, в Бога, в любовь и в людей. Эта вера вела ее по жизни и из-за этой веры она погибла. Я боялся потерять Скай также, как потерял свою мать. Я не смогу пережить этого еще раз. Этот ребенок, это дитя, она не понимает как стала важна мне. Я не мог этого объяснить ей, не мог рассказать. Попытался бы, да не уверен был, что она поймет. Она еще ребенок.
Когда раздался стук в дверь я повернул голову к выходу. Тяжело вздохнул, думая о том, стоит ли ее впускать, но все таки пустил.
- Входи.
В комнате было темно, но я все равно видел девушки слишком отчетливо, до каждой черточки, каждой родинке на лице. Она была бледна, под глазами залегли тени, губы были искусаны от волнения. Я снова ощутил собственную жестокость, и пожалел о содеянном.
- У меня нет аппетита.
Мой голос был сухим и холодным, а еще очень уставшим. Но я видел, как вздрогнули ее плечи от этого, и снова ощутил за собой вину. Я совершенно не знал как с ней общаться и даже когда не хотел быть жестоким, не знал, как это исправить. Мне казалось, что я давно запрятал все свои чувства и эмоции под маской холодности и безразличия, но рядом с ней они вновь оживали, просыпались. Это было тяжело.
- Я не смогу тебя отпустить Скай, так что даже не думай об этом.
Когда я думал что умираю, то я видел ее глаза - только ее, я боялся за нее, я оберегал ее. Несмотря на то, что мне пока сложно было примириться с самим собой, я не позволю ей выйти в такой опасный мир, который пережует ее, перемалывая все кости и выплюнет. Я должен оберегать ее, должен защищать ее, ведь чувствовал, что это истиная цель моей жизни. Вот что такое запечатление, вот что такое быть парой до конца - твоя жизнь больше не принадлежит тебе. Ты существуешь лишь для того, чтобы после всего пережитого прийти к ней и положить голову на ее колени. Она твой мир, она твоя боль, она твоя душа. И все, все в этом мире сводится к ей одной. До скончания времен. В ответ на дрожь в ее голосе, в ответ на ее тихие и грустные слова я вытянул руку, похлопав ладонью по покрывалу.
- Иди ко мне.
Она прикрыла за собой дверь и послушно направилась к постели, не отрывая от меня взгляда. Она села рядом, и я осторожно улыбнулся.
- Прости.
Она не умела обижаться, даже когда следовало бы это делать, так что и в этот раз ее лицо осветила улыбка.
- Не думаю, что это возможно...
Тихо ответил я девушке. Улыбка и правда стала редким гостем на моем лице, и в этом не было вины Скай, я был таким давно, слишком давно, чтобы сейчас можно было все исправить. Я слушал ее слова, но лишь покачал головой.
- Ты слишком наивна.
Я вновь улыбнулся и стоило ей мне ответить, как тихо рассмеялся.
- Хорошо, это в большинстве своем не возможно.
За окном уже начинал заниматься рассвет и нам обоим нужно было поспать, но мне нравилось ее присутствие рядом и мне не хотелось, чтобы она уходила сейчас вот так. Скай поднялась на ноги, видимо чтобы отправиться спать и я не стал ее удерживать, а в ответ на ее вопрос нахмурился.
- А ты этого хочешь?
Я все еще считал, что клуб не место для такой девушки как она. Он ее испортит, развратит. Я и сам не ожидал того, что сейчас скажу.
- Я могу тебя полностью обеспечивать.
Моей зарплаты и гонорара от концертов более чем хватало, и я действительно хотел оградить ее от окружающего, агрессивного мира. Но наверное для нее это было слишком, я видел, как она растеряна. Скай отказалась и на миг склонилась, касаясь меня губами, а после растворилась в предрассветной мгле, выйдя за дверь. А меня еще долго огнем жгло прикосновение ее губ.

0

17

Рождество. Это самый долгожданный праздник каждого ребенка и взрослого. Для тех чья вера сильна - это святой праздник, которому посвящают службы в церквях, для других, коих численность в разы больше этот праздник заложен семейными традициями, для третьих - это день, а если быть точнее, то ночь, когда волшебство становится не просто выдуманной сказкой. С самого детства я ждала чуда и не перестаю это делать по сей день. Сочельник - это время, когда все вокруг счастливы и рады, на улицах люди улыбаются друг другу, желают всего самого хорошего. Глядя на это, даже не верится, что еще вчера она проходили мимо друг друга, укутавшись в огромные шарфы и даже не обращали внимания. Я люблю этот праздник за то, что он делает людей чище и светлее, искренними, не отягощенными житейскими проблемами. Очень досадно от того, что они не могут вести себя так постоянно, ведь в таком случае мир стал бы гораздо ярче, чем он есть сейчас.
Рождество я всегда встречала с родителями, а когда они разошлись - то приезжала к папе. Он в этот день тоже откладывал все свои дела и устраивал для меня настоящую сказку. Сначала мы вместе украшали дом, затем готовили ужин, а когда в небе начинали сверкать первые звезды - отправлялись в город, радуясь вместе с остальными людьми и гуляли до самого утра. Это будет первое Рождество, когда его не будет рядом, но со мной остается Фобос. Если честно, когда в клубе все начали говорить о поездке за границу, я думала, что Фобос поедет с ними, но он уверил меня в обратном, однако на этом наша рождественская тема была закрыта. Я по-прежнему старалась особо не донимать парня расспросами, желая сохранить ту шаткую идиллию, что совсем недавно воцарила в нашем доме, так что даже про елку заикнулась лишь вчера, когда поняла, что Фобос не планирует ее ставить. Каждый год мы с папой ходили на рынок, чтобы выбрать самую большую и пушистую елку, а потом тратили практически целый день на то, чтобы нарядить ее. Сейчас для многих наряжать елку стало обычной привычкой, но ведь эта традиция пришла к нам уже очень и очень давно. Изначально считалось, что в деревьях обитают духи и чтобы их умилостивить, люди вешали на елку различные сладости каждый год, а под нее складывали подарки. Есть и другое мнение на этот счет - ель считается символом бессмертия и вечной жизни,  долголетия и верности, а потому самый святой праздник в году было принято проводить именно рядом с этим деревом, чтобы вас не покидала удача все остальные дни. Мне нравятся оба поверья и каждое имеет место быть, так что я удивилась, когда Фобос не стал приносить в дом елку. Настаивать я, конечно не стала, хоть и сильно расстроилась, но в преддверии Рождества мне не хотелось таить обиды или разводить сор, ведь даже если этот дом не будет сверкать разноцветными огнями, ощущение праздника никуда не денется.
Сегодня был сочельник и, стоило мне распахнуть глаза, как сон тут же покинул меня. Мне не терпелось сделать что-нибудь хорошее для Фобоса, поднять его настроение и поделиться своей радостью от этого праздника, а еще подарить подарок, который я выбирала для него с таким трепетом. Я очень надеялась, что в этот день Фобос сможет оставить свои сомнения, что терзают его постоянно и наконец-то улыбнется, отбросив все печали. Потянувшись на постели, я тут же скинула с себя одеяло, опуская босые ноги на пол и поспешила выйти из комнаты, но в доме стояла тишина. Мы ничего не планировали, но от осознания того, что его нет мне снова стало грустно, хотя он ведь был священником, а сегодня во всех храмах шли службы. Стоило мне спуститься на первый этаж, как я замерла на предпоследней лесенке, а глаза мои округлились от удивления.В центре гостиной стояла большая елка, до самого потолка и такая пушистая, что подобных ей я еще не встречала. Я и сама не заметила, как начала глупо улыбаться. Последние ступеньки я просто перепрыгнула, радостно подбегая к огромной коробке, что стояла рядом. Чтобы заглянуть внутрь, мне пришлось приподняться на цыпочки, а когда я увидела, что в ней, то засияла еще больше от счастья - она была до самого верха забита различными игрушками, гирляндами и венками. Подпрыгнув на месте, я тут же убежала обратно на второй этаж под любопытный взгляд Иезекииля, чтобы умыться и переодеться. Завтракать я не стала - мне не терпелось нарядить эту зеленую красавицу, а заодно и украсить дом. Понго с веселым тявканьем бегал по пятам, хватая меня за ноги, так что я приоткрыла заднюю дверь, чтобы выпустить его погулять, на улицу так же вышел и волк, направляясь в лес. Оставив дверь приоткрытой, я приступила к самому увлекательному занятию. Из коробки я высыпала все игрушки на пол, отчего в гостиной теперь даже и шагу ступить было нельзя, а затем стала перебирать игрушки, думая о том, как их лучше повесить. Особого труда это не составило, если не учитывать того, что елка была ну очень уж высокой, тогда я отправилась на исследование дома в поисках лестницы или стремянки, потому что до макушки я не достала бы даже со стула. Стремянку я все-таки нашла в подвале, а стоило мне вытащить ее в гостиную, как я окончательно погрузилась в свое занятие.
У меня ушло часа три на то, чтобы украсить елку. Стоило мне сделать последний жест - включить гирлянду, как я отошла на несколько шагов, с восхищением глядя на то, как она переливается всеми огнями. Даже дом преобразился и в нем почувствовалось то самое рождественское волшебство, но на этом еще было не покончено. Игрушек было еще предостаточно, так что я отправился украшать дом. На входную дверь я повесился яркий еловый венок, украшенный красными лентами, на окна наклеила снежинки, а на стенах развесила гирлянды-сетки, которые так же украсила елочными шарами. Казалось бы я всему нашла применение, как на дне коробке увидела огромных размеров гирлянду, предназначенную для украшения внешней части дома. Недолго думая, я обулась и выволокла сначала на улицу стремянку, а затем и саму гирлянду, принявшись осторожно подвешивать ее под козырьком первого этажа. Пару раз я чуть было не упала, потому что на снегу лесенка стоит довольно неустойчиво, но в итоге у меня получилось. На крышу я не полезла - несмотря на то, что мне хотелось украсить все, я решила, что не стоит омрачать праздник моим падением со второго этажа в сугроб, вполне было достаточно и того, что я уже сделала. Включив и эту гирлянду в розетку, я несколько минут стояла на улице и наблюдала за тем, как белоснежный снег теперь переливается различными цветами, словно северное сияние. На пороге показался Иезекииль и только благодаря его появлению я опомнилась, что времени оставалось не так много. Скоро служба в церкви закончится и Фобос, скорее всего, вернется домой, ведь в клубе была не его смена, как и у меня был выходной. Нужно было что-то приготовить к праздничному столу, поэтому, войдя в дом, я стряхнула с волос снег и, разувшись, отправилась на кухню, по пути оттаскивая любопытного долматинца от разноцветной мишуры и запирая его в спальне, чтобы он тут все не разнес раньше времени. Нас было всего двое, поэтому много наготавливать смысла не было, поэтому продуктов, что были в холодильнике - должно было оказаться достаточно. Я занялась тем, что отправила в духовку сначала индейку, а затем принялась нарезать салаты и даже не заметила, как время пролетело. За окном уже стемнело, а Фобоса по-прежнему не было. Я стала думать, что он все-таки решил отпраздновать Рождество в другом месте, поэтому настроение постепенно улетучивалось, но, наверное, он бы предупредил в таком случае.
Когда все было готова, я расставила блюда на столе, а затем поднялась в свою комнату, чтобы достать из шкафа подарок для Фобоса и спрятать его под елкой. Я долго думала над тем, что ему подарить, но мое внимание привлекла его огромная библиотека, большая часть которой состояла из книг на латыни, поэтому, когда я зашла в один из антикварных магазинов, я тут же обратила внимание на старые книги. Продавец услужливо указал мне на те, что были на латинском языке, после чего стал рассказывать про каждую из них. Я изучала этот предмет в университете, но он давался мне крайне тяжело, поэтому тут без помощи просто не обойтись. Я много времени потратила на то, чтобы подобрать и в итоге мое внимание остановилось на сборнике стихов и эпосов Вергилия. Как мне рассказывал мужчина - Вергилий более человек чувств,чем мыслей и мне показалось, что Фобосу, который только и занят, что собственными мыслями и тем, что держит все в себе, будет интересно почитать. Книга, конечно же, не была подлинным изданием, но выпущена была достаточно давно. В кожаном переплете были скреплены пожелтевшие от времени страницы, они имели странно опьяняющий запах миндаля, пыли и нотками дерева. Я не стала эту книгу упаковывая в оберточную бумагу, лишь уложила в небольшую коробочку, пряча под зеленым деревом.
Иезекииль мирно спал в гостиной, а я снова вернулась в свою спальню к скучающему Понго. Фобос все еще не приехал, так что я села на постель, беря в руки очередной учебник и увлеклась чтением в надежде, что парень скоро приедет. Я снова потеряла счет времени и лишь когда Понго подскочил на лапы, весело виляя хвостом, я поняла, что Фобос наконец-то приехал. Отложив книгу в сторону, я выскочила из комнаты и спустилась по лестнице лишь на половину, после чего перегнулась через перила, одаряя блондина счастливой улыбкой.
- С наступающим.
Пока Фобос раздевался, я окончательно спустилась на первый этаж, подходя ближе к нему. Я надеялась, что мне все-таки удастся подарить ему праздник.
- Спасибо за елку.
Не переставая улыбаться, поблагодарила я парня. Мне правда было очень приятно, что он все-таки поставил ее, еще и игрушки принес.
- Если снова будешь хмуриться, то тебя заберет Крампус. Пойдем на кухню, я ужин приготовила.
Мы отправились на кухню, где уже давно все было накрыто. Стол, конечно, не отличался изобилием блюд, но наверняка было достаточно для нас.
- Я не хочу, чтобы он добирался до тебя.
С улыбкой ответила я, после чего расставила тарелки, пока Фобос мыл руки и усаживался за стол, и подала столовые приборы, после чего села напротив. Мы приступили к ужину, когда я вновь заговорила.
- Как день прошел? Ты выглядишь немного уставшим.
Поинтересовалась я, заботливо глядя на Фобоса. От его ответа я снова расплылась в улыбке.
- Просто когда я увидела эту огромную коробку с игрушками, я не смогла удержаться. А еще я выпускала Иезекииля, он уходил в лес. Я не ходила, правда.
Сделав глоток сока, я снова заговорила.
- У тебя были какие-нибудь планы на Рождество?
Мы с Фобосом знакомы уже год и, если честно, он до сих пор остается для меня загадкой, примерно как та же книга на латыни, слова в которой мне смутно знакомы, но в целом мне сложно понять о чем она. Мне хотелось узнать Фобоса лучше, понять, о чем он постоянно думает, но при этом совершенно не хотелось врываться в тот мир, которым он себя отгородил от остальных. Это было сложно и непонятно, но я еще в прошлый раз решила, что всему свое время и если он захочет со мной чем-нибудь поделиться, то сделает это сам.
- И никогда не хотел начать?
Я вскинула брови, с любопытством глядя на него, а получив односложный ответ, повела плечами.
- Наверное все это для тебя тоже слишком?
Меня вновь посетило чувство, что я снова что-то сделала не так, но на этот раз я продолжала улыбаться, а не опускала глаза в пол. На самом деле не страшно, если человек не разделяет твоего мнения, ведь у каждого оно свое и стоит с ним считаться. Услышав слова Фобоса, я  чуть склонила голову на бок.
- А что важно для тебя?
На самом деле, с того самого разговора, я и правда задумывалась о том, как внести немного света в жизнь Фобоса. Он, хоть и не замечал этого, сам излучал его очень яркий и теплый, но при этом оставался во тьме.
- Почему ты тогда не с семьей или стаей? Рождество ведь это праздник, который отмечают с близкими.
О стае я сейчас услышала впервые от Фобоса, поэтому ничего об этом не знала - ни какие у них порядки и правила, ни кто в нее входит. А что касается семьи, так о ней он никогда не говорил. В голосе парня снова послышалось раздражение и я не стала больше разворачивать тему нашего разговора. Поднявшись из-за стола, я убрала грязные тарелки в мойку, снова оборачиваясь к Фобосу.
- Если ты устал, то можешь идти отдыхать. Я не обижусь.
Я не собиралась принуждать его к чему-либо, а уж тем более к тому, чтобы праздновать Рождество, которое он не любит. Я мягко улыбнулась, словно в доказательство того, что и правда не стоит из жалости ко мне переступать через себя. Я ценила то, что Фобос для меня делает и пусть порой у нас возникали разногласия, от этого он не становился плохим человеком. Услышав его ответа, я снова села рядом.
- В прошлый раз я сказала, что буду стараться делать так, чтобы ты улыбался чаще. Нет ничего страшного в том, что у меня не получается сделать этого с первого раза. Ты многое для меня делаешь и не нужно пересиливать себя только потому что я старалась. Все это было не сложно для меня.
Мне хотелось найти ту точку взаимопонимания, чтобы мы наконец-то смогли начать общаться легко, но каждый раз что-то происходит, после чего между нами вновь возникает напряжение. Я внимательно посмотрела на Фобоса, не понимая о чем он говорит. Он уже не в первый раз вскользь ронял слова о том, что у него нет выбора и это совершенно мне было непонятно.
- Но ведь у каждого он должен быть. Ты уже говорил о том, что у тебя нет выбора, но я не понимаю, что это значит.
Я внимательно слушала, что говорит Фобос и чувствовала, как глаза мои округляются. Наверное, я могла бы испытать радость от такой информации, если бы не видела, как от этого парень злиться только больше. Отсюда и была часть ответов на мои вопросы, и сложно было не догадаться, что он с этим выбором не согласен. Мне стало грустно от этого, но я лишь повела плечами.
- Разве можно считать правильным тот выбор, который заставляет тебя постоянно находиться в смятении и с которым ты не согласен.
Наверное, мы еще никогда не разговаривали на столь личные темы и, если честно, я боялась вновь сказать что-то не так, что приведет к ссоре. Я опустила глаза, слушая Фобоса, а уголки моих губ дрогнули в немного опечаленной улыбке.
- Зато это все теперь объясняет.
Я снова поднялась из-за стола, убирая блюда в холодильник, после чего нерешительно повернулась к Фобосу.
- Я не знаю, как себя вести в такой ситуации и если честно, то сегодня мне не хочется об этом думать. Я люблю Рождество, а тебе и правда не нужно со мной сидеть только из-за того, что так решил твой волк. Я никуда не уйду и буду в доме, можешь не волноваться.
Я ожидала, что Фобос сейчас и правда уйдет в свою комнату, но он остался, а услышав его вопрос, я подняла на него недоверчивый взгляд.
- Рождество я всегда праздновала с папой. Мы с ним делали то же самое, что и я сегодня, а потом мы ходили в город, приобщаясь к всеобщему празднованию.
Я была уверена, что Фобосу не по душе будут подобные гулянья и когда он предложил мне куда-то сходить, я понимала, что он это делает из одолжения, но внутри вдруг вновь загорелся маленький лучик надежды на то, что ему может понравиться. Я немного помолчала, после чего все-таки спросила.
- Ты когда-нибудь ходил на каток?
Мне вдруг стало интересно, неужели он не катался на коньках даже в детстве? Мне кажется, что все дети должны попробовать и коньки, и велосипед, чтобы у них были содраны коленки, но при этом они были счастливы. Я робко улыбнулась.
- Я могу тебя научить. Ну или ты сам можешь выбрать, куда нам пойти.
Стоило Фобосу ответить согласием, как я улыбнулась еще шире, чуть ли не прыгая на месте.
- Надеюсь тебе понравится. Я быстро.
Я взбежала вверх по лестнице, чтобы тут же зайти в комнату и переодеться. Осадок грусти еще был где-то внутри, но его затмевала радость от того, что мы все-таки отмечаем Рождество вместе. Я и правда надеялась, что Фобосу понравится и может быть он переменит свое отношение к Рождеству. Я спустилась довольно быстро и парень нагнал меня в коридоре. Я надела куртку и шапку и посмотрела на парня, что оделся слишком легко. Конечно, я уже достаточно успела увидеть, на что способен организм оборотней, но все-таки не могла не спросить.
- А ты совсем не мерзнешь?
Я не смогла скрыть своего удивления, услышав про температуру его тела и даже сказать ничего больше не смогла, так и вышла молча из дома. Именно при такой температуре у человека начинает сворачиваться кровь, от чего образуются тромбы, а для оборотней это вполне нормально. Теперь понятно почему мне тогда казалась температура Фобоса слишком высокой. Это было необычно и в то же время просто изумительно. Конечно, мне хотелось разузнать по-больше, но я поняла, что лучше узнавать все маленькими порциями.
Я села на пассажирское сиденье, тут же бросая взгляд за окно, пока парень запускает двигатель автомобиля. Мы направились в сторону центральной площади города, а я все наблюдала за домами, что мелькали по ту сторону. Все они были увешаны гирляндами, в центре вообще стоял дом, в котором, кажется, была самая шумная вечеринка в Уилтшире. Все праздновали. О чем я и говорила - все радовались, были счастливы и просто наслаждались этим днем. Когда-нибудь, возможно, Фобос тоже будет радоваться этому празднику. Я была бы рада за него, ведь Рождество приносит волшебство и чудо в жизнь каждого, кто пускает их в свой дом.
Главная площадь была забита людьми, мы даже подъехать к ней не смогли, так что пришлось оставить машину за пару кварталов, а дальше идти пешком. Фобос по большей степени молчал, а я и не пыталась его разговорить. Бодрой походкой я шла вперед, разглядывая яркие витрины и принимая поздравления от прохожих, желая им того же самого в ответ. Все веселились и радовались, а я снова повернулась к Фобосу.
- Не забывай про Крампуса.
Я улыбнулась парню, после чего взяла его за руку и потянула сквозь толпу в сторону катка. На центральной площади стояла огромная елка, что искрилась яркими огнями, вокруг нее был залит каток больших размеров, вокруг были толпы людей, громко играла музыка - самая лучшая атмосфера, которую только можно было прочувствовать. Простояв немаленькую очередь, мы все-таки получили коньки и, переобувшись, направились ко льду. Я не торопила Фобоса, позволяя ему привыкнуть к новым ощущениям. Я держала его за одну руку, стараясь объяснить, как нужно стоять и перемещаться на коньках. Сначала Фобос был слишком скован и боялся сделать лишний шаг, так что я повернулась к нему лицом, беря за вторую руку и стала медленно откатываться вперед спиной, вытягивая его в центр катка.
- Если бы тебе на лапы надели коньки - ты бы наверняка чувствовал себя менее комфортно. Расслабься и у тебя все получится.
Стоило Фобосу рассмеяться, как я улыбнулась еще шире, глядя на него с каким-то трепетом и нежностью. Я видела его улыбку, но ни разу не слышала, как он смеется и сейчас внутри разливалось тепло. Отпустив одну его руку, я встала рядом, продолжая держать его за другую и спустя несколько попыток, у парня получилось все же расслабиться, после чего мы слились с толпой. Пару раз мы чуть не упали, но нам удалось удержаться на своих двоих. Если честно, я не знаю, сколько времени мы провели на льду, но я даже успела устать, хотя о Фобосе того же сказать нельзя было. Мы остановились возле елки, расположенной в центре, чтобы немного передохнуть, как я подъехала ближе, обнимая парня.
- Спасибо, что согласился поехать со мной.
Это было и правда для меня ценным поступком. Услышав его ответ, я запрокинула голову, глядя на Фобоса изумленным взглядом.
- Правда?
Но не успел он мне ничего ответить, как над нами раздался грохот салюта и, словно завороженная, я стала наблюдать затем, как все небо над Монреалем осыпается сотнями искр. Это было потрясающее зрелище, на площади все замерли, глядя на эту красоту, люди кричали и хлопали, а я не могла оторваться. Золотые звезды сменялись зелеными, красными, синими, вырисовывали различные фигуры, а в окончании - огромное поздравление с Рождеством. Когда салют закончился, весь каток вновь пришел в движение. Люди продолжали веселиться, пить, смеяться, а я только сейчас поняла, что все это время так и простояла, обнимая парня. Опомнившись, я отъехала в сторону, вновь улыбаясь ему.
- Теперь можно возвращаться домой.
Мы добрались до выхода, а после, переобувшись, пошли в сторону машины. Я продолжала держать Фобоса за руку, чтобы толпа не раскидала нас по разным концам, а когда стало немного по-свободнее - просто не хотелось его отпускать, но он и не торопился меня отталкивать. Мы прогуливались по ярким улицам, когда я вновь заговорила.
- А ты знал, что существует такое поверье - после Рождества на протяжении сорока дней каждое утро нужно начинать с загадывания нового желания?
Я восторженно взмахнула рукой, с широкой улыбкой отвечая Фобосу.
- Зато ты представь, сколько хорошего сразу войдет в твою жизнь. Разве для этого должны быть какие-то ограничения?
Я вскинула брови, удивленно глядя на парню.
- Неужели ты ни о чем не мечтаешь?
Мы уже добрались до машины и стоило нам сесть внутрь, как я некоторое время смотрела на Фобоса, прежде чем осторожно спросить.
- А что стало потом?
Мы выехали на дорогу, медленно продвигаясь через гулящую толпу, пока наконец-то не выехали на трассу - там уже Фобос смог поехать с нормальной скоростью. Он некоторое время молчал и я не надеялась услышать ответ на свой вопрос, как он все-таки ответил. Все люди по-разному относятся к смерти. Кто-то воспринимает ее слишком болезненно, кто-то же напротив видит в этом просто еще один шаг нашей бессмертной души. Фобос был священником, но вместе с тем он по-прежнему скорбел по матери, это было видно по тому, как между его бровей вновь заложилась складка, а в голосе проскользнула леденящая дрожь.
- Вот что ты веришь?
Его ответ был коротким, но этого вполне было достаточно. Я посмотрела за окно - ясное небо было усыпано звездами. Здесь, за городом, небо было чище и в ясную погоду можно было отследить каждое созвездие. А еще луна была практически полной, что только придавало магического ощущения.
- Так может быть она стала частью луны или леса. Я верю, что лес полон духов, они живут в деревьях и зверях, что в нем обитают. Она была такой же, как ты? Тоже оборотнем?
Мы доехали до дома и стоило нам выйти из машины, как вместо того, чтобы войти внутрь, мы обошли дом стороной и направились в сторону леса. По началу свет от гирлянд еще мелькал на белоснежном снегу, но чем дальше мы уходили в глубь, тем меньше слышались голоса празднующих людей, а свет давала только луна. Я любила природу и мне нравилось, что Фобос сейчас вел меня в лес, хотя ранее запрещал это делать.
- Тогда думай, что она рядом, где-то среди этих лесов и что она свободна. Откуда столько тоски? Разве волки не ценят свободу?
Мы остановились на небольшой полянке, освещенной светом луны. Вокруг стояла тишина, но в то же время, если прислушаться, можно было услышать, как лес живет - откуда-то доносился перекличь сов, хруст сухих ветвей. Я посмотрела на Фобоса, тепло улыбаясь и пожимая плечами.
- Возможно.
Я не собиралась его убеждать в неправильности его суждений или принимать свою веру - как я и говорила, каждый имеет право выбора и каждый достоин уважения. Мы некоторое время молчали, пока я не решилась задать очередной вопрос.
- Фобос, а ведь тогда в доме у  Джоэля, там ведь не все были оборотнями, верно?
Если у Йоши и Фобоса температура была запредельно высокой, то остальные были ледяными, хоть их раны затягивались так же быстро, а вскоре они смогли подняться на ноги. Вампиры. Если честно, то подобной мысли я даже как то и не допустила. Мир вдруг показался таким огромным и совершенно неизведанным. Я посмотрела на Фобоса почти что умоляющим взглядом.
- Расскажи мне про вас. Про оборотней, про вампиров. Ты ведь знаешь, что мне очень интересно.
Мы медленно двинулись между деревьев по протоптанным тропинкам. Где-то были волчьи следы, что вели в сторону дома и наверняка принадлежали Иезекиилю, другие были в разы крупнее и сложно было не догадаться, что оставлены они были Фобосом. Я разглядывала, как этим следам прибавляются и другие, видимо, это той самой стаи, которую я видела тогда. Все они переплетены, словно запутавшиеся нити и сложно было разобрать, в какую сторону они ведут.
Мы шли и Фобос рассказывал мне про то, кто такие вампиры, кто такие оборотни, а я слушала его с таким вниманием, что даже не решалась перебить. Мы долго ходили по лесу, но отсутствие ровных троп давало о себе знать и в скором времени я уже начала уставать и в оконцове мы вышли к дому, что по-прежнему встречал нас яркими огнями. Фобос закончил свой рассказ, когда мы уже вошли в дом. Нас тут же встретил Понго с мишурой наперевес, которую я поспешила с него снять. Раздевшись, я направилась в сторону лестницы, снова замирая на последней ступеньке и оборачиваясь к Фобосу с широкой улыбкой.
- Спасибо, что рассказал мне. И за праздник тоже спасибо. Я правда очень ценю это.
Я снова склонилась, чтобы поцеловать его в щеку.
- Тогда спокойной ночи и с Рождеством. И, кстати, под елкой для тебя подарок.
Услышав его ответ, я беззаботно повела плечами.
- Это не важно, достаточно того, что ты делаешь.
На этих словах я поднялась в свою комнату, где уже наконец-то переоделась и, отправив Понго на место,забралась под одеяло. Улыбка оставалась на моем лице до тех пор, пока сон наконец-то не сморил меня. День был наполнен впечатлениями, так что и сон выдался крепким.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Коттеджный поселок "Wiltshire" » Дом Phobos Escanor


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC