Рады приветствовать вас в Монреале, дорогие друзья. Декабрь, как это часто бывает наступил очень быстро, но это не может не радовать, ведь приближается рождество, которого так ждут и взрослые и дети. Учеба в Стоунбруке остановилась и студенты, сдавшие последние хвосты, отправились на Рождественские каникулы. В общежитии университета остались только те, кто собирается на ежегодную вечеринку в доме капитана баскетбольной команды и кстати должны вам сказать, это поистине грандиозное событие! В Стоунбруке, кстати, состоится ежегодный прием для преподавателей и отличившихся студентов, а также празднования ожидаются по всем заведениям города. Так что вперед - дерзайте и окунитесь в атмосферу предрождественского веселья! С наступающим вас!
Температура воздуха держится в рамках - 20 градусов ночью и - 14 градусов днем. Также столбики термометров не поднимаются выше - 5 градусов. Высокая влажность воздуха, частые снегопады, сильный северный ветер, что приходит с моря.

Gabriella Crawford
Главный судья во всех спорах, конкурсах и выборах. Серый кардинал проекта. Помочь сможет, если правильно попросите.
Kessedi Fox
Главный и самый добрый администратор. Супер скилл - призывать всех к порядку. Ответит по всем вопросам, поможет во всем разобраться и научит вас быть лапочками.

Dominica Bren
Суровая мать всех игроков. Занимается начислением зарплат и тайной разведкой. Обращаться по вопросам можно, но осторожно.
Natalie Wayne
И в очередной раз лучшей девушкой месяца становится та самая девчонка, о которой все постоянно говорят на переменах. Кто-то считает ее вертихвосткой, что встречается с двумя парнями разом, кто-то советует брать с нее пример и не оглядываться на чужое мнение. И все таки Натали остается загадкой для всех, и слухи развенчивать, кажется, совсем не собирается.
Ebenezer Regen и Theodora McAllister
Вампир и оборотень - враги, это знает каждый с малых лет. Но что происходит, если оборотень вдруг запечатляется на вампире? А если вампир вовсе не собирается сворачивать незадачливой волчице шею? Эти отношения странные и противоестественные, но имеют ли эти двое право на то, чтобы бороться за них?
Andre Persperago
Этот мужчина преедл мечтаний половины населения Монреаля. Он красив, богат и галантен, он производит впечатление того самого прекрасного принца, которого каждая девочка ждет с малых лет. Но так ли он идеален, если его невеста льет слезы и уезжает прочь из дома? А может принцы, это действительно лишь миф?
Alexander Keller и Elsa Hunter
Что может обычная смертная девушка против одного из сильнейших вампиров в городе? Казалось бы, совсем ничего, но мисс Хантер упорно добивалась победы, стараясь разоблачить своего декана. Только в итоге ее победа оказалась ее же поражением, ведь она еще не знает, что Александр не собирается отпускать ту, что заставила его улыбаться.
Leonard Lykke
Это не было просьбой остаться, но подразумевало ее. Не знаю почему мне было это так нужно. Просто я не хотел оставаться один. Я всегда был один, будучи даже окруженный огромной толпой и я боялся одиночества. Всегда боялся и всегда страдал от него. Мне необходимо было, чтобы кто-то всегда был рядом не имея выбора. Вот почему я выбрал ее, вот почему мне нужна была она. Она не сможет меня оставить. Не сможет даже если захочет.

Dawn of Life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dawn of Life » Коттеджный поселок "Wiltshire" » Дом семьи Перспераго


Дом семьи Перспераго

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Внешнее фото дома:
http://s8.uploads.ru/cPt4p.jpg


Первый этаж:

Холл

https://image.ibb.co/nC7M7w/2A6KW.jpg

Большая гостиная

https://image.ibb.co/cQwsEb/2A6KU.jpg
https://image.ibb.co/mGUOLG/2A6KV.jpg

Личный кабинет Андре

https://image.ibb.co/mKtuSw/2A6KY.jpg
https://image.ibb.co/bYE17w/2A6KZ.jpg

Гостевая спальня + ванная

https://image.ibb.co/dN2onw/2A6L1.jpg
https://image.ibb.co/dswESw/2A6L2.jpg

Кухня

https://image.ibb.co/nJJiLG/interior_wallpaper_1680x1050_134.jpg

Столовая

https://image.ibb.co/iAqKub/58444.jpg

Гардеробная всей семьи

https://image.ibb.co/iPVxfG/12.jpg

Бар-бильярдная

https://image.ibb.co/kJ08nw/s1200.jpg

Второй этаж:

Спальня Кристиана

http://s5.uploads.ru/ISdrx.jpg

Малая гостиная

http://funkyimg.com/i/2A6KX.jpg

Открытая лоджия

https://image.ibb.co/f1sM7w/Northbridge_House_11.jpg

Спальня и ванная Андре и Доминики

https://image.ibb.co/kxA8nw/image.jpghttps://image.ibb.co/feG3LG/image.jpg

Спальня Даниэля

https://image.ibb.co/gW917w/image.jpg

Общая ванная комната

https://image.ibb.co/h8BESw/image.jpg

Домашний кинотеатр

http://sf.uploads.ru/edECw.jpg

Вторая гостевая спальня

http://funkyimg.com/i/2A6Pg.jpg

Задний двор:

Прогулочная территория

http://s9.uploads.ru/GgT7r.jpg

Открытая веранда

http://sd.uploads.ru/fXYUW.jpg

Бассейн

http://funkyimg.com/i/2A6Ly.jpg

Отредактировано Andre Persperago (2018-01-20 16:59:02)

0

2

Я наблюдал за тем, как мои братья ушли вперед, бегло говоря по-итальянски, но расслышать их я не мог. Мне было немного неприятно от того, что Даниэль сразу переключился на Криса, оставив нас с Доми вдвоем. Неужели оба моих брата откажутся принимать мою невесту? Если честно я никогда не думал о том что буду делать, если Доми не сможет с ними ужиться. Она казалась мне человеком дружелюбным и общительным, я уже представлял, как мы будем дружны, словно любая Итальянская семья. Конечно Доми не была Итальянкой по национальности, но очень напоминала ее по характеру, так почему мои родные братья не могли этого оценить? Конечно я знал, что все равно все будет по-моему, я не откажусь от своей невесты и сделаю все, чтобы братья смирились с таким положением дел, хотят они этого или нет, но все же мне было бы гораздо легче, если это произошло само по себе. В ответ на слова девушки я улыбнулся, прижимая ее ближе к себе и целуя в макушку.
- Спасибо за понимание милая, а насчет других девушек не беспокойся, я же знаю, что ты самая лучшая.
Мы вышли на улицу, где наконец нагнали моих братьев. На мое удивление Крис вместе с Даном тут же послушно запрыгнул на заднее сидение. Может быть приезд среднего пойдет нам всем на пользу? Может видя что Даниэль относится к Доми с теплотой, Крис и сам перестанет вечно ее задирать? Конечно я периодически одергивал брата, когда тот зарывался, но меня просто не могло быть рядом постоянно, да и не хотелось мне накалять обстановку и еще больше натравливать этих двоих друг на друга. Если бы дело было в характере Доминики я бы мог понять, но Крис души не чаял в той же Кесседи, которая была не менее шумной и энергичной, чем моя невеста. Я подозревал, что корни кроются в его совсем еще юном возрасте, ревности и избалованности, но пока не вмешивался сильно, предоставляя Доми и Крису время просто притереться друг к другу. Ни она ни мой брат не были плохими людьми, просто пока не осознавали этого.
До дома мы добрались довольно быстро и я распахнул двери, приглашая Дана войти.
- Мы уже подготовили тебе спальню на втором этаже, рядом с Крисом, так что можешь оставить свои вещи, а я пока приготовлю что-нибудь на скорую руку. Крис ты не хочешь мне помочь?
Но стоило мне обернуться в поисках младшего, как его и след простыл. Я грустно усмехнулся, обнимая брюнетку.
- Мне кажется он скучал по Крису гораздо больше чем по мне. Я веду себя глупо да?
Доми поспешила меня ободрить, а потом тоже направилась в спальню, чтобы переодеться и отправиться к Кесс. Стоило за девушкой захлопнуться двери, как мои братья будто только этого и ждали и спустились с лестницы. Я снова широко улыбнулся глядя за тем как они, будто все еще мальчишки атаковали еще не нарезанные фрукты и овощи, таская по кусочку как в детстве. Я шутя пригрозил ложкой.
- Как будто и не прошло столько лет, правда?
Даниэль вскоре тоже взялся за нож, нарезая мясо и сыр, а Крис пристроился рядом раскладывая фрукты. Мы вспоминали детство, смеялись подкалывая друг-друга и в этот момент я ощутил себя в кругу своей семьи, по-настоящему счастливым, чего не чувствовал уже много лет. Конечно у меня благодаря Доми появились отличные друзья, но все таки они никогда не станут мне роднее собственных братьев.
- А помните, пока мама еще была жива, она пока готовила добавляла в любое блюдо немного вина? Всегда говорила о том, что хорошее Итальянское вино благотворно действует даже на детей.
Воспоминания, особенно о таком счастливом и беззаботном времени как детстве, вызывали улыбку радости на лице каждого из нас. Мы вспоминали о том, как совсем еще мальчишками бегали по отцовским виноградникам, срывая еще зеленые ягоды и кидаясь ими в садовников, как прятали бутылки с неопечатанным вином и потом, забравшись ночью на крыше пили и втихушку курили, боясь, что нас застукает отец. До школы мы чаще всего добирались на велосипедах, а еще у нашего отца были конюшни, где и по сей день находятся пара резвых лошадей.
- Знаете я подумал, нам нужно будет обязательно наведаться домой. Я уехал из Сиенны два года назад и с тех пор не возвращался. Я ведь даже ваши комнаты не трогал, оставил все как есть. Вспомним былые времена, прогуляемся до школы, я слышал что синьорра Грассо до сих пор преподает. Она была классной у каждого из нас, и я помню что ей тогда было двадцать три и она была чертовски красива.
Мы наперебой принялись говорить о старых школьных деньках, вспоминая одноклассников и друзей, обсуждая что стало сейчас с каждым из них. Смех заполнил пространство кухни.
- Я даже захотел снова прокатиться верхом по нашим бескрайним полям, как раньше. Готов поспорить, что я даже сейчас вас сделаю.
Мысли о доме настолько воодушевили меня, что я и правда стал думать о том, что в ближайший отпуск стоит поехать на родину. Уверен, что Доминике там понравится, можно будет позвать с собой Кесс с Джеем и Макса с Лайонин, места ведь наверняка хватит всем.  Как только все было закончено мы перенесли всю еду в бильярдную, заставив всю барную стойку. Я подошел к бару, вытягивая бутылку отличного виски и разлил его по стаканам, протягивая братьям.
- За встречу! И за то, чтобы мы больше никогда не разлучались.

+3

3

Я продолжал делиться своими эмоциями с братом, в то время, как Андре даже не удосужился его догнать. В конце концов, мы все не виделись довольно давно и старший брат только и распевал о том, как соскучился по нашей семье, но на деле проявлял себя совершенно иначе. Пока настроение Дана портилось, Андре продолжал любезничать со своей невестой, а мне оставалось только закатить глаза и следовать дальше. Мое же настроение поднималось с каждой минутой, ведь теперь на моей стороне был соратник, который мог меня поддержать, а в голове уже выстраивались планы на то, что будет после того, как мы избавимся от Доминики. Я больше чем уверен, что Андре не будет слишком долго переживать по этому поводу, ведь совсем скоро сможет вспомнить все былые времена и поймет, что тяга от семейной жизни просто не достойна того, чтобы променивать на нее своих братьев. Я продолжал слушать Даниеля и подпитывать его впечатление, что давалось мне с легкостью. Надо же, а стоило ему поздороваться с Доминикой, как я уже списал его со счетов.
- Поверь, совсем скоро мы вернем нашего Андре к прежней жизни. У меня даже есть на примете уже одна идея.
С усмешкой ответил я брату. Идея действительно была и она не должна будет потерпеть провал, если учесть тот факт, каким темпераментом обладает Доминика. Она же своего жениха ревнует чуть ли не к каждому столбу. Наверное, поэтому Андре с ней так и нянчится, чтобы избежать очередного скандала.
Когда мы дошли до машины, то я тут же помог закинуть брату чемоданы в багажник и запрыгнул к нему на заднее сиденье. Сейчас споры с Доминикой отошли на второй план, она пока может отдохнуть от избытка моего внимания. Да и в конце концов, я действительно скучал по Даниелю, пусть сейчас пока наши разговоры только и сходятся на том, как спасти Андре от колдовства этой ведьмы.
- Ты не поверишь, но они действительно познакомились в клубе. Провели вместе ночь. Не знаю, что она там такого с ним сделала, но после того, как она попала на следующий день в аварию, он от нее вообще не отходил. Практически сразу машину купил, а потом и к себе жить забрал. Может он просто решил пожалеть несчастного щенка?
С усмешкой и еще тише сказал я Дану.
Андре продолжал общаться только с Доминикой. Кажется, что она действительно забрала абсолютно все его внимание. Даже когда мы находились все вместе в одной машине, он не обращал на нас с Даном никакого внимания. Он даже не вслушивался в то, о чем мы говорили. Я чувствовал, как внутри меня разливается раздражение и злость и был уверен в том, что если эта девица будет крутиться среди нас весь оставшийся вечер, то ссоре не миновать. Хотя, если Андре настолько сильным дураком окажется, то я всегда могу утащить Даниеля в клуб или бар, ведь прекрасно знаю, что он то меня уж точно поддержит.
Когда мы вернулись домой, я снова ухватил одну из сумок брата, направляясь за старшим братом. В гараже я кивнул на машины, что принадлежали Доминике и выслушав слова Дана, усмехнулся.
- Ты не поверишь, но вторую он ей купил потому что в первую не вмещались пакеты с покупками.
Тут я даже не слукавил, так оно и было действительно. Кто покупает бабам машины для их шмоток? Правильно, наш брат, который все больше и больше становится быть похожим на подкаблучника. Как только мы вошли в дом, Андре тут же указал направление среднему брату, а я поспешил его нагнать. Кажется, что брат что-то там сказал, возможно это адресовано было даже мне, но мне необходимо было немного успокоиться и не видеть эту девчонку хотя бы несколько минут, да и к тому же мне не хотелось оставлять Дана одного. Стоило нам пройти в комнату Дана, как тот тут же принялся разоряться и искренне удивляться тому, каким стал Андре. А ведь я ему говорил, а тот все по началу считал, что Доминика не такая уж и плохая. Ну зато теперь он понял, что все именно так, как я и говорил.
- Ты не поверишь, но зная о прошлом Андре, она умудрилась подарить ему мотоцикл.
Обреченно сказал я Даниелю, сам прекрасно понимая, что с мотогонками Андре связывали далеко не самые радужные воспоминания и события. Дождавшись, пока брат переоденется, я услышал, как внизу хлопнула входная дверь. Неужто наша девица решила свалить? Было бы неплохо. Настроение становилось только лучше и мы наконец-то могли спуститься вниз.
- Кстати, спешу сразу предупредить - здесь живет волосатое чудовище, которая мозгами недалеко ушла от своей хозяйки.
Увидев озадаченное лицо брата, я лишь усмехнулся, проходя на кухню. Андре уже во всю готовил и я действительно не видел рядом с ним Доминики - прям как камень с души.
- Неужто нас сегодня ждет братский вечер, как в старые добрые времена?
Широко улыбнувшись, провозгласил я на всю кухню, тут же пристраиваясь по одну сторону от Андре, начав нарезать и раскладывать фрукты. Братья начали на перебой придаваться воспоминаниям и на какой-то момент я даже забыл про то, что в жизни Андре появилась женщина, которой просто забит каждый кусочек его жизни.
- Именно на этой крыше вы и дали мне впервые попробовать вино, а потом утащили спать и прикрывали меня перед родителями.
Со смехом вспомнил я. Холод и отчужденность, что витали в воздухе в аэропорту, моментально испарились и сейчас наше общение действительно наполнилось теплом и радостными разговорами. Пока по всему дому разносился смех и наши голоса, все к приятному вечеру было готово. Спустившись в бильярдную, я принял из рук Андре бокал и поднял его вверх.
- Поддерживаю.
Ответил я на слова Даниеля, тут же осушая бокал.

+3

4

Вопрсо Даниэля был вполне ожидаем, он совсем не застал меня врасплох, и ответ был уже подготовлен.
- Вы с Крисом уехали, а одному в таком огромном доме мне было просто невыносимо. И раз уж я расширял бизнес, то сам переехал сначала в Англию, потом в Шотландию и вот теперь я здесь, в Монреале. Я порой скучаю по дому, но тут я обрел друзей и любовь, а вернуться я смогу в любой момент. Тем более в Канаде удобно вести дела, все таки наша родная Сиена слишком крошечный город для бизнеса.
Я знал, что Даниэля больше всех из нас тянула домой, но в конце-концов никто не заставлял его уезжать и никто не мешал ему вернуться. Я любил родной городок, но не хотел возвращаться туда. Отчасти из-за Доминики, ведь она такая шумная и веселая просто зачахнет в крошечном пригороде Тосканы, да и куда я увезу ее от лучшей подруги и брата? После тоста мы на миг опустили бокалы и я подошел к стереосистеме, чтобы негромко включить музыку для заднего фона. Я был рад, что собрался со своими братьями, ведь мы не делали этого очень давно. Снова отпив из бокала я посмотрел на своих младших братьев.
- Надо же, я действительно чертовски по вам скучал. Даже непривычно будет видеть ваши довольные лица каждый день.
Я был так глуп раньше, когда не ценил и сторонился собственной семьи. Мне потребовалось много времени чтобы понять, насколько они все важны для меня. Я надеялся что когда-нибудь Крис и Даниэль тоже обзаведутся невестами. а потом и детьми и наш дом будет наполнен веселым смехом и вечным хаосом. Конечно пока они с ужасом взирали на такую судьбу, но я был уверен, что стоит им встретить свою половинку, как все изменится. В конце-концов до того, как я встретил Доми я и сам бежал от серьезных отношений, как от огня, стоит вспомнить хотя бы не сложившиеся отношения со Стефани. Но теперь все изменилось и я был этому рад. Вновь наполнив бокалы до краев я повернулся к Дану.
- А ты чем планируешь заняться в Канаде? Да и вообще планируешь ли ты остаться здесь или вернешься в Америку?
Я не хотел бы, чтобы один из моих младших братьев уезжал, ведь чувствовал себя спокойнее когда они оба рядом и находятся у меня на виду. Я всегда отличался тем, что брал ситуацию в свои руки и как говорил отец "порой слишком сильно вмешивался в их дела", но я просто не мог по другому, ведь я был старшим, а значит на мне лежала вся ответственность за мою семью. Тем более со стороны мне всегда было лучше видно к чему может привести тот или иной поступок. Я хотел бы чтобы Кристиан продолжал заниматься кинотеатром, а вот Дан. . .
- Кстати ты можешь вложить свою часть наследства в ресторанный бизнес. Сейчас как раз продается один из лучших ресторанов в городе, я уверен, что в дальнейшем он приносил бы тебе хорошую прибыль. Можем завтра съездить посмотреть.
Если Даниэль примет мое предложение, в чем я постараюсь его убедить, то останется пристроить только брата Доминики - Максима. Тот конечно был очень гордым и я давно понял, что никакой помощи он от меня не примет. Кстати говоря он работал в полиции, что было бы очень на руку всем нам. Оставалось только кое-где подкрутить гайки ради его повышения и обставить все так, будто я тут вовсе не при чем. Мне необходим был свой человек в этих кругах и продвинуть Тернера по службе будет очень легко, тем более, что многие из этой сферы так или иначе являлись моими должниками. Что же касается его невесты, тут все гораздо сложнее. Но если Максим будет зарабатывать достаточно много, то ей не обязательно будет работать. Что же касается Кесседи и Джея, то их положение финансовое и общественное меня вполне устраивало. Когда есть свой человек в главной газете Монреаля это хорошо, а когда он вскоре станет директором, а в обозримом будущем еще и владельцем, то будет еще лучше. Я плел гигантскую паутину в те социальные сферы, которые мне требовались и был чертовски горд собой. Мои близкие даже не догадывались о моем маленьком подспорье, что было мне на руку. А даже если это выплывет наружу, то я сомневаюсь, что даже горделивый Тернер откажется от своей новой должности.
Мы продолжали пить, вспоминая наше веселое детство и подростковые мечты, которые во многом успели осуществиться, строили планы на ближайшее будущее, обговаривали поездку в родной дом. Я чувствовал себя счастливым и расслабленным, медленно пьянея. Нужно было почаще собираться чисто мужской компанией, а Доминике давать время на девичники, ведь хоть мы безумно друг друга любим, не стоит забывать что есть еще люди, которые также любят нас. Я снова окинул взглядом своих братьев.
- Кстати Крис, тебе нравится Иллюзион? Или ты хотел бы заниматься чем-то другим?
Поддерживать беседу было легко, особенно когда текущие мысли подгонял алкоголь. Углубившись в обсуждение работы каждого из нас мы припоминали забавные случаи и строили планы на будущее.
- На самом деле я думаю о том, что можно было бы прикупить недвижимости на продажу или сеть маленьких гипермаркетов, помимо трк. Дополнительный доход никогда не бывает лишним, особенно перед свадьбой. А там, через пару лет глядишь и вы женитесь, а потом недолеко и до малышей. Представьте как будет здорово, если дом наполнится детским смехом?

+3

5

Наконец-то можно было расслабиться и почувствовать себя в своей тарелке с родными братьями, с которыми мы, в свое время, собирались постоянно. Не проходило и дня, чтобы наша троица не приняла участие в какой-нибудь вечеринке или просто не забралась бы на крышу нашего дома, утащив за собой пару бутылок вина из погреба. Слишком многое произошло после этого, жизнь разбросала нас по разным сторонам и теперь, когда мы снова вместе, я просто не мог допустить нового разлада. Пока, главной проблемой, которая могла этому послужить, была Доминика, которая запудрила мозги Андре и вцепилась в него клещами, не желая отпускать. Меня не мог не радовать тот факт, что Даниель оказался на моей стороне, ведь вдвоем нам гораздо проще будет от нее избавиться. О моем плане я расскажу ему завтра, ведь пока мне совершенно не хотелось вспоминать о ее существовании, ведь наконец-то она хотя бы ненадолго смогла отлипнуть от Андре и вообще свалить из этого дома. Алкоголь продолжал литься рекой и постепенно разум затуманивался, наделяя тело приятной слабостью и позволяя в полной мере наслаждаться обстановкой. На слова старшего брата я рассмеялся и поддержал Дана.
- Потом будешь мечтать от нас избавиться, только у тебя это не получиться.
Мы вновь разговорились и теперь темой нашего разговора стал бизнес. Да, стоит Андре отдать должное, деньги он умел зарабатывать и делал все это настолько продуманно, что было просто не подкопаться. К тому же он помогал и нам. Когда я приехал без гроша в кармане, он подарил мне кинотеатр, полностью отдавая его под мою ответственность и теперь я был владельцем одного из самых популярных мест Монреаля. Теперь Даниель. Предложение, которое выдвинул Андре по поводу Блэк Кэт было замечательным, ведь ресторан уже заявил о себе в городе и оставалось только поддерживать его статус.
- Соглашайся Дан, там просто изумительная лазанья. Как только ты ее попробуешь, просто не сможешь избавиться от искушения есть ее каждый день. К тому же, наша новая невестка не особо стремится кормить мужчин в этом доме, поэтому нам просто необходимо будет куда-то ездить обедать.
Я не оставил за собой возможности не указать на недостатки Доминики, ведь был уверен в том, что если постоянно об этом говорить, то рано или поздно Андре тоже начнет делать на этом акцент. Это сейчас пока он смирял меня серьезным взглядом, на который я не обращаю внимания, но потом он скажет нам еще спасибо. Когда тема бизнеса перешла на мою сторону, я с прежней улыбкой принялся рассуждать об этом, ведя себя естественно и непринужденно.
- Если честно, то в дальнейшем я планирую увеличить Иллюзион. Сделать из него развлекательный комплекс, где помимо кинотеатра будет боулинг, бильярд, несколько кафе, возможно даже спортивный бар, ну и возможно я воспользуюсь предложением Даниеля - добавлю туда ночной клуб. Конечно, все это нужно еще будет тщательно продумать, взвесить все за и против, но в голове у меня уже представлена картинка того, как все это будет выглядеть и я полон энтузиазма.
Я снова растянул губы в широкой улыбке, наблюдая за тем, как внимательно меня слушает старший брат. Да, не спорю, мне было важно его мнение, как и мнение Даниеля. Только если Дан все-равно был ветром в поле и его можно было заинтересовать не только бизнесом, то Андре был более практичным, поэтому я прекрасно понимал, что такой порыв в сторону бизнеса с моей стороны заставит нас с ним сблизиться еще больше, чем мы есть теперь и поможет заполонить всю ту пустоту, которая образовалась за те годы, пока мы боли порознь, ведь от меня никто и никогда не ждал каких-то серьезных планов или решений, поэтому я уже ощущал легкую победу, когда смог заинтересовать своих братьев.
Казалось, что наш вечер ничем нельзя было испортить, но то, что умудрился сказать старший Перспераго, заставило меня с ненавистью сжать стакан. Улыбка моментально покинула мое лицо, а настроение вновь начинало портиться. Нет, ну кто вот мне скажет, когда этот человек умудрился принять что-то настолько тяжелое, что его голова теперь забита такими нелепыми мыслями? Дан поспешил перетянуть одеяло на себя и немного сменить направить тему в другое русло. Вот за что я его так сильно любил - это человек умел выкрутиться из любой ситуации.
- Полностью поддерживаю Дана. Я не встретил еще ни одной девушки, которая могла стоить хотя бы мизинца нашей матушки.
С этими словами я разлил новую порцию виски, после чего смочил горло. Наверное, дискуссия на данную тему могла развернуться еще на добрых пару часов, если бы со второго этажа не послышался громкий лай и скрежет когтей по двери. Никто и не сомневался, что это была Виски. Наверное, она почувствовала присутствие собачонки Дана и ей просто не терпелось с ней познакомиться. Правда у второй, мне кажется, случится сердечный приступ. Андре поспешил окликнуть собаку своей невесты и приближающийся топот лап не заставил себя долго ждать. Закатив глаза, я решил, что за бильярдным столом будет куда безопаснее, ведь это не собака, это самое несуразное создание, которая я когда-либо встречал. Заметив недоумение на лице Дана, я поспешил его потянуть за локоть и передвинуть рядом с собой за мнительной защитой. Уже через пол минуты в комнату ворвалось это самое создание и с разбегу запрыгнуло на руки Андре. Не сводя глаз с этого кошмара, я склонился к Дану.
- А это и есть то самое волосатое чудовище, о котором я тебе говорил.

+2

6

До загородного поселка мы доехали в полной тишине. Девушки пару раз пытались сказать хоть что-то, но каждое их слово я пресекал, не желая слушать вообще ничего. Доминика сказала, что Андре проводит вечер в компании своих братьев, поэтому я надеялся быстро избавиться от компании своей сестры и их друзей и вернуться обратно в участок. А ведь мне предстоит еще разгрести все то, что они натворили.
Уже на подъезде к огромному особняку Перспераго, моя уверенность в решении вопроса быстро и без последствий испарилась. На парковке перед домом и на протяжении все улицы растянулось машин пятьдесят, а музыка была слышна еще на самом въезде в Уилтшир. Доминика что-то там проныла про то, что они оставили машину Кесседи возле полицейского участка и им просто необходимо ее забрать.
- Со штрафстоянки заберете.
Коротко ответил я, пытаясь отыскать место, где же мне все-таки припарковаться. Найдя место между машинами, я вышел на улицу, озаряясь по сторонам и первая мысль была - сколько же у Андре братьев. Распахнув задние двери машины, я выпустил недозаключенных, на руках и двоих из которых все еще красовались наручники. Доми с Кесс, взявшись за руки, благополучно решили сбежать, пока я отвлечен, но вот незадача - боковые зеркала у лэнд ровера оказались такими большими, что их было проще снести, чем обойти. Машина отозвалась оглушающей сигнализацией, но музыка в доме была еще громче, поэтому никто даже не высунулся. А я, ухватив девушек, чьи ноги совершенно не хотели их слушаться, отправился прямиком в дом. Благо, что парни оказались куда сообразительнее, поэтому смиренно шли по пятам, понуро склонив головы.
- Открывай.
Сухо сказал я сестре, останавливаясь перед входной дверью, а Доми лишь развела руки в стороны, сообщив, что у нее нет ключей. Но в этот момент, словно по повиновению волшебной палочки, двери перед нами распахнулись. Сначала я увидел раскрасневшееся красное лицо, которое не совсем понимало что оно и где оно, а потом, еще громче, чем та сигнализация у лэнд ровера, заорал о том, что в доме копы. Кажется, что его никто не услышал, ведь всем было абсолютно плевать на это известие, а я оттолкнул пьяное существо в сторону и, вновь подхватив девушек за руки, отправился на поиски хозяина дома. Скажу честно, найти его получилось не сразу, ведь не все соглашались идти с нами на диалог, а те, кто соглашался - не мели ни малейшего понятия о том, где находится Андре. Девушки совершенно не помогали мне в поиске, лишь наоборот - периодически пытались упасть или тянулись к очередной порции алкоголя, за что мне постоянно приходилось их одергивать.
Наконец, дойдя до бильярдной комнаты, в самом конце я увидел нужного мне человека, правда я не был уверен в том, что сейчас он сохранял все тот же здравый рассудок, который обладает обычно. Стоило нам подойти ближе, как мужчине тут же обернулись в нашу сторону, а Доминика, словно песик на поводке, кинулась на шею своему хозяину.
- Держи ее на привязи. И вот эту тоже.
Вслед за Доми я подтолкнул и Кесседи, которая уже решила предложить мне отдохнуть вместе с ними. На это я лишь смерил девушку строгим взглядом и обернулся к парням, что синхронно подняли руки вверх, демонстрируя наручники. Пожелав поскорее избавиться от всей этой компании, я снял наручника сначала с одного, а затем с другого, на что эти два клоуна принялись кланяться мне в ноги и благодарить а снисхождение с моей стороны. Закатив глаза, я обернулся к Андре, чтобы попрощаться, но в этот момент, на минуточку, единственный голос разума этой семьи, затягивался косяком. Я даже не нашелся что сказать, лишь раскрыв рот. Тяжело выдохнув, я покачал головой, обращаясь мужчине, который не факт, что меня вообще слушал.
- Сделаю вид, что ничего не видел.
С этими словами я поспешил покинуть эту обитель ночных кошмаров. Благо, ребята оказались слишком сильно увлечены новой компанией, что моего ухода и не заметили. На выходе я вновь встретил то самое раскрасневшееся лицо, который так же громко проинформировал все о том, что копы уходят и радостно открыл передо мной дверь. Если в участке прознают, что я был здесь и совершенно ничего не предпринял для того, чтобы навести порядок, то я получу еще больше, чем меня ожидает. Кстати, что касается разбирательств. Мой напарник уже во всю сообщал по рации о том, что меня ждет начальство, которому не терпится со мной пообщаться. Если бы только Доминика знала, как дорога мне... С горем пополам вырулив с этой самодельной парковки, я отправился навстречу собственным проблемам.

+4

7

Мы с подругой вжались в кресла и искренне надеялись на то, что останемся незаметными. Даже когда ребята начали причитать о том, что мы все умрем, а они еще молоды и прекрасны и еще хотят пожить, мне пришлось шикнуть на них, чтобы они не обратили на нас внимание злого брата-полицейского. Но было уже поздно, Макс все-таки нас заметил. Все из-за них.
- Вот ничего нормально сделать не можете. Даже спрятаться.
Проворчала я на парней и тут же подскочила, как раненый кролик, когда Максим неожиданно постучал в окно. Ну все, попали. Мой дорогой братец принялся требовать, чтобы мы вышли из машины сейчас же, а я ему в ответ помотала отрицательно головой.
- Не-а.
Пробормотала я, испуганным взглядом уставившись на брата, который явно был не в духе. Вот успокоится, тогда мы и выйдем, а пока нам лучше переждать бурю здесь, а то еще попадет нам. Но Макс был слишком нетерпеливым и уже совсем скоро принялся светить нам в глаза ярким фонариком, отчего мы с Кесси уткнулись другу другу в плечи, чтобы совсем не ослепнуть, а то кому ж мы потом слепые то нужны будем. Мой братец продолжал тарабанить в окно, а я почувствовала себя маленькой нашкодившей девочкой, которая прячется от родителей.
- Ты посмотри какой сердитый. Наверняка еще и в угол решит поставить.
Прошептала я подруге, после чего мы раздались тихим смешком. Но наше веселье тут же прервал резкий удар и звук бьющегося стекла. От неожиданности мы обе заорали словно выпь в брачном периоде, а только потом оглянулись, чтобы посмотреть, что произошло.
- Ты не поранился?
Заботливо протянула я брату, что уже распахивал дверь. Нет, живыми мы ему точно не сдадимся. Когда Макс схватил меня за руку и начал вытаскивать из машины, я с силой вцепилась за руль, еще умудрилась и коленками его зажать, а парень все не унимался. Тогда я просто вынуждена была призвать к помощи свою ярую защитницу Кесседи.
- АААА! КЕССИ, СПАСАЙ МЕНЯ. НЕ ДАЙ ИМ УТАЩИТЬ МЕНЯ В СВОЕ ТЕМНОЕ ЛОГОВО. Я НЕ ХОЧУ СТАТЬ ТАКОЙ ЖЕ КАК ОНИ!
И конечно же моя бравая подруга поспешила мне на помощь, вцепившись в меня так, словно меня действительно хотели сожрать зомби. Наверное, со стороны мы выглядели очень даже забавно. Из машины торчала одна только задница Максима, а сам автомобиль раскачивался из стороны в сторону, в то время, как из него доносились непонятные крики, стоны и кряхтения. Но в этот момент нам было совершенно не до этого, ведь на кону стоял вопрос жизни и смерти. Совсем скоро я вдруг почувствовала облегчение и объятия одних только рук - рук моей подруги. Разжмурив один глаз, я с опаской покосилась на брата, который выбирался из автомобиля. Неужели так быстро сдался? Я даже удивленно посмотрела на Кесси, которая, кажется, тоже не особо поняла, с чего мой брат так легко нас отпустил. Но тут же раздался выстрел, который на несколько секунд вышвырнул нас из реальности. Но совсем ненадолго, ведь в последующий миг мы пулей выскочили из машины, выстроившись перед Максом, как два сурка. Но это еще ладно, два идиота, что все это время сидели на заднем сиденье, уже принялись молиться Богу полицейских, падая на капот и вскидывая руки. Бросив на них растерянный взгляд, я вновь посмотрела на Макса, тихо кивая головой.
- А можно мы так делать не будем? Ну пожалуйста.
Вместо ответа на мой искренний вопрос, Максим схватил на с подругой за руку и потащил в сторону второй полицейской машины, только что-то мне подсказывало, что явно не для того, чтобы точно так же покататься. На его резкий вопрос я ответила тут же, даже не задумываясь.
- Дома. Чай пьет с братьями.
Ну может быть не чай, но это ведь не имеет никакого значения, ведь правда? Услышав очередной приказ брата, я спорить не стала, а лишь послушно залезла на заднее сиденье, оказавшись зажатой с двух сторон парнями. Кесси не рискнула садиться вперед, поэтому просто напросто растянулась на наших коленях. Путь до дома мы действительно провели в полной тишине, даже пошевелиться боялись. Но стоило нам заехать в Уилтшир, как до нас тут же стала доноситься приглушенная музыка. Обычно, в этом поселке музыка так громко орала только у двоих людей и обе они сейчас сидели на заднем сиденье полицейского автомобиля. Я даже недоуменно посмотрела на Кесседи, которая так же озадачилась вопросом о том, у кого вечеринка.
- Ты забыла отключить акустическую систему?
Но ответ на наш вопрос скоро образовался сам собой. Как только мы начали подъезжать к нашему дому, как перед нами тут же образовалась целая вереница автомобилей, а вокруг самого особняка было бесчисленное количество людей. Вот так сюрприз, а Андре даже не предупредил о том, что собирается устроить вечеринку. Увидев рассерженный взгляд брата в зеркале заднего вида, я просто пожала плечами, невинно вскидывая брови.
- Ну с братьями. Чай пьет.
Еще пол часа Макс пытался найти место для парковки, а когда все таки ему это удалось, то он распахнул дверь, выпуская нас на свежий воздух. Первой, конечно же, направилась туда Кесси. Как смелый воин она ползком выбиралась из окопа, ныряя головой вперед, но все-таки, не без помощи, ей удалось подняться на ноги, а затем выскочили и мы. Оставшись за спиной Макса, который дожидался, пока последний из нас вылупиться на свет Божий, я взяла подругу за руку и мы начали медленно отступать назад на чуть согнутый ногах.
- А сейчас, насчет три, мы резко разворачиваемся и бежим к тебе в дом. Готова? Раз, два, три!
И мы действительно резко развернулись и даже сорвались с места, но вот незадача, на моем пути возникло препятствие. Со всей силы я приложилась лбом к боковому зеркалу автомобиля и под воодушевляющие звуки сирены рухнула на задницу.
- Ой как бооольно.
Простонала я, потирая ушибленный лоб. Я даже и опомниться не успела, как меня тут же поставили на ноги и, словно щенка, потащили в сторону дома. Пока я не особо понимала, что вообще происходит, ведь на этот момент все мое внимание было зациклено лишь на том, чтобы не запутаться в собственных ногах. Раз нога, два нога, раз нога, два нога. Если бы меня не тащили волоком напропалую, то у меня вполне себе вышла бы модельная походка. Мне пришлось отвлечься от своего незатейливого занятия, когда Макс спросил про ключи, отчего я запнулась об свою собственную ногу и чуть было не клюнула носом, но мой надежный брат меня как всегда поддержал. Я похлопала по своим карманам, пытаясь отыскать ключи, которых там не было, а после развела руки в стороны и выпячила нижнюю губу.
- Нетууу.
Протянула я и в этот же момент дверь перед нами распахнулась, а на ее пороге показалось нечто. Это точно был не Даниель и даже не Крис, но пока я мало вообще думала о том, кто этот человек и что делает он в нашем доме. Ровно так же, как и все остальные люди за его спиной. Мало того, что я его не знала, так он еще и посмел моего брата назвать копом! Вы представляете?
- Вообще-то не коп, а господин полицейским!
Очень важным тоном посетовала я, после чего демонстративно показала ему язык. Но на нем зацикливаться мы не стали, ведь уже в следующий момент мы начали играть в очень забавную игру - найди Андре в охрененнно большом доме, до отвала забитым людьми. Мы обошли несколько комнат прежде, чем добрались до бильярдной и в самом конце я заприметила своего ненаглядного, что не могло меня не обрадовать. Растянувшись в широкой улыбке, я запрыгала на месте, тут же обращаясь к Кесседи.
- Сейчас ты познакомишься с Даниелем. Он такой хорооошиий.
Язык мой меня совершенно не слушался, а потому половину букв я просто не выговаривала, но с подругой мы были на одной волне, поэтому она прекрасно меня поняла. Стоило нам подойти к компании мужчин, как я тут же упала в объятия своего жениха.
- Сладкий мой, я так соскучилась.
Чмокая мужчину в губы, произнесла я. Максим тем временем практически уже топал ножками и даже отказался от увлекательного предложения Кесси, но ход его мыслей мне однозначно нравился.
- Привязать значит. У нас как раз с Рождества осталась нераскрытая камасутра.
Улыбнулась я парню, после чего отпустила брюнета и ухватила подругу за руку, увлекая в компанию, что восседала за спиной Андре.
- Это Даниель и Кристиан. А это Кесс. Ну а остальных я сама пока не знаю.
Перекрикивая музыку произнесла я. А вскоре за спинами нарисовались еще и обиженные мальчишки.
- А это Факкинг, то есть Джей и Кай. То есть наоборот. Короче разберетесь.
Пока я пыталась не запутаться в именах, я почувствовала на себе горячие руки мужчины, тут же оборачиваясь в его сторону. И знаете, он курил! Только вот не обычные сигареты, а самый настоящий косяк, который я тут же вырвала из его губ и сама сделала глубокую затяжку.
- Оказывается ты можешь быть плохим мальчиком?
С игривым прищуром сказала я мужчине, после чего все-таки выпуталась из его объятий, чтобы подхватить со стола бутылку с виски и запить едкий дым марихуаны парой огромных глотков. Ту же самую процедуру я предложила сделать и Кесси, сначала протягивая ей косяк, а затем и бутылку.

+4

8

Страшно-страшно-страшно, очень страшный Максим. Знаете, вот вообще я всегда хорошо относилась к старшему брату своей подруги. Возможно, не встреться мне в моей жизни Джей, я вполне могла бы влюбиться в Максима, влюбить его в себя, выйти замуж за него и нарожать ему детишек. Но нет, я была давно и крепко, безнадежно и глупо влюблена в своего друга детства да и будем честными, Максим со мной просто с ума бы сошел. Или убил бы меня, а следом и Доми - вот отличный вариант развития событий. Да и вообще, когда я пьяная, мне в голову лезет всякий бред. Сейчас мы сидели в машине, забаррикадировавшись, точно суслики и не смели и носу на улицу показать. Судя по виду Максима, он хотел отшлепать нас. Арматурой. По голове. Страшно то как! Я на манер подруги вжалась в сидение и даже два идиота сзади утихли. Максим подошел вплотную, чтобы посветить фонарикам прямо нам в лицо.
- Мои глазаааааааааа
Заныла я, закрывая их руками. Когда Максим потребовал открыть дверь, я на пару с Доми замотала головой, еще сильнее вжимаясь в кресло. Но Максим был явно не настроен шутить - он начал наматывать куртку на руку, после чего резко заехал ей по стеклу, отчего оно посыпалось вниз, а Доми тут  же запричитала над Максимом. Стоило ему дотянуться до кнопки, как он распахнул дверь и попытался вытянуть Доми, которая заорала дурниной и умоляла о помощи. Я тут же заорала в ответ, чтобы подруга поняла мой боевой настрой и вцепилась в ее талию, стараясь затащить ее обратно. Видимо у Макса в последнее время были трудные дни, ведь он недолго думая достал пистолет и пальнул в воздухе, отчего у меня уши сначала заложило, а потом в них поднялся писк, что становилось больно. Я тут же отпустила Доми и выскочила из машины, становясь по струнке, а Кай с Джеем даже легли на капот, от чего я расхохоталась, не взирая на ситуацию. Но смех мой быстро смолк, стоило мне увидеть лицо Тернера во всей его красе. Словно осунувшийся щенок, я тут же опустила глазки в пол. Макс недолго думая подхватил нас под руки, а потом потащил к своей машине, куда по очереди зашвырнул Доми, Джера и Кая. Я с опаской посмотрела на переднее сидение, а затем помотала головой и точно гусеничка поползла на коленки к ребятам, укладываясь на них и поджимая ноги. Вот в таком вот составе и состоянии мы и поехали домой. В машине повисла оглушающая тишина. Бедный Андре, пьет там себе чай с братишками, а нас тут сейчас привезут и будут кричат. Мы еще и праздник ему испортим. По мере того, как мы подъезжали в Уилтширу, все громче слышалась музыка что было непривычно, потому что и я и Доми сидели здесь. На вопрос подруги я озадаченно покачала головой.
- Но я ее не включала. . .  .
Все объяснилось само собой, стоило нам подъехать поближе к дому. Я не могла полноценно смотреть в окно так что была благодарна, когда Кай меня немного приподнял. От увиденного у меня чуть челюсть не отвисла.
- А мы точно к нужному дому приехали?
Спросила я, наблюдая за доброй полсотней машин, что стояли вдоль дороги. Интересно, а сколько их на подземной парковке? Машина Максима наконец-то остановилась и он вышел из нее, распахивая двери, так что я ерзая поползла на выход, чуть не нырнув носом в асфальт, благо Максим поднял меня за шкирку как щенка и поставил на ноги. Я щурилась от света огней, что мелькали с фасада дома и старалась переорать громкую музыку.
- У Андре там что в братьях арабские шейхи?
Поинтересовалась я, потому что вот это все не было похоже на чаепитие. Подруга что-то ответила, но я не услышала, а потом она подхватила меня под руку, говоря о том, что мы сбежим ко мне домой и там забаррикадируемся. Идея мне понравилась, так что мы пригнувшись поползли прочь, пока слева от меня не раздался страшный треск, а затем стон.
- Ооооой, Домиииииии
Протянула я, тут же потянув руки к искалеченной подруге, которая умудрилась сшибить зеркало от машины лбом.
- Шишка будет. . .
Обеспокоенно протянула я, осматривая отпечаток зеркала на лице брюнетки. Наш побег не удался, так что Макс опомнившись тут же подхватил нас под руки, потащив в дом. Я с удивление увидела незнакомое лицо, которое что-то проорало насчет копов, а потом нас потащили в глубь дома, пока мы озирались и разглядывали охренеть какое количество человек вокруг. Было дымно, шумно, музыка грохотала так, что пол вибрировал, а я уже начала присматриваться к огромному количеству алкоголя. Наконец в какой-то комнате, видимо в бильярдной, мы нашли Андре, видимо в компании братьев. В ответ на восторги Доми я закивала.
- Ооо, жду с нетерпением! Может и я выскочу замуж за Перспераго!
Нарочито громко проорала я чуть ли не в ухо Факинга, чтобы он уж точно услышал. Стоило Максу нас отпустить, как Доми тут же рухнула в объятия Андре, а тот в это время КУРИЛ КОСЯК. ХОРОШИЙ И ДОБРЫЙ, ПРАВИЛЬНЫЙ АНДРЕ КУРИЛ ТРАВКУ! ВЫ ПРЕДСТАВЛЯЕТЕ?! Я еле еле успокоилась от этой мысли и то только после того, как косяк сначала стянула Доми, а затем и я сделала пару затяжек. А вот Максиму кажется увиденное не понравилось, но ладно он хотя бы ребят освободил. Доми потянула меня за собой, но я обернулась на Макса, который показался мне грустным.
- Оставайся с нами, весело же!
Крикнула я, но от меня лишь отмахнулись, так что пожав плечами я пошла за Доми. Увидев аж двух красивых парней я расплылась в улыбке, по очереди пожимая руку каждому.
- Я о вас наслышана только самое хорошее. Вот.
Кое как проговорила я, хоть это и не было чистой правдой, в сторону Криса я чаще слышала гавнюк и урод, но не будем же мы портить отношения Доми в будущими деверями? Ребята оказались вполне даже веселыми, только вот поспешили нас покинуть, Доми снова прилипла к Андре, а я осталась не у дел. Ну нет уж, так нечестно. Успев прихватить бутылку от Доминики я осушила почти половину залпом, после чего словила нереальный кайф. Перед глазами все расплывалось, а тело было наполнено легкостью и неземным весельем. Пробившись между окружающей нас толпой, я вдруг встала на какую-то тумбочку, обращаясь к очень даже красивым мужчинам и парням, что тут находились повсюду.
- ОБЪЯВЛЯЮ КОНКУРС РЕБЯТ, КТО ВОЗЬМЕТ МЕНЯ ЗАМУЖ ТОГО БУДУ ЛЮБИТЬ БЕСКОРЫСТНО И СТРАСТНО!
Отовсюду послышался смех, который я различала даже сквозь громкую музыку, а потом один из красавчиков подошел ближе, протягивая ко мне руки.
- Ну чтож красотка, прыгай ко мне, давай попробуем.
Разулыбавшись я действительно прыгнула и тут же была подхвачена сильными руками, что прижимали меня к себе. Я услышала одобрительные крики Доминики и Андре, так что обхватила парня за сильные плечи, а в следующий миг его губы уже накрыли мои, увлекая в страстный поцелуй, на который я ответила со всем пылом. Гулять, так гулять!

+3

9

В один момент вокруг нас воцарилась гробовая тишина и мне даже на какой-то миг показалось, что я оглох, а вместе с тем начала нарастать паника. Я пытался нащупать дверную ручку, но вот черт, в интерьере полицейской машины сзади они были не предусмотрены. Тогда я принялся долбить по стеклу и орать СПАСИТЕ! ПОМОГИТЕ! Но вот странный факт, я оглох, но при этом слышал свой собственный голос. Может это просто мой мозг не забыл его? Но совсем скоро я и его слышать перестану? Казалось бы, что вот-вот меня ударит сердечный приступ, но вместо этого меня ударил родной брат. По затылку, смачно так, что голова аж вперед метнулась. Зашипев, я потер ушибленное место и бросил на Кая обиженный взгляд.
- Ай, ты чего дерешься?
Слишком увлеченный фантомной болезнью я и забыл, что к нам шел большой и страшны серый волк, которого звали Максим и который был полицейским. Яркий свет фонарика с силой ударил по глазам, отчего пришлось зажмурится и прикрыть глаза рукой. Макс был хорошим чуваком, я знал его давно. Добрый компанейский парень явно бы нам ничего не сделал плохого. Но вот когда он разбил стекло, распахивая двери машины, то тут я понял, что нифига я его не знаю. Стушевавшись, я вжался в заднее сиденье, наблюдая за тем, как на переднем разворачивается настоящее поле боя. Девки кричали, расшатывали машину и мне ничего не оставалось делать, кроме как тоже заорать.
- АААААААААААА!
Кажется, что я переорал даже Кесседи с Доминикой, но потом понял, что это не флешмоб и орут они не просто так. Максим вылез из машины и уже в следующий момент пальнул из пистолета так, что теперь я точно был уверен в том, что теперь оглохну. Вот вам и тихий мальчик, друг семьи. Да у него наверняка с головой не все в порядке. Я тут же поспешил вылезти из машины, следом за Каем и рухнул на капот, крича, что было мочи.
- СДАЕМСЯ! ТОЛЬКО НЕ СТРЕЛЯЙТЕ! МЫ НЕ ВООРУЖЕНЫ!
Капоты был чертовски горячим. Казалось, что мое изнеженное пузико вот-вот покроется волдырями, но, во славу богам, нам не пришлось долго стоять раком, облокотившись на машину. Макс, схватив девчонок, направился в сторону другой машины и приказал нам следовать за ним. Понимая, что дело приобретает не очень веселый оборот, я предпочел молчать, понуро свесив голову. А как все хорошо начиналось. Не рискнув садиться рядом со злым полицейским, я сел на заднее сиденье. Следом Доминика, а потом и Кай и уже в последний момент заполз наш славный червячок в виде Кесси, что благополучно улеглась на наших коленях, хотя, ей наверняка было не очень удобно. Услышав серьезную угрозу от лица Макса, мы все синхронно кивнули в ответ и действительно замолкли.
Казалось бы, что наша вечеринка подошла к концу, ведь нас везли домой в полицейской машине, но не тут то было. Заехав в поселок мы все дружно насторожились, подмечая то, что здесь очень громко орет музыка. Пока Доми с Кесс выдвигали предположения, кто бы это мог быть, я всматривался в окно и пытался подсчитать количество машин, что растянулись на всю улицу, но сбился на 22 или 23. Вот вам сюрприз. Дом Перспераго весь сиял различными огнями, а музыка грохотала так, что в Новом Монреале можно было спокойно под нее танцевать. Кажется, что мы нашли более лучшее место для продолжения нашей вечеринки. У меня даже настроение приподнялось. И тут же упало, когда Кесси надавила на него своим локтем, пытаясь высмотреть, что же там все-таки происходит. Надувшись, как шарик, я попытался убрать ее локоть, но на мое счастье совсем скоро мы остановились и Макс позволил нам выползти на свободу. В прямом смысле этого слова. Если Кай с Доми еще вышли более ли менее нормально, то сначала выполз я, не в силах разогнуть колени, а затем и Кесси, что решила нырнуть в асфальт. Пока парень закрывал машину, Кай как-то подозрительно пытался сдержать смех, глядя на меня. Сначала я нахмурился, ведь не совсем понял, что именно не так, а затем все же додумался посмотреть в автомобильное зеркало.
- Котик, да? Вот по вашему это смешно?
Насупившись заголосил я, но нас тут же отвлек рев сигнализации рядом стоящей машины. Синхронно обернувшись, мы стали случайными свидетелями борьбы Лэнд ровера с чрезвычайно опасным чудовищем Доминикой. Британская сборка все-таки победила американцев. То то же. Дождавшись, пока Макс вновь подберет этих несуразных щенков, мы гуськом отправились к дому, где сейчас происходила вечеринка года. На пороге появилось нечто, которое чуть было вновь не пробудило монстра в лице Доминике, но Макс вновь вовремя подоспел, уводя свою сестру подальше от неприятностей. А заем мы начали играть в прятки. Мы впятером водили, а прятался Андре. Забавно, ведь я его в пустом то этом доме хрен найду, а тут еще больше сотни людей сейчас набралось. Но ребята молодцы, чувствуется в них боевой дух, не сдаются.
Долго мы бродили по дому, очень долго. У меня даже ножки устали, но вскоре послышался знакомый голос, который доносился аж с противоположного края комнаты. А вот и мой друг, нашли.
- А награда нам причитается за то, что мы нашли Андре?
Наивно поинтересовался я у окружающих. Воот, причитается. Вручив девушку с бонусом в виде Кесс в объятия Андре, Макс развернулся к нам, тут же снимая наручники, о которых я уже и забыл. Запястья были посиневшие и дико болели, кажется, что Кесси чуток перестаралась. Потерев ноющие руки, я подошел к Андре, протягивая ему руку.
- Мы тут это, немножко решили Макса навестить.
Пояснил я парню после того, как полицейский покинул наше общество. Тут же рядом со мной нарисовался Кай, что удивленно озарялся по сторонам.
- А это мой брат-идиот Кай. Вообще то мы праздновали его приезд.
Вскоре на Андре вновь повисла Доминика, а мы с братом отправились на поиски алкоголя, которого тут было просто дофига. И пока я выбирал, что мне пить - коньяк или виски, Кесседи уже пошла в разнос. Я только и успел увидеть, как с бильярдного стола ее снимает какое-то чмо, обнимает, да еще и целует. Обе бутылки тут же опустились обратно на стол, а злой котик пошел разбираться с вредителем. Злость моментально меня одолела и мне не составило особого труда, чтобы оторвать Кесс от этого типа, а в следующий момент со всей силы зарядить ему в нос. Началась настоящая потасовка. Тут же подоспел Кай, пытаясь меня оттащить, еще какие-то люди, а я клешнями вцепился в этого урода, что посмел распускать лапы на мою Кесси.

+2

10

Я прекрасно видел, что мои братья по прежнему не одобряют предстоящей свадьбы, но надеялся, что мне удастся их переубедить. Стоит им обоим узнать Доми получше и я уверен, что они души в ней чаять не будут. Но даже если им потребуется на это больше времени, то в чем я точно был уверен так в том, что Доми с легкостью найдет общий язык с моей сестрой. Тори была настоящим ангелом, хотя и видел я ее в последний раз пару лет назад. Конечно она была немного избалована, но это ее совсем не портило. Тори должна была приехать за пару недель до свадьбы, как только закончит учебу и сдаст экзамены для перехода в школу Монреаля. Моя сестра была хрупкой и слабой девушкой с больным сердцем, так что мне пришлось оставить ее в Италии, по крайней мере пока бизнес не пойдет в гору и мы не помиримся с Даном и Крисом. Чтож, все условия были выполнены и я был счастлив, что скоро Виттория присоединится к нам. А мне также предстояло познакомится с Джульеттой, младшей сестрой Доми, которая живет с родителями в Лос-Анджелесе.
Мы с братьями продолжали пить и постепенно наши разговоры становились все откровеннее и веселее. Слово за слово, а музыка стала громче, настроение веселее, и вот уже кто-то предложил позвать старых знакомых, а те позвали еще знакомых и я даже оглянуться не успел, как дом наводнили люди, половину из которых я не знал, а впрочем это было и не важно. Конечно стоило бы сказать об этом Доминике, но я был уверен, что против она не будет. Музыка оглушала, алкоголь лился рекой, кто-то принес с собой травку и я не стал долго раздумывать, принимая из рук папиросу и делая пару затяжек. Все что происходило, виделось мне в голове какими-то отрывками. Вот я сел на диван, вот сверху пристроилась какая-то девушка, от нее пахло приторными духами и она попыталась меня поцеловать, на что я довольно мягко оттолкнул ее и поднялся, чтобы отойти за новой порцией алкоголя. Я не знаю, сколько прошло времени, не особо следил за тем, что происходит. Я танцевал и отрывался так, как не делал этого уже очень давно, с той самой поездки в Новый Год на Ибицу. Очередная затяжка, и я не сразу понимаю, что Доминика и Кесседи с ребятами вовсе не обман воображения, также как и не слишком довольный Макс. Доми бросается в мои объятия и я тут же подхватываю ее за талию, прижимая к себе и делая еще одну затяжку. Парни почему-то были в наручниках, но когда их освободили стали кланяться в ноги Максиму, который явно не очень рад был видеть меня с косяком. Я рассмеялся в ответ на его слова и похлопал будущего деверя по плечу.
- Эй, лучше расслабься с нами.
Но моим словам он следовать не спешил, а после и вовсе ушел, но я не особо расстраивался. Покрепче прижав к себе свою невесту я поцеловал ее, нахмурившись, когда увидел красную шишку на лбу.
- Это что еще такое?
Заплетающимся языком спросил я, но Доми не была нацелена на объяснения. Зато ей хотелось пообсуждать камасутру, или это было пару минут назад? Черт, как странно течет время когда ты пьян. Я притянул девушку к себе, склоняясь к ее уху.
- Знаешь, а мне пришла в голову одна отличная идея. Предлагаю улизнуть от всех на пару часов и испробовать.
Мне оставалось лишь вздохнуть, когда не дослушав меня Доми уже тащила Кесседи знакомиться с моими братьями. Хм, может у них что-то с Крисом получится? Мой брат по крайней мере не такой простофиля, как Джей, который кажется вообще не очень понимал, что вокруг него происходит. И вообще, какого черта у него усы на лице? Но додумать эту прекрасную мысль я не успел - Доми тут же вытянула у меня из пальцев косяк, затягиваясь и тут же делая пару глотков виски.
- Ты даже не представляешь насколько плохим.
Тихо прорычал я ей на ухо, слегка прикусывая мочку. Я бы наверное утянул невесту в ближайшую спальню, но тут послышались крики и я отвлекся на Кесси, которая залезла на стол и начала кричать про жениха. Мы с Доми одновременно разразились хохотом и я вскинул вверх руку с бутылкой вискаря, салютую толпе.
- Обещаю, что счастливчику заполучившему Кесс подарю Феррари!
Крикнул я, а в следующий миг Кесс уже спрыгнула кому-то на руки, но не успел я посмеяться, как Факинг этого кого-то сбил и начал бить. Послышались крики, кто-то полез разнимать их, а я тем временем снова повернулся к Доми, приподняв ее лицо за подбородок.
- Малыш, а что случилось? Почему Макс привез вас и этих двоих, еще и в наручниках?
Доми принялась сбивчиво объяснять и тут я понял, что ничего не понял. Кроме того, что она хочет машину с мигалками. Ну, желание моей суженой закон, так что я недолго думая достал телефон и набрал знакомый номер из списка контактов.
- Привет Микаэль, тут такое дело, мне сроооочно нужен бугатти с полицейскими мигалками. И чтобы со всякой фигней сзади вроде наручников и прочего. И с клеткой. И чтобы завтра стоял в гараже. Нет, я не сошел с ума. Завтра.
После каждого предложения я пытался просмеяться, потому что Доми корчила умильные рожицы и постоянно висла на мне, но кажется помощник понял что спорить бесполезно и обещал справиться. Положив трубку я обнял брюнетку крепче.
- Машина у тебя будет, а форму мы тебе тоже закажем да? Я оочень хочу, чтобы ты меня арестовала. И допрос. И обыск.

+1

11

Стоило мне пробудится ото сна, как я сразу же пожалела об этом. Мало того, что во рту царила настоящая Сахара, так еще и голова гудела так, что единственным моим желанием было умереть. Я даже и не вспомню, сколько алкоголя вчера было выпито, а еще, кажется, в ход под конец пошли косяки с марихуаной. Вот так мы точно давно не развлекались. Застонав, я потянулась на постели, потирая лицо ладонями, отчего мои пальцы нащупали шишку на лбу. Я еще долго пыталась вспомнить откуда она появилась, но, к сожалению, мне это не удалось.
Андре в постели не было и я была больше, чем уверенна, что он уже на работе. Никогда не перестану поражаться тому, насколько легко ему все дается. Я же попыталась оторвать свои кости от кровати и поняла только одно - слава Богам, что я в отпуске. Взяв со стола телефон, я написала подруге, что вчера устроила настоящее шоу, и спросила, как у нее дела. Кажется, Кесси тоже чувствовала себя не самым лучшим образом, на что я с усмешкой написала, что это все старость. Пообещав заскочить к ней попозже, я отложила телефон и отправилась в душ, надеясь, что целебная сила воды меня спасет. В ванной я провела наверное целый час, подставляя себя почти ледяным струям воды. Головную боль это, конечно, не убрало, но зато я избавилась от чувства, будто по мне пробежало стадо бизонов.
Переодевшись, я наконец-то выползла из нашей спальни, наблюдая за тем, как уже целый отряд горничных пытается привести дом в порядок. Наблюдая за тем, какой хаос творится вокруг, я, осторожно переступая кучи мусора, спустилась вниз. Отлично мальчики отпраздновали возвращение блудного брата - половину Монреаля собрали в нашем доме. С кухни послышались голоса Даниеля и Криса, только вот завидев меня, они тут же переключились на итальянский говор. Наверное, я бы оставила это без внимания, ведь голова по-прежнему трещала по швам. Только вот до меня стали доноситься отрывки знакомых слов. Мало того, что я какое-то время жила в Тоскане, так еще и ради разнообразия Андре иногда учит меня итальянскому. Хоть говорить на нем я еще не могу, но вот понять суть разговора, зная большую часть слов, мне стало легче. Подходя ближе к молодым людям, я все больше и больше хмурилась, слушая о чем он говорят, ведь разговор шел на тему меня и предстоящей свадьбы их брата. Ладно Кристиан. К тому, что этот человек мягко говоря меня ненавидит - я привыкла уже давно, а вот Даниель меня неприятно удивил. Казалось, что вчера при встрече, да и после - на вечеринке мы с ним нашли общий язык, но, как оказалось, он лишь проявлял предельную вежливость. Не знаю, какими словами можно было бы определить мои чувства, что я испытала на этот момент. Однозначно это была злость, от которой у меня задрожало все тело, но я слишком была измотана вчерашней пьянкой, чтобы сейчас устраивать скандал. Я пожелала парням доброго утра и получила его в ответ, правда только от Дана, после чего они продолжили разговаривать, а я прошла к шкафу, чтобы выудить оттуда аптечку и достать аспирин. А дальше разговор становился все интереснее. Их доводы на тему того, что я повисла на шее их брата, что тяну из него деньги и вообще это единственное, что мне нужно, зарождали во мне такую обиду, что чуть ли слезы на глазах не навернулись. Замечательно, любимая семья Андре меня просто ненавидит. Разве может быть что-то еще хуже? Налив себе стакан сока, я обернулась к парням, смерив их прищуренным взглядом.
- Неужели вы думаете, что за три года ваш брат ни разу не учил меня итальянскому?
На кухне повисла тишина и лишь через несколько секунд на лице Криса появилась усмешка, а после они поспешили ретироваться со словами, что им пора. Я же, со стаканом сока в руках, спутанными мыслями в голове и чувством полного опустошения вернулась в спальню. Мне не хотелось войны в доме, ведь я прекрасно знала, что значит семья для Андре и сейчас, когда он наконец-то встретился со своими братьями и они смогли начать свои отношения с чистого листа, это было бы лишним, я не хотела доводить их до очередной ссоры, поэтому с тем, что я услышала придется разобраться самой.
Разразился телефонный звонок и как раз позвонил мой ненаглядный. Судя по голосу, он чувствовал себя прекрасно и настроение у него было на должном уровне, только поддержать диалог на таком же уровне я не смогла - во-первых, у меня все еще болела голова, а во-вторых, мысли мои сейчас были заняты немного иным, поэтому разговор у нас получился довольно сухим и коротким. Не успев убрать телефон, я заметила несколько новых уведомлений на ярлыке инстаграма. Зайдя в приложение, я заметила целую кучу новых подписок - не знаю, что это за люди, но похоже на то, что все они были вчера на вечеринке. Ну ладно. Решив немного отвлечься я перешла к истории. Довольно много было фотографий Андре, Криса и Дана и, видя, как они искренне улыбаются друг рядом с другом, я лишь убедилась, что Андре знать не стоит о том, что произошло сегодня на кухне. Я уже собиралась отложить телефон, досматривая очередное и, наконец-то последнее селфи братьев, как мой взгляд зацепился за одного из них. На главном плане были Кристиан и Даниель, а вот позади оказался и Андре, только не один. На его коленях восседала какая то девушка, чья юбка задралась настолько, что оголила задницу, а руки моего ненаглядного лежали на ее талии. Сама же фотография подкреплялась комментарием от Криса: "Наконец-то мы с братьями отдыхаем, как в былые времена". Я присмотрелась еще раз, надеясь, что мне показалось, но это было не так. Телефон заходил ходуном в моих руках, а стакан и вовсе упал на постель, разливая сок по покрывалу. Вспышка гнева просто ослепила меня в этот момент. Я принялась звонить своему жениху, но на том конце провода мне отвечал лишь автоответчик. Отшвырнув сотовый в сторону, я подскочила на ноги, пытаясь справиться со своими эмоциями. Хотя нет, признаюсь честно, в этот момент я не хотела с ними справляться. Я моментально забыла про головную боль и все, что мне сейчас хотелось, так это увидеть перед собой Андре, что так мило беседовал со мной по телефону буквально час назад.
Смерив комнату большими шагами, я наконец-то села обратно на постель, закрывая лицо ладонями. Ярость стала постепенно отступать и вместо нее пришла меланхолия. Я не раз слышала о том, как раньше братья развлекались, какую вели жизнь и та вечеринка, что была вчера - представляла собой прекрасную ее часть. Стоит ли говорить о том, что изначально Андре не собирался звать столько людей? По-крайней мере мне об этом точно не говорил. В этот момент я почувствовала себя словно лишней в этой семье. Мало того, что Крис и Дан не питают ко мне положительных чувств, так еще и эта фотография. Если не брать в расчет встречу Андре и Стефани в кафе, в остальном он никогда не давал мне поводов для ревности и я даже как-то перестала задумываться на тему того, что он может мне изменить, но может быть все оказалось совсем иначе? Черт, подобные мысли словно высасывают у меня из груди все живое.
Снизу послышался звонкий лай Виски и голос Андре, а вскоре - раскрылась дверь спальни и мужчина оказался внутри. С широкой улыбкой на губах, блестящими глазами и это вновь вывело меня из себя. Когда он подошел ко мне, чтобы поцеловать, я, неожиданно для самой себя, резко оттолкнула его, хмуря брови. Я почувствовала, как раздражение и злость снова возвращаются ко мне. Подскочив на ноги, я уперлась в недоумевающего мужчину взглядом.
- Я смотрю у тебя хорошее настроение? Наверное ты несказанно рад, что вновь можешь отдыхать с братьями, как в былые времена?
Мой голос набирал силу и вот-вот готов был перейти на крик.

+1

12

Должен сказать, что хоть мы с братьями собирались тихо и мирно посидеть втроем, не планируя такую глобальную вечеринку, она все равно на мой взгляд прошла довольно удачно. После приезда друзей мы все дружно наблюдали за драмой, что развернулась между Кесс и Джеем, хотя на мой взгляд это скорее была комедия. Хоть Джей и был моим другом, я все равно упорно не мог его понять. Кесседи была прекрасной девушкой - умной, с чудесным чувством юмора, активной и жизнелюбивой. Да и Джей явно чувствовал к ней нечто более чем дружеское, иначе не убивал бы каждого, кто на нее посмотрит. И тем не менее, ребята называли себя просто друзьями. На мой взгляд это было глупо, ведь давно уже могли быть вместе. Но чужая душа, как говорится, потемки, так что со своими нравоучениями я к ним обоим не лез. Я даже и не вспомню, когда разошлись все гости, но большинство из них явно уехали под утро. Когда мы с Доминикой ушли спать я тоже как-то упустил, а вот проснулся я от звонка своего администратора, который требовал моего срочного присутствия на работе. Потянувшись всем телом я поднялся с кровати, в ожидании ощутить головную боль, но к моему удивлению ее не было и в помине. Обрадованный таким отличным результатом я направился в душ, после чего поцеловал в лоб спящую еще Доминику и направился вниз, повсюду натыкаясь на уборщиц, которых видимо вызвала домработница, оценив масштаб разрушений.
Усмехнувшись, я на скорую руку позавтракал, запивая все крепким кофе, а вот стоило мне выйти во двор, как я увидел очередной бугатти в нашей коллекции, только вот он был украшен полицейскими мигалками. Минуты две я пытался вспомнить, кто мог оставить такую машину, а потом осознал, что это будет третья ласточка Доминики. Да уж, хорошо что она не сказала мне, что хочет себе отдельный остров или самолет, потому что думается мне, что своей невесте я преподнес бы даже их. Насвистывая веселую мелодию я направился на работу, где меня действительно ждала документация, которой пришлось посвятить время аж до обеда. Я позвонил Доминике, узнав как ее самочувствие, правда ее голос показался мне каким-то напряженным и печальным, а разговор совсем не клеился. Я начал волноваться думая о том, не произошло ли в мое отсутствие что-то из ряда вон выходящее, так что стоило мне закончить возню с бумажками, как я поспешил домой. К моему приезду все уже было убрано, а в самом доме стояла пронзительная тишина. Братьев я не нашел , видимо они разъехались по делам, так что я сразу направился к Доминике, что стояла возле окна в нашей спальне. Широко улыбнувшись своей ненаглядной я направился к ней, чтобы обнять и поцеловать, но совершенно неожиданно получил отпор, более того, меня оттолкнули.
- Ты не в настроении?
Тихо спросил я, не понимая что происходит. Может быть она снова поругалась с Крисом? Может у нее что-то болит? Или вчера я сделал что-то не так? Не успел я уточнить, как на меня пролился просто шквал воодушевленной речи, сказанной громким тоном. Глаза Доминики пылали настоящей яростью, так что я совсем растерялся.
- Я не понимаю что происходит. Конечно я рад, что моя семья снова в сборе, но разве это так плохо? Что случилось?
Я знал Доми уже достаточно для того чтобы понять, что ее что-то вывело из себя. Последний раз я видел ее такой, когда мы со Стеф обедали в кафе, тогда она даже стол перевернула, надеясь достать до блондинки, но вчера Льюис точно у нас на вечеринке не было и врядли она бы заявилась ко мне домой. Неужели ее так раздраконил Кристиан? Если это так, то стоит ему появиться, как он обязательно получит от меня нагоняй. Брюнетку аж трясло от злости, а глаза метали молнии. Услышав ее следующий слова, я почувствовал облегчение. Боже, она просто злится из-за вечеринки.
- Милая прости, я не думал, что тебя это так разозлит. Конечно возможно нам не следовало расходиться до таких масштабов, но по моему нам всем было весело, разве нет?
Обычно Доми была из тех, кто за любое сборище, и чем оно более шумное и глобальное, тем лучше, но возможно ей было стыдно перед Максом? Или она слишком сильно ударилась головой? На лбу у нее была обширная гематома. Я снова приблизился к девушке, чтобы по проработанной схеме попробовать ее обнять и успокоить. Но меня вновь оттолкнули, причем достаточно сильно, сопровождая все это криком. Я редко выходил из себя, но когда меня обвиняли непонятно в чем, еще и отталкивали, то даже мое терпение начинало пошатываться. Я нахмурился, серьезно глядя на Доми и слушая ее крик.
- Доми я не понимаю о чем ты говоришь! Что плохого в том, что я провел вечер с братьями? Я итак посвящаю тебе все свободное время! Если мы отдыхаем то только вместе, или с твоими друзьями, так почему я, черт побери, не могу наконец просто расслабиться?! Или я твоя собственность?! Ты ведешь себя как неуравновешенный ребенок, а не как взрослая девушка! Твоя беспричинная ревность переходит все границы! Ты уже с ума сходишь!
Я всплеснул руками, не в силах уложить в своей голове всю эту неразбериху. Я прихожу в дом, надеюсь что меня ждут, а мне закатывают скандалы на пустом месте, при том что я ни в чем не виноват. Я знал, что порой Доминика бывает невыносима и был сейчас не прав в том, что повысил на нее голос в ответ, но я итак постоянно шел у нее на поводу, исполняя все ее прихоти и подстраиваясь под ее настроение и желания, чего не делал ни ради одной женщины. Доми смотрела на меня с такой яростью, а в следующий момент сорвала с пальца обручальное кольцо, швырнув его в меня, отчего я потерял дар речи. Это вывело меня из себя, так что когда она громко хлопнула дверью, то я пошел за ней. Догнав девушку, я резко развернул ее к себе. держа за плечи. Я был настолько зол, что не контролировал свой голос.
- Ты думаешь, что я буду за тобой бегать? Тебе мало того, что ты итак вьешь из меня веревки? Я делаю все, что тебе захочется, прощаю все твои загоны, терплю твой характер, покупаю тебе все что ты просишь, вожу тебя и твоих друзей по всему миру, ничего не требуя от тебя взамен, кроме элементарного уважения. Ты даже этого не в силах дать? Швыряешься обручальным кольцом, ожидая что я вот так просто это оставлю?! Или Крис прав и я нужен тебе лишь в качестве кошелька?!
Я гневно буравил девушку взглядом, видя в ответ настоящую ненависть, которой не мог найти объяснения. На меня в очередной раз обрушился шквал крика, от которого у меня уже начинала болеть голова, так что я размахнулся и с такой силой впечатал кулаком по лестничным перилам, возле плеча девушки, что они с грохотом треснули. Я пару раз глубоко вздохнул, прежде чем отпустить девушку и подойти к входной двери, распахнув ее настежь.
- Раз так, то тогда уходи. Найди себе другого идиота, которого будешь загонять под каблук.
С этими словами я развернулся и направился вглубь дома, чтобы немного остыть и привести мысли в порядок.

+1

13

Меня переполняла целая палитра эмоций. Конечно же, злость превосходила все остальное и я просто не в силах была сдержать себя в руках, а слова вырывались из меня ураганом и я даже не поспевала за ними. Передо мной стоял человек с недоуменным видом, который клялся в верности, когда я застала его с бывшей в кафе, причитал о любви и сделал мне предложение. Господи, я ведь раньше даже и подумать не могла, что он может гулять за моей спиной, а в итоге все вскрылось в самый радостный момент жизни для меня. Глаза настилали гневные слезы, но я уверенно смахивала их. Мужчина же продолжал лепетать со мной, словно с ребенком, что выводило из себя еще больше, хотя казалось, что это уже невозможно.
- Случилось то, что ты вчера очень даже неплохо отдохнул, а сейчас подходишь ко мне, как ни в чем не бывало!
Вновь выпалила я очередным криком на слова Андре. У меня довольно часто случались перепады настроения, но обычно моя нервозность проходила так же быстро, как и появлялась и мужчина это знал, поэтому сейчас по-привычке попытался меня обнять, чтобы успокоить, ведь почти всегда это срабатывает. Но сейчас это заставило вспылить меня еще больше. Как он может вот так спокойно обнимать меня, говорить о любви и при этом спать с другими девушками направо и налево? Меня уже начинало трясти от эмоций, что бушевали внутри, а еще мне хотелось стереть эту невинную улыбку с его лица, но хватило меня только на то, чтобы оттолкнуть брюнета от себя. Получилось достаточно сильно, отчего он тут же раскинул руки.
- Милая?Ты серьезно? Да, я заметила, что кому то было даже веселее, чем другим!
Я никогда не думала о том, что в один момент все светлые и яркие чувства могут обернуться холодной ненавистью. Нет, я не перестала его резко любить, но именно от этого я сейчас совершенно была не в силах себя контролировать. Ответная реакция от Андре не заставила себя долго ждать, отчего я еще больше распалилась - серьезно, он продолжает мне нагло врать в глаза, еще и делает вид, что он обижен! Его гневная тирада довела меня до точки кипения, поэтому стоило ему замолчать, как я с легкостью сорвала с пальца кольцо, что было подарено на Рождество, и швырнула его прямо в мужчину.
- Расслабляйся теперь сколько влезет. Ты со своими братьями составляешь прекрасную компанию!
Не желая слушать дальнейшие оправдания, я тут же развернулась, вылетая из спальни и захлопывая за собой дверь с таким грохотом, что на тумбочке, что стояла рядом, пошатнулась ваза, но все же смогла удержаться. Мне хотелось скорее уйти отсюда, чтобы не видеть его и не слышать, поэтому я целенаправленно направилась на выход, но на лестнице Андре нагнал меня, резко разворачивая к себе, отчего я чуть было не потеряла равновесие. Надо же, теперь злился он. Я с прищуром наблюдала, как меняется выражение его лица, как сужаются глаза и наполняются ярость, как хмурятся его брови, а после его слов мне больше всего хотелось залепить ему пощечину, но все же в этот раз я смогла удержаться.
- Конечно прав! Крис умудрился меня с порога разглядеть! И Даниель тоже! Это ты у нас оказался таким дураком, который позволил из себя вить веревки!
Его слова оказались последней каплей. Кажется, что теперь я окончательно потеряла контроль как над своими словами, так и над собой. Сейчас я не могла найти объяснений всему тому, что происходит вокруг. Тому, почему так ко мне отнеслись его братья, почему Андре сейчас говорит практически их же словами. Все происходило так быстро, что я даже не успела и заметить, как рядом со мной пролетел его кулак, со всей силы ударяясь о перила. Мне больше нечего было ему сказать, в горле встал ком, а внутри бурлила ненависть, которая могла затопить целый дом, если бы продолжила выливаться наружу. Когда Андре распахнул дверь, я молча проследовала на выход и лишь перед самим порогом остановилась, чтобы вытащить из сумки, как от машины, так и от дома и бросить их на комод.
- Виски!
Рявкнула я так, что собака тут же появилась в коридоре с понурой головой и прижатыми ушами, но послушно последовала на выход. Мне не пришлось думать над тем, куда идти, ведь помимо дома, моя дорога всегда вела к подруге, а потому и сейчас я быстрым шагом пересекла проезжу часть, замирая на пороге ее дома. Мне хватило всего пол минуты, пока Кесси шла до двери, чтобы осознать, что произошло, а потому, когда девушка все-таки меня встретила, все мои эмоции превратились в реки слез, которые я так тщательно пыталась сдерживать все это время. Не в силах что-либо сказать, я просто рухнула в объятия своей лучшей подруги.

0

14

Рождество, Рождество, как всегда оно подкрадывается незаметно. Хотя я не могу сказать о том, что в этом году у меня есть Рождественское настроение. В последнее время в окружающем меня мире все пошло наперекосяк. Один мой брат уехал в Нью-Йорк, в очередной раз не желая стоять на перепутье в отношениях в семье, второй остался в Монреале, но не желал иметь со мной ничего общего, хотя я нашел в себе силы его простить, а вот налаживать отношения первым не торопился. Так странно было обрести семью, спустя долгие годы одиночества, а потом все потерять. Я долго думал об этом. Долго думал о словах братьев и гадал поступал ли я правильно. Я любил Доминику, любил всем сердцем в ней я видел свое будущее, я собирался сделать ее своей женой, но был ли я прав в том, как поступил? Не моя ли вина в том, что сложилась именно такая ситуация между всеми нами? Где я упустил обиду и ревность одного брата и сомнения второго? Где допустил ошибку? Я считал, что никто из них не имеет права рушить мое личное счастье, но не сделал ли я тем самым выбор в пользу Доминики, отказавшись от своей семьи?
Мне было тяжело. Конечно я старался этого не показывать, но наверное отчасти, в наших с Доми отношениях тоже наступил холод. Не знаю, чувствовала ли это она, но я чувствовал точно. Иногда я думал о том, люблю ли я ее по прежнему сильно, или чувства уже не те, но после запрещал себе подобные мысли. Наверное это нормально для людей - всегда сомневаться. Иногда я смотрел на нее и не узнавал, хотя она в отличии от меня, наверное совсем не изменилась с нашей первой встречи, а может быть именно в этом было дело. Мне нужно было время чтобы все обдумать, хотя и потерять ее я не мог. Стал чаще задерживаться на работе, прикрываясь предрождественской суетой. Не знаю понимала она это или нет, или также как и я делала вид, что все в порядке. У меня не было намерения изменять или искать ей замену, даже допустить мысль о том, что я потеряю Доминику мне было страшно, наверное во мне еще до сих пор был жив тот страх, когда я видел ее в больнице, но... Что-то изменилось, а может изменился я сам. Не знаю как это назвать - кризис среднего возраста, поиски себя, да как хотите.
Я должен был быть с Доминикой, должен был сделать ее своей женой, я любил ее, ведь правда? По крайней мере она меня точно любила и поступать с ней плохо я не хотел. Я готовился к Рождеству, готовил подарки, помогал Доминике украшать дом. Она бегала с гирляндами приклеивая их к потолку какими-то скрепками, каждый раз чуть не сворачивая себе шею, а я смотрел на нее и думал, люблю ли я ее с такой же силой, как прежде? Раньше мне казалось, что мы это вечное, что мы это навсегда, но то расставание, как будто мои глаза открылись. Как будто я понял, что мы оба можем ошибаться. Я засыпал обнимая ее, упиваясь запахом ее волос и размышлял о том, что мы еще способны сделать друг с другом. Хотя сейчас у всех творилось черт пойми что. Максим и его Лайонин закрылись в отдельном мире, никого туда не впуская, Кесседи с Джеем едва ли могли сказать друг другу и пару слов. Мой мир был разрушен. А еще я недавно встретил Стэфани. Мы не общались с тех самых пор, как Доминика разнесла половину кафе в своем приступе ярости. Блондинка меня не видела, она сидела за столиком в ресторане моего брата, я сидел у барной стойки. Не знаю, почему я смотрел на нее, почему не подошел, хотя хотелось подойти. В ее глазах было одиночество, какая-то тоска с примесью холода. В ней было что-то от прошлой жизни, что-то как будто родом из детства. Что-то, что еще не сгорело. Я понимал, что не должен подходить к ней. Что есть угли, которые лучше не ворочить, люди, которых лучше оставить позади. Но пальцы так некстати вспомнили шелк белокурых волос.
Наверное тогда я напился впервые за долгое время. Приехал домой и не стал подниматься в спальню, лег спать в гостиной, а на утро сказал Доминике, что перебрал на корпоративе и не хотел ее будить. Мне было стыдно, я чувствовал вину. Конечно Доминика задавала вопросы, она всегда задавала вопросы, всегда хотела быть ближе, заполнять всю мою жизнь, но наверное я от этого устал. Я не мог сказать, "эй давай возьмем тайм-аут", потому что это был бы очередной всплеск эмоций, крика, слез, а я этого не хотел. Доминика это бурлящий вулкан, а я как будто оставался позади, окруженный лавой, раскаленной до красна. Я замечал, как она начинает отдаляться. Нет она старалась все еще быть ближе ко мне, но под глазами залегли тени, голос становился порой робким. Мы чаще стали молчать. Иногда она как беспризорный котенок приходила в мой кабинет, ложилась мне на колени, пока я читал, тихо, не произнося ни слова. Моя рука скользила по ее спине и ребрам, а она вздрагивала, как будто от беззвучных слез. В ее глазах я видел немой вопрос "все будет хорошо?", но я не мог ей ответить, даже не улыбался, но и не прогонял.
Нам надо расстаться? Этот вопрос я стал задавать себе все чаще. Я понимал, что скорее всего я причиняю ей боль. В попытках это исправить я позвал ее в Атриум, чтобы выбрать новогодние подарки. Мы бродили по магазинам держась за руки, даже отвлеченно о чем-то говорили, но... Как будто это было не с нами. Что же мы сделали друг с другом? Что мы натворили и почему? Я знал, что нужен ей, я это чувствовал. Подарки мы выбрали, а по приезду домой сразу пошли в постель, словно напуганные дети, что жались друг к другу, но даже секс был другим. Она цеплялась за меня, как будто я вот вот уйду, я закрывал глаза и целовал ее ключицы, как будто и правда хотел уйти. А потом я отвернулся от нее. Слышал, как она плачет, как вздрагивают ее плечи, хотя она старалась делать это беззвучно. Нужно было обернуться, обнять ее, пообещать, что все будет хорошо, но я не мог. Кризис отношений бывает у всех, и наверное он наступил у нас. Я не говорил ей больше, что люблю ее. Хотя я любил. Я должен был любить, не так ли? Мы принесли огромную ель. Доминика попыталась вернуть магию Рождества, включила музыку в доме, Рождественские гимны, и мы украшали елку. Вспоминали прошлые праздники, даже улыбались, но оба - нервно, отводя глаза, стараясь не пересекаться даже кончиками пальцев. Мы сами убивали наши отношения, топтали их ногами, рушили еще больше. Это было неправильно, но это были мы.
Дом был слишком большим для нас двоих. Пустые комнаты зияли точно оскаленные пасти и Доминика закрывала в них двери, будто боялась этих темных провалов. Она стала часто плакать, а я чувствовал себя ублюдком.
Сегодня был сочельник. Мы позвали гостей, заказали еду, сервировку стола, все было готово. Подарки стояли под огромной елью в гостиной. Я завязывал галстук, когда вошла Доминика. Волосы уложены в красивую, высокую прическу, красивый макияж, скрывающий залегшие под глазами тени, холод бриллиантов в ушах и на шее, а также на тонком запястье. Алое платье. Она была красива. Красивее почти всех женщин, что я видел в своей жизни. Она стояла на пороге, замерев, глядя на меня и я подошел ближе, смотря на нее, прямо в ее глаза.
- Ты очень красивая.
Она смотрела словно загипнотизированная, ничего не отвечала, а в ее глазах отражались огни ламп. Наверное нужно было что-то сказать, но я поцеловал ее в лоб и вышел за дверь, спускаясь вниз, к спасительному дверному звонку. За порогом отказались Максим и Лайонин. Я пожал протянутую руку, пропуская гостей в дом. Девушка прятала глаза, Максим улыбался, я старался улыбаться в ответ.
- Вы в этом году пришли первыми.
Я услышал шаги Доминики за спиной, но сейчас она широко улыбалась, совсем не так, как минуту назад со мной. Она обняла невестку и брата, повела Лайонин к столу, что-то расспрашивая по пути. Мы с Максимом остались вдвоем, я убрал руки в карманы. Отчего-то стыдно было смотреть в его глаза. Я обещал сделать его сестру счастливой, и что же я делаю с ней сейчас? Причиняю ей боль? На его вопрос я кивнул головой.
- Да, все прекрасно, просто почему-то болит голова. Уже выпил таблетки.
Его взгляд был слишком внимательным, но раздался очередной звонок в дверь, в этот раз на пороге была Кесседи. Тоже выглядела не лучшим образом,  кажется даже осунулась и похудела, как и Доминика. Я бегло обнял девушку, а после она устремилась к Доминике, а тут же на пороге возник и Джей, как будто ждал, что Кесседи зайдет первой. Едва ли они сказали друг другу хотя бы пару слов. Я пожал другу руку, Максим пошел на кухню.
- Привет. Ты как? По тебе будто грузовик проехал.
Он и правда выглядел не очень, как будто не спал неделю. Наверное не только мы не можем разобраться в происходящем. Но Джей всегда оставался Джеем, я давно привык к тому, что он прячется за маской шута. Мне бы его умение. Я постарался поддержать.
- Думаю, в этом году Санта побоялся приближаться к нашей компании из-за хмурости лиц.
Мы вместе прошли в столовую, где гости уже расселись за стол. Доминика негромко включила музыку, на часах было около десяти часов вечера. Она сидела рядом с Кесседи, они о чем-то негромко переговаривались, Лайонин уложила голову на плечо Максима, мы с Джеем сели рядом. Надо было что-то сказать, я же был главой семьи. Если это можно назвать семьей. Я встал, и взгляды присутствующих были обращены на меня.
- Ну что сказать, мы собираемся вместе уже далеко не первый год. И в очередной раз я скажу о том как рад, что все мы сегодня собрались.
Доминика отвела глаза, потому что понимала мое лицемерие. Она знала, что я хотел бы увидеть здесь своих братьев. Что тогда я бы был счастливее. Что тогда у нас с ней все могло бы быть иначе и наверное было бы. Но только ли мои братья виноваты в том, что происходит? Я не знаю, почему все вдруг стало рушится вокруг нас, как карточный домик. В нашем доме поселилась недосказанность и холод. Отчуждение. Обида. Я продолжил.
- В Новом году я хочу пожелать всем удачи в любых ваших начинаниях. Счастья, успехов, процветания и любви. И.... пусть каждый найдет то, что действительно хочет найти.
Доминика резко подняла на меня глаза, но я свои отвел, а после все начали поздравлять друг друга и я се на место, делая пару глотков шампанского. Все приступили к еде, завязалась беседа между Максимом и Джеем и Доми с Кесси, но я молчал. Жевал пищу, почти не чувствуя вкуса и молчал, потому что нечего было сказать. Лишь после того, как все более менее насытились, Джей собрался покурить и я вышел с ним. И взял сигарету. Если он и удивился, то виду не подал. Мы оба затянулись, глядя в ночное небо и отголоски салютов вдалеке.
- Надеюсь, это последнее такое паршивое Рождество в моей жизни.
Мне не с кем было поговорить, братья меня оставили, а Джей был моим самым близким другом. Особенно когда выключал придурка. Я внимательно слушал его, а после выдохнул, не зная, что ему ответить.
- Я не знаю. Все теперь по другому. Мы и лишнего слова друг-другу не скажем. Я все чаще думаю о том, правильный ли выбор мы сделали. Все изменилось слишком сильно. Я по прежнему боюсь ее потерять, но еще я устал. От всего этого. И даже от нее.
Я понимал, что это страшно. Озвучивать свои мысли вот так. Джей был удивлен, я это тоже понимал. Мне было тошно от самого себя. В ответ на его слова я усмехнулся, а после выпустил дым к небу, глядя на звезды. Горькая улыбка.
- Ты же знаешь Доминику. Истерика, слезы, крики и обвинения, швыряние вещей. Я этого не хочу. Не хочу снова.
В ответ на слова Джея я улыбнулся, пытаясь пошутить.
- И избавившись от них мы пойдем в разгул?
Над его ответом я задумался. Я никогда не был изменщиком и гулякой, но... что-то в этом было. Нет не в изменах, а в том, чтобы отдохнуть друг от друга. И мой подарок для Кесседи был как раз на руку. Я улыбнулся, глядя на друга.
- Может быть ты и прав.
Мы вернулись в дом и я сразу направился к елке, доставая подарки, раздавая гостям.
- Я надеюсь, что смог угадать.
Для Доминики я впервые не думал над подарком долго. Я подошел к девушке, вручая ей бархатную коробку и улыбнулся.
- Это принадлежало моей матери и перешло мне по наследству, как старшему сыну. По традициям моей семьи я должен подарить это своей невесте, и эти камни будут сверкать также ярко, как любовь новой ветви семьи Перспераго.
Я смотрел за тем, как девушка трепетно открывает коробку, как блестят ее глаза, как кончики пальцев несмело касаются платины, перебирают идеальной формы жемчужины, касаются холодных граней рубинов. Оно было красиво, роскошно и очень ей шло. Она обняла меня, прижимаясь ко мне и я обнял в ответ, хотя холод внутри меня самого, пугал неимоверно. Я отпустил девушку и повернулся к Кесседи.
- Я подумал, что ты скучаешь по солнцу и морю, а потому дарю тебе путевку на Ибицу, на ту виллу, где мы отдыхали и надеюсь, что это пойдет тебе на пользу.
Девушка поблагодарила меня, а я повернулся к Лайонин и Максиму, для них коробочка была маленькая, одна на двоих. Стоило Максу распаковать ее и достать ключи, с непониманием смотря на меня, как я улыбнулся.
- У вас теперь семья, а для семьи нужна семейная машина. И она ждет вас во дворе.
Хотя и по брелку было понятно, что это Рэнж Ровер. Я увидел изумление на его лице, а потому широко улыбнулся. Но в ответ на его слова вздохнул.
- Мы с Доминикой вместе решали что вам подарить. Не обижай хотя бы сестру.
Я привык к тому, что Максим слишком гордый и не принимает ни помощи, ни подарков, не денег. Это был его выбор, но я порой считал его глупцом, хотя и держал свое мнение при себе, чтобы не обижать Доминику. В последнюю очередь я повернулся к Джею и вручил ему конверт.
- Уверен, что ты как журналист мечтал хоть раз побывать на конференции в честь вручения Пулитцеровской премии. В этом году она будет в феврале в Германии, и ты почетный гость на первом ряду.
Джей обнял меня, а после едкого комментария Кесседи вступил с ней в дискуссию. Я закатил глаза и сел за стол, и ко мне тут же прильнула Доминика. Я обнял ее одной рукой, уткнувшись подбородком в ее макушку и наблюдая за тем, как Факинг с Кесседи начинают вновь выяснять отношения. Закончилось все тем, что шатенка буквально швырнула подарком в Джея, а после вышла на улицу, чтобы покурить. Я выдохнул.
- В этом вы с Кесси похожи. В эмоциональности.
И от этого устаешь. Устаешь от взлетов и падений каждый день. Устал и я, хотя раньше мне это нравилось. Я почти ненавидел себя за то, что собирался сказать дальше. Слушал Доминику, чувствовал ее запах, ее тело рядом, ее дыхание и ненавидел себя. Я сделал глубокий вдох.
- Я думаю тебе стоит поехать с ней. На Ибицу. Развлечетесь, отвлечетесь от всего.
Я почувствовал, как девушка напряглась в моих руках. Она поняла, что я ее отсылаю. Доми никогда не была дурой. Я выдержал ее взгляд.
- А почему бы и нет? Мы всегда ездим компанией, тебе пойдет на пользу побыть с подругой. А у меня много дел.
Остальные продолжали обмениваться подарками, но мы словно существовали сейчас в отдельном мире. Она долго смотрела на меня, а после своего ответа поднялась на ноги и тоже пошла раздавать подарки. Остаток вечера прошел для меня как в тумане. Мы еще пили и ели, старались шутить, общаться на отвлеченные темы. Первыми ушли Максим и Лайонин. Тепло попрощавшись со всеми нами они направились домой, а следом за ними ушли сначала Кесседи, а потом и Джей. Мы с Доминикой убрали посуду со стола, потушили свет, направились в спальню. Я смотрел на то, как она снимает платье и направляется в душ. В другой ситуации я бы последовал за ней, но не стал. Пошел в другую ванную, помылся, натянул на себя пижамные штаны. Когда я вернулся, Доминика лежала на своей половине кровати, отвернувшись к окну. Я заложил руки за голову, выдыхая.
- Доми я....
Я слышал, как она еле заметно пошевелилась, но я не знал что говорить. Что уже не уверен, что я люблю ее? Что запутался в самом себе? Что не знаю, следует ли нам все это продолжать? Я не мог. Не мог с ней так поступить. Не сейчас. Мне нужно было время.
- С Рождеством.
Девушка промолчала, лишь поглубже закуталась в одеяло, и я не стал больше ее трогать. На ее манер перевернулся к ней спиной, закрывая глаза.

+2

15

Все было не так. Стоило мне вернуться домой, как я будто бы попала в другой мир, в котором вечно царила пасмурная погода, промозглый ветер пробирал до самых костей, а люди давным давно забыли, что такое улыбка. Никогда не думала, что когда-то смогу прочувствовать это на себе и потому была просто не готова к этому. В доме мы остались лишь вдвоем, но ведь и ранее так было, однако теперь одиночество тенью следовало по-пятам. Казалось, что все вокруг постепенно начинает рушится, словно мы попали в какой-то мир в стиле стимпанка. По началу я этого не замечала. Сначала мне казалось, что все, кто меня окружает, просто слишком заняты, ведь сама я была практически прикована к кровати, но на самом деле это оказалось лишь оправданием. На Кесси не было лица. Та ссора с Джеем вновь по ней слишком сильно ударила, так что я по вечерам заходила к подруге, чтобы поддержать ее. Я улыбалась и делала вид, что у нас дома все хорошо, старалась показать ей, что я рядом, что ее никто не бросил, но это ей не помогало. Подруга замыкалась в себе все больше и больше и каждый раз, когда я что-то ей предлагала, она отвечала отказом, предпочитая проводить время дома. Я всегда остро чувствовала настроение подруги, хоть с виду это могло никак не проявляться, но ту боль, что она испытывала на данный момент, я разделяла вместе с ней, а потом возвращалась домой. В этих стенах всегда было тепло и уютно, звучал смех, музыка, а теперь тишина, постоянная. Я не знала, почему так происходит, но даже обнимая Андре я чувствовала, как он старался скорее выпутаться из моих объятий. Я понимала, что он скучает по братьям, я не хотела, чтобы все произошло именно так. Я радовалась приезду каждого из них, видела, как счастлив становится Андре, наконец-то объединяя свою семью и хотела его поддержать. Мне было очень жаль, когда этого же не разделили ни Даниель, ни, тем более, Кристиан. Свою обиду я старалась никому не показывать, ведь мне не хотелось, чтобы Андре разрывался между нами. Когда человека заставляю делать выбор между родными - это самое тяжелое, а пока он радовался приезду братьев, он выглядел таким счастливым, что и правда не хотелось портить его радость, в итоге это все привело к тому, что есть сейчас.
Наша постель тоже охладела и в последнее время меня не покидало чувство, что мне будто бы делают одолжение, находясь рядом. Наверное, последним переломным моментом стал тот день, когда в ответ на мое признание в любви Андре лишь перевел тему. Он продолжал говорить о чем-то отвлеченном, а я просто смотрела на него и пыталась поймать хотя бы взгляд на себе, но он лишь отводил глаза. Наверное, в тот момент мне стало действительно страшно от того, что между нами происходило. Я упустила из виду тот момент, когда Андре начал отдаляться от меня, а теперь между нами словно огромная пропасть зияла. Я старалась преодолеть ее, тянулась к Андре, но он даже руку мне не протягивал. Я укладывала голову ему на колени, но не получала взамен даже отдачи, мы ложились спать в одну постель, но поворачивались спинами друг к другу. Я стала даже ужинать в одиночестве, потому что Андре задерживался на работе. Он объяснял это все суматохой перед Рождеством, но мы с ним были не первый месяц вместе  и все предыдущие годы он даже мог позволить себе уехать из города на несколько дней. Я не задавала ему вопросов просто потому что боялась получить на них ответ, боялась услышать, что он меня больше не любит. Я любила его больше жизни. Андре действительно был одним из самых дорогих для меня людей и мне казалось, что наши отношения всегда будут полны борных чувств, а сейчас все было иначе.
Я стала все реже приходить к Кесси просто потому что мне стало тяжелее улыбаться и делать вид, что все хорошо. У нее и без того было сейчас много проблем и мне не хотелось в довесок добавлять ей еще и своих. Я вообще боялась сейчас разговаривать с кем-либо на эту тему. Казалось, что пока мы оба молчим, самое страшное останется только в наших головах, ничего не произойдет. Каждый раз, ложась спать, я закрывала глаза с надеждой, что завтра все вернется на свои места, что я проснусь в любимых объятиях и все мои переживания останутся позади. Но однажды я проснулась в пустой постели, а стоило мне спуститься на первый этаж, как застала Андре спящего на диване. Я не понимала, что творится с нами. Мы всегда были парой на зависть всем остальным и мне казалось, что наша любовь настолько крепка, что ее ничто просто неспособно разрушить, а в итоге сейчас мы похожи на двух сожителей в одном большом доме.
Приближалось Рождество. Праздник, который мы все ждали целый год с нетерпением, начинали планировать его за несколько месяцев, обсуждали подарки и скупали все товары в магазинах. Каждый год мы справляли Рождество так, что потом до следующего его вспоминали. На прошлое Андре сделал мне предложение. В больнице он вновь вернул кольцо на мой палец и я больше не расставалась с ним, а сейчас сидела и перекручивала его, вспоминая, как он тогда смотрел на меня, как билось его сердце, к которому он меня прижимал, как улыбался. Я не понимала, куда это все делось, почему это испарилось просто в один момент. Свадьба наша сорвалась и больше мы не говорили о ней. Да мы даже Рождество никак не обсуждали, словно и вовсе не планировали его отмечать. За неделю только мы наконец-то выбрались из дома, чтобы съездить за елкой и новыми игрушками к ней. Я надеялась, что этот праздник сможет вернуть все на место и снова нас сблизит. Андре даже помогал мне украшать дом, но складывалось ощущение, что все это он делает, только потому что должен. Что-то внутри меня требовало повернуться к нему и сказать, что он никому и ничего не должен, что не стоит заставлять себя делать то, для чего у него нет настроения или еще что-то, что с ним происходит в последнее время. Но с другой стороны меня не покидало чувство, что отношения наши висят на волоске и даже самая пустяковая ссора может привести к серьезным последствиям. Тогда я действовала на эмоциях и даже не соображала, что делаю, а когда осознание того, что на этом все может закончится, меня наконец-то озарило, в голове все встало на свои места. Я несказанно была рада видеть Андре в больнице и когда он сказал, что все хорошо, я была самым счастливым человеком, но все оказалось слишком плохо. Я даже думала, что всему виной именно то мое поведение, поэтому как то пришла к Андре и, спустя некоторое время тишины, еще раз попросила у него прощения. Он вновь сказал, что все хорошо, а в итоге между нами ничего не изменилось.
Я попыталась немного развеяться и вытащила Кесси по магазинам. Мы любили с ней перед Рождеством целыми днями ходить по магазинам, набирать целую кучу вещей, которые в итоге по сей день висят с бирками в шкафу, но просто потому что не могли выбрать, в чем же все-таки будет встречать праздник. Но у подруги тоже не было никакого праздничного настроения и вообще, казалось, она поехала лишь для того, чтобы не обижать меня и вдруг стало так тошно от того, что все вокруг только и делают одолжения мне. Но Кесс я этого не показала, по-крайней мере я так посчитала. Мы прошли несколько магазинов, а в одном из них, войдя в примерочную, я просто расплакалась. В последнее время мои глаза часто были на мокром месте, хотя раньше слезы для меня были какой-то непозволительной роскошью. А сейчас я просто запуталась и не знала, что мне делать дальше. Я смотрела на себя в зеркало, истощенную, с синяками под глазами и понимала, что отчасти сама себя довела до такого состояния. Вытерев слезы, я быстро накрасила заново ресницы, а после вышла из примерочной, сдавая вещи консультанту, так и не примерив их. Мне хотелось вырваться уже из этой затяжной депрессии и вытащить из нее Кесси, так что еще немного побродив по магазинам, я потащила подругу в кино, на какую-то комедию. Немного все-таки удалось развеяться и даже посмеяться.
Стоило мне вернуться в стены родного дома, как я снова оказалась в пустоте. Андре помог разобрать мне пакеты, а затем мы вместе стали украшать дом. Мы улыбались, но улыбки наши были натянутыми, мы вспоминали прошлые праздники, но от этого на сердце становилось только тяжелее. Все было не так, все было неправильно. Казалось, что страх засел в каждом углу этого большого дома и я еще больше старалась находиться рядом с Андре в надежде, что он развеет их.
Магия рождества ничего не изменила. Дом был готов к тому, чтобы встретить гостей, а я стояла перед зеркалом, разглядывая свое отражение в нем. В последние дни я стала очень придирчива к себе, копалась в собственных мыслях и пыталась понять, что я делаю не так. Я должна была давно уже спросить об этом Андре, но не могла. Даже сейчас, когда он стоял на пороге нашей спальни, я лишь молча смотрела в его глаза и не смогла из себя и слова выдавить. Мне было страшно услышать о том, что его чувства ко мне остыли, было страшно даже подумать о том, что такое может произойти. А затем раздался звонок в дверь и он ушел, оставляя меня вновь в одиночестве. Все это было похоже на драму, что показывают в кино, но лучше смотреть ее на экранах, чем проживать. Я снова вернулась к зеркалу, стирая проступившие слезы и поправляя макияж, а затем поспешила вниз, чтобы встретить первых гостей. Ими оказались Лайонин и Максим. Брат немногое мне рассказывал, но я знала, что сейчас у них жизнь налаживается и я была рада за них. Лайонин я тоже при встрече не расспрашивала о ее здоровье, ведь это была их жизнь и их дело, я даже Андре до сих пор об этом не говорила. Я широко улыбнулась, здороваясь сначала с Максимом, а затем мягко обнимая за плечи Лайонин. Макс остался разговаривать с Андре, а я увела девушку за собой.
- Я так рада, что вы пришли. Уже успели обжиться в новом доме?
Я принялась расставлять тарелки на столе, стараясь не поднимать взгляда на девушку. Из меня всегда была не самая хорошая актриса, поэтому я старалась скрыть фальшь своего настроения, опустив глаза. Услышав ее слова, я искренне и тепло улыбнулась.
- Я очень рада за вас, правда. Вы, кстати, как надолго отложили свадьбу?
Кажется, что с темой о свадьбе не все так гладко не только у нас. Я не сала задавать больше вопросов, стараясь не задеть за живое, ведь не знала, что на самом деле творится в жизни этих двоих. После очередного дверного звонка, спустя пару минут, к нам присоединилась Кесси, явно разделяющая мое настроение. Я обняла подругу, окидывая ее взглядом.
- Дорогая, ты похожа на персонажа из мультфильма Кошмар перед Рождеством.
На ее слова я тихо рассмеялась.
- Потерпи до Хэллоуина.
Наш разговор снова прервался, так как на кухню вошел Максим. Лайонин тут же подошла к нему под бок, а я постаралась занять себя чему угодно, лишь бы избежать его пристального взгляда. Я снова натянула улыбку в ответ на его вопрос.
- Все хорошо, просто не выспалась. Мы с Кесси просто опять до утра болтали по телефону.
Подруга тут же подыграла мне и подтвердила мои слова, а Макс стал причитать о том, что мы с Кесси живем через дорогу, а все-равно продолжаем висеть на телефоне, из-за чего до нас никогда не дозвонишься.
Мы расселись за столом, пока Андре разговаривал с Джеем в коридоре. Я подсела ближе к подруге, слегка склоняя голову к ней.
- Ты справишься или ножи лучше сразу убрать?
Вскоре мужчины присоединились к нам в гостиной. На приветствие Джея я лишь кивнула головой, тут же переводя взгляд на Андре, что постарался привлечь к себе внимание. Стоило начать ему говорить, как я все-таки опустила глаза. Это больше звучало как речь на каком-то официальном мероприятии. Когда Андре говорил искренне, его глаза сверкали, голос дрожал от счастья, а сейчас... Сейчас он просто должен был что-то сказать, потому и говорил. Я чувствовала на себе взгляд Максима, но не хотела, чтобы он задавал лишних вопросов. Я просто уставилась в свой бокал, наполненный шампанским и внимала словам Андре. На последних его слова я резко подняла к нему лицо. Наверное, никто не заострил на них внимания кроме меня, да и можно было подумать, что это лишь стандартное пожелание, но мужчина отвел от меня глаза и этого было достаточно для того, чтобы понять, что сказаны они были не с проста. Я чувствовала, как сердце вновь заколотилось, а к глазам подступили слезы, но я постаралась улыбнуться и как можно более радостно поздравить ребят с рождеством. Тяжело прятать свое подавленное настроение, когда все вокруг чувствуют себя не в своей тарелке. Я и не думала, что когда-нибудь в нашей семье произойдет нечто подобное. Мне казалось, что все вокруг были счастливы, а если у кого-то и возникали проблемы, то мы старались их решить так же все вместе. А сейчас я оглядывала гостей - каждый был отстраненный, Максим с Лайонин держались друг друга, Джей и Кесс сидели порознь и даже взгляда друг на друга не поднимали, а от нас с Андре исходил такой холод, что можно было и окна не открывать. Мы с Кесс старались говорить о чем-то отвлеченным, втягивая в разговор остальных, чтобы хоть как-то сгладить траурную обстановку, а вскоре Джей и Андре вышли из-за стола. Я тоже последовала их примеру, но скрылась за дверями кухни, чтобы немного привести себя в чувства. Нервы у всех были напряжены и оставалось только начать вести отсчет до того момента, пока у кого-то они не лопнут. Некоторое время я просто стояла у окна, наблюдая за тем, как на фоне темного неба кружатся снежинки, медленно опуская вниз. Они успокаивали, дарили некую эйфорию, но с гостиной донеслись голоса вернувшихся мужчин, так что мне тоже пришлось вернуться. Стоило мне оказаться рядом с Андре, как я ощутила от него шлейф сигаретного запаха и подняла вопросительный взгляд. Но мужчина сделал вид, что не заметил меня, тут же направляясь к елке. Подарки. Обычно мы с Кесси быстрее всех бежали к коробкам, чтобы раздать всем ту, что принадлежит именно ему, но на этот раз мы обе остались на своих местах. Когда Андре подошел ближе, я опустила глаза на бархатную коробочку, что он вложил в мои руки. Кончики моих пальцев скользили по ограненным камням, а слова мужчины вселяли в меня надежду, что у нас все еще будет хорошо. Я подошла ближе, обнимая его так крепко, как вообще способна была.
- Надеюсь они никогда не потускнеют.
Тихо, почти неслышно произнесла я, а потом меня отпустили. Я продолжала улыбаться, делая вид, что неимоверно счастлива, наблюдала за ребятами, что получали свои подарки. Кесси тоже старалась улыбаться, будто бы ни в чем не бывало, Максим упирался, как обычно, но в итоге подарок принял. Джей же попытался включить шута, но вместо этого они с подругой снова сцепились, как кошка с собакой. Казалось, что еще немного и мы все начнем сходить с ума. Оставалось только надеяться, что этот праздник хорошо встречает Джули.
Когда настала моя очередь раздавать подарки, я поднялась из-за стола, подходя ближе к елке. Для Андре я долго выбирала подарок и сначала мой выбор падал на часы и прочие обыденные подарки, но на что бы я ни смотрела - ничего не подходило. В итоге сейчас я положила перед ним небольшую шкатулку, внутри которой лежала фотография с нашего первого совместного рождества. Тогда мы все вместе собрались в домике, что находился глубоко в лесу. Это был настоящий сюрприз, приготовленный каждому из нас. На фотографии мы все были счастливыми, искренне смеялись и обнимали друг друга. Именно тогда царило настоящее волшебство. Ниже к фотографии была сделана подпись: "Уверена, что наше счастье не останется только на фотографии". К фотографии прилагался еще один подарок - золотой перстень с его инициалами, а с внутренней стороны так же была гравировка с простыми словами - ты не один. Я прекрасно понимала, насколько тяжело Андре дается ссора с братьями и мне правда не хотелось, чтобы до всего этого дошло. Своим подарком я просто хотела дать ему понять, что он и правда не один, что рядом есть я, есть его братья, пусть они и не общаются сейчас. А еще я просила помощи. Помощи в том, чтобы пережить этот период, чтобы научиться что-то делать иначе. Только когда над нашим домом сгустились тучи, я поняла насколько поверхностны были наши отношения на самом деле, ведь мы никогда даже и не разговаривали толком по душам, лишь делились последними новостями или строили очередные планы на выходные. А теперь каждый из нас боится заговорить на действительно серьезную тему.
Я оставила шкатулку на столе перед мужчиной и тут же переключилась на следующий подарок. Если бы я и сейчас увидела в его взгляде тот самый холод, то, наверное, не смогла бы больше сдерживаться. Для Кесс подарок состоял из нескольких частей. Я протянула подруге одну большую коробку, при открытии которой сначала ей пришлось открыть маленькую. Я знала, насколько сильно Кесси любит порой поспать, так что здесь лежал забавный будильник, который при включении начинает убегать в обратную сторону, так что ей в любом случае придется подняться с кровати, чтобы отключить его, ведь если она этого не сделает - его съест Кайзер, а у того и без этого проблемы с желудком постоянные. Затем была коробочка немного побольше, в ней был набор настоящего кофе разных сортов, ну а самый главный подарок располагался на дне коробки. Это был большой и мягкий плед-накидка для двоих, внутрь которого была завернута коробочка с парной подвеской, надпись на которой гласила - "Мы всегда останемся друг у друга". Мы дружили с Кесси уже очень много лет и, какие-бы разногласия нас порой не ссорили, всегда оставались рядом. Я была уверена, что нашу дружбу мы пронесем еще через долгие года и мы даже шутим постоянно на тему того, как будем встречать старость. Я крепко обняла подругу, целуя ее в щеку.
- С рождеством. Люблю тебя.
Что касается Джея - так на него я была рассержена не меньше Кесс. Для него подарок был простым, но с сарказмом. Небольшая коробочка, в котором лежала свернутая пузырьковая пленка и приклеенный стикер - когда не можешь сдержаться от распускания рук. Намек он понял, а этого было вполне достаточно. Последнее, что осталось - это подарок для Лайонин. Да, мы подарили им с Максимом машину, но мне хотелось сделать еще что-то и для самой девушки. Она была частью моей семьи и мне хотелось немного с ней сблизиться. Для нее я выбрала настольный камин, красиво уложенный камнями.
- Это чтобы ваш дом был еще уютнее.
Джей с Кесс снова начали ругаться и я посмотрела на подругу с некой нотой тоски во взгляде.
- Ребят, давайте постараемся не ссориться.
Но все были настолько взвинчены, что Кесс практически вылетела на улицу. Я тихо выдохнула, возвращаясь за стол. Когда Андре обнял меня, я уложила голову ему на плечо, внимательно слушая его слова. Я всегда поражалась Максиму, который в любой ситуации умел сохранять спокойствие. На самом деле его очень сложно было вывести из себя, чего не скажешь обо мне или даже Джули, что тоже была яркой, как огонь. Иногда я и правда старалась брать с него пример, но порой бывали такие моменты, когда все тело просто пробивает дрожью и ты уже не то, чтобы стараться не можешь, ты даже не понимаешь, что делаешь и говоришь. Я не винила Кесс за ее действия, я прекрасно понимала ее и, наверное, в ее ситуации вела себя так же. Мы действительно похожи.
- Дело не в эмоциональности, а в вещах, что творятся вокруг.
Следующие слова, что произнес Андре, заставили меня напрячься. Я отстранилась от него, поднимая глаза и вглядываясь внимательно в его лицо. Еще один момент, оповещающий нас о том, что все вот-вот полетит в пропасть.
- Вдвоем?
Мой голос звучал неуверенно и тихо, а внутри мир рушился. Казалось, что все это происходило не с нами, а самое главное, я ведь и правда не понимала, почему все так. Я долго смотрела на Андре, слушая его слова, которыми он просто от меня отмахивался, а после наконец-то отвернулась, слабо пожимая плечами.
- Наверное.
Наверное и правда нам стоит взять небольшой тайм-аут, все обдумать и взвесить. К тому же и Кесси сейчас тоже нужна была поддержка, так что ради подруги я согласилась поехать.
Вскоре гости начали расходиться. Первыми собрались Лайонин и Максим. Она попрощались с ребятами, а я встала из-за стола, чтобы проводить их до дверей. Я обняла каждого по очереди даже чуть крепче, чем нужно было. Мне не хотелось, чтобы они уходили. Совсем скоро мы вновь останемся в этом доме одни, а я уже боюсь чувства одиночества.
- Заходите в гости почаще.
Я улыбнулась паре, после чего закрыла за ними дверь. Вскоре засобиралась и Кесси. Я так же проводила ее, оставляя мужчин наедине. Я попыталась  ободряюще улыбнуться девушке.
- А ты знаешь, что ты не отвертишься от меня даже на Ибице?
Мы обнялись с девушкой, после чего попрощались. Джея провожать пошел Андре, а я принялась убирать со стола.
Больше мы не разговаривали. Между нами царила напряженная тишина и некая неловкость, стоило нам оказаться ближе, чем на расстоянии вытянутой руки, словно мы и вовсе чужие люди. Когда порядок был наведен, мы поднялись в спальню. Я снимала с себя украшения, распускала волосы, расстегивала платье и ощущала взгляд Андре. Я не чувствовала от него даже было страсти, но тихо продолжала надеяться, что вот-вот все изменится. Что он подойдет ко мне, обнимет, скажет, что все будет хорошо и мы со всем этим справимся вместе, но вместо этого он лишь покинул комнату, а через пару минут в соседней ванной зашумела вода.
Приняв душ, я легла в постель, укутываясь в одеяло и вновь наблюдая за снежинками, что кружились за окном. Его шаги были тихими, но в пустом доме они эхом отражались от стен. Услышав голос мужчины, я еле заметно вздрогнула. Дыхание мое застыло в ожидании того, что он скажет дальше, но Андре молчал, а потом и вовсе лег в постель лишь поздравив меня с Рождеством. Между нами пропасть становилась все больше и больше и мне хотелось хоть как-то ее сократить. Повернувшись, я придвинулась ближе, обнимая Андре со спины крепко и утыкаясь лицом между его лопаток.
- И тебя с Рождеством. Я люблю тебя.
Он не отталкивал меня, но и не сделал попыток обнять в ответ и от этого было так больно, что по щекам вновь покатились слезы. Легка дрожь прошлась по моему телу, которую я попыталась унять. Я устала плакать, устала искать причины его поведения, мне просто хотелось проснуться утром и понять, что все это было дурным сном.

+1

16

Очень давно в моей жизни не случалось такого, что мне не хотелось бы праздновать Рождество. В последний раз такое было в первый год после того, как меня бросил Джей, просто пропав и вот сейчас повторялось. Я то и дело прокручивала в голове тот случай, когда он привел бабу в мой дом и убеждала себя, что в этом не было ничего страшного. Ведь Джей был всего-навсего Джеем, он всегда был таким и я всегда это знала. Он никогда, никогда не говорил мне о том, что наша дружба может перерасти во что-то большее, никогда не давал мне обещаний, а секс у нас был только по пьяни, и всегда меня это устраивало. Я сама себя раздражала потому, что именно в этот раз что-то внутри надломилось и нещадно болело. Я раз за разом говорила себе, что не имею право на ревность, что снова потеряю его, но и перешагнуть через себя я просто не могла. Я столько лет его любила, его одного и даже несмотря на то, что пыталась строить отношения с Вардом или Джереми, я всегда думала о Джее, всегда ждала его возвращения в глубине души. Я помню как после его ухода я стояла в магазине держа в руках пачку мармелада, того самого любимого - червячков в кислой присыпке, которые он всегда мне покупал и рыдала так, что ко мне прибежали оба охранника. Я не хотела делить его с кем-то, хотела чтобы он был со мной, чтобы он любил меня больше, чем подругу, но я не могла этого получить.
Наверное дело было в возрасте. Иногда я думала о том, что мне скоро будет двадцать пять, а у меня ведь по сути ничего и не было. Друзья, которых я обожаю, работа которая мне нравится, ну а что дальше? Всю жизнь прожить с нелюбимым человеком просто потому что мне необходимо, чтобы обо мне кто-то заботился? Из страха остаться одной? Иногда при таких мыслях мне казалось, что лучше бы моя жизнь прервалась в один момент. Автомобильная катастрофа, неизлечимая болезнь, ведь на самоубийство мне не хватило бы духу, я была слишком слаба и труслива. Конечно я не говорила о таких мыслях своей лучшей подруге, ведь Дом всегда была полна неиссякаемого оптимизма и надавала бы мне по голове, но она просто не могла меня понять. Даже когда я была с Джереми, как бы он не любил меня, я все равно никогда не могла ответить ему взаимностью. Говорила, что любви нет, что мне достаточно того, что есть, но обманывала и себя и окружающих. Я нуждалась в любви, но не получала ее, ведь мой любимый человек просто не думал о том, что между нами может быть что-то большее.  не знала как разорвать эту рутину, как выбраться из замкнутого круга, а время все ускользало от меня, текло сквозь пальцы. Вы знаете каково это, каждый день на собственной работе встречать человека, которого ты любишь, но сохранять дистанцию? И ни с кем нельзя было поделиться потому что Доми, единственный человек которому я доверяла считала такие чувства глупыми и смеялась над ними, пусть и без злобы, говорила что все пройдет и мы все равно не пара, а у меня каждый раз после его улыбке брошенной не мне что-то внутри умирало. Боль, страх, безысходность, вот что стало моими спутниками. И может мне бы помог хороший психолог, но я просто не могла найти на это времени, да и боялась того, что стоит мне зайти в кабинет, как я просто начну безостановочно рыдать.
Джозеф погостил и уехал домой, так что в своем огромном доме осталась я совсем одна, со своим верным Кайзером, и стены начали ужасно на меня давить. Я уже думала о том, чтобы продать дом и купить квартиру, чтобы шум города отвлекал меня от боли и грусти. Иногда мне хотелось все бросить и уехать, но уезжать было некуда. С матерью у меня были не очень-то хорошие отношения, и хоть мы любили друг друга, я не смогла бы вернуться в отчий дом, да и там все было наполненно воспоминаниями о Джее и о нашем детстве. Это было бы пыткой.
В последнее время мы с Доминикой стали меньше видеться. Я не хотела никуда ходить, все чаще запиралась дома и просто смотрела сериалы или читала книги, выходя лишь на короткую прогулку с Кайзером на берегу озера или в перелеске. Даже за подарками я выбралась без особой радости, не могла ничего придумать, а может просто не хотела. На самом деле я даже не хотела праздновать Рождество, но обидеть Доминику не хотела еще больше, а потому пришлось все таки собираться и идти. Я особо даже не красилась, лишь ресницы и брови, волосы свободно лежат по плечам, а вместо шикарного платья вполне обычное, даже строгое в серых тонах. Не думаю, что этот новый год принесет мне хоть что-то хорошее. Хотя может быть моя жизнь и правда закончится в двадцать-пять, тот рубеж, который я всегда - всегда боялась перейти, потому что за ним начинается старость. Мы с Доми были похожи, но при этом были чудовищно разными. У нее был любимый человек, были планы на будущее и она была сильнее меня, а я просто не знала как сказать ей "Эй а ты знаешь, я не хочу жить и заставляю себя просыпаться по утрам." А просыпаться и правда не хотелось, ведь там во сне мир был ярче и красочней, там мне хотелось остаться навсегда. Наверное это называют депрессией, а может шизофренией. Я знала все эти мотивационные слова про то что "только ты можешь изменить свою жизнь", но они не помогали. Мне не хватало сил и я медленно тонула. Конечно я заставляла себя смеяться с Доминикой и с персоналом на работе, улыбалась также радостно, а по ночам, когда оставалась одна давилась слезами и часто пила, чтобы хоть как-то прийти в себя. Я не знала когда это закончится. Не видела выхода. Убеждала всех вокруг что счастлива и что у меня все хорошо, а внутри меня мир рвался на части, словно раздирая меня лезвиями. Я боялась что когда-нибудь не выдержу.
Стоило мне постучать в двери дома подруги, как та почти сразу распахнулась. Доми обняла меня и я прикрыла глаза, натягивая улыбку.
- Отлично, тогда осталось найти себе Джека повелителя тыкв.
В ответ на ее слова я снова улыбнулась, как будто со мной было все в порядке. До хэллоуина. В следующем октябре мне будет уже двадцать пять. Как перестать об этом думать? Двадцать пять, а у меня нет семьи, нет четких планов на будущее и я не уверена даже в завтрашнем дне. Хотелось в голос выть от отчаяния, в надежде на то, что кто-то протянет руку, кто-то будет рядом, кто-то поможет встать на ноги. Но никого не было. Я была одна и так было всегда. Никто не останется рядом, когда ты задыхаешься от боли, даже Доминика. Никому не нужны чужие проблемы, всем хватает своих и требовать от людей любви и участия слишком эгоистично. Нельзя требовать от неба, чтобы оно перестало быть небом. Доми тоже выглядела не слишком-то хорошо. Глаза потухшие, руки дрожат и еще она прячется от моего взгляда. Может мы обе что-то скрываем? Ведь в своей боли я часто не видела чужую. Хотя что у нее может случится, Андре рядом с ней и так ее любит. Ей меня не понять. Мы прошли на кухню и к нам присоеденились Максим и Лайонин, еще одна любящая пара. У меня не было сил смотреть на чужое счастье. Понимала что так нельзя, но это была не зависть, это была боль. Было такое чувство, что в этом мире все заслуживали счастья кроме меня. И никого у меня не было, кроме моей собаки. Я удивилась, когда Доми соврала Максиму, но согласно кивнула, ведь мы всегда друг друга выгораживали. Но на языке была горечь. Мы прошли в столовую и сели за стол, а потом я услышала звонок в дверь. Я знала кто пришел, я знала, что это он и я готовила себя к этому постоянно. Я видела его раз в пару дней на работе, но каждый раз видя его улыбку, встречая его взгляд прямо в глаза я чувствовала, как немеют ноги и как бешено колотится сердце. Я знала, что такое любовь. Потому что любовь - это Джей. В ответ на слова Доми я покачала головой.
- Все нормально.
Стоило ему появиться в столовой, как я заставила себя смотреть на него и даже ответить.
- Привет.
Столько лет прошло, столько лет мы находились рядом, а я все еще реагировала на него как в первый раз. Все еще сердце билось как сумасшедшее, хотя давно должна была привыкнуть. Он сел напротив, но мы не успели толком ничего сказать друг-другу, речь начал вести Андре. Но я слушала его и не узнавала. Он говорил не так. Раньше его глаза сияли, как и у Доминики, а сейчас он говорил будто только потому, что должен был говорить. Только потому, что от него этого ждали. Складывалось ощущение, что все вокруг меня рушилось. Андре с Доминикой, Джей, все. Все ломалось, осыпалось на части и я ничего не могла с этим сделать, а от того мне было еще больнее. Мне так хотелось чтобы Джей просто обнял меня, извинился, сказал, что это все закончится, что он все понял, но этого не было. Как когда-то сказал мне Джереми - вокруг так много шлюх, а ты к нему со своей любовью. Он был прав. Джереми всегда был прав. Мне захотелось встать и уйти, но я не хотела портить никому праздник, а потому заставила себя улыбнуться, заставила себя присоединиться к поздравлениям. Выпила пару глотков шампанского, но к еде не притронулась, не было аппетита. Вскоре все вышли из-за стола и я тоже поднялась, но отправилась к основной двери, чтобы выйти на улицу и не пересечься с парнями или с Доми. Закурив я вытерла выступившие на глазах слезы и запрокинула голову. Мне хотелось во весь голос рыдать от бессилия, но я не могла. Тут же были люди. Я курила сигарету за сигаретой, пока от дыма не начало тошнить и только после вернулась в гостиную. Андре первым устремился к елке, раздавая нам подарки. Я получила ключи от его виллы на Ибице и четыре билета на самолет, два туда и два обратно. Я вопросительно подняла брови, но встретив взгляд Доминики промолчала и просто поблагодарила мужчину. Неужели их отношения тоже рушатся? Но Доми бы не сказала, она никогда не говорила о чем-то глубоком. Это я всегда рассказывала о ссорах с парнями и выговаривалась, а она держала в себе. Может быть она мне не доверяла, может быть думала, что мне нет до этого дела. Когда-то меня это обижало, но после я поняла, что скорее всего просто не так близка ей, как она мне, потому так и происходит. Иногда меня даже посещали мысли перестать общаться с Доминикой, потому что.... я не знаю почему. Мне казалось, что на самом деле я ей не нужна. У нее всегда были люди ближе чем я, и наверное я нужна была ей просто для того, чтобы развеять скуку. Черт, что со мной происходит? Я сама себя ненавидела сейчас. Да и не только сейчас. Мне было сложно. Джей увидел в моих руках билеты и пошутил о том, что мне не помешало бы на пару деньков полежать на солнце, а то я стала похожа на школьный мел. В другое время я бы отнеслась к этой шутке нормально, но сейчас меня будто ударили под дых. Я разозлилась.
- О ну куда мне до тех куриц, что нежатся в солярии сутками. Это кажется твой любимый типаж да?
Я сама себя раздражала из-за этой ревности, что сейчас испытывала. Из-за этой злости. А Джей лишь подзадоривал.
- А ты решил что шутить над моей внешностью очень весело?
Я говорила себе о том, что мне надо встать и уйти. Замолчать встать и уйти, чтобы не раздувать все это, но я не могла. Я порой ненавидела свой характер, но когда меня заносило, я просто не могла остановиться. Я высказывала все что думаю хлесткими словами, обижала людей вокруг себя и ничего не могла с собой поделать, хотя и за это себя тоже ненавидела. Такие как я вообще не должны рождаться, вот что я думала всегда. Я только все порчу. Порчу всем настроение, порчу всем жизнь. Может мне действительно лучше было сдохнуть, чтобы все были счастливы?
- С тех пор, как ты начал их использовать чтобы уколоть меня.
В ответ на его следующие слова я отвечать не стала, встретив почти умоляющий взгляд Доминики, так что просто скрестила руки, откидываясь на спинку стула и отворачиваясь от Факинга. Я понимала, что ярость еще бушевала во мне и это еще не конец. Следом после Андре поднялась Доми, доставая подарки. Снаала был подарок для Андре, а потом и для меня. Я взяла коробку, внутри которой оказалась еще одна поменьше. Внутри был забавный будильник, который должен был убегать, чтобы его выключили. Я улыбнулась, откладывая его в сторону, скользя пальцами по мешочкам с зернами кофе, а потом взгляд упал и на самое дно коробки, где лежал двойной плед и подвеска с теплыми словами. Я почувствовала, как глаза увлажнились и просто обняла подругу в ответ. Это правда было важно, знать, что я не одна, особенно когда у меня нет сил подняться. Да я всегда кричала когда мне было больно, жаловалась и куксилась, но когда я на самом деле сходила с ума я молчала, потому что мне было страшно. Страшно с кем-то поделиться и было гораздо, гораздо проще сделать вид что тебя волнуют какие-то мелкие неурядицы, что заставляют тебя жаловаться чем сказать, "знаешь Доми, мне кажется, я хочу умереть". И потому мне был важен этот подарок. Важно было не сломаться. Стоило мне увидеть подарок Джея, как я сардонически усмехнулась. Заставляла себя молчать, но не получилось.
- О такая же пустая внутри, как все твои пассии.
Он конечно мог бы мне не отвечать, но это наверняка было выше его сил. После его слов я фыркнула.
- Там с первого взгляда все понятно. Ни одна дольше пары дней не держалась.
Стоило ему выговорить следующие слова, как я на миг потеряла дар речи. Меня колотило от злобы, а тут внутри разлился такой лед, что стало тяжело дышать. Я вздрогнула, будто он меня ударил, а после ничего не ответила. Поднялась из-за стола и вышла на улицу, даже не надевая куртки. Просто стояла и смотрела в пустоту, втягивая дым сигареты. Такое ощущение, что после этих его слов из меня резко все вытравили. Любовь, боль, все что было во мне и сейчас не осталось ничего. Докурив я вернулась в дом и собрала подарки, а после обняла подругу, что поспешила меня проводить. Думаю не у кого не возникло вопросов о том, что я не хочу больше оставаться тут. Ни минуты. В ответ на слова подруги я кивнула.
- Да. Знаю. Прости Доми.
С этими словами я вышла за дверь, полностью игнорируя Джея и сразу направилась к дому. У порога я запрела дверь и стащила с себя платье, направляясь на кухню. Достав бутылку виски я долго смотрела на кухонный нож, что лежал в раковине. Я говорила себе, что это не больно. Не страшно. Горячая вода скроет боль, а умирать это также, как засыпать - так говорила мне прабабушка. Я долго смотрела на лезвие и представляла что будет, когда я умру. Будут ли по мне скучать? Будет ли жалеть мама? Что станет с Кайзером? Будет ли кто-то вспоминать обо мне хотя бы через год, как быстро Доминика найдет мне замену, как быстро они все перестанут приходить ко мне на могилу? Ведь разве моя жизнь, крошечная песчинка во вселенной, вообще значила для кого-нибудь из людей хоть что-нибудь? Я смахнула слезы и вышла с кухни, унося бутылку с собой.

0

17

С Кесс мы ссорились периодически, но обычно мирились практически сразу. Сейчас же она взъелась так, что к ней ни подойти, ни подъехать. Я честно пытался с ней поговорить и пойти на перемирие, но она что-то вдолбила себе в голову и даже разговаривать отказывалась. Ну а я что? Мое дело предложить, не хочет - так не хочет. В конце концов, женщины они все такие - напридумывают себе тысячу причин почему они должны обидеться, а  ты потом ходи, ломай голову. Хотя, признаться честно, ссориться с ней мне не нравилось. Мы дружили уже много лет, а ходить и воротить друг от друга нос неприятно. Ко всему прочему, мы еще и работаем вместе. Хоть Кесс и продолжает на меня злиться непонятно за что, после основной своей работы я все-равно заезжаю в кафе, чтобы помочь уладить ее дела - видите, какой я хороший?
После того, как она выставила меня из своего дома, я сначала подумал, что мы помиримся через пару-тройку деньков, как это обычно бывает. Когда этого не произошло, я сделал ставку максимум на неделю, но прошло уже практически два месяца, а Кесс все так же продолжала ходить и фырчать на меня. Я вернулся в свою квартиру, продолжил жить обычной жизнью, только как будто бы чего то не хватало, только я никак не мог понять, чего именно. Я продолжал ходить в клуб, развлекаться, пытался пару раз вытянуть туда Андре, но он с головой ушел в работу. Странно это все, как будто все вокруг в один момент разрушилось, как карточный домик. Но так ведь не должно быть - наша компания стала настолько естественной, что мысль о том, что люди в ней могут окончательно перестать общаться друг с другом была просто недопустима. Бред какой-то. Может быть у всех просто зимняя депрессия? Хотя, это какая же депрессия должна быть, что даже Рождество ее не развеяло. Кафе Кесси уже во всю было украшено гирляндами, игрушками и еловыми ветками, на официантов напялили колпаки, а улыбка Кесседи была такой вымученной и выглядело это так, что она делает это только потому что должна. А еще она похудела и под глазами появились синяки. Может быть она что-то принимать начала? Я хотел было поинтересоваться ее делами, но она буркнула себе под нос, чтобы я шел к черту, а затем вновь вернулась к своим делам. Надо будет у Доминики все разузнать, может быть Кесс чем-то болеет?
Рождество в этом году мы собирались праздновать привычной компанией, но только никуда не уезжать, а собраться в доме Андре. Я подготовил для всех подарки, после чего закинул их в машину и отправился в Уилтшир. Андре по-прежнему не общался с братьями, один из них вообще уехал из города, но вроде как помирился с Доминикой и, по идее, сейчас они должны были готовиться к свадьбе. Еще будет Максим с Лайонин, но они оба были, как будто не от мира сего, словно пришли к нам с другой планеты, ну и, конечно же, Кесс. Я надеялся, что хотя бы Рождество поднимет ей настроение и она наконец-то перестанет дуться на неведомые мне причины.
Я припарковал автомобиль возле дома Перспераго и, подхватив пакеты, вышел на улицу, тут же направляясь ко входу. Буквально перед моим носом туда же прошмыгнула Кесседи, которая, если и увидела меня, то постаралась сделать вид, что не заметила. Выдохнув, я прошел следом, тут же нажимая на звонок. Дверь мне открыл Андре, только вот вид у него был не такой уж и праздничный. Натянутая улыбка, а в глазах тоска всего африканского народа. Интересно, кто-то захватил Монреаль и отобрал у всех радости жизни и запретил веселиться? Я пожал другу руку.
- Да лучше бы грузовик проехал.
Я вошел в дом, оглядываясь по сторонам. Это совсем не было похоже на то, что я привык видеть. На фоне играла совсем уж тихая музыка, с кухни доносились спокойные голоса и все было так тихо и спокойно, как будто бы я ошибся адресом и приехал не к тем людям. Но лица все были знакомые, так что я удивился.
- А где громкая музыка, салюты в гостиной и Санта, сбегающий от Доми?
Я усмехнулся словам Андре, после чего прошел в дом. Навстречу вышла Кесс и я улыбнулся чуть шире, отсалютировав ей рукой.
- Хэй, с Рождеством.
Но вот праздничным настроением от Кесс даже и не пахло и вместо улыбки, я получил лишь сухое "Привет", после чего девушка прошла в гостиную. Ну отлично, теперь все будут сидеть с кислыми лицами. Никогда не понимал, зачем ко всему подряд относиться настолько серьезно? Почему нельзя с улыбкой махнуть рукой и продолжить жить дальше? Я всю жизнь так делал и это действительно круто. Меньше проблем, меньше забот, больше радости и веселья. Но, стоило мне присоединиться к остальным, как я понял, что так мыслю только я один. На Доминике с Кесседи не было лиц, Андре был слишком серьезен, хоть и пытался скрыть это под улыбкой, Лайонин с Максом держались немного обособленно от остальных, впрочем, как и всегда. Я сел за стол рядом с Кесседи, тут же отправляя в рот виноградину, девушка же предпочитала на меня вообще не смотреть. Нет, ну хотя бы сказала, чего она дуется. Не думаю, что из-за той девушки, что являлась незваным гостем, она так долго злиться, ведь это Кесси, она в принципе никогда не умела слишком долго злиться или обижаться.
Когда все собрались, Андре поднялся из-за стола, чтобы произнести праздничную речь. Только вот его речь больше походила на речь нашего начальника, когда он всех сотрудников поздравлял с праздниками "Вы, конечно, молодцы, постарались в этом году хорошо, но недостаточно, поэтому в следующем году приложите все свои силы. Или пишите заявление по собственному желанию". Ну не прям так дословно, но смысл был понятен всем. Вот и Андре сейчас - счастья, любви и успехов, вот вам, только не трогайте меня. Вообще все было как-то слишком странно. Может на землю вторглись инопланетяне и поработили разум моих друзей, поселившись в их мозгах? А почему меня тогда не взяли? Обидно даже.
Дальше все приступили к еде, обсуждая последние новости, рассказывая о работе. Мы все работали в абсолютно разных сферах, так что эта тема быстро сошла на нет. В итоге, набив свой живот, я допил вино, что было разлито по бокалам и поднялся из-за стола для того, чтобы выйти на улицу покурить. Кесс звать с собой я не стал, а то вдруг она мне там еще голову откусит и закопает в холодном сугробе, в итоге найдут меня только весной. Мне так не хочется, ведь даже если я и умру, то даже в гробу должен выглядеть красиво. Больше курящих не было, потому я удивился, когда ко мне присоединился Андре, а когда он еще закурил, то вовсе стоял на него и смотрел несколько секунд, как баран на новые ворота. Опомнился я только тогда, когда он заговорил.
- Да уж, Рождество действительно пошло не по плану.
Мы с Кесси были вечными детьми, которые ругались по всяким пустякам, могли почти подраться из-за последнего куска пиццы - ну вот такая вот у нас была дружба. Но вот Андре с Доминикой вовсе казались настолько идеальной парой, что даже придраться не к чему было. А сейчас они больше походили на пару в возрасте, которая уже делает все возможное, чтобы склеить свои отношения, а то им ведь уже далеко за и кого они вот такие найдут себе.
- Ладно мы с Кесс, а между вами с Доми какая кошка пробежала?
В отношениях я был тем еще советчиком. Как минимум, какой дельный совет я могу дать, если сам никогда серьезно ни с кем не встречался? Для меня все это было лишними головняками и гораздо проще было менять одну девушку на другую, чтобы не было всех этих привычек, чувств, проблем, выросших на бытовой почве, а потом, не дай Бог, расставание с криками и скандалами. Но Андре от меня отличался в этом плане, так что сказать ему - бросай ее, найдешь себе другую - не самый лучший вариант. Я внимательно его выслушал, обдумывая его слова, чтобы после очередной затяжки дать ему ответ.
- Может быть тебе просто пора съездить в отпуск? Ну и желательно без нее.
Еще один минус серьезных отношений, на мой взгляд - это круглосуточное нахождение рядом с человеком. Одно дело, как ты живешь один, сам управляешь своей жизнью и совершенно ни от кого не зависишь, другое - когда помимо твоего мнения, есть еще и чужое, которое нужно принимать во внимание. А еще на этом человеке у тебя практически свет клином сходится, он постоянно в твоей жизни. Конечно от этого устаешь и потому я прекрасно понимал Андре. Они с Доминикой уже достаточно много времени вместе и в принципе, я видел только один раз, как он отдыхает без нее. Правда потом приехали мы и она вновь оказалась рядом. Да и к тому же Андре был прав, Доминика была слишком истеричной. Вы представьте только, стоит вам высказать свое желание, которое не совпадает с желанием вашей пары, как в ответ вы получаете грядущую третью мировую войну? Я пожал плечами.
- Ну тогда отправь ее куда-нибудь вместе с Кесс сначала.
Я докурил, затушив бычок о пепельницу, после чего улыбнулся другу.
- А может быть именно это тебе и нужно, не думал об этом?
За счет своей работы я видел достаточно много людей. На самом деле, все они разные. Даже если вы будете говорить о том, что вот это вот они делают одинаково, и тут поступают так же, да и говорят похоже - я все-равно найду то, что сделает из них абсолютно разными. Андре был слишком ответственным и, возможно, порой даже перебарщивал с этим, делая хуже самому себе. Он поставил себе главной целью семью и от этого сейчас сам же мучился. Может быть это слишком тяжелая ноша для него, а может быть он просто пока не готов. В любом случае, он только четвертый десяток разменял, а уже взвалил на свои плечу целую гору обязанностей. Кому-то просто пора отдохнуть.
Мы вернулись обратно в дом и я сел за стол, а вот Андре пошел раздавать подарки. Каждому он подготовил что-то специальное и вскоре в мои руки попал конверт с пригласительным на вручение Пулитцеровской премии. Я чуть ли в ладоши не захлопал от радости.
- Да лаадно.
Я поднялся на ноги, обнимая друга одной рукой, а второй разворачивая ко всем конверт.
- Все видели, да? Я почетный гость.
Кто-то посмеялся, кто-то поздравил, а Кесс просто не смогла не вставить колкой фразы в мой адрес. По правде говоря, меня уже начинало раздражать ее настроение. Она достаточно долго время уже обижается по непонятной мне причине и даже разговаривать на эту тему не собирается, но зато изрядно вставляет свои пять копеек.
- Хорошо, что Андре подарил тебе билеты на Ибицу. Тебе не помешает избавиться от своей бледности и приподнять настроение.
Я думал, что на этом опять все закончится, но на этот раз Кесседи молчать не стала. Услышав ее слова, я нахмурился. Отлично, теперь она решила докопаться до моей личной жизни. Вот что я не люблю в женщинах - они слишком любят раздувать из мухи слона. И кто-бы меня не пытался уверить в обратном, я все-равно не сдамся в своей вере. Я сделал глоток шампанского, переводя усталый взгляд с Кесседи куда-то в сторону елки.
- Ты решила, что без ссоры это Рождество слишком скучное?
Кесседи не унималась и я правда не мог понять, с чего она так взъелась. У нее ПМС? Но ведь не два месяца беспрерывно. Я снова внимательно на нее посмотрел. Даже от зачатков хорошего настроения не осталось и следа, в свою очередь я начинал злиться только больше.
- С каких пор ты стала так остро реагировать на шутки?
Все-таки что-то с Кесседи произошло. Как я и говорил, не могла та ситуация в ее доме так сильно ее разозлить. Может быть у нее появился какой-то парень, который ее практически сразу бросил и теперь она срывает злобу на всем мужском роде? В любом случае, сейчас я не узнавал свою подругу, с которой дружил практически всю свою жизнь.
- По-моему ты просто придираешься к словам.
Я не знаю, до чего бы все это довело, если бы не встряла Доминика, попросив нас престать. Мы оба замолчали, обиженно отворачиваясь друг от друга. Дальше подарки раздавала Доминика. Мне в руки упала коробочка, внутри которой лежала пленка с воздушными пузырьками. Целый рулон. Я поднял на брюнетку непонимающий взгляд, но та уже не обращала на меня внимания. Черт, похоже они все тут сговорились. Когда Доминика закончила, настала моя очередь. Андре я подарил книгу под чудесным названием "Как управлять рабами". Нет, ну на самом деле, хоть он и скрывает практически идеально свое желание держать всех поближе к себе и под контролем, от меня этого скрыть все-таки не удалось. Так что я ему дал практически краткий экскурс в этот мир. Доминике я подарил гамак для собаки в машину, потому что сама она, почему то, не может его купить. Как показывает практика, ей проще делать полную замену кожаный сидений после того, как она повозит в машине собаку.
Кес я подарил красивую резную шкатулку, внутри которой мужно было хранить различные драгоценности, а на ее крышке была балерина, которая танцевала под музыку из Щелкунчика. Я знал, что она любит подобные вещи, но только вот не такой реакции я ожидал на этот подарок. Кесс никогда не акцентировала внимания на моих девушках, но сейчас она почему то прямо таки цеплялась за возможность приплести их к нашей ссоре.
- И когда же ты успела рассмотреть всех моих пассий изнутри?
Правда, это уже переходила все границы. Я окончательно отбросил маску шута, под которой мне привычно было скрываться. Мы с Кесс были близкими друзьями и часто всем делились, но никто и никогда не пытался изменить другого. Нам было круто оставаться такими, какие мы есть, но сейчас я словно ревность видел в ее глазах и слышал в словах, что слетали с ее губ. Это переходило все границы, а свое раздражение мне становилось все труднее сдерживать. Уложив локти на стол, я скрестил пальцы, обращая все свое внимание на девушку.
- Кесс, тебе вдруг резко захотелось обсудить всех, кто был в моей постели? Хочешь про каждую начну рассказывать? Кто что умеет?
Этих слов оказалось вполне достаточно для того, чтобы Кесседи закрыла эту тему. Мне было неприятно, что мы разговаривали с ней в таком тоне, что усугубили нашу ссору, нет, ее ссору со мной еще сильнее, но сейчас не было смысла выяснять кто прав, а кто нет. Кесс тут же поднялась из-за стола, чуть ли не бегом покидая дом, а я с остервенением допил остатки алкоголя в моем бокале. Отличное, мать его, Рождество. Я даже пожалел, что вообще приехал сюда сегодня. Куда проще и веселее было бы отправить в клуб, чтобы отпраздновать его там. Все начали расходиться и я тоже уже не видел смысла тут оставаться. Так что, попрощавшись с ребятами, я вышел на улицу, тут же садясь в машину. Времени было еще не так много, но настроения не было сейчас развлекаться, так что, запустив двигатель, я просто поехал домой.

0

18

Сны это то, что способно подарить тебе самое сладкое счастье, самое недоступное в обычной жизни желание, самое неизведанное, самой тайное, самое яркое, к которому стремится твоя душа. Сны жестоки. Также жестоки, как и Бог, который с жадностью расшалившегося ребенка собирает в коробки все свои игрушки и забывает тебя, оставляя в этом мире. Я ненавидела свои сны. Ненавидела потому что после сходила с ума. Я не была такой раньше. Раньше когда ладони с длинными пальцами музыканта обнимали мои плечи, когда тонкие губы целовали плечо, когда взгляд всегда хмурый и в глубине затравленный становился теплым, я была живой. А сейчас, то что умерло во мне не желало возвращаться к жизни. Я проснулась еще на рассвете но не хотела вставать, не хотела упускать остатки сна, что окутал меня своей паутиной. Я будто бы пыталась вернуть обратно все то, что у меня отняли так давно, но что до сих пор не давало мне покоя. Я пыталась не помнить, пыталась не жить прошлым, пыталась вернуться в настоящее, но я не могла не помнить. И пусть мне было больно, пусть каждая клеточка воспоминаний о нем кричала от боли, даже сквозь эту боль я хотела помнить. Хотела помнить человека, научившего меня любить. Хотела помнить человека, чье сердце смогла согреть в ладонях.
Мне пришлось открыть глаза, потому что уснуть снова у меня бы не получилось. Я медленно поднялась на ноги, оставляя спящего Максима в постели и натянув кофту спускаюсь на первый этаж в сопровождении щенка. Укутавшись в длинные рукава я выхожу на улицу, закуривая сигарету и устремляя взгляд на запорошенный снегом лес. Лаки с веселым лаем скачет за снежинками, а я смотрю в даль и не могу остановиться. Наверное каждый из нас кого-то любил, кого-то терял. Это было естественно. Если бы можно было отказаться от снов, наверное я могла бы это сделать, чтобы не разрушать свою жизнь еще больше, но я не могла. Максим не заслуживал того, чтобы слышать об этом. Не заслуживал знать то, что в самом дальнем ящике комода, в маленькой коробке лежит еще одно кольцо, подаренное когда-то не им. Я знала, знала что нельзя жить прошлым, но если человек умер, разве его можно перестать любить? Я не могла. На миг закрывала глаза, слыша его низкий, бархатистый голос. Он всегда говорил чуть растягивая слова, с некоторой ленцой, как будто весь мир был ему обязан и наверное отчасти это было так.
Я любила Максима. Я действительно его любила, но не той любовью, которую испытывала к тому мужчине, чье имя я боялась произносить и так отчаянно хотела помнить. Очередное рождество, очередной виток моей жизни, от которой я уже ничего не жду. Максим часто пропадает на работе. Сначала мне казалось, что все наладится. Обязательно наладится, ведь страдать столько, сколько страдали мы просто невозможно, если в конце все не окончится счастьем, но счастье не приходило. Не приходило даже в этот дом. Мне было тяжело, Максиму тоже было тяжело, но что держало нас друг с другом? Любовь? Жалость? Ответственность? Иногда мне хотелось назвать это безысходностью. Если бы я была сильным человеком, то нашла бы в себе силы уйти, но я понимала, что наверное я не справлюсь одна. Я спрашивала совета у стен, но стены молчали, не благосклонные к моим мольбам. Я ездила в церковь. Я никогда не была слишком набожной, но он когда-то говорил мне, что если не остается сил, то покажи Богу насколько тебе плохо, чтобы получить глоток воздуха. Я смотрела на образа в соборе, на статуи с равнодушными лицами и порой мне казалось, что глядя на меня они рыдают кровавыми слезами. Я хотела поехать и в университет, чтобы хотя бы мельком посмотреть на того, кто был ему другом, но не смогла. Боялась, что снова сойду с ума, что потеряю ту тонкую опору, что меня держала. Максим слишком много работал, перед Рождеством его отдел был нарасхват, а я все глубже тонула в этом болоте и не знала, хочу ли я выбираться. Я понимала, что он устал. Устал от того, что творилось в моей голове, устал морально и физически и даже когда он обнимал меня, когда прижимал к себе, усталость сквозила в каждом его движении.
И я не могла этого разрушить. Наш дом хранил молчание. Даже звонкий лай Лаки не смог разрушить это молчание. Максим часто задерживался на работе и когда приходил, то долго сидел со мной на кухне, пока я заваривала ему чай, а после мы возвращались в спальню. Он обнимал меня, притягивая к себе и убаюканная биением его сердца я упрямо слышала другое там, в своем подсознании, в своей голове.
Иногда ты не можешь смириться с тем, что ты потерял. Я пыталась. Я ходила по спящему дому, видя в углах призраков. Я пила таблетки и призраки пропадали, но лишь затем, чтобы потом вернуться вновь. Даже сейчас я видела их тенями между деревьями, их горящие глаза, полные жадности и алчности, желания разорвать меня на части. Становится холодно, но я не чувствую холода, пока на мои плечи не опускаются теплые ладони. Максим целует меня в плечо и на его губах какая-то печальная, будто испуганная улыбка. Я заставляю себя улыбаться в ответ.
- Вывела Лаки погулять, не хотела тебя будить.
Повинуясь его рукам я зашла в дом, закрывая за собой дверь после того, как щенок перебежал порог. Пока Максим ставит чайник и разливает нам кофе я кормлю собаку, а после сажусь напротив парня, поджимая под себя ноги и снова устремляя взгляд на далекий лес.
- Тебе снятся сны?
Этот вопрос я задала неожиданно для самой себя, но тут же перевела взгляд на глаза Максима. Он выглядел немного удивленным. Я пожала плечами, делая пару глотков обжигающего напитка, не зная, как продолжать дальше.
- Тебе когда-нибудь снились сны, которые были ярче реальности?
Я не знала, зачем я задаю ему эти вопросы. Не знала какой ответ я хочу получить. Я хотела рассказать ему о своих снах, хотела рассказать о том, что у меня на душе, но не могла. И не хотела, не в канун Рождества.
- Во сколько нас ждут в гости?
Мы долго еще сидели на кухне, прежде чем разойтись по комнатам и собраться. Максима вызвали в участок и я отпустила его, а он пообещал вернуться к вечеру. Я не знала чем себя занять и долго бродила по дому, понимая, что он все таки очень большой для меня одной. Лаки весело прыгал за мной, так что в итоге я включила какой-то сериал и свернулась калачиком на диване, прижимая к себе щенка. Я и не заметила, как уснула снова. И мне снова снились холмы Девоншира и белоснежная гробница, с выгравированным на нем именем. Я проснулась слишком резко и сначала не поняла где нахожусь. Села на пустом диване, пока сердце колотилось как пичужка в клетке. Дома все еще было пусто, так что я поднялась наверх и набрала полную ванную. Лишь спустя пол часа я услышала, как открылась дверь, как с веселым лаем выбежал Лаки встречать Максима. Закончив с приемом ванны я не торопилась выходить. Сушила волосы, подкрашивала ресницы, и лишь затем вышла в спальню, где Максим уже переодевал рубашку. Я натянула на себя джинсы и длинный свитер, платья я не любила, а Максим никогда не настаивал. Оставив Лаки еды и воды мы собрали подарки и направились к дому Андре и Доминики, также практически не разговаривая. Лишь оказавшись за порогом я поняла, что не только мой дом был пустым. Отношения Андре и Доминики были словно разрушены ураганом, это сразу бросалось в глаза, несмотря на то, что девушка пыталась это скрыть. Меня тут же обняли за плечи, уводя в сторону кухни и я оставила Максима с Андре. Максим тоже всячески пытался делать вид, что все хорошо. Он улыбался, но взгляд его был нервным. Такое ощущение, что сегодня в этом доме собрались те, кого покинуло счастье.
- Да, дом.... там много места, и у меня теперь есть собака.
Я не знала что сказать. Мне нравился этот дом, но я не чувствовала себя там как дома. Лишь как в капкане. Мне не нравился этот разговор, а стоило мне услышать следующий вопрос Доминики как я на миг застыла. Да, Максим делал мне предложение и я приняла его кольцо, потому что он этого ждал. Я сама пришла к нему, сама оставила его в своей жизни гораздо больше, чем просто другом, потому что он всегда этого хотел. Я боялась остаться без него, боялась остаться одна, и боялась его отпускать. Это было низко и эгоистично, но я правда его любила. Пусть не так, как когда-то любила другого, но я не врала - Максим всегда был мне самым близким человеком. Самым близким из живых. Но в глубине души я не хотела быть его невестой. Я помню, как много лет назад я выбирала себе белоснежное свадебное платье, украшенное белыми лилиями. Я кружилась в нем по комнате в общежитии, а Максим говорил мне, что я буду самой красивой невестой. Но невестой я так и осталась. И мне казалось, в глубине души мне казалось, что я предаю человека, которого любила так сильно, что не могла дальше жить без него. Предавала, потому что если ты любил так сильно, разве ты имеешь право жить счастливо, когда твоя любовь умерла? Разве имеешь ты право улыбаться? Это было предательство. Мои пальцы стиснулись и я отвела взгляд от Доминики, чтобы не портить ей праздник еще больше.
- Мы не говорили об этом.
Максим никогда не поднимал эту тему с тех пор, как я вернулась из больницы, а я старалась об этом не думать. Но и не пришлось, всех отвлек звонок в дверь, а после мы расселись за столом. Я мало обращала внимания на происходящее, но видела, что Джей с Кесседи еле выносят общество друг друга, что Андре старается не смотреть на свою невесту, а сама Доминика прячет глаза от всех, кто находился в комнате. Стоило всем разойтись, как мы с Максимом остались одни. Я уже знала, чем закончится сегодняшний вечер. Знала и что-то внутри меня разрывалось от боли, но я понимала, что обязана так поступить. Я должна отпустить его, я должна дать ему жить спокойно, потому что я никогда не смогла бы принести ему счастья. Никогда. Потому что сама я не была способна быть счастливой. И потому сейчас я прижалась к нему плотнее, прикрывая глаза.
- Наверное, это Рождество разрушит все, что было важно. Странное предчувствие.
После его вопроса я покачала головой, остерегаясь сказать что-нибудь лишнее, а потому начала осторожно.
- В этом доме нет счастья.
Ответить на его слова я не успела, поскольку все вернулись и продолжили пить и есть, хоть праздничной атмосферы давно уже не было. Мы поздравили друг друга с Рождеством, раздали подарки и я получила настольный камин, с красивым орнаментом из камней. Я поблагодарила девушку, а после мы совсем недолго пробыли в доме. Сначала ушла Кесседи, следом за ней поднялись и мы. Попрощавшись с Доминикой я вскользь подумала о том, что возможно я вижу ее в последний раз. Мы добрались до нашего дома и я оставила подарок в гостиной, а сами мы прошли на кухню, где Максим заварил чай. Мои пальцы были стиснуты и я не знала, как начать разговор. Какая-то часть меня еще убеждала меня в том, что этого не стоит делать. Что пройдет еще пара лет и все забудется, что я смогу наконец жить счастливо, но я понимала, что не смогу. Я была сломана. У меня внутри была пустота, что пожирала меня день за днем и я ничего не могла с ней сделать. Не могла ничем заполнить.
- Ты счастлив со мной?
После его ответа что-то внутри меня сжалось. Я обняла пальцами кружку.
- Твое счастье продлится ровно до тех пор, пока не начнется очередной срыв.
Я чувствовала, как мои глаза наполняются слезами. Я пыталась их прогнать, но не могла. Мне было страшно и больно отпускать его, в очередной раз прогонять его из своей жизни, но я понимала, что я обязана это сделать. Обязана ради него, ради нас. Ради будущего. Стоило ему сесть напротив и накрыть мои ладони своими, как я все же не выдержала. Слезы покатились по моим щекам.
- Я люблю тебя. Я очень тебя люблю. Но.... но я не могу забыть. Не могу начать жить заново.
Я никогда не переставала любить его. Даже когда я потеряла память, в глубине души эта любовь жила во мне, билась во мне израненным зверем и заставила меня вспомнить. Я ненавидела себя сейчас, но понимала, что поступаю правильно. Моя жизнь закончилась. Закончилась тем днем, когда его самолет разбился. Тем днем, когда мне об этом сообщили. Я была беременна и ради нашего ребенка я пыталась бороться, но я не смогла. Не смогла тогда и не смогу сейчас. Когда ты любишь кого-то с такой отчаянной силой, ты просто не способен жить дальше. Ты не можешь. Все вокруг останавливается, время останавливается, мир перестает иметь хоть какое-то значения и все что было когда-то важным, превращается в пыль. Максим поднялся, обнимая меня за плечи и я накрыла его руки своими, глотая собственные слезы.
- Я не хочу жить дальше. Я не могу. Просто не могу.
Я не знала, как объяснить ему это, не знала как рассказать. Я понимала, что если останусь одна, то не смогу жить дальше, не смогу двигаться в какую-либо сторону, но я этого и не хотела. Я хотела, чтобы это закончилось. Хотела все это прекратить. И я не хотела, чтобы в этот момент был рядом человек, который меня любит. Не хотела причинять ему еще большую боль. Я хотела чтобы он жил дальше. Чтобы был счастлив.
- Я не смогу стать твоей женой. Не смогу стать ничьей женой. Я не хочу. Не хочу причинять тебе еще больше боли.
Я сделала рваный, глубокий вдох, сжимая собственные пальцы. Вытерла слезы рукавами свитера.
- Я не хочу тебя отпускать. Я люблю тебя, но не той любовью. Я понимаю, что так надо. Потому что мы не будем счастливы, потому что я снова сойду с ума, потому что я уже не выдерживаю и дальше будет только хуже. Если бы я могла сделать так, что ты бы меня забыл я бы это сделала. Прости меня за мой эгоизм, прости что дала тебе эту надежду, я думала что я смогу, но я не могу Максим. Я не могу его не любить.
В ответ на его слова я попыталась улыбнуться, прижимаясь к его лбу своим и прикрыла глаза.
- Спасибо.
С этими словами я поднялась на ноги, вытирая слезы с лица.
- Я пойду в ванную и спать.
Я направилась вверх по лестнице, решив отложить разговор о том, что я хочу уехать из этого дома до завтра.

0


Вы здесь » Dawn of Life » Коттеджный поселок "Wiltshire" » Дом семьи Перспераго


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC